Бестселлеры

Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Романы, повести, сценарии

Модераторы: Gorgona Lite, Танго, Золотая Адель

Правила форума
ПРАВИЛА РАЗДЕЛА. ЧИТАТЬ ВСЕМ. СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНО.
Незнание правил не освобождает от ответственности.

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Снежинка » 11 июн 2018, 17:52

    Форум глючит опять...
    
    Спасибо за выловленных насекомых, Сокол! :D
    
Sokol писал(а):Он же был Валентин.
упс... Самое интересное, что я уже намеренно искала эту ошибку. Стыдно сказать, но почему-то эти два имени у меня путались постоянно, я уже пожалела, что так назвала перса. :evil:
    Всё остальное переправлю, как руки дойдут. :)
    
    
Sokol писал(а): Сложно оценить впечатления. Действительно, согласен с Nimnus'ом — интрига быстро сошла на нет. Но чтобы понять, как надолго и насколько это значительный момент, нужно читать дальше. Пока выводы делать, пожалуй, рано.

    
     :roll: Просто вы, наверное, изначально были настроены на нечто другое. Вообще замысел в том, чтобы постепенно вести читателя к разгадке того, что написано в прологе. Ну и, конечно, хотелось держать в напряжении, как без этого. Не знаю уж, наколько у меня это получилось...
 
Сообщения: 389
Зарегистрирован:
27 июн 2017, 17:56

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Kirra » 12 июн 2018, 15:44

    Снежинка, давай продолжение :D
 
Читательница

Сообщения: 1490
Зарегистрирован:
16 июн 2015, 18:03

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Смайлик » 13 июн 2018, 00:55

    Здравствуй, Снежинка. Пришла на огонек. :lol:
    
Снежинка писал(а):От звука её тонкого голоска в груди Леры снова растекалось приятное тепло.

    Возможно, родного голоса.
    Снова - лишнее слово.
    
Снежинка писал(а):когда незаметно подобравшаяся дочь

    Покрутить бы.
    
Снежинка писал(а): покорно согласилась Лера, пытаясь справиться с непослушными губами, помимо воли расползавшимися в стороны, но это плохо удавалось.

    Мудрено написано.
    
Снежинка писал(а):Солнечные зайчики внутри нестерпимо защекотали.

    Внутри чего?
    
Снежинка писал(а):торопливо нажимая клавишу телефона.

    Может, кнопку.
    
Снежинка писал(а):Ура, папа долетел! – восторженно подпрыгнула девочка.

    Возможно, радостно.
    
Снежинка писал(а):с ней какой-то своей важной детской тайной.

    лишнее слово.
    
Снежинка писал(а):жалобно протянула уже одетая в пижаму, лёжа в постели Алиса.

    Возможно, жалобно попросила одетая в пижаму и забравшаяся в постель Алиса. Как вариант.
Снежинка писал(а):Лера почувствовала укол совести:

    штамп.
    
Снежинка писал(а):Мам, а почему в сказках все умирают? – Алиса внимательно смотрела на мать из-под полуопущенных ресниц.

    прыгание фокала.
    
Снежинка писал(а):«Взрослеет девочка, вот и о смерти задумалась»,

    Не весомый аргумент про взросление. И лучше - дочка.
    
Снежинка писал(а):экран уютно светился в темноте мягким голубоватым светом.

    Почему она сидела в темноте, ведь была в другой комнате?
    
Снежинка писал(а): лепетать тоненьким шепелявым детским голоском

    гусеница.
    
Снежинка писал(а):В кухне еле слышно тарахтел холодильник, ему в такт похрапывал со своей лежанки в коридоре пёс - французский бульдог по имени Бакс.

    это уже не тишина.
    
Снежинка писал(а):Тревога обхватила сердце ледяными лапками, сбилась в тугой комок внутри живота.

    Так она обхватила сердце, или оказалась в животе?
    
Снежинка писал(а): Узкая полоска света упала на рассаженные дочерью на полу вдоль стены игрушки,

    Много слов между упала на ....игрушки. Пока дочитаешь, забываешь, о чем речь.
Снежинка писал(а):смирно смотревшего на Леру круглыми изумрудами блестящих глаз.

    так это изумруды блестели или глаза?
    
Снежинка писал(а):с любовью глядя на круглое личико спящей девочки,

    Снова девочки. Как будто Алиса ей не родная.
    
Снежинка писал(а):растерянно размышляла Лера, стоя в коридоре.

    неудачная форма глагола.
    
Снежинка писал(а):Её белая, поблёскивающая чистым глянцем поверхность была пуста…

    Плохое сочетание слов.
    
Снежинка писал(а):Разноцветные флакончики с шампунями и бальзамами стояли на своих местах, также, как и дочкины резиновые игрушки для купания.

    А где их были места?
    
Снежинка писал(а): в котором хранились полотенца и порошки,

    Порошок стиральный? Если так, он не может хранится с полотенцами. Это же химия.
Снежинка писал(а):Звук волной ударил по ушам, отражаясь от гладких кафельных стен.

    Неправильный порядок действия. Выходит, звук сначала ударил по ушам, а потом отразился от стены.
Снежинка писал(а):Лера подпрыгнула, изо рта невольно вырвался вскрик.

    Почему изо рта? Возможно, крик.
    
Снежинка писал(а):Сердце замерло в горле, потом рухнуло вниз и затрепыхалось подстреленной птицей где-то чуть пониже солнечного сплетения.

    Бедное сердечко. :lol:
    
Снежинка писал(а):Лера выдохнула сквозь сжатые до боли зубы,

    Возможно ли это физиологически?
    
Снежинка писал(а): Спокойно храпевший на своей лежанке пёс вдруг вскинул голову, сощурил подслеповатые глаза и угрожающе зарычал, злобно скаля беззубые челюсти, когда она проходила мимо.

    Снова неправильное описание действия. Пес сначала рычит. а потом проходит мимо Лера.
    Снежинка, напряжение в тексте пошло.
    Я вот сейчас пишу, а сама невольно вздрагиваю от шума за окном. Собака гавкнет, или кто-то мимо пройдет. Настораживает. Значит, зацепило. :lol:
 
Сообщения: 904
Зарегистрирован:
11 фев 2017, 16:52

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Снежинка » 14 июн 2018, 15:45

    
Kirra писал(а):Снежинка, давай продолжение

    Даю. :D Вот ещё две главы - хотела в выходные выложить, но у меня с ноутом проблемы были.
    Спасибо всем, кто заходит, комментирует. Позже буду смотреть, что переправить, что оставить. :wink:
    
    Глава 5 Ужасная Лиза.
    
    Катя проснулась поздно, часы показывали половину одиннадцатого. Она любила по выходным подольше поспать, понежиться в постели. В соседней комнате телевизор негромко пищал детскими мультяшными голосами. «Алиска смотрит свой любимый Дисней», - сонно подумала Катя, щурясь от яркого солнца, светившего сквозь шторы. Повалялась ещё полчаса, ощущая приятную расслабленность во всём теле. До конца насладиться нечастой возможностью полениться помешала Алиса. Она заглянула в комнату и жалобно протянула:
    - Тётя Катя, а где мама? Я встала, а её нет. Когда она придёт? Я хочу кушать.
    - Как это нет? Может она в ванной? - удивилась Катя, вставая.
     Она обошла всю квартиру, заглянула в ванную, вернулась обратно в комнату и наконец увидела обрывок бумаги на краю стола. «Катя, не теряй меня, я побежала домой, если приедет Дима, пусть дождётся или позвонит. Не могу дозвониться до него, он должен прилететь» - прочитала Катя, расправив листок.
    - Ну хорошо, подождём, – задумчиво сказала себе по нос. - Алис, ты что будешь есть, кашу или омлет?
     Она накормила племянницу завтраком и занялась домашними делами, накопившимися за рабочую неделю. Закинула бельё в стирку, протёрла пыль, полила цветы, разобрала полки в шкафу. Когда немного отвлеклась, решив попить чай, с удивлением обнаружила, что уже почти два часа дня.
     «Где же Лерка?» - подумала с беспокойством и набрала номер сестры, в ответ слыша только длинные гудки. Позвонила Диме, но его телефон был отключен. Катя начала тревожиться, набирая попеременно оба номера, её беспокойство росло.
    - Куда они все подевались? Что-то не нравится мне это… - подумала Катя, нервно кусая губы и крикнула племяннице:
    - Алиска, собирайся, погуляем, дойдём до вас, поищем маму. Может быть, твой папа приехал.
    - Ура, ура! Папочка мой любимый! Он обещал мне новую куклу! – вскочила обрадованная девочка, натягивая джинсы и толстовку. – Я уже готова!
    - Куда тебе ещё одну куклу! Тех, что есть, некуда складывать… Балует тебя папа, - Катя накинула плащ, с улыбкой глядя на подпрыгивающую у двери в нетерпении Алису.
    - Это потому, что он добрый! И сильно меня любит! – гордо сообщила девочка, дёргая за ручку двери. – Ну побежали уже, тётя Катя…
     По дороге Алиса обследовала все детские площадки, весело скатываясь с горок и залезая на качели, совсем забыв о своём недавнем желании быстрей бежать домой. Катя немного нервничала, но не хотела показывать племяннице своего беспокойства. «Пусть побегает. Не буду её дёргать, после вчерашнего ей нужно больше гулять. Может быть, со временем она забудет об этом, испуг пройдёт. Непросто пережить смерть любимого питомца в этом возрасте», – со вздохом подумала Катя, глядя на Алису, азартно роющую песок красной лопаткой, кем-то оставленной в песочнице. В таком неспешном темпе они только через час оказались возле знакомой двери. Катя нажала на круглую пуговицу звонка. Бодрая мелодия всколыхнула тишину за закрытой дверью и затихла без ответа. Катя начала громко стучать и настойчиво давить на белую пластмассовую кнопку. Заскрипела дверь квартиры напротив, высунулась растрёпанная голова пожилой женщины. Она близоруко прищурилась и почему-то шёпотом спросила:
    - Алисочка, это ты?
    - Да, тёть Наташа. А папа приехал? – воскликнула девочка.
    Соседка вытаращила глаза, замахала рукой Кате:
    - Девушка, подойдите сюда. Вы что, ничего не знаете?
    - Чего не знаю? – встрепенулась Катя. - Алиса, стой здесь, мне нужно поговорить с тётей Наташей. Хорошо?
    Алиса согласно кивнула, Катя приблизилась к полуоткрытой двери напротив. Соседка схватила её за плечо, наклонилась, жарко зашептала прямо в ухо:
    - Вы же сестра Лерочки, да? Я вас узнала. Вы так похожи. Мужа сестры вашей убили. Милиция приезжала. Кровищи там… Кошмар!
    Что? - тихо переспросила Катя, не в силах поверить тому, что услышала. Привалилась к стене, пытаясь справиться с охватившей всё тело слабостью.
    - А Лера? Что с ней?
    - Так в милицию увезли, она же нашла… труп…Ой… Ну, то есть, Димочку.
    Соседка всё шептала и шептала что-то, но Катя уже не слышала, отстранившись от её лица, с тупым недоумением глядя на шевелящийся рот, покрытый красной помадой. Сморщенные губы походили на извивающихся червей, и Катя почувствовала тошноту. Она закрыла глаза, стараясь подавить отвращение.
    - Ты что, девушка? Плохо тебе? Давай водички принесу? – раздался над ухом встревоженный голос соседки.
     Катя открыла глаза и молча кивнула.
    - Ох, господи, горе то какое. Горюшко…- запричитала пожилая женщина и скрылась в квартире.
    Катя закрыла лицо руками, рыдания рвались из горла. Она не видела, что происходит на лестничной площадке, поражённая страшным известием.
    В это время Алиса застыла, склонив голову набок, глядя на дверь потемневшими широко раскрытыми глазами. Она как будто прислушивалась к чему-то далёкому, едва различимому. Её рот приоткрылся, руки безвольно повисли вдоль туловища. Раздался тихий щелчок проворачивающегося механизма замка. Один оборот, второй. Дверь неслышно приоткрылась, и Алиса вошла. Сделала несколько неуверенных шагов по тёмному коридору. Замерла возле большого зеркала с полкой под ним, медленно повернулась. Оттуда на девочку смотрели чёрные пронзительные глаза. Они притянули светлый взгляд Алисы и уже не отпускали его. Две слезинки вытекли из уголков её глаз, оставляя мокрые дорожки на щеках. Она тяжело вздохнула, протянула задрожавшие руки к полке с сидящей на ней Лизой….
    
    Катя прерывисто всхлипнула, отняла ладони от лица, бросила взгляд туда, где осталась Алиса. Лестничная клетка была пуста. Племянница исчезла.
    - Алиса, ты где? – крикнула она севшим от испуга голосом, рванулась к лестнице, на ходу соображая, куда могла деваться девочка. «Неужели спустилась вниз? Решила поиграть со мной?»
    Катя заглянула в щель между лестничными пролётами, вытянув шею. Пусто. Растерянно повернулась и тут же испуганно попятилась, зажав рот ладонью. Дверь квартиры сестры медленно открывалась. Катя уже набрала воздуха в лёгкие, собираясь заорать изо всех сил, но увидела маленькую фигурку племянницы, выскользнувшую в приоткрытую дверь. Катя резко выдохнула. Сердце отчаянно билось, в висках стучали отбойные молотки.
    - Алиса, как ты вошла? Дверь ведь была закрыта, - с трудом проговорила Катя.
    - Она открылась, и я зашла. Просто взяла там свою любимую куклу, – проворчала Алиса, исподлобья глядя на тётку упрямым взглядом, скрещенными руками прижимая к себе игрушечную девочку. Её голова со светлыми волосами, упиралась Алисе в подбородок, кривые пухлые ножки в замшевых коричневых башмачках доставали почти до коленок племянницы. «Это же та самая Лиза, про которую рассказывала Лерка. С ней играла тогда Алиса на кладбище…» - Катя невольно содрогнулась.
    - Боже мой, как ты меня напугала, – со слезами в голосе выкрикнула она. - Почему ты не предупредила меня, Алиса? Никогда больше не делай так!
    - Забыли, наверное, закрыть, – послышался голос соседки. Она стояла с чашкой в дверях. – Я вам водички принесла, попейте.
    - Спасибо. Я уже не хочу, извините, – поморщилась Катя, пытаясь сообразить, что же теперь делать с открытой квартирой.
    «Нужно закрыть замок», - решила она, припоминая, что в ключнице у Леры постоянно лежал запасной комплект ключей. Сестра по рассеянности часто опаздывала и порой не могла вспомнить, куда положила ключи, уже стоя на пороге перед выходом из дома. Запасная связка всегда выручала. Катя осторожно заглянула в приоткрытую дверь и невольно отшатнулась. Всё в коридоре было забрызгано кровью - пол, стены, мебель. «Что же здесь произошло? Похоже, это кровь Димы…» - с ужасом поняла Катя. Схватила ключи, лежавшие в ящичке, трясущимися непослушными руками закрыла дверь. Взяла племянницу за руку, быстро побежала вниз по лестнице, не в силах справиться с охватившим её тошнотворным страхом. Почудился быстрый стук шагов за спиной. Она выскочила из полутёмного подъезда, тяжело дыша. Нервно оглянулась. За ними никто не гнался. Окинула взглядом ярко освещённый солнцем двор. Малыши копошились в песочнице, мальчишки постарше пинали мяч, мамочка с коляской уткнулась в книгу на скамейке неподалёку. Катя глубоко вдохнула, пытаясь взять себя в руки. «Нужно успокоиться, не нервировать Алису. Ей и так досталось», - Катя склонилась над племянницей, ласково погладила по голове:
    - Хочешь ещё погулять, Али… - Катя замолчала, вглядываясь. Спина покрылась липким потом, тошнота вновь подкатила к горлу. Жёлтое платье и светлые волосы куклы в руках племянницы были заляпаны бурыми запёкшимися пятнами крови…
    
    - Валентин Михайлович, мне нужно срочно позвонить сестре, – проговорила Лера, торопливо нажимая кнопки телефона.
    - Да-да, конечно, - кивнул следователь. Он подошёл к окну и встал спиной к ней. Положил ладони на подоконник, нервно забарабанил по нему подушечками пальцев.
    Катя ответила после первого гудка.
    - Катюш, у вас всё в порядке? Алиса с тобой? – хриплым срывающимся голосом спросила Лера.
    - Всё хорошо, не переживай. Конечно, со мной, – отрывисто ответила Катя.
    - Не теряйте меня, я задерживаюсь. Приеду, расскажу, - вздох облегчения стоном вырвался из груди Леры.
    - Хорошо, – коротко сказала сестра.
    Её немногословность, и странный тон в другое время насторожили бы Леру, но сейчас она даже не вслушивалась в интонации.
    - Ну что ж, продолжим? – спросил следователь. - Так на каком кладбище похоронена Анжела?
    - Возле Николаевки там только одно кладбище. Это недалеко от города, в Красноармейском районе.
    - Вы можете нарисовать примерное расположение могилы? – Валентин Михайлович протянул её листок бумаги.
    - Да, постараюсь. Это недалеко от центрального входа, - она начертила план и протянула следователю.
    - Послушайте, Лера. Вам нужно быть очень внимательной и осторожной. Возможно, преступник где-то рядом. Я так понял, вы пока живёте у сестры? – спросил он, одновременно внимательно разглядывая Лерин рисунок. Она молча кивнула. Следователь перевернул листок вверх ногами и начал разглядывать его с другого ракурса. - Мы поставим наблюдение за её квартирой. Вот мои телефоны, - он убрал Лерин рисунок в папку, написал ряд цифр на листке и отдал Лере. – Звоните, если увидите, услышите что-либо подозрительное и что-то вспомните.
    - Хорошо, - Лера сунула в карман листок с номером.
    - Пожалуй, на сегодня закончим. Я вас отпускаю. Помните о том, что я сказал – вам нужно быть очень осторожной, Лера. Берегите себя и свою дочь. Сразу звоните, если что-то узнаете, почувствуете опасность, - он посмотрел Лере в лицо серьёзным долгим взглядом. - Наш водитель сейчас отвезёт вас до дома. Никому ничего не рассказывайте. Можно спугнуть преступника. Надеюсь, что в прессу не просочится информация. Эти журналисты только мешают, холера им в бок… - проворчал он.
    Валентин Михайлович проводил её до автомобиля – неприметной серой десятки, стоящей недалеко от входа и распахнул дверцу. Лера села в машину и горе охватило её с новой силой. Мысли походили на осколки битого стекла. Каждая резала по живому, причиняя острую боль, - «Неужели я никогда больше не смогу его увидеть, обнять?» Она не могла осознать этой чудовищной правды, поверить до конца… Дима всегда был таким тёплым, надёжным, родным. Почему-то вспомнилось, как она любила ночью, лёжа без сна, положить голову ему на грудь и слушать ровный тяжёлый стук сердца. С каждым ударом уверенность и спокойствие растекались по её телу, как снотворное, и она медленно засыпала под этот завораживающий ритм самой жизни. Она часто задышала, понимая, что сейчас вновь разрыдается. Хотелось завыть при мысли о муже. Ещё вчера он был энергичным, полным сил и планов молодым мужчиной, а сегодня лежит где-то в холоде морга неподвижным безжизненным телом. От видения его изуродованного лица горло и лёгкие сдавила ледяная безжалостная рука. «Снова приступ», - обречённо подумала Лера. Она чувствовала, что задыхается, ногтями царапая уши.
     «Алиса», - имя дочери промелькнуло в голове, тёплым огоньком зажглось в груди, согревая заледеневшие лёгкие. Спазм прошёл, Лера жадно хватала ртом воздух. Мысли о дочери закрутились в голове: - «Как сказать Алисе, что её папа больше не вернётся? Нет, это невозможно сейчас». Лере вспомнился недавний разговор с дочкой, её настойчивый вопрос: - «А вы с папой и Бакс - не умрёте? Обещаешь, мама?» и своё уверенное: - «Обещаю». «Боже мой, какая я дура… Зачем я так сказала? Нужно было отвлечь Алису, а не давать невыполнимые клятвы. Наверное, своей глупой самоуверенностью разозлила или насмешила кого-то там, наверху, и он решил проучить меня, неразумную человеческую личинку. А Катя? Если я начну говорить о Диме, то разрыдаюсь, и Алиса испугается, – хмуро размышляла Лера, не понимая, что делать. - Буду думать о том, что Дима в командировке», - она ухватилась за эту мысль, как утопающий за спасательный круг. Закрыла глаза и повторяла как заклинание: «Дима уехал в командировку, Дима уехал в командировку». Дыхание постепенно выровнялось, слёзы высохли, осталась только тянущая боль в сердце и резь в глазах. Когда автомобиль остановился возле Катиного дома, Лера и в самом деле почувствовала себя немного лучше. «Я спокойна, Дима в командировке», - твердила она, с трудом переставляя тяжёлые гири ног по ступеням лестницы, пошатываясь и цепляясь за перила, как старушка.
    
