Бестселлеры

Прыжок. Альтернативный реализм. 7к знаков

Рассказы

Модераторы: Gorgona Lite, Катя Локк, Танго, Золотая Адель

Правила форума
ПРАВИЛА РАЗДЕЛА. ЧИТАТЬ ВСЕМ. СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНО.
Незнание правил не освобождает от ответственности.

Прыжок. Альтернативный реализм. 7к знаков

Сообщение Зулейка Грин » 15 июн 2018, 06:42

    Это место возле скалы было моим любимым местом – заброшенным, пустынным, глухим, окруженным чахлыми деревцами, на которые лишь изредка поселялись птицы. Здесь было тихо и спокойно, только тоскливый ветер звучал, как стонущий зверь. Под скалой находилась бездна, чей мрак скрывал туман, стелющийся над ней. Скала являлась конечной точкой и пределом нашего городка. Дальше не было ничего, только бездонная пропасть простиралась без конца и края, что было довольно таки холодящим душу зрелищем. Никто не знал, насколько далеко простирается пропасть и насколько она глубока, не говоря уже о том, что может находиться за ее пределами. В любом случае, эта тема обходилась стороной, а участь тех немногих людей, сгинувших в ней, была хуже мертвых, похороненных на кладбище.
     Приходить сюда было дурным тоном, а выбрать эту скалу в качестве излюбленного места и вовсе отклонением от нормы, поэтому я прибегала сюда тайком. Это место было моим убежищем от нескончаемых неприятностей, которые ждали меня дома и угнетали до изнеможения. Хозяин торопил меня с работой, которую я никогда не успевала сделать в срок. Вместо пяти тысяч коробок я с трудом успела склеить четыре тысячи. Монет за эту работу еле хватало на оплату жилья. Если бы я была пошустрее, мне хватило бы и на воду. Но моя проклятая медлительность никак не желала меняться и здорово портила мне жизнь. Таким непутевым и нерасторопным, как я, ничего другого не оставалось, как носить воду на спине, раз я не в состоянии ее заработать. Сегодня я уже принесла воду с ручья, спина и плечи до сих пор зудят и ноют от грубых ремней, которыми я закрепляю бачок на себе. Один бачок на еду и питье, другой на хозяйственные нужды.
    Утром я напоила стариков, от которых вовек благодарности не дождешься. Постоянно ворчат, осуждают меня, непутевую, и ставят в пример других наших соседок, которые всегда успевают к сроку сделать свои пять тысяч коробок. А после того, как я отказалась от Священных Уз, что было просто неслыханным даже для Города, мне и вовсе житья не стало, многие отвернулись от меня и от моих жалких попыток оправдать себя и свое поведение. Священные Узы предполагали Жертву и вечное Служение своему соузнику. Все, кроме меня, с гордостью и достоинством несли на себе груз и тяжесть такого Служения. А я была каким-то выродком. Я не смогла переступить через свое упорное нежелание отдаться Священным Узам. Из-за этого мои старики загнобили меня еще больше. Они называли меня эгоисткой, они говорили, что я опозорила их, они жалели, что я вообще появилась на свет, и жалели моего несостоявшегося соузника, которого я своим отказом сделала всеобщим посмешищем.
    Сегодня у меня был очень тяжелый день. Я уже давно привыкла к физическому истощению и вечной нехватке продуктов и воды, привыкла к упрекам стариков, привыкла к придиркам хозяина, привыкла к своему постоянному чувству вины. Я привыкла даже к этим чертовым коробкам, от которых мечтала избавиться всю свою жизнь, но не знала, как. Но я не могла смириться с тем, что это - моя жизнь, что кроме этой жизни ничего нет и быть не может!
    Окинув мысленным взором всю мою короткую жизнь, начиная с самого рождения и кончая этой минутой, я не нашла нигде ни одной щелочки, ни одного намека на другую жизнь. Коробки, хозяин, ворчливые старики и бачок для воды – вот и все, что уготовано мне судьбой. И я такая дура, что постоянно задаюсь этими вопросами и не нахожу радость в своей жизни. Есть же люди, добивающиеся успехов! Одна горожанка клеит шесть тысяч коробок, теперь у нее есть вода в доме и служение соузнику отнимает не так много сил, как у других. А если научиться делать семь тысяч коробок, можно мечтать и о своем жилище. Но хочу ли этого я? Допустим, каким-то чудом я научусь делать и семь тысяч, и восемь тысяч коробок, но что мне это даст? У меня когда-нибудь будет свое жилище и вода, хотя клей разъедает глаза и многие со временем начинают от него слепнуть. И это все? Это все.