    Катя открыла дверь с красным заплаканным лицом, обняла Леру и зашептала:
    - Лерочка, я всё знаю. Господи… Бедный, бедный Дима. Держись, милая, ради Алисы.
    Лера всхлипнула, уткнулась носом в плечо сестры, пытаясь удержать себя в руках и не расплакаться. Наконец она справилась с собой, тихо отрывисто сказала:
    - Катя, давай пока не будем об этом. После. Я не хочу говорить дочери об этом. Не могу. Для неё, и для всех остальных Дима в командировке. Пока так. Прошу тебя, не говори ничего больше об этом.
    - Хорошо, милая, как скажешь. Алисе лучше не знать, ты права. Ей и так досталось.
    - Послушай, Кать... Откуда ты узнала? – удивлённо прошептала Лера.
    - Я тебя потеряла. Ты не брала трубку, и мы с Алисой пошли тебя искать. Дошли до вас, звонили, стучали. Высунулась твоя соседка и рассказала мне… обо всём.
    - А Алиса? Она тоже слышала?
    - Нет, соседка говорила тихо, Алиса точно не могла ничего услышать, не беспокойся насчёт этого… Ну что же мы с тобой, так и будем в коридоре стоять? – Катя разжала объятия, мягко подтолкнула Леру в сторону кухни.
    - Подожди. А где моя дочь?
    - Да там, в гостиной сидит. Опять рисует что-то, - Катя мотнула головой в сторону закрытой двери. - Она какая-то странная сегодня… Даже телевизор не смотрит…
    Сестра потянула застывшую на месте Леру в сторону своей комнаты, взяв за предплечье. На Катиной руке чуть пониже локтя выделялся сине-бордовый, чуть припухший свежий кровоподтёк овальной формы, как от укуса.
    - Что это у тебя на руке? – прошептала Лера.
    - Ну… Так… Ничего… - скривилась Катя.
    - Говори, Кать, не темни…
    - Ну ладно. Не хотела тебе сейчас об этом говорить… Это Алиса меня укусила…
    - Что? – не поверила Лера. - Ты ничего не путаешь, Кать? Как это – Алиса укусила? Она на это просто неспособна.
    Катя тяжело вздохнула:
    - Сама удивилась бы раньше, что Алиса может так себя вести… Всё эта ужасная кукла. Я только хотела помыть её, постирать платье, а твоя дочь не разрешала. Упёрлась, как баран - нет, и всё. Но я всё-таки попыталась настоять, хотела взять без разрешения. Видишь, что из этого получилось… Я только протянула руку к этой кукле, Алиса как взвизгнула. Я никогда не слышала раньше, чтобы она так визжала. Как ненормальная. И вцепилась зубами мне в руку…
    - Боже мой… Бред какой -то… - Лера беспомощно переводила взгляд с укуса на Катиной руке на её лицо. - А кукла? Что за кукла, Кать? Почему она ужасная? Я не помню, чтобы Алиса брала из дома кукол.
    – Ну… Катя запнулась. - Такая, большая, которую Дима недавно привёз Алиске…
    - Что? Лиза? Откуда она взялась? Она же оставалась там, у нас дома, - потрясённо выдохнула Лера. - Чертовщина какая-то. Катя, расскажи всё с самого начала. Откуда взялась Лиза у Алисы?
    Катя виновато опустила глаза:
    - Понимаешь, Лер. Я не знаю, как так вышло. Дверь вашей квартиры оказалась открыта. Алиса зашла туда, пока я разговаривала с соседкой и взяла её там, у вас дома. Ну да, я не уследила за твоей дочкой, извини. Сама перепугалась до трясучки. Обернулась – а её нет! Я уже не знала, что делать, куда бежать. Как вдруг она вышла из вашей квартиры с этой мерзкой куклой. Меня чуть кондрашка не хватила прямо там, а уж когда я взглянула повнимательней на Лизу, то просто ужаснулась. Она вся в кро… - Катя осеклась, испуганно прижала ладонь к губам.
    - Я точно помню, что закрывала дверь. И зачем ты потащила туда Алису, после того, что случилось с Баксом? Зачем, Катя?
    - Прости, Лер. Ты написала записку, что побежала домой. Где ещё я могла искать тебя? А насчёт двери… Может быть, ты хотела закрыть её, но забыла, Лерочка? – Катя успокаивающе поглаживала сестру по голове, виновато заглядывала в глаза. - Я взяла запасные ключи. Там, в ключнице, возле двери и закрыла, не переживай…
    - Было бы о чём переживать… - сквозь зубы выдавила Лера. - Пусть хоть всё вынесут к чёртовой матери. Диму уже не вернёшь.
    Она снова почувствовала нестерпимую боль в груди. Зажмурилась от рези в глазах и начала мысленно повторять: «Я не буду об этом думать. Дима в командировке. Дима просто уехал в командировку».
    - Сестрёнка, милая, очнись, - потормошила её Катя.
     Лера резко открыла глаза и наклонила голову, прислушиваясь. За закрытой дверью гостиной стояла непривычная тишина.
    - Я в порядке, Кать. Пойду взгляну на Алису...
    Она приоткрыла дверь и заглянула в комнату. Матово чернел экран выключенного телевизора. Дочь сидела за столом, к Лере спиной. В тишине слышался скрежет карандашного грифеля и еле слышное невнятное бормотание дочери. Как ни старалась, Лера не смогла разобрать ни слова. На неё взглянули чёрные глаза Лизы, голова которой высовывалась из-за плеча дочери и сотрясалась в такт быстрым размашистым движениям её руки. Казалось, что кукла насмешливо подмигивает. Лера невольно вздрогнула. «Глаза стали как будто темнее», - поняла она, присмотревшись. Светло-серая полоска по краям исчезла, глаза полностью почернели и походили на глянцевые спинки жуков-скарабеев. Длинные ресницы выглядели подрагивающими лапками, дополняя сходство. Леру затошнило от омерзения, голова закружилась. Чёрные глаза смотрели ей в лицо, отвратительно подмигивая. Лера сердито сдвинула брови, встряхнула головой: - «Нет, это просто морок какой -то. Так не бывает, это всё моё дурацкое воображение. Может быть, и вправду, Алиса красит ей глаза?», - эта здравая мысль немного отрезвила. Лера с трудом отвела взгляд от кукольного лица. Подошла к дочери, обхватила руками за плечи, зарылась носом в пушистые волосы, вдыхая родной запах. Алиса увлечённо рисовала, низко нагнувшись над листком бумаги, прикрывая его левой рукой. Она не бросила своего занятия и не обернулась навстречу матери, как это бывало всегда. Только перестала неразборчиво бормотать себе под нос.
    - Алисушка, здравствуй. Как дела? – ласково и немного растерянно проговорила Лера.
    - Привет, - коротко буркнула дочь. Она раздражённо дёрнула головой и плечами, словно пытаясь избавиться от объятий матери.
     - Доченька, ты обиделась на меня за что-то? - с недоумением спросила Лера.
    - Нет. Всё нормально, - отчеканила Алиса. - Убери руки, ты мне мешаешь, - и снова передёрнула плечами, резко мотнула головой, больно ударив Леру в подбородок затылком.
    «Что с ней? - Лера выпрямилась, потирая подбородок. - Да… Она же заходила в квартиру», - при воспоминании о залитом кровью коридоре квартиры всё поплыло перед глазами. «У Алисы просто реакция на стресс. Вчера она вообще полдня молчала после того, как нашла Бакса. Неизвестно, что дочь испытала сегодня. Она ещё совсем маленькая и ранимая. Бедненькая моя…» - Лера почувствовала, что задыхается. Она привычно сдавила мочки ушей, отгоняя от себя тревожные мысли. Приступ понемногу отступил, и Лера решила, - «Нужно дать дочери время прийти в себя. Не давить». Ласково погладила по упрямо склонённой голове:
    - Солнышко, пора идти купаться. После ещё немного порисуешь, посмотришь сказку и нужно будет ложиться спать. Завтра понедельник, утром в садик.
    - Хорошо, – недовольно буркнула Алиса. Карандаш звонко стукнул о полированную крышку стола, заскрежетали о пол ножки отодвигаемого стула. Дочь встала и повернулась, крепко прижимая к себе Лизу. Леру снова затошнило.
    - Алиса, куколка немножко испачкалась. Давай умоем её, постираем одежду, - хрипло попросила Лера, содрогаясь от вида бурых пятен на жёлтом платье и светлых волосах куклы.
    - Нет. Не трогай Лизу, - дочь сердито нахмурилась, зло прищурив глаза.
     Её руки, прижимающие куклу к груди, напряглись. Побелели и заострились костяшки пальцев. Лера растерянно стояла перед насупившейся дочерью и не знала, что делать дальше. Она снова почувствовала резь в глазах от подступающих слёз: - «Не драться же с ней из -за этой ужасной Лизы…»
    - Я сама её помою и постираю, - выкрикнула Алиса, проходя мимо застывшей растерянной матери.
     Хлопнула дверь, звякнула задвижка ванной, зашумела льющаяся вода. Лера подёргала дверь – заперта. Обессиленно привалилась к стене, прижав разгорячённый лоб к прохладному бетону. Лера не помнила, сколько простояла так, в странном состоянии, граничащем между сном и явью. Очнулась от звука открывающейся двери. Алиса с мокрыми волосами прошла мимо неё, держа в руках завёрнутую в полотенце куклу.
    - Алиса…- тихо позвала Лера.
    Дочь резко обернулась и сердито сказала, исподлобья глядя на мать:
    - Я хочу спать одна. Иди к тёте Кате. И не заходи ко мне, я не разрешаю. А если зайдёшь, я буду визжать. Вот так, - Алиса широко разинула рот, приготовившись заорать.
    - Нет-нет! Не надо, Алиса. Пожалуйста, не кричи, - рванулась к дочери Лера, взмахнув руками. - Если не хочешь, я не зайду…
    Алиса молча отвернулась, взялась за ручку двери.
    - А сказку на ночь? Ты же любишь? – с надеждой напомнила Лера.
    - Нет, - отрезала дочь и с силой захлопнула дверь перед лицом Леры. Она немного постояла у закрытой двери. «Что же происходит с Алисой? Это уже за гранью. Она ведёт себя словно чужая. Ещё эта отвратительная Лиза непонятно как оказалась у дочери. Нет, я уже не могу сегодня думать обо всём этом», - Лера с усилием отогнала мысли о дочери, боясь нового приступа. «Надеюсь, что завтра Алиса станет прежней милой ласковой девочкой», - убеждала она саму себя. «Ага, а Дима в командировке», - хихикнул ехидный голосок в её голове. Пол закачался перед глазами. Лера сжала виски руками и быстро пошагала в спальню Кати. Она сидела в кресле перед тихо бубнившим телевизором, глядя куда -то в стену над ним красными опухшими глазами.
    - Катюш, пустишь меня? – сдавленным голосом спросила Лера.
    Сестра вздрогнула и перевела на неё грустный взгляд.
    - Конечно, заходи. Могла бы и не спрашивать. Я думала, ты Алису укладываешь.
    - Она меня выгнала, сказала, что хочет спать одна. Не понимаю, что с ней. Раньше всегда как хвостик везде, и спать, и играть, - только со мной или с Димой, - рот Леры искривился, слёзы хлынули из глаз. Катя бросилась к ней, обняла, всхлипывая.
    Лера рыдала и не могла остановиться, а Катя ласково поглаживала её по голове, горестно вздыхая. Неожиданно она задумчиво произнесла:
    - У меня же есть коньяк… Совсем забыла. Сейчас принесу, - до слуха Леры донеслось звяканье посуды. Она с трудом открыла опухшие от слёз глаза и увидела Катю, протягивающую ей стопку с остро пахнущей янтарной жидкостью. Лера отрицательно помотала головой:
    - Нет, Кать. Я же не пью такое. Во рту жжёт. Гадость.
    - Пей. Легче станет. Как лекарство, сразу глотай и всё, - скомандовала сестра и сунула ей в руку стопку. Лера покорно выпила, отметив про себя, что совсем не чувствует вкуса. Внутри немного потеплело. Ледяная глыба в груди, больно колющая острыми краями, словно подтаяла от этой теплоты и немного уменьшилась. Лера протянула пустую стопку Кате:
    - Налей ещё.
    - Ну, я же говорила. Легче станет, - Катя налила ещё по стопке. Приятное тепло растеклось по всему телу, растворив комок слёз, застрявший в горле и ещё сильней растопив кусок льда в груди. Лера сидела неподвижно, прислушиваясь к своим ощущениям. Боль притупилась, она боялась пошевелиться, чтобы не вернуть её вновь.
    - Кать, давай ещё понемногу. Правда помогает. Вот уж не думала, что могу пить коньяк, как воду.
    Сестра грустно усмехнулась, покачав головой:
    - Да уж, действительно... Меня ребята-одногруппники коньяком отпаивали, когда родители погибли. Тоже пила и не чувствовала вкуса. Но именно в тот момент мне стало немного легче. До этого казалось, что сойду с ума. Ты тогда совсем девчонка была. Говорят, дети не понимают горя, как взрослые и переносят его легче.
    - Да, наверное, ты права. Просто дети любят сказки. Живут верой в чудо. Мне казалось тогда, что это дурной сон. Завтра я проснусь - и всё будет по-прежнему. Может потому, что не видела их после того, как… Не смогла попрощаться…
     Автомобиль, в котором ехали родители, загорелся после того, как в него врезался грузовик на загородной трассе. Тела сильно обуглились, хоронили в закрытых гробах. Воспоминание об этом снова яркой вспышкой промелькнуло в памяти. Лера зажмурилась от боли в груди, глубоко вдохнула и сдавленно заговорила дальше:
    - С такими мыслями и надеждами я прожила больше года. Пока наконец не поняла, что чуда не случится. Но за этот год я привыкла, что их нет рядом. Смирилась. Порой так хотелось их обнять, до боли. Мучительней всего осознавать, что не сможешь этого сделать никогда. Такое жестокое слово – никогда. Видимо, я повзрослела, когда поняла, что на самом деле оно означает. Чем старше становилась, тем больше чувствовала внутри себя… - Лера запнулась и прижала руку к груди. - Как-то я прочла статью о фантомных болях. Ты знаешь о том, что люди, потерявшие ногу или руку, чувствуют её всю жизнь? Она болит, эта пустота, понимаешь? Тогда я поймала себя на мысли, что мне это знакомо. Только вместо руки или ноги у меня словно отрезан кусок сердца, который постоянно напоминает о себе. Болезненной пустотой…
    - Ты очень правильно выразила это ощущение, - грустно покачала головой Катя. - Точно. Фантомные боли. У меня те же чувства, хотя прошло уже столько лет. Ты знаешь… После того, как мама с папой погибли, во мне постоянно живёт страх. За тебя, Алису. Я никогда прежде не говорила тебе об этом. Я боюсь привязаться, полюбить кого-то ещё. Боюсь, что снова случится что-то ужасное.
    - Так значит… Ты поэтому… - Лера изумлённо посмотрела на сестру.
    - Да, поэтому, Лер. Не выхожу замуж и не рожаю. Ничего не могу с собой поделать...
    Лера грустно покачала головой:
    - Да. Я тебя понимаю… Только почему так получается, Кать? Родители. Теперь Дима. Налей ещё немного, - попросила Лера, чувствуя, как вновь холодеет комок льда, больно впиваясь в сердце. – Знаешь, Кать. Мне всё время лезли в голову всякие дурацкие мысли о том, что Дима погибнет, разобьётся его самолёт или ещё что-то нехорошее случится. Может быть, это я виновата? Про Алису тоже постоянно думаю, что её украдёт маньяк, собьёт машиной, утонет, подавится чем-то и задохнётся, выпадет из окна и ещё всякое такое. Как услышу что-то плохое и сразу примеряю на себя. Сплошная чернуха в голове. Застрянет в мозгах и крутится, как заезженная пластинка – не отключить. Говорят, мысли материальны…
    Катя возмущённо взмахнула рукой:
    - Да ну, брось. Ты ни в чём не виновата, даже не думай об этом. Мало ли что в голову придёт. Мы же люди, мыслящие существа. Ерунда всё это про материальность. Это просто ужасное стечение обстоятельств, совпадение. Судьба. Фатум.
    - Совпадение… - протянула Лера. - Представляешь, следователь, с которым я провела сегодня пол дня в полиции, бывший муж тёти Любы.
    - Ничего себе. Дядя Валя, да? – удивилась Катя. – Я его хорошо помню.
    - Да, Валентин Михайлович, его имя-отчество. А я вот поначалу и не узнала его. Он мне рассказал про Анжелу, если, конечно, это действительно её могила… - Лера пересказала Кате то, что услышала от следователя.
    - Боже мой, какой кошмар, – выдохнула Катя, когда Лера замолчала. - Я помню про эти ужасные убийства. Все были в панике, особенно те, у кого дети росли. У девочки с нашего потока сестру убили, многие из универа ходили на похороны, и девочки с нашей группы там были, долго находились под впечатлением. Очень тяжело было всё это видеть, такое горе для родителей. Ходили всякие слухи о том, кто убийца. Говорили даже, что это сам Сатана спустился на землю, забирая невинные души. Потом шептались, что это девушка, которая тоже погибла. Но многие не верили и считали, что на неё просто повесили эти убийства. Подожди, а зачем он тебе это рассказал?
    - Диму убили точно также, как и всех этих детей тринадцать лет назад, - сдавленно произнесла Лера, - ты понимаешь, о чём я?
    Катя поперхнулась. Откашлявшись, она дрожащей рукой плеснула коньяк в стопку и залпом выпила.
    - Валентин Михайлович думает, что это маньяк-подражатель. И что он мог следить за нами от кладбища. Ещё он попросил вести себя, как всегда, - Лера горько усмехнулась. – И никому не говорить о том, что случилось с Димой.
    - Подожди, а как же… Прости, может я не вовремя, но от этого не уйти. А как же похороны? Как не говорить? У него же есть отец, мать?
    - Диму пока не отдадут, следователь сказал, экспертизы какие-то делать будут, - она судорожно вздохнула. - Так что давай не будем об этом сейчас. Я не могу. Отец… Скажу как-нибудь, но позже… Он после инсульта, я же тебе говорила, но двигается немного. Дима нанимал ему помощницу. Мать его не воспитывала, ты же знаешь. У неё другая семья, другие дети. Дима не хотел общаться с ней, хотя она пыталась наладить отношения, даже приезжала как-то. Дима так и не простил её, - Лера грустно покачала головой. – Но всё равно она его мать, как бы там ни было. Я обязательно позвоню ей, но не сейчас и не завтра. Ни к чему пока.
    - Слушай, Лер, а ты рассказала следователю про то, что видела тогда, ночью? Про куклу?
    - Да всё рассказала, только зря, похоже. Он не верит ни в какую в мистику и фантастику – именно так он мне сказал. А говорящая без батареек игрушка – это фантастика. Или фантазия. Моя, – Лера скривила рот набок, в попытке усмехнуться.
    - Не знаю, мне она тоже не нравится, эта Лиза ужасная. С огромным удовольствием выбросила бы её в мусорку. Нужно как-то забрать её у Алисы и выкинуть. – воинственно сказала Катя, зло прищурившись.
    Лера покачала головой:
    - Как? Драться с ней? Не знаю, может Валерий Михайлович прав, и кукла не при чём. Я уже во всём сомневаюсь. Алиса могла что-то увидеть или услышать на кладбище. Кстати, Кать, а ты никого там не видела подозрительного?
    - Поблизости нет. Подальше немного кто-то был, но я не приглядывалась. Обычные люди. Две руки, две ноги, одна голова, – пожала плечами сестра. - Слушай, мы уже выпили весь коньяк, - Катя разлила по стопкам остатки. - Давай уже ложиться. Утро вечера мудренее, как говорится. Нужно отдохнуть.
    Лера послушно легла, комната завертелась перед глазами. «Кажется, коньяк всё-таки подействовал…» В голове закружились обрывки мыслей, слов, словно рой растревоженных пчёл. Маньяк… Подражатель… Кладбище… Алиса… Анжела Райхерт… Детоубийца… Лера зажмурилась – из темноты тут-же выплыло лицо мужа с окровавленными пустыми глазницами, коридор, залитый кровью. Лера резко подскочила, распахнув глаза и тяжело дыша.
    - Я не смогу уснуть, мне страшно, - прошептала она, обхватив плечи руками. - Кать, у нас дверь закрыта? Пойду посмотрю…
    - Лежи, я сама, - строго сказала Катя, вставая. Через пару минут она вернулась, легла рядом и ласково погладила Леру по взлохмаченным волосам. - Всё проверила, закрыла входную дверь на второй замок и щеколду. Окна проверила. Алиса, похоже, спит. Правда, я не зашла – она зачем-то заперлась на задвижку. Но за дверью тихо и света нет. Так что везде всё на замках и запорах – никто не пролезет. Отдыхай, сестрёнка, не думай о плохом.
    Катя обняла Леру и вскоре ровно засопела. А она ещё долго лежала без сна, глядя в потолок сухими горячими глазами. Слабый свет ночника освещал знакомую с детства комнату. Книжные полки, где когда-то стояли игрушки и учебники Леры и Кати. Большой коричневый шкаф, в зеркало которого она смотрелась сотни раз. Всё здесь напоминало о детстве и всегда вселяло в неё спокойствие. Но сейчас комната казалась ненастоящей. Зыбкой, как мираж. Казалось, что она вот-вот исчезнет, растворится в воздухе, унося с собой остатки привычного мира, оставив вместо себя только пустыню, в которой нет ничего живого. Ветер засыплет следы, поглотив под собой всех тех, кого любила Лера, и её саму. Наваждение было настолько явным, что она начала задыхаться, ощущая песок, сыплющийся сверху и набивающийся в рот. «Я не хочу. Господи, не отнимай у меня ещё и Алису с Катей. За что ты так со мной?» - мысленно взмолилась она, сжав зубы и зажмурив глаза, отгоняя от себя навязчивое видение. Когда открыла веки, иллюзия исчезла. Но Лера ещё долго лежала без сна, слушая тяжёлый стук сердца и шум пульсирующей крови в висках. Часы на стене мерно тикали, как и накануне, но теперь их звук казался зловещим, как темнота, таившаяся в углах квартиры.
     В соседней комнате тоже раздавался ритмичный стук часов. Алиса спала, разметав светлые волосы по подушке, положив руку на куклу. Она пристально смотрела на свою маленькую хозяйку. Этот взгляд был темнее сумрака комнаты, как чёрная дыра на окраине вселенной, таким же ледяным и тяжёлым. Холод распространялся по комнате и пробирался дальше сквозь щели в дверях и бетонных стенах. Катя заворочалась в кровати, плотнее укутываясь в одеяло, Лера дрожала в ознобе, скованная тяжёлым предутренним сном.
 
Сообщения: 389
Зарегистрирован:
27 июн 2017, 17:56

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Снежинка » 14 июн 2018, 15:47

    Глава 6 Знакомство с Фёдором.
    
    Утром Катя вскочила от настойчивого звонка будильника, торопливо отключила его, покосившись на лицо бледное измученное лицо сестры. Лера всхлипывала и постанывала во сне. Катя осторожно погладила сестру по волосам и тяжело вздохнула. «Не буду её будить. Сама отведу Алиску в садик», - решила она и стала собираться на работу, стараясь не шуметь.
    - Алиса, вставай… - негромко позвала Катя. Открыла дверь в комнату, где спала племянница и удивлённо остановилась на пороге. Девочка сидела на диване, одетая в джинсы, толстовку и даже причёсанная – светлые волосы были криво стянуты резинкой в конский хвост на макушке. Катя знала, что Лера обычно заплетала дочке в садик косички. Алиса молчала, только сверлила хмурым взглядом застывшую в дверях тётку.
    - Алиса, ты уже собралась? Вот молодец какая! – растерянно произнесла Катя. - Сама причесалась? Молодец! А может, заплести тебе косу, как мама?
    - Нет, - мотнула головой девочка, сдвинув брови.
    - Ну хорошо. Нет так нет… Тогда посиди немного, подожди меня. Я соберусь, и мы пойдём в садик, хорошо?
    Племянница по-прежнему молчала, изогнув рот в странной презрительной ухмылке. Катя почувствовала себя неуютно под недобрым изучающим взглядом девочки. «Боже мой, Алиса на себя непохожа. Словно кто-то чужой смотрит из её глаз», - от этой мысли неприятно кольнуло в груди. Катя попятилась и вышла, тихо прикрыв дверь. Быстро собралась и оделась, поглядывая на часы. На режимном предприятии, где она работала, не приветствовались опоздания.
    - Алиса, пойдём! – вполголоса окликнула она, приоткрыв дверь в гостиную.
    Девочка молча прошагала мимо неё. Вышла в коридор и согнулась, надевая сандалии, придерживая куклу одной рукой.
    - Лисочка, зачем тебе эта игрушка в садике? Она грязная и некрасивая. Оставь её дома, мама постирает, – вкрадчиво протянула Катя, подумав при этом, - «Если эта мерзость попадёт мне в руки, я тут же унесу её на помойку», - она невольно скривила рот от отвращения. Алиса медленно подняла голову, её глаза зло сверкнули, и она прошипела, глядя тётке прямо в лицо:
    - Ты сама грязная и некрасивая! Она теперь будет всегда со мной, это моя лучшая подруга. Я сама решу, куда мне её брать. Понятно? И не думай, что сможешь выбросить мою любимую игрушку.
    В нежно-голубых глазах девочки на миг промелькнула чернота, похожая на муть, поднятую со дна аквариума. Оторопевшая от этих слов Катя моргнула. Когда снова взглянула на племянницу, чернота в её глазах исчезла.
    - «Показалось?» – удивлённо подумала, всматриваясь. Но Алиса опустила веки, хмуро глядя вниз перед собой. Решив больше не спорить с девочкой, Катя молча оделась и вышла, взяв племянницу за руку, немного удивившись тому, какая холодная у девочки ладонь. Катя шла быстрым шагом, не замечая, что Алиса почти бежит за ней. Мысли крутились вокруг странного поведения девочки: - «Возможно, на неё так подействовал вид крови, я сама до смерти перепугалась, заглянув в квартиру Леры. Боже, какая холодная у неё рука, как ледышка».
    Она перевела взгляд на куклу в руках семенящей рядом племянницы и нервно поморщилась.
    - «Кажется, что холод идёт от куклы. Могильный холод», - подумала Катя, судорожно вздохнув, вспомнив о кладбище и странном памятнике с именем сумасшедшей детоубийцы Анжелы Райхерт. Холод от маленькой ладошки Алисы охватил руку, поднимаясь выше, ледяными волнами перекатываясь к сердцу. Катя почувствовала озноб. Мысль о том, что во всём виноват кто-то или что-то потустороннее, забравшееся в обычную игрушку, казалась пугающей, неправдоподобной и Катя отогнала её, - «Просто дома холодно. Отопление отключили, а ночами свежо. Алиса замёрзла, вот и всё. Не буду накручивать себя. Не бывает призраков, оживших убийц и говорящих кукол. Валентин Михайлович прав – это обычный человек и он может находиться рядом с нами. Вот чего надо бояться».
    В раздевалке детсада она отозвала в сторонку воспитательницу и негромко сказала ей:
    - Маргарита Ивановна, пожалуйста, получше присматривайте за Алисой. У них в семье, - тут Катя запнулась, засомневавшись в том, нужно ли рассказывать всё пожилой женщине, которая смотрела нам неё заблестевшими от любопытства глазами. - У них в семье проблемы, - наконец произнесла она.
    - А что случилось? – шёпотом спросила воспитательница, вытянув шею и приблизив своё лицо вплотную к Катиному.
    - Не могу сейчас ничего сказать. Потом её мама расскажет, если посчитает нужным, - твёрдо ответила Катя, отступив на шаг от Маргариты Ивановны.
    - На что обратить внимание? – заглядывая в глаза, настойчиво допытывалась женщина.
    - Просто смотрите за тем, чтобы к ней никто посторонний не подходил на прогулке. И далеко никуда не убегала.
    - Да вы что? У нас закрытая территория, - возмущённо взмахнула руками воспитательница. - Никогда ничего такого не случалось. И я всегда слежу за детьми, у меня огромный стаж работы, – уголки губ Маргариты Ивановны поползли вниз, обиженно сложились скобочкой.
    - Ну вот и хорошо. Значит мы с вами друг друга поняли. До свидания, - Катя отвернулась и быстро пошла к выходу, чувствуя спиной любопытный взгляд воспитательницы.
    
    Лера проснулась от яркого солнца, светившего в лицо сквозь лёгкие занавески и расслабленно полежала несколько секунд, ни о чём не думая. Воспоминания о вчерашнем всплыли в памяти. В грудь словно вонзили острый нож. Она вздрогнула, распахнула глаза, вновь ощутив ставшую уже привычной саднящую боль внутри. «Димочка…» Повернула голову, увидела смятую пустую подушку рядом. «Точно. Сегодня же понедельник. Катя ушла на работу. Как же так, почему она меня не разбудила. Похоже, мы с Алисой опоздали в садик». Лера медленно встала и побрела в соседнюю комнату, опираясь руками о стены. Голова кружилась, в горле першило. Лера в недоумении постояла в пустой комнате рядом с диваном, с трудом пытаясь сообразить, куда могла деваться Алиса. Вернулась обратно, взяла телефон и увидела новое сообщение от Кати на экране:
     «Лерочка, я отвела Алису в садик. Сама ушла на работу. Заберу её вечером. Если что-то нужно, пиши. Говорить не могу, ты же знаешь наши порядки здесь. Отдыхай, отсыпайся, набирайся сил, ни о чём не беспокойся», - прочитала Лера.
    - Не беспокойся, - прошептала она и горькая усмешка искривила губы. Она бесцельно побродила по квартире, не зная, что делать и куда деваться от режущей сердце боли и горьких, как полынь, мыслей. Зашла на кухню, постояла там, силясь понять, что же ей здесь нужно. Взглянув на холодильник, почувствовала тошноту и поспешила уйти, пытаясь удержать рвущиеся при мысли о еде рвотные спазмы. Добрела до гостиной и рухнула на стул. Бросила взгляд на стопку листков, лежащих на столе и замерла. Глаза расширились, перехватило дыхание. Взяла верхний, привлёкший её внимание рисунок и низко нагнула голову над ним, рассматривая. Липкий холод пополз по позвоночнику, растекаясь по телу.
     С листа на неё смотрели знакомые чёрные провалы глаз. Но сейчас это была не Лиза в милом жёлтом платьице и коричневых башмачках. Большая тёмно-серая человеческая фигура в бесформенной одежде, заштрихованная простым карандашом, занимала практически весь лист бумаги. На лице, полузакрытом остроконечным капюшоном, выделялись только чёрные круги глазниц и алая полоса рта, перечёркнутого уже знакомыми Лере поперечными линиями. Руки вскинуты вверх, как у дирижёра. Из широких рукавов одеяния-балахона высовывались ладони с чётко прорисованными пальцами. Средние были неестественно длинными и заострёнными, как когти. У ног большой серой фигуры лежала маленькая - очевидно, ребёнка. Вместо глаз у неё были нарисованы красные круги с расходящимися от них полосами, словно кровь, стекающая из глазниц. Тонкая алая полоска рта жирно перечёркнута поперечными чёрными линиями. Над грудью пририсован треугольник. «Рукоятка ножа», - сразу поняла Лера. Вокруг лежащего тела всё было жирно заштриховано красным, словно ребёнок лежал в луже крови. В правом верхнем углу находилось маленькое изображение головы женщины с развевающимися кудрявыми волосами. Из них торчали странные то ли лучи, то ли шипы. Злобно изогнутый рот на круглом лице. Все детали были очень хорошо прорисованы, он больше походил на рисунок взрослого, чем шестилетнего ребёнка.
    Лера дрожащими руками перебирала листки с рисунками дочери. На всех одинаково присутствовала серая фигура. Вот она протыкает ножом маленькое тельце, вот выдирает глаза своими острыми длинными когтями. Стоит, протянув окровавленные руки, в сторону головы в правом углу, похожей на маленькое злое солнце.
    - Боже мой, это нарисовала Алиса? Это же… Это… Те самые убийства, о которых рассказывал следователь… Но Алиса…Откуда она может знать… – Лера чувствовала, что задыхается. Непослушные мысли разлетались в голове, словно искры разгоревшегося костра и также быстро гасли. Она не могла ухватить ни одну из них, беспомощно кусая губы. - «Нужно позвонить Валентину Михайловичу, - наконец пришло в голову простое решение, и рука потянулась к телефону, но замерла на полпути. - Что я ему скажу? И чем он сможет мне помочь?» – растерянно подумала она. - Посадит Алису в тюрьму? Отведёт на допрос? Что?» Лера подскочила, достала ноутбук из сумки, быстро пробежала по клавиатуре пальцами: «Душа покойника может вселиться в куклу?» и уставилась в экран на открывшиеся ссылки, нахмурив брови. Попадалась реклама фильмов, книг, сайты интернет-магазинов игрушек и эзотерики. Лера прочла о Чаки, восковых куклах вуду и соломенных куклах-оберегах.
    - Не то, это всё не то… - шептала она, водя курсором по новым ссылкам.
     «Наши предки верили, что в игрушку, являющуюся подобием человека, может вселиться злой дух. Поэтому лицо, как правило, не обозначалось, оставалось белым. Такая кукла считалась предметом неодушевлённым, недоступным для вселения в него злых, недобрых сил» - почти слово в слово повторялось на нескольких сайтах.
    - Может вселиться злой дух… Анжела – злой дух? И что же делать? - она резко захлопнула крышку ноутбука и задумалась, сжимая руками виски и беспомощно озираясь по сторонам. Взгляд упал на небольшую иконку на стене. Катя, в отличие от неё, считала себя православной, соблюдала все посты и ходила в церковь. «Господи, что же делать?», - с отчаянием думала Лера, кусая губы, сверля застывшим взглядом икону с изображением богоматери с младенцем, словно пытаясь найти ответ на их вдумчивых лицах. «Фёдор!», - внезапно всплыло в голове имя, услышанное вчера от следователя. «Брат Анжелы. Кажется, он стал монахом. Что, если отыскать его…» - Лера самой себе не смогла бы объяснить - зачем, но почему-то это стало казаться ей важным.
    «Валентин Михайлович что-то говорил о Троицком монастыре», - Лера помнила, что он находится в пригороде и решила отправиться туда, ещё не зная, как ей найти Фёдора и что она ему скажет. Торопливо оделась, сунула листки с Алисиными рисунками в сумку и выбежала из дома.
    