    Я подошла к пропасти. Она смотрела на меня сквозь клочья тумана своим бездонным глазом. Никто не знал, что в ней, да и не интересовался этим. Некогда было, нужно было клеить коробки. Ветер шевелил редкие листья на кривоногих кустарниках и пытался о чем-то сказать мне. Но я не понимала его язык. Я так долго всматривалась в пропасть, что мне показалось, туман начал редеть, а это уже само по себе было редкостным явлением. Туман здесь был всегда, сколько я себя помнила, и сколько рассказывали давно живущие. Я распахнула глаза, всматриваясь в очищенное от тумана пространство, и увидела во мраке бездны проступающие силуэты каких-то фантастических сооружений, похожие на блестящие выпуклые крыши ослепительных зданий.
    Я зажмурила глаза, опасаясь, что рассудок мой на грани помешательства и эти картинки из бездны явились результатом этого помешательства. Затем я медленно открыла сначала один глаз, потом второй, посмотрела наверх, посмотрела на каменистую землю под собой, на кустарники, на скалу и только потом перевела взгляд в пропасть. Крыши были на месте! У меня затряслись руки, и я попыталась вспомнить все легенды и крохотные крупицы знаний, связанных с этим местом.
    Когда-то очень давно, когда я была ребенком, я слушала сказку моей бабушки про золотые купола, которые находятся в подземной стране, в краю наслаждения и счастья, куда вход закрыт для всех смертных, кроме самых отважных и крепких духом. Но это была всего лишь сказка, которую и она когда-то услышала от своей бабушки. Но почему-то эта сказка зачаровала меня на всю жизнь, так зачаровала, что я не в состоянии делать свои пять тысяч коробок и принять Священные Узы.
     Я смотрела вниз. Туман появился опять. Он медленно, но неумолимо заволакивал открывшееся мне фантастическое зрелище, и вскоре скрыл совсем, словно и не было ничего. А ветер все так же уныло теребил листву на кустарнике и запевал свою тоскливую песню.
    Что ж, пора возвращаться к старикам, к коробкам, к работе. Я даже рассказать не могу о том, что видела там, внизу, все равно никто не поверит. Да и сама скоро перестану верить себе и забуду про золотые купола, потому что второго такого шанса мне не предоставится – туман будет все скрывать. И буду и дальше продолжать свою никчемную жизнь, может, одумаюсь когда-нибудь и соглашусь на Священные Узы, буду служить, буду клеить коробки, возможно, когда-нибудь появится вода в доме, а потом я завершу свою жизнь на руках своих детей, и меня снесут на кладбище. И это все? И это все…
    Нет, сказала я себе. Очень твердо сказала и решительно. У меня есть шанс. Хоть ничтожный, хоть мизерный, но шанс! И если я сейчас уйду, я его потеряю навсегда. Во что я предпочитаю верить? Ведь от ответа на этот вопрос зависит не только моя жизнь, но и смерть. Пропасть была страшнее смерти, даже самоубийцы обходили ее стороной. Кому мне довериться: здравому рассудку, который никогда не был за пределами городка и который до ужаса предсказуем или своему внутреннему чутью, шепчущему о спасении? Всего шаг отделял меня от пропасти, скрывающей в себе неизвестность. Неизвестность, в которой был шанс на другую жизнь. Я собиралась обменять свою убогую жизнь на этот призрачный шанс. Что я теряю? Я сделала прыжок и полетела… Я отпустила землю, мне больше не за что хвататься и я лечу в беспредельность.
 
Сообщения: 17
Зарегистрирован:
25 май 2018, 14:33

Вернуться в Малая форма

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot] и гости: 0