    Троицкий монастырь, находящийся на окраине города, был открыт для посещений в дневное время. За высоким каменным забором находился целый городок из разнообразных зданий: церквей, часовен, келий, хозяйственных построек. Можно было войти, побродить по аллейкам, посетить местную церковь и звонницу. Силами монахов даже проводились экскурсии, на которых рассказывалась история монастыря.
    Лера свободно вошла, взяв на входе платок и осмотрелась. Сегодня, в будний день, паломников было немного. Монахи, помимо чёрных одежд и шапочек, выделялись среди мирских посетителей ещё и отрешённым строгим выражением лиц. Они тихо скользили мимо, опустив глаза, почти не обращая внимания на паломников. Она бродила по мощёным дорожкам монастыря, внимательно разглядывая монахов, попадающихся ей навстречу и гадая, кто из них Фёдор. «Следователь говорил, что он был сводным братом Анжелы. Значит, его фамилия может быть вовсе не Райхерт, а совсем иной. И как же тогда я его найду? Хотя имя тоже редкое. Вряд ли в монастыре может быть два Фёдора. А если он не захочет со мной разговаривать?» - растерянно думала Лера, её решительность и уверенность вдруг куда-то пропала, а вся затея стала казаться провальной и наивной. Лере не знала монастырские обычаи и порядки. Она не понимала, как обратиться к неприступным с виду людям в чёрных одеждах.
    Лера побродила немного и вернулась на центральную дорожку. Там, напротив больших ворот, через которые она попала в монастырь, виднелось здание церкви. Лера поднялась по каменным ступеням и потянула на себя тяжёлую дверь. В нос ударил терпкий запах ладана, хор высоких мужских голосов донёсся до слуха. Они пели так трогательно и протяжно, что на глазах Леры выступили слёзы. Она захлопнула дверь, почувствовав, что сейчас расплачется и спустилась обратно. После долго ходила по бетонным дорожкам, пытаясь справиться с подступающими рыданиями. Она сама не заметила, как забрела вглубь монастыря и остановилась, пытаясь понять, куда же идти дальше. Тропинка перед ней разветвлялась в разные стороны. Лера покрутила головой, заметила небольшую белую часовенку вдали, заросшую кустами шиповника и решила посмотреть, что там. Навстречу ей вышел человек в чёрной монашеской мантии. Поравнявшись с Лерой, он негромко сказал:
    - Господь с тобой, сестра. Здесь дозволяется бывать лишь братьям. Там висит табличка – разве не заметно? Пойдём, я провожу обратно…
    Выражение его лица было немного укоризненным, но несмотря на это монах не выглядел таким отстранённым и высокомерным, как те, что встречались прежде. Даже наоборот – во всём его облике, взгляде, голосе было нечто доброе, открытое, располагающее к доверию.
    - Здравствуйте, могу я поговорить с вами, пожалуйста? Простите, что зашла туда, куда нельзя. Я задумалась и не видела никакой таблички - искала того, кто поможет мне, – Лера умоляюще вскинула глаза на его лицо.
    - Господь с тобой, сестра. Что привело тебя сюда? Моё имя брат Николай, – ответил монах и ласково положил руку Лере на плечо.
    - Мне нужно найти одного человека, его зовут Фёдор. Он должен быть здесь, в этом монастыре, послушником. Здесь есть кто-то с таким именем?
    Монах внимательно посмотрел на Леру, в его взгляде промелькнула настороженность.
    - Брат Фёдор не общается с мирянами, сестра. Возможно, я смогу помочь?
    - Нет, мне нужен Фёдор. По важному, просто безотлагательному вопросу. Только он может мне помочь. Прошу вас, брат Николай, может быть есть какая-то возможность увидеть его? Понимаете, мне очень, очень нужно поговорить с ним. Это касается его сводной сестры, - монах молча смотрел на Леру, в его глазах она увидела отказ и почти закричала от отчаяния. - Пожалуйста, поговорите с ним, что-то страшное происходит с моей семьёй. Я не знаю, не понимаю, что мне делать!
    Из глаз вновь потекли слёзы, закружилась голова. Лера пошатнулась. Ноги ослабли и подкосились, и она неожиданно рухнула на колени перед смущённым монахом.
    - Встань, сестра, господь с тобой. Я попробую попросить его, - прерывающимся взволнованным голосом проговорил брат Николай, поднимая её и усаживая на скамейку рядом с дорожкой. Он ушёл, а Лера осталась сидеть в ожидании. Ярко светило солнце, припекая по-летнему, но её колотило в ознобе от ледяного холода, застывшего в груди. Она сжалась в комок, пытаясь согреться и замерла, согнувшись на краю скамьи.
    Послышались чьи -то шаги. Лера вздрогнула, подняв голову. Невысокий мужчина с рыжеватой бородой, одетый в чёрный монашеский костюм и шапочку, поздоровался и представился Фёдором, вопросительно глядя на неё тёплым мягким взглядом карих глаз.
    - Выслушайте меня, прошу вас. Я не понимаю, что происходит с моей семьёй. Это как-то связано с вашей сводной сестрой, - тихо проговорила Лера, жалобно заглядывая ему в лицо.
    Фёдор насторожился, его взгляд похолодел. Он отступил на шаг назад и подозрительно прищурился:
    - Вы журналист? Я не собираюсь ничего рассказывать на потеху публике, вам лучше уйти.
    И повернулся, давая понять, что разговор окончен.
    - Нет-нет, прошу вас, умоляю, не уходите, вы же божий человек, помогите мне. Я вовсе не журналист, что вы. Мой муж убит, с моей дочкой происходит что-то страшное, и я не знаю, что мне делать…
    Лера всхлипнула, и слёзы вновь потекли по щекам. Сомнение отразилось на лице монаха. Он присел рядом на скамейку, взял её за руку и проговорил, сочувственно глядя в лицо:
    - Прошу вас, успокойтесь, не плачьте. Давайте поговорим. Только я, и вправду, не знаю, чем могу вам помочь. Может быть, вы что-то путаете? Моя сестра давно покоится в земле. Прости, господи, душу её грешную… - Фёдор медленно перекрестился.
    Лера обхватила руками плечи, не в силах сдерживать нервную дрожь:
    - Это произошло как раз после посещения кладбища. Вернее, мы ездили туда почти две недели назад, в родительский день. А потом стала твориться какая-то чертовщина… Началось в ночь на пятницу. Хотя нет. Алиса пыталась мне сказать что-то о Лизе вечером, перед тем, как всё это началось. Но я отвлеклась и совсем забыла. Значит, она почувствовала раньше. Давайте, я расскажу вам всё по порядку, хорошо?
     Фёдор кивнул, и она стала говорить полушёпотом, задыхаясь от волнения. Он внимательно слушал, склонив голову в сторону лица Леры. Глаза монаха светились недоумением и сочувствием. Фёдор удивлённо покачал головой, когда она замолчала:
    - Да, я действительно похоронил тело Анжелы на том самом кладбище, возле Николаевки. В этой деревне когда-то жила моя бабка, вся моя родня по отцовской линии из тех мест. А моя сводная сестра… Она сошла с ума и погубила столько невинных душ. Когда я забирал её тело, следователь посоветовал мне похоронить её тайно и никому не говорить о том, где её могила. Я выбрал это старое кладбище, поставил самый простой памятник, даже табличку сначала не заказывал. Не хотел. А потом уверовал и решил, что не по-божески это. Грешница она, но человек, не собака. Так вы думаете, что её душа каким-то невероятным образом проникла в игрушку вашей дочери? Думаю, её душа давно там, куда указал ей господь наш. Хотя я наслышан о том, что бывают люди, одержимые бесами, даже видел сам таких. Некоторые священники умеют изгонять бесов из одержимых. Верой, молитвой. Но кукла – разве такое бывает?
    - Я сама не могу осознать до конца, что это происходит с нами, и всё время ощущаю себя очутившейся в каком-то ужасном фильме… Но мой муж убит, и я очень боюсь за дочь, она меняется на глазах. Может быть, кукла и не при чём, но я вижу, чувствую, как что-то страшное постепенно овладевает Алисой, и не могу этому помешать. Вот, смотрите, что нарисовала моя дочь.
     Лера вытащила из сумки сложенные вдвое листки с рисунками Алисы и протянула Фёдору. Мужчина взял их в руки, развернул и отшатнулся. Его глаза расширились, уголки задрожавших губ поползли вниз.
     - Это невероятно… Откуда это у вас? – прохрипел он.
    - Моя шестилетняя дочь нарисовала их, - ещё раз повторила Лера. - Сегодня утром я нашла на столе целую кипу листков с этими ужасными картинками.
    - Такие же отвратительные изображения я видел очень давно, в той самой книге, - проговорил мужчина, перебирая листки дрожащими руками.
    - О какой книге вы говорите? Следователь тоже упоминал о какой-то книге, которую они искали и не смогли найти, – Лера, вскинув подбородок, требовательно посмотрела на него.
    Фёдор с перекосившимся лицом двумя пальцами отбросил рисунки на скамейку, как отвратительное насекомое. Сжал виски руками, глядя перед собой страдальческим взглядом:
    - Этого не может быть. Неужели опять… Я виноват, тоже виноват, понимаете? Если бы тогда вспомнил, понял, то этих детей можно было бы спасти. Как же я виноват…
    - О чём вы говорите, Фёдор, в чём виноваты? Вы меня пугаете.
    - Наверное, нужно рассказать всё с самого начала, чтобы вы поняли… Только это давняя и долгая история… Мне бы очень хотелось забыть её, как страшный сон и никогда не вспоминать…
    - Расскажите мне всё, Фёдор, прошу. Потому что пока мне ничего не понятно…
     Фёдор начал негромко говорить. Порой надолго останавливаясь и замирая. Словно всматривался куда-тот вглубь себя застывшим взглядом. Он обхватил голову обеими руками, с силой сжимая виски побелевшими от напряжения пальцами:
    - Моя мать умерла, когда мне было пять. Я её плохо помню. Так, какие-то обрывки слов, картинок, порой мерцающих в памяти, как свет маяка. Осталось только чувство теплоты… Какое-то время мы с отцом жили одни, и оно помнится светлым и добрым. Отец тогда заменил мне маму. Он много занимался мной. Мы гуляли по вечерам, разговаривали обо всём на свете. Нам было хорошо вдвоём. Но он не оставлял попыток найти мне новую мать. Думал, что так будет лучше. И снова женился, когда мне исполнилось девять. На Ольге, матери Анжелы, ей тогда было шесть лет. Так мы стали сводными братом и сестрой. Мой отец был добрым, мягким человеком, может быть немного безвольным и безалаберным, но не настолько, чтобы это мешало жить. Мать Анжелы, Ольга - была другой. Волевой, жёсткой. Любила, чтобы всё в доме подчинялось неким правилам, которые выдумывала сама. Может, нам с отцом это было и на пользу, не знаю. По крайней мере, она точно так считала. Со мной мачеха была строга в каких-то случаях, но никогда особо не обижала. Можно сказать, относилась, как к соседскому мальчику. Не ругала, но и не любила. А я и не нуждался в её любви. А вот родная дочь, Анжела… Не знаю, почему, но мне порой казалось, что мачеха её ненавидела. Всё время только придиралась, лупила всем, что под руку попадет. Порой без причины. По имени даже не называла. Когда она звала дочь, своим низким недовольным голосом: «Где ЭТА?» - Анжела вся сжималась и бледнела. Она была робкой, тихой девочкой. Сейчас понимаю, что очень несчастной и одинокой. Болезненно застенчивой, даже забитой, я бы сказал. Она всё время словно ожидала удара, сутулилась и втягивала голову в плечи, будто бы стараясь быть ещё меньше и незаметней. Я тоже был ребёнком и много чего не понимал, но всегда удивлялся, почему моя мачеха так строга, даже жестока, с собственной дочерью. Я пытался спросить у отца – почему? Но он всегда как-то уклончиво отвечал нечто вроде: «Это всё для её же блага…» Мне и тогда казалось странным такое объяснение да сейчас до сих пор не понимаю, какое благо он подразумевал. Отец постепенно тоже перенял такое отношение к падчерице. Она стала для него чем-то вроде паршивой собачки, которую терпят в доме из милости, но попрекают каждым куском и пинают под столом. Может быть, он просто пытался угодить мачехе… Не знаю… Отец очень изменился после женитьбы на Ольге. Мы больше не гуляли и не разговаривали по душам. Если я обращался к нему с какой-то просьбой, он опускал глаза и бормотал, отворачиваясь:
    - Нужно посоветоваться с мамой.
    Я злился на него за это, но не решался упрекнуть. Считал, что отец женился из-за меня, и теперь мы оба должны смириться. Мне не нравилась мачеха, и к Анжеле я тоже не испытывал особой симпатии. Но иногда становилось жаль её, и порой пытался заступиться, но что я мог… В школе у неё тоже не всё ладилось. И с учёбой, и с одноклассниками. Её дразнили. Знаете, как иногда бывают злыми дети - все вместе нападают на одного слабого и беззащитного. А Анжела была именно такой. Лёгкой мишенью для насмешек. Никому не нужной, неприкаянной какой-то, что ли. Ольга, мачеха, и одежду ей почти не покупала. Только школьную форму, и то с рук. Всё остальное сестра донашивала за мной. Сами представляете, как это выглядело. Волосы стригла мачеха своей дочери сама, тоже коротко как мальчишке и криво. Всё это очень забавляло её одноклассников, сами понимаете.
    Каждое лето отец отвозил меня в деревню к своей матери, моей бабушке. Анжелу мать отправляла в какой-то детский лагерь на все каникулы. С начала июня до конца августа. С глаз долой, как говорится. Не знаю, как ей это удавалось, но даже между сменами Анжела оставалась там. Думаю, что и в лагере ей было нелегко, – Фёдор вздохнул. - В то лето, когда мне исполнилось четырнадцать, что-то там не заладилось с лагерем. Кажется, потому что мачеха сменила работу. Анжелу тоже отправили со мной в деревню. В ту самую Николаевку. Это сейчас она постепенно умирает, а когда-то была большим селом, стоящим неподалёку от рудника - там добывали медную руду с начала прошлого века. Но добычу постепенно забросили, а шахты почему-то не затопили, как обычно это делают. Бабушка говорила, что вроде как планировали разработку дальше, но так и не стали. Мы вместе с местными ребятами бегали туда, играли, порой забираясь далеко вглубь. Там, под землёй, прятались целые лабиринты тёмных загадочных тоннелей. Взрослые, конечно, запрещали ходить на рудник, но детей всегда манит неизведанное. Среди ребятни ходили рассказы-страшилки о призраке шахтёра, якобы погибшем там, о таинственных зелёных огоньках, порой мелькающих в темноте подземелья. Мы с Анжелой сдружились за это лето. Она, к моему огромному удивлению, оказалась довольно бесстрашной девчонкой, и мы вдвоём изучали извилистые подземные коридоры рудника, забираясь порой так далеко, что становилось по-настоящему страшно. Даже заблудились как-то. Не понимали, что это опасно. Хотели увидеть зелёные огоньки, - Фёдор грустно усмехнулся. - Анжела словно ожила вдали от матери, перестала вздрагивать от каждого шороха. Я никогда не видел её такой весёлой, беззаботной, как в то лето. До одного случая, после которого всё изменилось.
     Как-то в один из дней мы забрались в очень старое ответвление шахты. Деревянные опоры, поддерживающие стены, почти истлели. В глухой тишине слышался стук капель, мутная жёлтая вода хлюпала под ногами. Тоннель становился всё ниже и уже. Настолько, что пришлось встать на четвереньки. Мы замёрзли до дрожи, промокли, измазались в глине и уже решили было повернуть обратно. Но узкий лаз внезапно вывел нас в просторную пещеру с земляными стенами. Я обвёл фонариком стены, и понял, что это тупик – дальше хода не было. Похоже, его просто-напросто завалило когда-то. «Придётся ползти обратно», - вздохнул я, ещё раз огляделся и увидел что-то необычное, мелькнувшее в свете фонарика. Обвалившаяся с края стена открыла нишу, в которой лежал какой-то свёрток. Затаив дыхание, чувствуя себя кладоискателями, мы осторожно развернули полуистлевшую холщовую ткань. Там оказалась старинная книга в черном кожаном переплёте, на обложке которой было выдавлено и покрыто полустёртой золотой краской изображение женского лица. С кудрявыми волосами и странными шипами вокруг головы. Свет фонарика стал совсем тусклым - я понял, что скоро батарейки совсем сядут, и мы останемся здесь в кромешной темноте.
    - Давай вылезем отсюда, наверху посмотрим, - сказал я, завернул книгу обратно в пожелтевшую от времени ткань и засунул под себе майку.
     Находка обжигала кожу холодом, но я терпел, стиснув зубы. Мы выбрались из шахты на дневной свет и с любопытством стали рассматривать книгу. Текст в ней был какой-то необычный, ни на что не похожий. Что-то среднее между иероглифами и арабской вязью. Никогда больше не видел ничего подобного. Но не это главное. Картинки в ней – они были ужасны. Какие-то человеческие жертвоприношения, как показалось мне на первый взгляд. Точно такие-же, что нарисовали ваша дочь, - Фёдор покосился на край скамейки, с валяющимися листками бумаги и брезгливо поморщился. - Я почувствовал отвращение, до тошноты. От книги противно пахло. Какой-то затхлостью, гнилью. И ещё этот обжигающий холод, что я ощутил, когда книга была у меня за пазухой. Но сейчас он стал просто невыносимым. Он пробирался по моим рукам, выше и выше, вгрызаясь в каждую клеточку, так, что хотелось закричать. Я быстро завернул книгу обратно в ткань, чтобы приглушить этот странный, выворачивающий внутренности, холод. Я даже дышать перестал на время. Мне противно было нюхать эту вонь. «Мерзкая книжонка, давай утопим её в болоте», - сказал я Анжеле. Но она вдруг с силой рванула книгу у меня из рук. Закричала, что ещё не посмотрела её, обозвала дураком. Мы поссорились и едва не подрались. Она убежала домой, спряталась от меня на чердаке. Закрылась там и не спускалась весь остаток дня. И на следующий день выходила оттуда только поесть. Мы почти перестали разговаривать, стали вновь совсем чужими. Словно и не было между нами этих чудесных дней беззаботной детской дружбы. Я больше не делал попыток забрать книгу, да это мне и не удалось бы. Анжела даже спала с ней. Знаете, что было странным - она водила пальцами по строкам книги, так, как читают слепые и говорила, что понимает, о чём там написано. Я думал, что она меня разыгрывает и ещё больше злился на неё. Мы так и не помирились. Я целыми днями так и бегал с местными ребятами на улице, а Анжела сидела дома с этой мерзкой книгой в обнимку до самого отъезда. Она очень изменилась, я её не узнавал. В ней появилась какая-то... наполненность, что ли. Которой раньше не было. Но нехорошая. Мне на ум приходит сравнение - до этого душа Анжелы была пустым прозрачным сосудом, на дне которого теплился робкий огонёк. И вот этот сосуд наполнился, но чем-то тёмным и пугающим, навсегда погасив так и не разгоревшееся пламя… Думаю, это были первые признаки сумасшествия, но я не понял этого. Не знаю, что было причиной. Возможно, из-за отношения матери к Анжеле её психика была на грани, а книга стала неким катализатором. Или эти ужасные рисунки так подействовали на неё. Могу только догадываться. Правды теперь не узнать. Да это уже и неважно.
    Потом за нами приехал мой отец. Он выглядел каким-то потерянным и нервным. Оказалось, что пока мы были в деревне, наши родители поссорились, а позже развелись. Анжела всю обратную дорогу просидела молча, глядя в окно автобуса своим новым странным взглядом. Словно знает и видит то, что недоступно остальным. Она совершенно равнодушно приняла новость о том, что они с мамой теперь будут жить отдельно от нас с отцом, только криво усмехнулась. Мы так и не помирились с ней, и я видел её тогда в последний раз. Я не знаю причин развода мачехи и отца, он никогда больше не говорил об этом. Хотя догадываюсь. От него стало часто попахивать спиртным по вечерам, и тогда они с мачехой ссорились. После развода он начал пить запоями. Даже мои просьбы его не останавливали. Каждый раз обещал, что перестанет, но пил ещё сильней.
    - А что с ним сейчас? – тихо спросила Лера.
    Отец умер, отравившись техническим спиртом, когда мне исполнилось двадцать, - вздохнул Фёдор. - А через несколько лет начались эти ужасные убийства. Дети. Двенадцать невинных душ. И я мог прекратить это зверство, если бы вспомнил тогда о книге, что мы нашли и рисунках в ней… Моя сестра в точности повторила то, что было изображено там. Эти картинки в книге – жуткий палач в плаще, маленькие детские тела, зашитые губы, вырезанные глаза, кровь. Они до сих пор стоят перед глазами. Почему же я не вспомнил их, когда Анжела начала убивать? Не знаю… Не понимаю… Все в городе знали о том, как убивают детей. Хотя власти и пытались скрыть, чтобы не сеять панику, но разве можно было утаить такое? И я знал - и не вспомнил. Не понял. С тех пор меня терзает чувство вины, каждый день на протяжении многих лет…Понимаете? Тринадцать долгих лет эти дети снятся мне каждую ночь, - Фёдор повернул к ней голову, в его глазах явственно читалось страдание.
     Лера положила свою ладонь на его руку:
    - Фёдор, вы ни в чём не виноваты, зачем так терзать себя. Вы были подростком, когда видели книгу. Я тоже, наверняка, никогда бы не подумала, что девушка, которую знала робким ребёнком, может превратиться в жестокое чудовище. Не смогла бы связать какие-то картинки в книге с настоящими убийствами. Вы же не следователь, не полицейский…
    - Умом я понимаю это, но всё равно чувствую вину. От этого чувства негде спрятаться, его невозможно забыть. Оно всегда здесь, со мной, - Фёдор прижал ладонь к своей груди и посмотрел Лере в лицо. В его глазах стояли слёзы. - Когда я пришёл сюда, в обитель, мне стало немного легче. Я каждый день молюсь о невинных загубленных душах… И об Анжеле. Не той, кем она стала. О маленькой несчастной девочке, которую я знал когда-то… О её матери Ольге, посеявшей в душе дочери зёрна ненависти, которые проросли, дав ужасный урожай. Слаб человек, и не ведаем, что творим. Прости, господи, душу её грешную. – Фёдор перекрестился, грустно глядя на Леру и тихо добавил:
    - И о своей душе я молюсь уже много лет. Молюсь… Но не чувствую прощения. Это неправильно, я знаю. Может быть, поэтому я уже много лет только послушник. Мой духовный отец говорит, что я пока не готов к постригу. Хотя… Неисповедимы пути господа нашего… Если бы я принял постриг, братья знали меня под другим именем, и вы вряд ли нашли меня. Я должен помочь вам, и помогу, чем смогу.
    - Спасибо, Фёдор, – прошептала Лера с благодарностью. - И всё-таки… Что же это была за книга? Как она могла так изменить вашу сестру?
    - Я тоже интересовался этим тогда… Ещё в миру, до того, как ушёл сюда, в обитель. Но мало чего нашёл. Тогда не было интернета везде, как сейчас, и узнать о чём-то таком было трудновато. Лицо на обложке похоже на изображение одной языческой богини. То ли древнегреческой, то ли древнеримской, кажется. Кудри на её голове – это змеи…
    - Постойте… Что-то мне это напоминает, - Лера задумалась. - А! Вспомнила! Медуза Горгона?
    Нет, - покачал головой Фёдор. - Другая. Геката. Богиня тьмы, подземного мира. Ещё что-то там было связанное с луной. Тёмная сторона луны, что ли…
    - Тёмная сторона… - повторила Лера. – Новолуние? Следователь говорил - все эти дети, жертвы Анжелы, были убиты в новолуние, с полуночи до трёх часов ночи. И саму себя она убила тоже в это время… Но зачем? Зачем она это делала, вы смогли узнать?
     Фёдор отрицательно покачал головой:
    - Нет, нигде, я не встретил никакой информации об этом, всё очень туманно. Только то, что во все века были тайные последователи Гекаты, проводившие ритуалы, жертвоприношения, возможно, и человеческие. Люди верили, что Геката могла помочь душе переродиться, перейти из мира живых в мир мёртвых, и наоборот.
    - Как вы сказали? Переродиться? – с ужасом произнесла Лера. В памяти возникла Алиса, сидящая за столом в доме Кати: - «Анжела сказала, так нужно, чтобы переродиться», - прозвучал в голове её шёпот.
    - Моя дочь сказала мне, что Анжела пришла, чтобы переродиться, поэтому её рот зашит. Что это значит, и откуда маленькая девочка могла узнать такие вещи? А эти ужасные рисунки? Фёдор, мне страшно. Разве бывают такие чудовищные совпадения?
     Фёдор озадаченно нахмурил брови:
    - А ваша дочь не могла где-то найти эту книгу? Следователь говорил, что тогда, в доме сестры, книги не было, её так и не смогли отыскать. Похоже, где-то спрятала или отдала кому-то.
    - Что вы, Алиса ещё маленькая, ей всего шесть. Она не гуляет одна, и я сразу заметила бы, если она что-то принесла домой. Так что это совершенно исключено.
    Фёдор задумчиво произнёс:
    - Вы наверняка слышали об одержимых бесами людях? Они могут говорить странные пугающие вещи, сквернословить, изменять голос. Могут двигать предметы. Возможно, это Алиса управляет своей куклой, а не наоборот.
    - Но, когда кукла напугала меня ночью, дочь спала, - растерянно произнесла Лера. – Я не знаю теперь, что и думать. А мой муж? Кто убил его? А собаку? Понимаете, Фёдор, у меня иногда бывают… предчувствия… Мои родители погибли, когда я была ребёнком, и перед этим мне казалось, что случится что- то плохое. В ту ночь, когда погиб Дима, я видела страшный сон. И сейчас… Я чувствую, что вокруг нас с дочерью что-то сгущается, как холодный туман. Он подбирается всё ближе, и в нём прячется кто-то… что-то… Страшное, неживое. Вы понимаете, о чём я говорю?
    Фёдор кивнул, и она вновь заговорила прерывистым голосом:
     – Я сейчас хожу, дышу, живу только ради дочери. Я не знаю, что со мной было бы после смерти Димы, если не дочь… - в груди Леры словно хрустнула корка льда и слёзы хлынули потоком из глаз.
    Фёдор молча гладил её по голове. Лера рыдала, погрузившись в тёмный омут горя, пока наконец не ощутила себя полностью обессиленной и высохшей, словно рыба, штормом выброшенная на берег. Она вдруг почувствовала, что Фёдор что-то вложил ей в руку и с трудом разлепила опухшие от слёз веки. На ладони лежал серебряный крест.
    - Что вы, Фёдор, не нужно, - Лера изумлённо посмотрела в лицо монаха.
    - Возьмите. Пусть он хранит вас. Это крест я нашёл в вещах моего покойного отца, но он не веровал и никогда не носил. Скорей всего, эта вещь принадлежала бабушке, по виду крест женский, хоть и нестандартный по размеру. Я хочу передать его вам. Не отказывайте, прошу, - с этими словами он положил свою тёплую ладонь на пальцы Леры, согнув их в кулак.
    - Спасибо, Фёдор. Если вы вдруг передумаете, я верну его вам, хорошо?
    - Договорились, - задумчиво кивнул монах. - Возможно, в мире действительно существуют какие-то тайные силы, и моя сестра попала под воздействие одной из них… Я никогда всерьёз не верил в это. А теперь, после вашего рассказа, начал сомневаться. Даже не знаю, что и думать теперь. Демоны, бесы – это тоже проявления тёмных сил. Нужно молиться. Вы верите в бога, Лера?
    - Не знаю. Верю в то, что есть над нами что-то, управляющее этим миром. Но я не принадлежу ни к одной религии и не знаю молитв.
    Фёдор задумчиво кивнул, вздохнул и сказал:
    - Значит, просите у Господа сил и помощи так, как умеете. Он всё слышит и помогает нам, грешным. Это Он привёл вас сюда, ко мне. Потому что я хорошо знаком с одним человеком - он тоже монах, мы познакомились с ним здесь, в монастыре. Он умеет изгонять бесов и давно занимается этим с благословения духовного отца. Только живёт в другой обители. Недалеко, в соседнем городе. Я свяжусь с ним и попрошу его посмотреть вашу дочь, он мне не откажет…
    - А как свяжетесь? У вас в монастыре есть телефон?
    Фёдор мягко улыбнулся, заснул руку куда-то в складки своего чёрного широкого одеяния и вытащил небольшой мобильник-раскладушку:
    - У меня есть даже личный. Вы, наверное, сильно удивитесь, но ещё у нас в обители есть компьютер с доступом в интернет. Наш настоятель – человек прогрессивных взглядов, и мы здесь не совсем оторваны от мира.
    - Прошу вас, Фёдор, свяжитесь с этим человеком поскорее, - Лера вытащила свой телефон, продиктовала номер мужчине, и внесла в список контактов его. - Наберите мне, когда узнаете что-то. Хорошо?
    - Да-да. Я же обещал помочь вам… Позвоню ему прямо сейчас. Пойдёмте, я провожу вас к выходу. Берегите себя. Всё наладится. С Божьей помощью. - он встал со скамейки.
    - Звоните мне сразу, как что-то узнаете, прошу вас. В любое время. Я буду ждать.
    - Хорошо. Возможно, нужно будет вам с дочерью приехать туда. Впрочем, будет видно. Я буду молиться за вас обеих. Господь с тобой, сестра, – монах широко перекрестил её.
    Лера попрощалась и пошла по дорожке к выходу из монастыря. Обернувшись у поворота, она увидела, что Фёдор всё ещё стоит и задумчиво смотрит ей вслед.
 
Сообщения: 389
Зарегистрирован:
27 июн 2017, 17:56

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Снежинка » 14 июн 2018, 15:56

    
Смайлик писал(а):дравствуй, Снежинка. Пришла на огонек.

    Привет-привет! :D
    
    
Смайлик писал(а):Возможно, жалобно попросила одетая в пижаму и забравшаяся в постель Алиса. Как вариант.
Возможно.
    
    
Смайлик писал(а): штамп.
Надо подумать.
    
    
    
Смайлик писал(а): Снова девочки. Как будто Алиса ей не родная.

    
     :shock: Почему? Многие называют дочек "девочка моя", не вижу здесь ничего странного.
    
    
Смайлик писал(а):Снова неправильное описание действия. Пес сначала рычит. а потом проходит мимо Лера.

    Здесь крутила и так и сяк, но остановилась в итоге не этом варианте.
    Со всем остальным не совсем согласна, но подумаю.
    
    
Смайлик писал(а):Я вот сейчас пишу, а сама невольно вздрагиваю от шума за окном. Собака гавкнет, или кто-то мимо пройдет. Настораживает. Значит, зацепило
:)
    Спасибо за разбор!
 
Сообщения: 389
Зарегистрирован:
27 июн 2017, 17:56

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Kirra » 14 июн 2018, 23:41

    Снежинка,
    Прочитала пятую главу и даже в некоторой растерянности. Не выстраивается у меня образы Леры.
    Взять хотя бы конфликт с Алисой. До этого Алиса была идеальным ребёнком: не капризничала, сама себя занимала: рисованием или мультфильмами, спать ложилась без напоминаний и засыпала не дослушав сказку. И вот у
    девочки под воздействием мистических сил случился бунт. Мама сразу пасует, идёт пить с сестрой коньяк и потом легко мирится с тем, что Алиса заперлась в комнате, сама как-то там улеглась спать. Она кстати даже не посмотрела, что дочка нарисовала.
    У всех конечно свои методы воспитания, но я в данном случае пассивную позицию Леры совсем не разделяю.
    Я конечно делаю скидку на то, что умер Дима и пр. Но поведение Алисы так настораживает, что я не представляю , как можно оставить ее ее закрывшийся на щеколду в комнате. Ещё и с ужасной куклой наедине. В общем, Лера и Катя заняли страусиные позиции 8)
    И пока непонятно зачем нужна в романе Катя. Как близкий человек, она себя не проявляет, на события не влияет.
 
Читательница

Сообщения: 1490
Зарегистрирован:
16 июн 2015, 18:03

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Снежинка » 16 июн 2018, 16:33

    
Kirra писал(а): Я конечно делаю скидку на то, что умер Дима и пр. Но поведение Алисы так настораживает, что я не представляю , как можно оставить ее ее закрывшийся на щеколду в комнате. Ещё и с ужасной куклой наедине. В общем, Лера и Катя заняли страусиные позиции

    Ну да, они ещё не уверены, что дело именно в кукле. Впрочем, подумаю, может изменю немного поведение девочки.
    
    
Kirra писал(а):Взять хотя бы конфликт с Алисой. До этого Алиса была идеальным ребёнком: не капризничала, сама себя занимала: рисованием или мультфильмами, спать ложилась без напоминаний и засыпала не дослушав сказку. И вот у девочки под воздействием мистических сил случился бунт.

    Да нет, она обычная девочка, и приступы упрямства бывали, там выше есть - где она рисовала Лизу-Анжелу во второй главе.
    
    Спасибо. Кирра, что заглядываешь. :D
 
Сообщения: 389
Зарегистрирован:
27 июн 2017, 17:56

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Sokol » 17 июн 2018, 22:27

    Снежинка, я, кажется, понял с интригой, о чём говорил Nimnus. Складывается ощущение, что соль не в кукле и не в Анжеле, а в чём-то большем, к чему и будет шаг за шагом, разворачиваясь, как лепесток, подходить история. Если я прав — может получиться великолепно.
    Теперь борьба с насекомыми.
    
Снежинка писал(а):Это недалеко от города, в Красноармейском районе.
        - Вы можете нарисовать примерное расположение могилы? – Валентин Михайлович протянул её листок бумаги.
        - Да, постараюсь. Это недалеко от центрального входа
Не совсем повтор, но бросается в глаза. Поправить можно.
Снежинка писал(а):больно ударив Леру в подбородок затылком.
        «Что с ней? - Лера выпрямилась, потирая подбородок.
Такое ИМХО из жизни — у взрослого-то кости крепче, больше пугаешься за ребёнка в этот момент. Соответственно, тереть логично не подбородок, а затылок девочки.
    
Снежинка писал(а):Не знаю, может Валерий Михайлович прав
"Валера, верим!" (с) :lol:
    
Снежинка писал(а):Фёдор отрицательно покачал головой:
Сами догадаетесь.
 
Сообщения: 647
Зарегистрирован:
06 июл 2014, 16:29
Откуда: Москва

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Смайлик » 18 июн 2018, 17:03

    Эх, писала, писала.... И все съели глюки. :mrgreen:
    Напишу о впечатлении.
    На мой взгляд, кукла, убивающая людей, затасканный элемент. Хотя, если вы внесете что-то оригинальное, тогда да...
    Дальше, почему героиня не хоронит пса, а бросает труп в квартире и убегает с дочкой? Для детской психики это стресс.
    Отношение героини к кукле. Женщина, защищающая собственного ребенка, подобна тигрице. Почему Лера не расправилась с куклой - не выкинула, не сожгла, не расчленила? Ее поведение подобно поведению испуганного подростка. Хотя, понимаю, нужно нагнетать ситуацию.
    Подсознанием понимаешь, существует угроза для ребенка. Девочка описана милой и трогательной. Поэтому чувствуешь, круг возле нее будет постепенно смыкаться. Первая жертва - собака.
    Снежинка, вы нашли удачный прием - задели нежную струну человеческой души - переживание за безопасность ребенка. Отсюда желание читать до конца, чтобы убедиться, что с девочкой все в порядке.
    Стиль женский - преобладание чувств над прагматизмом, употребление большого количества эпитетов.
    Это сбивает. На мой взгляд, лаконичность и динамизм больше бы подошел для этого жанра. :lol:
 
Сообщения: 904
Зарегистрирован:
11 фев 2017, 16:52

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Снежинка » 19 июн 2018, 09:44

    Сокол, здравствуйте! :)
    
Sokol писал(а): Снежинка, я, кажется, понял с интригой, о чём говорил Nimnus. Складывается ощущение, что соль не в кукле и не в Анжеле, а в чём-то большем, к чему и будет шаг за шагом, разворачиваясь, как лепесток, подходить история. Если я прав — может получиться великолепно.

    Да, вы правы, дело в чём-то большем. :) Вот только, хорошо получилось или нет, не знаю. :roll:
    
    
Sokol писал(а):Такое ИМХО из жизни — у взрослого-то кости крепче, больше пугаешься за ребёнка в этот момент. Соответственно, тереть логично не подбородок, а затылок девочки.

    Может быть, подумаю.
    
    
Sokol писал(а):Не совсем повтор, но бросается в глаза. Поправить можно.

    
    Поправлю.
    
    
Sokol писал(а):"Валера, верим!" (с)

    Здравствуй, Варелик! Я же тебе рубль должен. (цы) :lol:
    
    
Sokol писал(а):Снежинка писал(а):Фёдор отрицательно покачал головой:Сами догадаетесь.

    Догадалась.))
    Спасибо!
    
    Смайлик, привет!
    
Смайлик писал(а):Эх, писала, писала.... И все съели глюки.

    Я всегда копирую перед тем, как отправлять. С нашим форумом только так. :evil:
    
    
Смайлик писал(а):Дальше, почему героиня не хоронит пса, а бросает труп в квартире и убегает с дочкой? Для детской психики это стресс.

    
    Ну так дочка испугалась трупа собаки. Ну и сама Лера не хочет прикасаться к нему. Вот она и решает пока отодвинуть проблему на потом.
    
Смайлик писал(а):Отношение героини к кукле. Женщина, защищающая собственного ребенка, подобна тигрице. Почему Лера не расправилась с куклой - не выкинула, не сожгла, не расчленила? Ее поведение подобно поведению испуганного подростка. Хотя, понимаю, нужно нагнетать ситуацию.

    
    Ну дык она сомневается, в кукле дело или это у неё самой с головой что-то. :D
    
    
Смайлик писал(а):Стиль женский - преобладание чувств над прагматизмом, употребление большого количества эпитетов. Это сбивает. На мой взгляд, лаконичность и динамизм больше бы подошел для этого жанра.

    Ну так это фокал Леры, её чувства и мысли по большей части. Впрочем, можно и подсушить, наверное, если постараться.
    Спасибо!
    
    
Kirra писал(а): Я конечно делаю скидку на то, что умер Дима и пр. Но поведение Алисы так настораживает, что я не представляю , как можно оставить ее ее закрывшийся на щеколду в комнате

    Подумаю над этим, возможно смягчу поведение девочки.
 
Сообщения: 389
Зарегистрирован:
27 июн 2017, 17:56

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Снежинка » 20 июн 2018, 13:36

    Выкладываю ещё парочку глав с новыми действующими лицами. :)
    Глава 7 Он всё равно бы сдох…
    
     Маргарита Ивановна, воспитательница Алисы, женщина пятидесяти девяти лет, была давно на пенсии, но всё ещё работала. Каждый год она говорила себе, что устала и уйдёт, и всё равно оставалась. Всем любопытствующим отвечала, что работает только ради денег, но на самом деле больше всего боялась потерять чувство нужности и значимости, что давала ей работа. «Что я буду делать дома? Вязать носки? Сидеть возле телевизора, как соседки по подъезду?» - спрашивала она саму себя и вздыхала. Её единственная дочь вышла замуж и уехала в другой город. Если бы она родила внучку или внука, Маргарита Ивановна уехала к ней на подмогу, не раздумывая. Она уже давно примеряла на себя роль бабушки, мечтала подержать на руках младенца. Но дочь не спешила с рождением детей, твердя о карьере и желании пожить «для себя».
    «Для себя пожить. А детки как же? Не успеешь оглянуться, как не сможешь родить. Бабий век короток. Так хочется с внучком понянчиться. Роди, да делай свою карьеру, а я с маленьким посижу», - сердито качала головой воспитательница. Она привыкла вести постоянный мысленный спор с непокорной дочерью, в котором неизменно выходила победителем, в отличие от разговоров реальных, их дочь избегала или раздражённо отмахивалась.
    Маргарита Ивановна любила детей. Правда, в последнее время ей стало труднее справляться с шумными и непослушными шалунами, которых становилось с каждым годом всё больше. «Раньше детки были совсем другими», - грустно поджимала губы воспитательница, - «Или это просто я стала слишком старой? Эх, пора, пора на пенсию…» Но она так и не решалась уйти наконец на заслуженный отдых. Алиса Черненко была её любимицей. Открытая, разговорчивая девочка, с живым воображением, довольно послушная, она никогда не доставляла особых хлопот. Баловалась, бывало, как и все дети, иногда капризничала, но с ней можно было договориться. Маргарита Ивановна оборвала свой бесконечный безмолвный спор с дочерью, вспомнив странный утренний диалог с тёткой Алисы.
    «Что же произошло у них в семье? – задумалась она, невольно поглядывая на воспитанницу.
     То, что она видела, настораживало. Алиса сидела в углу на стульчике, отчего-то прищурив глаза, словно от яркого солнца, хотя окна группы выходили на западную сторону и по утрам в игровой никогда не бывало солнечно. «Чего так глаза сузила? Может, болят? Воспаление? Конъюнктивит у девчонки?» - с недоумением подумала воспитательница, вглядываясь. Остальные ребята почему-то собрались в противоположной стороне игровой комнаты. Никто из них не подходил к сидящей в отдалении девочке. Это тоже выглядело странным. Алиса была очень общительной, и всегда принимала активное участие во всех играх и шалостях, порой бывая их главной виновницей. Небольшой красный мяч пролетел через всю комнату и приземлился у носков сандалий Алисы. Его бросил главный хулиган группы, Сеня Соколов. Он повернулся, встал на четвереньки и поскакал в сторону девочки, видимо, изображая лошадь. Не добежав пары шагов до мяча, резко притормозил, словно наткнулся на невидимую стену. Поднял голову, встал на колени и уставился Алисе в лицо, приоткрыв рот. Она тоже не отрываясь смотрела на него своим странным взглядом из-под полуопущенных век. Губы изгибались в кривой ухмылке, делавшей нежное круглое личико девочки неожиданно старым и злым. Маргарита Ивановна испуганно зажмурилась, помассировала пальцами веки и открыла глаза. Сеня уже стоял на ногах и пятился назад, выставив перед собой руки. Потом вдруг пронзительно закричал, закрыв лицо локтями. Яростно замотал головой и затопал ногами, словно пытаясь отогнать от себя невидимых надоедливых насекомых. Сорвался с места, пронзительно вопя и забился в противоположный угол, за стеллаж с игрушками. Маргарита Ивановна вновь бросила быстрый взгляд на Алису. Теперь её лицо выглядело обычным.
    - «Показалось. Чего только не привидится. Нынче дети кого угодно с ума сведут. Он-то что так испугался?» – недоумённо подумала воспитательница, вставая и заглядывая за стеллаж. Мальчик сидел на корточках, сжавшись в комок, содрогаясь от рыданий, закрывая голову руками.
    - Сеня, - позвала она. - Ты чего туда залез, выходи.
    Но он только отрицательно помотал головой, не двигаясь.
     - «Может быть, это у них такие игры. Насмотрятся этих дурацких мультфильмов и повторяют что ни попадя… Эх, раньше дети были проще и послушнее…» - со вздохом подумала Маргарита Ивановна. Мысль о пенсии снова мелькнула у неё в голове, и она, в который раз, пообещала себе уйти.
    Нянечка принесла завтрак. Маргарита Ивановна захлопотала, накрывая столы, рассаживая детей. Сеня наконец вышел из своего укрытия и бочком присел на свой стульчик, всё ещё тихо всхлипывая и передёргивая плечами. Воспитательница облегчённо вздохнула, злорадно подумав: - «Надо же, какой скромный стал. Никогда его таким не видела. Ну, ему это только на пользу. Почаще его так пугать, небось шёлковым станет».
    После завтрака Маргарита Ивановна громко скомандовала:
    - Ребята, складываем игрушки, идём на прогулку.
    Дети с визгом и хохотом выбежали на улицу. Только Алиса шла не торопясь, позади всех остальных, сжимая обеими руками большую куклу, вдавив подбородок в её светлые синтетические волосы. «Вцепилась в эту игрушку, как будто кто-то отберёт. Ещё и грязная какая эта кукла, фу…» - неприязненно подумала Маргарита Ивановна. Протянула руку, чтобы погладить девочку по склонённой голове и спросила:
    - Как твои дела, Алиса? Что-то ты сегодня невесёлая какая -то…
    Девочка нервно мотнула головой, вывернулась из -под занесённой ладони и молча прибавила шаг. «Да что это с ней такое, и вправду. Совсем бука сегодня. Очень странно…» - снова удивилась Маргарита Ивановна. Прежде воспитанница всегда охотно делилась с ней своими детскими радостями и горестями, и ластилась, как котёнок. Алиса прошагала через всю площадку, зашла в крытую полутёмную веранду, уселась там узкую лавочку. Воспитательнице видна была её неподвижная маленькая фигурка в тени навеса. «Она так и не выпускает из рук эту куклу. И смотрит… Нехорошо как-то…», - на секунду показалось, что вместо Алисы она видит паука с тонкими скрещенными лапками, ожидающего свою жертву в углу паутины. Она передёрнула плечами, почувствовав холодок внутри.
    - Маргарита Ивановна, Маргарита Ивановна! – загалдели взволнованные детские голоса, прервав её размышления.
    Дети столпились вокруг чего-то, лежащего на земле и увлечённо разглядывали, отталкивая друг друга.
     - Что там такое, ребята? Дайте посмотреть, - она нагнулась и увидела птенца, ещё наполовину покрытого нежным жёлтым пушком. Он жалобно пищал, широко разевая клюв. «Ну вот, опять выпал из гнезда, глупыш маленький», - вздохнула Маргарита Ивановна и обвела взглядом кроны шелестящих от ветра деревьев. Детский сад со всех сторон окружали высокие тополя, на ветвях которых птицы вили гнёзда. На памяти воспитательницы это был не первый найденный птичий малыш, но все они погибали, как ни пытались она и её коллеги их выхаживать. «Этот тоже не жилец, к сожалению» - грустно думала она, строго говоря вслух детям, которые умилялись, глядя на хорошенького птенчика и тянули руки, чтобы погладить.
    - Детки, птенчика нельзя трогать, он от этого может заболеть. Сейчас я достану платочек, заверну малыша и отнесу в соседнюю группу. Там есть клетка. Он немного подрастёт, окрепнет, улетит к своей маме, и мы ему помашем ручками, - ей каждый раз удавался этот невинный обман, и когда птенец умирал, она рассказывала детям, что за ним прилетела мама-птица, чтобы забрать обратно домой.
    - Да, да!
    - Мы его будем кормить!
    - Мы будем ухаживать за ним!
    - Он такой хорошенький!
    - А мама птичка найдёт своего малыша? – перебивали друг друга детсадовцы, взволнованные от поразительного, захватывающего их детские умы события.
    - Сейчас, ребятки, у меня в сумке есть платочек, я его достану, - воспитательница отошла к столику, где у неё всегда стояла сумка с самыми разными мелочами, порой необходимыми на прогулке. - Вот, уже нашла, - она повернулась к стайке галдящих ребят. «Сами как птенцы. Глупые и желторотые», - усмехнулась Маргарита Ивановна.
     Звонкие голоса резко стихли, словно выключенное радио. Дети испуганно шарахнулись в разные стороны. Маленькая фигурка с куклой в руках застыла возле жёлтого писклявого комочка. Секунду девочка постояла, опустив взгляд вниз, хмуро сдвинув брови. Маргарита Ивановна не успела сказать ни слова, как Алиса подняла ногу, обутую в розовую сандалию и медленно опустила на птенца. Писк резко оборвался. Хрустнули тонкие косточки. Маргарита Ивановна ахнула, прикрыв рот рукой, ошарашенно глядя на Алису. Она тоже смотрела прямо на воспитательницу тёмным взглядом. На лице снова появилась утренняя кривая ухмылка:
    - Вы всё врёте, Маргарита Ивановна. Он всё равно сдох бы, этот птенец. Я просто помогла ему, чтобы не мучился.
    Алиса подняла ногу, брезгливо потёрла подошву о край песочницы, оставив на бортике следы тёмной крови. Повернулась спиной, не торопясь пошагала обратно к веранде и уселась на прежнее место. Раздавленный птенец остался лежать на земле, его пёрышки покраснели от крови, клюв приоткрылся в предсмертном крике.
     Маргарита Ивановна стояла оглушённая, не в силах поверить своим глазам. Алиса Черненко - девочка, которая плакала раньше над сорванным цветком, утверждая, что он живой, раздавила маленькое беспомощное существо. Это не укладывалось в голове. «Господи, что с ней произошло… И что-то не так с глазами…» Больно кольнуло в сердце, и мысли о пенсии опять пронеслись в голове.
    Дети молча смотрели на окровавленное, сплющенное тельце птенца, похожее на раздавленный абрикос. Зашмыгала носом, а потом зашлась в плаче одна из девочек, следом за ней и остальные дети отчаянно, горько зарыдали. У Маргариты Ивановны защемило в груди, слёзы невольно выступили на глазах.
    - Дети, успокойтесь, не надо плакать. Скоро прилетит доктор Айболит и вылечит птенчика, - уговаривала она детей срывающимся голосом, понимая, что он звучит жалко, совсем неубедительно и беспомощно тонет в визгливом детском рёве.
    Он становился с каждой секундой всё громче и истеричней. Сеня Соколов упал и бился лбом о землю, слёзы катились по лицу вперемешку с грязью, затекали в открытый рот. Кто топал ногами, кто размахивал руками. Это становилось похоже на массовый психоз. Подбежала молоденькая воспитательница из соседней группы, изумлённо вытаращив глаза:
    - Маргарита Ивановна! Что случилось? Вам помочь? У нас нянечка на участке, присмотрит за моими…
     Они вдвоём стали успокаивать и уводить детей в группу. Алиса по-прежнему не выходила из своего убежища на веранде. Маргарита Ивановна даже забыла про неё на время, занятая остальными детьми, а когда посмотрела в ту сторону, то замерла от негодования – Алиса улыбалась!
    - Елена Викторовна, я сейчас, - бросила она помогавшей ей воспитательнице, державшей за руки двух оставшихся на площадке девочек. - Дождитесь меня в группе, пожалуйста, - и направилась в сторону веранды.
    - Ну что, довольна? Посмотри, что ты натворила! Ещё и улыбаешься! Бесстыдница! - выкрикнула Маргарита Ивановна, задыхаясь от еле сдерживаемого гнева. Девочка молча смотрела ей в лицо, губы кривились в уже знакомой презрительной улыбке. - Вставай и иди в группу! Немедленно! – голос воспитательницы дрожал от внутреннего напряжения. В груди больно сжималось что-то при взгляде на воспитанницу. Алиса не двигалась с места, только немного откинула голову назад, надменно глядя на Маргариту Ивановну из-под полуопущенных ресниц. Верхняя губа приподнялась, обнажив зубы, делая девочку похожей на какого-то маленького хищного зверька.
    - Ты слышишь меня, Алиса? Поднимайся и иди в группу! – повторила Маргарита Ивановна. В голове сверкнула вспышка холодной ярости. Она резко подалась вперёд, схватила девочку за руку, с силой дёрнула на себя, прошипев:
    - Я кому говорю? Не хочешь по-хорошему – будет по-плохому! Засранка такая! Будешь до вечера сидеть на стульчике! – она с трудом сдержалась, чтобы не ударить по надменному лицу едва не упавшую со скамейки девочку.
    - Вы ещё пожалеете об этом… - Алиса потирала красный след на запястье и пристально смотрела на Маргариту Ивановну снизу-вверх тёмным злым взглядом.
     Отвернулась и пошла в сторону полуоткрытой двери в детсад. Воспитательница поспешила следом, ругая себя за несвойственную ей несдержанность. «Да что со мной такое? Я ведь чуть не ударила ребёнка. Ох, точно на пенсию пора», - Маргарита Ивановна почувствовала, что краснеет, глядя на хрупкую маленькую фигурку впереди себя. Войдя в группу, воспитательница увидела, что девочка сидит на том же стуле в углу, что и утром.
    - Подумай над своим поведением, Алиса, - назидательно сказала Маргарита Ивановна, но девочка молча отвернулась к окну.
    Она просидела так до сонного часа, не подошла к столу обедать, несмотря на все уговоры встревоженной Маргариты Ивановны.
    - Алиса, ну что, и спать не пойдёшь? Нельзя здесь сидеть, когда все спят, ты же знаешь. Такая девочка всегда хорошая была. Что с тобой случилось сегодня? Ну хорошо, я погорячилась. Не нужно сидеть на стульчике до вечера. Но и ты была не права, ведь правда? Пойдём, не нужно упрямиться… - мягко уговаривала воспитательница.
    Алиса резко встала, всё также сжимая руками куклу. Прошагала в спальню, низко нагнув голову. «Вот и хорошо. Наконец-то, - выдохнула воспитательница, - Нужно обязательно поговорить с её матерью. Узнать, что же такое у них приключилось…»
    
    Лера вышла из ворот монастыря, втиснулась в заднюю дверь переполненной маршрутки. Там пробралась поближе к окну и замерла, вцепившись в поручень и прикрыв опухшие от слёз веки. Когда открыла глаза, то поняла, что уже пару кварталов, как проехала свою остановку. Вышла и побрела пешком в обратную сторону. Воспалённые глаза горели от жгучих солнечных лучей, безжалостно светивших в лицо. Она почти ничего не видела перед собой и перешла на другую, тенистую, сторону тротуара. Мимо неё с хохотом пробежала стайка девушек в коричневых школьных платьях, белых фартуках и бантах. «Похоже, сегодня последний звонок в школах. А я не помню даже, какое сегодня число на календаре», - хмуро подумала Лера, проводив взглядом беззаботно смеющихся девушек, - «Счастливые… У них теперь вся жизнь впереди…» Она вспомнила свой последний звонок в школе – серьёзную Катю, поправляющую ей платье, тётку с букетом в руках и саму себя – растерянную взволнованную выпускницу. Только родителей не было рядом. Лера тяжело вздохнула. Тем же летом, после выпускного, она познакомилась с Димой. В ушах зазвенели проклятия, что выкрикивали цыганки, когда он отвоёвывал у них Леру. Сердце болезненно сжалось, - «Может, это те проклятия наконец достигли своей цели? Нет, не может быть. Прошло столько лет». Лера прикусила губу, сжала кулаки, чтобы справиться с болью, раздирающей грудь и глухо вскрикнула, почувствовав, как что-то остро кольнуло ладонь, сжатую в кулак
    Поднесла его к глазам, осторожно раскрыла и увидела блестящий серебром крест на ладони, про который уже успела забыть. «Точно, подарок Фёдора. Надо же, я могла потерять его. Ничего себе, всю дорогу проехала, ещё пешком сколько шла. Как хорошо, что не выронила нигде. Неудобно было бы перед Фёдором, не хотелось бы его расстраивать. Вдруг он всё же передумает и попросит вернуть крест. Валентин Михайлович верно заметил – Фёдор и в самом деле хороший человек – такой искренний и ранимый. Не часто сейчас таких встретишь. Впрочем, видимо поэтому он и поселился в монастыре», - думала она, рассматривая крест. Он оказался довольно большим, почти в половину Лериной ладони, с глубокими царапинами и едва различимыми надписями. Верхняя и боковые перекладины заканчивались закруглёнными трилистниками. Нижняя по форме напоминала перо с полустёртым, заострённым от времени концом. Лера осторожно потрогала его пальцем: «Ничего себе, порезаться можно… Хотя это серебро, мягкий металл», - с этими мыслями сняла цепочку, пропустила её сквозь серебряное «ушко» крестика и надела на шею. Он скользнул в ложбинку между грудей, словно всегда находился там. Лера пошагала дальше, ощущая приятную прохладу и тяжесть крестика за пазухой, он словно придавал ей сил, даже дышать стало легче. Лера взглянула на часы и поняла, что как раз успеет, не торопясь, дойти до детского сада пешком и забрать дочь. Написала сестре сообщение: «Заберу Алису сама, я недалеко от детсада», и тут же получила от неё ответное: «Сказала же тебе, сиди дома, я бы забрала Алису».
    Лера представила лицо Кати, с тревожным взглядом, и едва заметной морщинкой между бровей, которая возникала, когда сестра сердилась. Торопливо пробежала пальцами по кнопкам: «Не переживай, Катюш. Всё нормально, мне нужно прогуляться. Дома одна я схожу с ума. Я тоже тебя люблю. До вечера».
    Лера издалека увидела сидящую в одиночестве на веранде дочь. Все остальные дети играли в другом углу площадки. Маргарита Ивановна поспешила ей навстречу с взволнованным видом, словно с нетерпением ждала Леру.
    - Валерия Алексеевна, что случилось с Алисой? Сегодня она совершила ужасный, отвратительный поступок, – слегка задыхаясь от быстрого шага, произнесла воспитательница.
    - Что случилось? – устало выдохнула Лера.
    - Она раздавила несчастного маленького птенца, который выпал из гнезда. Просто наступила на него ногой. И ещё радовалась этому, хотя все, все дети так плакали, – воспитательница всхлипнула, достала из кармана платок и стала вытирать им покрасневшие глаза.
    - Боже мой. Алиса не могла так поступить, – Лера в замешательстве смотрела на воспитательницу, не в силах поверить тому, что услышала.
    - Вы думаете, я буду обманывать вас? Не знаю, что уж там у вас случилось, но вашему ребёнку явно нужна помощь психолога, – обиженно протянула Маргарита Ивановна.
    - Нет-нет, что вы, я совсем не это имела в виду. Я верю вам, Маргарита Ивановна, - примирительно сказала Лера, у неё сейчас не было ни сил, ни желания выяснять отношения с оскорблённой воспитательницей
    - Маргарита Ивановна, нехорошо быть ябедой. Я тоже много чего могу рассказать про вас - например, что вы бьёте детей, не разрешаете играть с новыми игрушками и воруете нашу еду, - раздался рядом чужой хриплый голос, совсем не похожий на детский. Лера вздрогнула, повернула голову и с изумлением увидела Алису, которая незаметно подошла, пока они разговаривали с воспитательницей, и сейчас зло сверлила её взглядом, воинственно задрав подбородок вверх и сжав губы. В светлых глазах дочери промелькнула чернота и Лера слегка нагнулась, с недоверием приглядываясь.
    - Валерия Алексеевна, это неправда. Алиса, почему ты обманываешь, зачем это придумала? – изумлённо заморгала воспитательница, прижав ладони к покрасневшим щекам.
    - Алиса, пойдём домой, – строго сказала Лера, взяв дочь за руку. Она попрощалась с воспитательницей и быстро пошла к выходу, волоча за собой еле поспевающую дочь, оставив Маргариту Ивановну стоять с возмущённым и одновременно жалким выражением на лице. Объясняться с ней у Леры не было сил.
    
    Глава 8 Тот, что видит...
    
    Отец Амвросий, носивший ранее в миру имя Михаил, был человеком, имевшим некоторые, как сейчас принято говорить, паранормальные, или экстрасенсорные способности, которые проявились ещё в раннем возрасте. Детство Миши пришлось на времена Брежневского застоя. Верить в бога и ходить в церковь считалось тогда мракобесием и пережитком прошлого. В их небольшом посёлке городского типа и вовсе не было церкви. Однако они всей семьёй тайком ездили в соседний город на службы. Миша с детства любил эти поездки. Неровные огоньки свечей, полумрак, голос священника, напевно читающего молитвы – всё это наполняло его душу восторгом. А некоторая секретность и таинственность поездок придавала им ещё большую прелесть в его глазах. Отец и мать Миши соблюдали посты, читали детям библию, чтили заповеди, но детям внушалось, что болтать об этом в школе и на улице не нужно – это их общая семейная тайна, о которой незачем знать чужакам. Миша послушно следовал поучениям и советам матери и отца – он вообще был довольно покладистым ребёнком и никогда не причинял особых хлопот своим родителям. Мише с младенчества носил на шее небольшой крестик на тонком прочном шнурке и никогда не снимал его, несмотря на насмешки одноклассников, дразнивших его за это «поповичем». Он не обращал внимания на глупые шутки сверстников. Миша, несмотря на всю свою покладистость и незлобивость, всегда умел постоять за себя, дать отпор обидчикам, рос крепким и высоким.
    В первый раз он увидел «печать смерти» совсем маленьким. Ему ещё не было четырёх, когда бабушка, мать отца, скоропостижно скончалась от инсульта. Накануне она приходила в гости, жаловалась на головную боль. Отец растерянно улыбался и гладил бабушку по голове своей широкой шершавой ладонью, нашёптывая слова молитвы. Миша крутился рядом, с интересом и сочувствием поглядывая на бабулю. И вдруг увидел, как её лицо покрывается сеточкой мелких тёмно-серых трещин, словно старый асфальт, а над затылком вспухает странное черное пятно, похожее на то, что появляется перед глазами, если долго смотреть на солнце в летний день. Миша зажмурил глаза, наморщив нос, затем поморгал и вновь посмотрел на бабушку. Серая сеточка словно приросла к её доброму круглому лицу, а пятно сползло ниже, клочьями свисая надо лбом. Мише почему-то стало очень жалко бабулю и в то же время неловко за неё. Он всхлипнул, а из глаз потекли слёзы.
    - Ну что ты, что ты, миленький? – ласково спросила бабушка усталым дребезжащим голосом. - Иди сюда, потетешкаю.
    Но Миша зарыдал ещё горше и прижался к отцу, зарывшись лицом в колючий свитер. Ему совсем не хотелось подходить к бабушке сейчас, у него даже затряслись коленки и скрутило живот.
    - Капризничает что-то малец, как-бы не заболел, - забеспокоился отец и приложил к Мишиному лбу свою тёплую широкую руку. - Пойдём, уже спать пора, - подхватил всхлипывающего сына на руки и унёс в детскую.
    Больше Миша не видел бабушку живой, но её лицо в странных пугающих трещинах навсегда врезалось в память. Но тогда он ещё не понял, что увидел. Следующий случай произошёл, когда ему исполнилось шесть. В тот день он бесцельно слонялся по двору, ожидая, когда мама позовёт обедать и очень обрадовался, увидев за забором соседа. Он только пару дней как вернулся из армии и гордо расхаживал по посёлку в тёмно-зелёной солдатской форме. Мише она казалась восхитительно красивой. Также, как и фуражка с кокардой, коричневый кожаный ремень с блестящей пряжкой и новенький мотоцикл, что подарили парню родители. Сосед на радостях успел перекатать на нём пол посёлка.
    - Привет, дядь Серёжка! – Миша подбежал к забору и застыл от удивления, со страхом вглядываясь.
    Уже знакомая тёмно-серая сеточка облепила усатое улыбающееся лицо молодого мужчины. Пятна, похожие на клочья чёрной ваты, полностью скрывали шею соседа. Ещё несколько пятен, поменьше, расплывались на руках и ногах. Миша попятился.
    - Ты чего, Мишаня? Пошли, покатаю! – махнул головой сосед. Трещины на лице покачнулись, сделав его старым и… неживым.
    Миша взвизгнул и со всех ног понёсся в дом. Мать хлопотала у плиты. Он с разбегу уткнулся головой ей в живот и застыл, обхватив обеими руками.
    - Мишук, что случилось? – затормошила его мать. – Осу увидал? – Миша очень боялся ос и пчёл после того, как одна больно укусила его в верхнее веко и у него опухло лицо. С тех пор Миша с криком бежал в дом, только заслышав жужжание.
    - Мам, а что, дядя Серёжа умрёт? – всхлипнул Миша - перед глазами стояло потрескавшееся, как старый асфальт, лицо бабушки.
    - Ты что такое говоришь? – изумилась мать.
    - Ну бабуля же умерла… - прошептал Миша.
    - Бабушка старенькая была, а дядя Серёжа молодой, ему ещё жить и жить. Женится скоро, детки родятся. Такие, как ты, - мама обняла Мишу и ласково вытерла слёзы с мокрых щёк мягкими тёплыми ладонями.
    - А почему у него такое лицо, как у бабушки тогда? – ещё тише спросил он.
    - Какое «такое»? – не поняла мать.
    - Некрасивое, в трещинах. И пятна чёрные. Только у бабушки на голове, а у дяди Серёжи на шее.
    - Ох, выдумщик ты у нас, Мишутка, - покачала головой мать. - Привиделось тебе, - перекрестила сына и подтолкнула к порогу. – Иди погуляй ещё немного, не бойся.
    Миша с опаской высунул нос за дверь. Сергея во дворе не было, треск мотоцикла раздавался где-то выше по улице. Вечером с соседнего участка слышалась громкая музыка, крики и хохот.
    - Серёга разгулялся, - неодобрительно покачал головой отец. - Куда только батя смотрит?
    - Так уехали родители то его, с ночёвкой, к бабке в соседнюю деревню. Вот и гуляет сосед нынче, некому окоротить, - вздохнула мать.
    Миша так и заснул под непрекращающийся грохот музыки и девичий визг. Наутро во дворе соседей было тихо и пусто. Миша подошёл к забору и удивился - новенького, сверкающего хромированными деталями и свежей зелёной краской мотоцикла не было на своём обычном месте. Повсюду валялись бутылки, консервные банки, объедки. Миша поморщился, отошёл и вздохнул – он так хотел взять лопатку и накопать дождевых червей для рыбалки, но мама попросила сначала выполоть сорняки на грядке с морковью, и он, немного подумав, послушно занялся тем, о чём просила мать. Заскрипела калитка, во дворе появился отец. Быстро прошагал мимо, не заметив Мишу, который радостно побежал за ним в дом, чтобы расспросить про рыбалку – отец обещал взять его на утреннюю поклёвку.
    - Серёжка разбился ночью на мотоцикле. Говорил я ему, не катайся пьяным – услышал он дрожащий расстроенный голос отца.
    - Да как же это? Сразу насмерть? – охнула мать.
    - Ну да, слетел с дороги на повороте, ударился о дерево, весь переломанный. Шею сломал, говорят. Мгновенная смерть. С ним Светка была, Агеева, так она в реанимации. А он мёртвый. Эх, дурак, дурак. Жить бы, да жить…
    Перед глазами Миши появилось лицо Сергея, обезображенное серыми трещинами и чернота, колючим шарфом скрывающая шею и часть подбородка. Страшная догадка пронзила душу. Слёзы потекли по щекам, он забежал в кухню к отцу и матери. Рыдая, рассказал о своих видениях.
    - Пап, это я виноват? - спрашивал он, всхлипывая. - Они умерли после того, как я посмотрел на них и увидел это. Я не хотел, правда! Оно так само вышло, пап. Сначала бабуля, теперь дядь Серёжа…
    - Нет, сынок. Ты здесь не при чём. Только господь решает, кому жить, а кому умереть, - нахмурил густые русые брови отец. - То дьявол тебя морочит. Молиться нужно, чтобы господь дал тебе силы бороться с дьяволом. И не рассказывай никому об этих видениях. Никогда и нигде. Молись, проси укрепить дух твой, и Он освободит тебя от бесов.
    Миша с той поры следовал совету отца. Хотя, чем старше становился, тем чаще видения посещали его. Везде, даже в церкви. Там он несколько раз видел бесноватого мальчика, которого приводила бабушка. Ребёнок визжал тонким высоким голосом, когда капли святой воды попадали на него и корчился в судорогах. В остальном он выглядел совершенно обычным ребёнком, и только Миша своим «внутренним» взором разглядел, что в его голове шевелится нечто чёрное, вызывающее омерзение, словно рой мух. Мише стало жаль мальчика, но он отвернулся, закрыв глаза и стал горячо молиться, умоляя избавить от наваждения.
    Миша хорошо учился, ему легко давались гуманитарные дисциплины, особенно изучение иностранных языков. Когда окончил школу, поступил на лингвистический факультет и уехал в большой город, мечтая стать переводчиком, ездить в разные страны. Но видения преследовали, не давали полноценно жить. В толпе прохожих он постоянно выхватывал взглядом тех, чьи жизненные часы отсчитывали последние минуты. Пару раз пытался предупредить, но его принимали за сумасшедшего. «Почему ты испытываешь, меня, господь мой? - часто в отчаянии думал Миша. - Зачем мне знать о том, что я не в силах предотвратить?» Он опускал глаза в толпе, стараясь не смотреть на прохожих, из-за лиц которых скалилась одержимость, чёрной плесенью пожирающая мозг. Детские, девичьи, мужские… Сердце сжималось от боли и жалости и сомнения в Его благодати и справедливости рвали душу. Миша корил себя за эти сомнения и молился ещё усерднее. Наконец он понял, что больше не может так жить. «Это бесы… бесы испытывают тебя», - вспоминал он слова отца и горько вздыхал. Он решил попробовать пожить в монастыре, с грустью понимая, что его мечтам о путешествиях в другие страны, скорее всего, уже не суждено сбыться. Однако в глубине души ещё теплилась робкая надежда на избавление от тягостного груза. «Может быть, господь проявит милость, избавив меня от бесов, если я потружусь в святой обители?» - наивно мечтал Миша. Он прожил два года в Троицком монастыре и вернулся обратно в мир. Но вскоре понял, что все надежды были напрасны, видения никуда не пропали и продолжали мучить его, как прежде. Он ещё пытался. Пытался… Но всё было тщетно. Тогда Миша приехал к родителям – попросить совета и благословения. «Ты всегда был не такой, как все. Иди, если Он призывает тебя», - коротко сказал отец. Мать плакала, умоляла подумать. Но Миша уже понял – дороги назад нет. Отец прав. Служить Господу – вот его призвание. Через год он навсегда поселился в Свято-Вознесенском монастыре. Там прошёл долгий путь от трудника до пострига в монахи, приняв новое духовное имя - Амвросий.
    Их старинный монастырь круглый год посещали паломники, но он по возможности избегал поначалу любого общения с мирянами, предпочитая уединение. Но всё же иногда приходилось бывать на службах. Среди молящихся отец Амвросий замечал своим «внутренним» зрением, от которого никак не мог избавиться, людей с характерной шевелящейся темнотой в области головы. Отводил взгляд, чтобы не смотреть на это, с горечью понимая, что многолетние молитвы, посты и горячее служение богу не лишили его странных пугающих способностей.
     С удивлением и печалью отец Амвросий понял, что среди одержимых много детей, жалость к ним охватила с новой силой. Однажды он обратил внимание на паломницу с маленькой девочкой ангельской внешности. Белокурые волосы, нежное личико и огромные синие, как сапфиры глаза. Но за всей этой удивительной красотой монах увидел безобразный чёрный сгусток, просвечивающий сквозь нежный фарфоровый лобик ребёнка. Когда началась служба, девочка завизжала и выгнулась дугой в припадке. Мать пыталась удержать её со слезами на глазах. Вскоре девочка обмякла на руках женщины, лишившись сознания. Вдруг Амвросий почувствовал на себе пристальный взгляд. Девочка пришла в себя и смотрела на него так жалобно, словно умоляла спасти. Именно на него, хотя в церковном зале было много паломников и монахов. Он подошёл и осторожно опустил ладонь ей на затылок. Сущность внутри зашевелилась, словно встревоженный улей, из груди девочки вырвался стон. Амвросий вдруг почувствовал, что может изгнать сущность и понял, что она этого боится.
    После случившегося Амвросий потерял покой. Начал искать молитвы, помогающие изгонять бесов. Отец игумен благоволил Амвросию, потому что что он занимался переводами по его личной просьбе. Настоятель выдал монаху личный ключ от монастырской библиотеки и теперь Амвросий всё свободное время проводил там, изучая старинные книги. Он даже несколько раз съездил к старцу в другой монастырь, который занимался изгнанием бесов из одержимых. Но, побывав на его отчитках, понял – молитвы старца помогают не всегда. Амвросий это чётко видел своим тайным зрением. Наконец всё было готово, но он медлил, всё ещё сомневаясь. И тут вновь увидел знакомую женщину и девочку с кукольным личиком. Сущность в её голове стала больше, и монах понял, что должен попытаться помочь несчастному ребёнку.
    К его огромному удивлению, всё прошло быстро и легко. Чёрная шевелящаяся гадость вытекла из головы девочки мелкими точками, и вправду похожая на рой мух, которые поднимались в воздух и исчезали под куполом церкви. Мать девочки не знала, как благодарить его, целовала руки, вогнав Амвросия в краску. Среди паломников пошли слухи о новом чуде, и с тех пор желающие избавиться от одержимости потоком хлынули в монастырь.
    Монах вдруг понял, что, возможно, это и есть его предназначение и что господь указывает ему его путь. «Может быть, отец ошибался? Это не демоны терзают меня, а Он наделил меня таким странным даром? Разве не должен я следовать Его воле? Эти люди одержимы бесами и страдают. Я избавлю их от мук, совершу богоугодное дело», - размышлял отец Амвросий, всё больше уверяясь в том, что должен помогать одержимым. Испросив благословения отца игумена и взяв себе в помощники двух молодых иноков, отец Амвросий стал проводить обряды изгнания бесов почти каждый день. Со временем поток паломников увеличился в разы, благодаря Амвросию. Игумен предложил ему для проведения обрядов здание старой заброшенной монастырской церкви, ещё дореволюционной постройки, стоявшее в глубине сада. Он понемногу привёл церковь внутри в порядок, заручившись обещанием настоятеля сделать вскоре капитальный ремонт ветхого здания.
     Амвросий легко распознавал тех, кто только симулировал одержимость. Таких, кстати, было большинство. Помогал только тем, кто действительно нуждался, предпочитая работать с детьми. Со временем «внутреннее» зрение стало чётче, он стал различать сущности по цвету и «цепкости». Мог с первого взгляда определить, сколько примерно времени потребуется на изгнание. Каждый обряд заканчивался одинаково - тёмный, похожий на рой насекомых сгусток покидал своего «хозяина», устремляясь вверх, а затем медленно растворялся в воздухе. Это отец Амвросий видел своим «внутренним» зрением и всегда знал наверняка, что человек более не во власти беса.
     Однажды к нему привели подростка, мальчика двенадцати лет. По словам матери, одержимого с детства. Взглянув на него, отец Амвросий удивился. Такую сущность он видел впервые. Она была отвратительного болотного цвета и постоянно мерцала, как будто подмигивая Амвросию. Она полностью затемняла голову и шею мальчика, её отростки тянулись дальше, к сердцу и солнечному сплетению, словно раковая опухоль, пустившая метастазы. Монах приготовил всё необходимое, решив, что, возможно, здесь потребуется больше времени, и начал обряд, уверенный в собственных силах. Одержимый шипел, плевался, выл разными голосами. Двое помощников Амвросия, молодые крепкие мужчины, с трудом удерживали невысокого худенького подростка. Время шло, раз за разом священник повторял слова молитвы, но ничего не происходило, сущность не двигалась с места.
     Внезапно монах почувствовал, что его лба коснулось нечто липкое, отвратительное, словно между бровей прополз слизняк. Он испуганно провёл рукой по лицу, поднял глаза и увидел, что сущность смотрит прямо на него. Вернее, он почувствовал это – потому что у зелёной твари внутри мальчика не было глаз. Но тем не менее Амвросий знал, что сейчас сущность смотрит на него - это её холодный липкий взгляд ощутил он на своём лице. Амвросий каким-то неведомым чувством понял – она тоже прекрасно знает, что он видит её. В следующую секунду монах услышал мерзкий квакающий голос у себя в голове:
    - Ты кто такой?
     Он отвёл глаза и продолжил повторять слова молитвы, внутренне похолодев.
    - А-а-а! Так ты наш! – догадался голос, противно подхихикивая.
    От этого смеха зашевелились волосы на голове, а от явственного ощущения ползущих по коже слизней хотелось закричать, затопать ногами и сорвать с себя одежду. Отец Амвросий с трудом совладал с этим сводящим с ума чувством. Его кинуло в жар, он даже на секунду запнулся.
    - Ну ладно, уйду, не буду портить тебе репутацию, святоша, – издевательски произнес голос, всё также мерзко хихикая.
     Тело мальчика затряслось в новом сильнейшем припадке, и тёмно-зелёная сущность начала покидать его. Она выбиралась наружу, выдирая отростки – щупальца из груди подростка, опираясь на них и карабкаясь выше. Наконец полностью вышла с громким хлопком. Его услышал не только Амвросий. Все остальные тоже вздрогнули и стали испуганно озираться по сторонам. Видимая только одному Амвросию сущность проплыла над головами стоящих людей, похожая на огромную поблёскивающую медузу, поднялась ввысь и растворилась в воздухе. Подросток обмяк в руках монахов, он был без сознания. Через некоторое время пришёл в себя, но стал вести себя, как маленький ребёнок. Прижался к матери, испуганно оглядываясь вокруг.
    - Мама, дямой, посьли дямой, - произнёс он плаксиво, коверкая слова, словно двухлетка.
    - Пойдём, милый, пойдём, - погладила его по голове мать и перевела вопросительный взгляд на Амвросия.
    - Что с ним? Он придёт в себя? – тихо спросила она.
    Монах бессильно пожал плечами и покачал головой:
    - Всё в руках божьих. Но он более не одержим. Молись, сестра, и Он поможет.
    Отец Амвросий чувствовал себя отвратительно. Руки дрожали, внутренности скрутило тугим ледяным узлом. Противный голос преследовал, эхом звучал в голове: «Ты наш-наш-наш». Его озарила внезапная догадка. «Что, если отец был прав, это лукавый искушал меня?» - с тоской понял он, вспоминая все свои опыты с изгнанием бесов. «Значит, это не бог привёл меня к этому, а дьявол. Неужели я всё это время ошибался?» – с ужасом догадался монах. Он закрылся в келье, сказавшись больным и перестал принимать страждущих, решив более никогда не заниматься отчиткой одержимых. Отец Амвросий в отчаянии думал о том, чтобы уйти в скит отшельником и вовсе не видеть больше людей. Во время этих душевных метаний и застал его Фёдор.
    
    Они знали друг друга давно, вместе придя в Троицкий монастырь трудниками. Мужчины были в чём-то похожи и даже немного сдружились, насколько это возможно в монастыре. В редкие свободные минуты они вели беседы о смысле жизни, о боге, и в минуты душевных откровений Амвросий, тогда ещё звавшийся Михаилом, поведал Фёдору о своей особенности, которая обернулась для него проклятьем. Фёдор, в свою очередь, также откровенно рассказал другу о том, что привело его к богу. После Михаил ушёл из монастыря, а он остался. Но мужчины поддерживали связь, и Фёдор знал, что Михаил снова отошёл от мира уже навсегда, поселился в Свято-Вознесенской обители, принял постриг и новое имя - Амвросий. Фёдор знал об успехах Амвросия в работе с одержимыми и был рад тому, что друг нашёл своё призвание и обрёл душевное спокойствие. Сам Фёдор так и не смог прийти к этому.
    Увидев Фёдора, отец Амвросий слабо улыбнулся и крепко сжал его руку. У него был такой подавленный и виноватый вид, что Фёдор, ещё не знавший о новых сомнениях друга, забеспокоился.
    - Господь с тобой, Амвросий. Я звонил тебе, но твой номер выключен. В обители сказали, что ты болен.
    - Слава богу, здоров. А телефон… - он раздражённо взмахнул рукой. - Пока он мне не нужен. Всё это от лукавого. Рассказывай, с чем приехал. Ты же наверняка по делу?
    - Мне нужна твоя помощь, – глядя в глаза другу, тихо сказал Фёдор. - Ты помнишь о том, что случилось с моей сестрой? Меня разыскала женщина… Её зовут Лера. Вчера её мужа убили, точно так же ужасно, как моя сводная сестра Анжела убивала детей… Её дочка, которой всего шесть лет, ведёт себя очень странно. Лера показала мне её рисунки. Так вот, они в точности такие же, как в той ужасной книге, от которой сошла с ума моя сестра…
    - Может быть, это совпадение? Или кто -то вводит тебя в заблуждение?
    - Не знаю… Я поверил, эта женщина в отчаянии. Говорит, что они с дочкой недавно были на кладбище. На том самом, где упокоены останки моей безумной сестры, понимаешь? Девочка играла на её могиле со своей куклой, и теперь происходит что-то пугающее. Словно дух Анжелы ожил и поселился в… - Амвросий запнулся. - В девочке и этой игрушке одновременно… Её мать очень испугана. Мы с тобой знаем, что в этом мире существует нечто, не видимое человеческим взглядом. Господь наделил тебя этим даром. Бесы, что изгоняешь из одержимых - ты видишь их. Возможно, сможешь разглядеть, что скрывается в девочке?
    - Господь одарил? Что с тобой, Фёдор? О чём ты говоришь? Это моё проклятие, а не дар! - Амвросий вскочил и взволнованно заходил по комнате. - Я хотел бы помочь тебе, но не занимаюсь больше отчитками. Не могу. И не хочу, – сказал он наконец, тяжело вздохнув.
    - Но почему? Ты же сам убедился о том, что твоё предназначение, твой духовный долг помогать этим несчастным душам, одержимым бесами.
    - Я ошибался… Я всего лишь человек и поддался слабости. Возомнил себя избранным. А оказалось… Что избран не господом, а лукавым, - горько сказал Амвросий с тяжёлым вздохом, в глазах заблестели слёзы.
    - Что случилось? – Фёдор подошёл и положил руку на плече другу, с тревогой вглядываясь в искажённое страданием лицо.
    Амвросий не хотел никому рассказывать о том, что пережил. Но, увидев вопросительный сочувствующий взгляд Фёдора, неожиданно для себя выложил ему всё, что произошло, о своих сомнениях и раздумьях. Фёдор сочувственно глядел на нервно ходившего по келье монаха.
    - Отец Амвросий, я вижу, как тебе тяжело. Я не знаю, господь, или дьявол наделил тебя способностями, что мучают тебя всю жизнь. Я тоже не безгрешен, ты знаешь об этом. И не могу советовать. Но прошу тебя, посмотри на девочку, ты же увидишь, что скрывается внутри неё. Можешь увидеть… Вдруг всё не так страшно, как кажется этой женщине. Только ты можешь помочь. Это очень важно для меня, ты же знаешь о моей сестре. О погубленных ею детях. Тогда я не смог им помочь. А теперь должен. Должен, понимаешь? Прошу тебя, умоляю, Амвросий…
    Монах печально улыбнулся и покачал головой, понимающе глядя в искажённое болью лицо Фёдора:
    - Ты помнишь, брат Фёдор, мы много говорили с тобой о том, как хорошо жить, не касаясь мирских страстей, молясь и размышляя. Ты и я - мы оба для этого ушли от мира в святую обитель. Я поддался жалости, помогая мирянам. Думал - сам господь ведёт меня, и что из этого вышло, видишь? Теперь ты идёшь этой же обманчивой дорогой. Но я не вправе указывать тебе. Каждый сам должен пройти свой путь. Хорошо, я помогу тебе сейчас, если это так важно для тебя. Но, прошу - впредь больше не обращайся ко мне с такими просьбами.
    Через полчаса два человека в черных одеждах вышли из ворот монастыря, и направились к автовокзалу.
 
Сообщения: 389
Зарегистрирован:
27 июн 2017, 17:56

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Чешир » 20 июн 2018, 14:33

    Снежинка, здравствуйте.
    
Снежинка писал(а): как куколка бабочки. Пока не почувствовала,

    эти два предложения суть одно, надо объединить.
    
Снежинка писал(а):окончательно очнулась от многолетнего сна. Вспомнила, кем была и зачем вернулась.

    Не хватает существительного. Вообще, подумайте, вначале вместо она можно вставить имя. А то получилось в прологе: Она, потом нет существительного, потом ОНА. Конкретики нет в прологе, туманно всё. Вы писали - видели всё, а читатель только буквы.
Пусть критики брезгливо морщат лица,
но как он полюбил её на сто восьмой странице...
 
Ластик сознания

Сообщения: 2148
Зарегистрирован:
30 мар 2012, 17:58
Откуда: Облако

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Nimnus » 20 июн 2018, 18:55

    Сложную вы тему затронули, Снежинка.
    И опасную, на мой взгляд.
    От концепции персонифицированного зла в виде духа, вселившегося в куклу, в последних главах вы отошли, что, имхо, придало повествованию глубину и многомерность.
    Нужно читать дальше, но пока мне все еще кажется, что глава с подробным описанием смерти Димы - преждевременная, она плохо вписывается в концепцию триллера, которая у вас вполне атмосферная.
    Соглашусь с Киррой и Смайликом - реакции и поведение сестер выглядят временами недостоверными, от них ожидаешь более активных и решительных действий.
    Если кукла не сильно играет на дальнейший сюжет, то сожгите/уничтожьте её руками матери/тети. Ну, то есть, это кажется логичным со стороны.
    С монахами в целом картинка выглядит достоверной, если не придираться к мелочам. Но есть вопрос относительно Амвросия - по идее, его терзания и колебания должны были бы обсуждаться с духовником обители с соответствующими выводами. Пока есть некое ощущение декоративности их принадлежности к монашескому чину.
    Воспитательница выглядит несколько поверхностной.
    Опять же, достоверность поведения - у девочки явная клиника, с ней явно что-то ОЧЕНЬ не так, а умудренный опытом педагог ведет себя как-то непрофессионально, как в общении с ребенком, так и с его мамой. Мама тоже довольно вяло реагирует на явные признаки серьезной проблемы.
    В общем, над реакциями и поведением, мне кажется, надо подумать.
 
Сообщения: 376
Зарегистрирован:
01 ноя 2017, 22:31

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Kirra » 20 июн 2018, 23:09

    Ну что, теперь моя очередь соглашаться с Нимнусом :lol: :D
 
Читательница

Сообщения: 1490
Зарегистрирован:
16 июн 2015, 18:03

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Снежинка » 20 июн 2018, 23:39

    Здравствуйте, Чешир!
    
    
Чешир писал(а):эти два предложения суть одно, надо объединить.

    Зачем? Мне так больше нравится.
    
    
Чешир писал(а): Не хватает существительного.

    
    Да ладно? :shock: И где же?
    
    
Чешир писал(а):Вообще, подумайте, вначале вместо она можно вставить имя. А то получилось в прологе: Она, потом нет существительного, потом ОНА. Конкретики нет в прологе, туманно всё. Вы писали - видели всё, а читатель только буквы.

    Имён никаких точно давать не хочу, тумана напустила сознательно. :wink:
    
    Приветствую, Nimnus
    
Nimnus писал(а):Сложную вы тему затронули, Снежинка. И опасную, на мой взгляд.

    
    Да... (Чешу в затылке) А чем опасна эта тема? Вы имеете ввиду религиозный аспект? Ну не знаю, на мой взгляд уже говорено-переговорено, писано-переписано на эту тему. Взять даже мой нежно любимый с детства "Омен" и многие подобные произведения...
    
    
Nimnus писал(а): Соглашусь с Киррой и Смайликом - реакции и поведение сестер выглядят временами недостоверными, от них ожидаешь более активных и решительных действий. Если кукла не сильно играет на дальнейший сюжет, то сожгите/уничтожьте её руками матери/тети. Ну, то есть, это кажется логичным со стороны.

    
    Над этим подумаю, конечно. Знаете, появилась у меня тут одна идейка - только тогда снова придётся переделывать много чего. Блин. :evil: Когда я уже закончу? У меня новый сюжет уже бьёт копытом и рвётся на волю, а я этим всё вожусь.
    
    
Nimnus писал(а):Но есть вопрос относительно Амвросия - по идее, его терзания и колебания должны были бы обсуждаться с духовником обители с соответствующими выводами. Пока есть некое ощущение декоративности их принадлежности к монашескому чину.

    
    Так у меня в написано - он как раз взял некую паузу, сказавшись больным, в это время Фёдор и приехал. Это первое. Второе - монахи тоже люди, и не всегда живут по уставу, где-то и нарушают.
    
    
    
Nimnus писал(а):Воспитательница выглядит несколько поверхностной.

    Может, ещё каких подробностей о ней добавить? Вы об этом?
    
    
Nimnus писал(а):Опять же, достоверность поведения - у девочки явная клиника, с ней явно что-то ОЧЕНЬ не так, а умудренный опытом педагог ведет себя как-то непрофессионально, как в общении с ребенком, так и с его мамой. Мама тоже довольно вяло реагирует на явные признаки серьезной проблемы.

    
    Здесь тоже могу сказать - педагоги тоже люди, со своими слабостями и недостатками. У меня две дочери - одна взрослая уже, второй семь. Так что много перевидала воспитателей, мало среди них идеальных педагогов, обычные люди. Здесь у женщины есть некое выгорание - отсюда и нежелание разбираться до конца в случившемся.
    
    
    
Nimnus писал(а):В общем, над реакциями и поведением, мне кажется, надо подумать.

    
    Спасибо, думаю. :)
    
    Кирра, привет!
    
Kirra писал(а):Ну что, теперь моя очередь соглашаться с Нимнусом

    
    Шо, прям таки во всём? ППКС? :lol:
 
Сообщения: 389
Зарегистрирован:
27 июн 2017, 17:56

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Nimnus » 20 июн 2018, 23:59

    
Снежинка писал(а):А чем опасна эта тема? Вы имеете ввиду религиозный аспект?

    Нет, я имею в виду психологический.
    Личное состояние автора, когда погружаешься в атмосферу триллера, причем триллера с уклоном в демоническую тематику.
    Читать жутковато, а писать, мне кажется, такие вещи еще тяжелее.
    
Снежинка писал(а):он как раз взял некую паузу, сказавшись больным, в это время Фёдор и приехал. Это первое. Второе - монахи тоже люди, и не всегда живут по уставу, где-то и нарушают.

    Тут не в букве устава дело.
    Здесь проблема более глубокая, чем, скажем, вопрос соблюдения поста, или посещения церковных служб.
    Все-таки, в подобной ситуации, обращение к духовнику - своего рода техника безопасности, это не то, что можно соблюдать, или не соблюдать.
    Тем более, что монахи, занимающиеся отчиткой, находятся под особым вниманием, именно в силу, так сказать, повышенного риска.
    По сути, военная дисциплина, при которой трудно себе представить, чтобы двое солдат, получив известие о серьезной угрозе, посовещавшись друг с другом, самовольно решили покинуть посты и пойти на разведку.
    
Снежинка писал(а):Здесь тоже могу сказать - педагоги тоже люди, со своими слабостями и недостатками. У меня две дочери - одна взрослая уже, второй семь. Так что много перевидала воспитателей, мало среди них идеальных педагогов, обычные люди. Здесь у женщины есть некое выгорание - отсюда и нежелание разбираться до конца в случившемся.

    Допускаю, но вы изначально подали воспитательницу, как человека неравнодушного и профессионального.
    Она не создает впечатление выгоревшей, поэтому и возникает диссонанс.
 
Сообщения: 376
Зарегистрирован:
01 ноя 2017, 22:31

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Kirra » 21 июн 2018, 11:18

    
ППКС? :lol:

    Почти :)
    По содержанию. Монахи: мне показалось, что Фёдор слишком быстро согласился встретиться с Лерой. Он не общается ни с кем из мирян, возможно, обет принял. А тут приезжает какая-то тетя, передаёт, что ей очень нужно, это касается ее семьи. И он сразу же соглашается поговорить с ней. Да так любой может сказать о своей проблеме. Ну и имя Фёдор не такое уж редкое
    Эпизод в садике с раздавленным птенцом получился жуткий- хорошо.
    Но реакция воспитательницы на поведение Алисы, учитывая, что девочка всегда была милой и покладистой, неправильная. Плюс ее предупредили, что у девочки в семье что-то случилось. Не знаю, мне бы на месте воспитательницы просто стало страшно. И с мамой я разговаривала бы не так. Но ты пишешь, что у воспитательницы профессиональное выгорание. Тогда лучше сразу это обозначить, добавить мыслей нехороших. Например, после разговора с Катей, она могла бы думать что-то вроде: «Легко сказать, понаблюдайте. Сидела бы сама и наблюдала, а то лишь бы сплавить ребёнка с глаз долой. Пусть ею в садике занимаются. Самим-то проблемы не нужны. А у меня таких как она, двадцать пять голов и зарплата копеечная!»
    Потом ее могут в принципе раздражать дети. Ей хочется своих внуков, а приходится заниматься с чужими детьми
 
Читательница

Сообщения: 1490
Зарегистрирован:
16 июн 2015, 18:03

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Снежинка » 21 июн 2018, 18:34

    
Nimnus писал(а): Нет, я имею в виду психологический. Личное состояние автора, когда погружаешься в атмосферу триллера, причем триллера с уклоном в демоническую тематику. Читать жутковато, а писать, мне кажется, такие вещи еще тяжелее.

    А, вы про это... Знаете, поначалу, когда продумывала сюжет и прописывала сцены убийств - да, погружалась и было жутко, даже бросить пару раз хотелось. А сейчас пробегаю глазами по тексту и ничего не чувствую. Привыкла, наверное. Но если вам жутко читать - значит, нужная атмосфера получилась.
    
    
    
Nimnus писал(а):Тем более, что монахи, занимающиеся отчиткой, находятся под особым вниманием, именно в силу, так сказать, повышенного риска. По сути, военная дисциплина, при которой трудно себе представить, чтобы двое солдат, получив известие о серьезной угрозе, посовещавшись друг с другом, самовольно решили покинуть посты и пойти на разведку.

    Да нет сейчас там военной дисциплины, что вы. Тем более, везде существует социальная иерархия и монастыри - не исключение. Амвросий - "элита", ему многое позволяется и прощается. Но вообще, к слову, сейчас запрещены отчитки, уже несколько лет как. Но у меня время действия - конец нулевых, тогда ещё всё это было разрешено.
    
    
Nimnus писал(а): Допускаю, но вы изначально подали воспитательницу, как человека неравнодушного и профессионального. Она не создает впечатление выгоревшей, поэтому и возникает диссонанс.

    Хм... Не знаю, подумаю, может добавлю чего к её мыслям.
    
    
Kirra писал(а): По содержанию. Монахи: мне показалось, что Фёдор слишком быстро согласился встретиться с Лерой. Он не общается ни с кем из мирян, возможно, обет принял. А тут приезжает какая-то тетя, передаёт, что ей очень нужно, это касается ее семьи. И он сразу же соглашается поговорить с ней. Да так любой может сказать о своей проблеме. Ну и имя Фёдор не такое уж редкое

    Возможно, его уговорил Николай, который пожалел Леру? :wink:
    
    
Kirra писал(а): Эпизод в садике с раздавленным птенцом получился жуткий- хорошо.

    
    Спасибо. Мне самой он почему-то не кажется таким уж жутким. Так, для общей картины изменения девочки.
    
    
Kirra писал(а):о реакция воспитательницы на поведение Алисы, учитывая, что девочка всегда была милой и покладистой, неправильная. Плюс ее предупредили, что у девочки в семье что-то случилось. Не знаю, мне бы на месте воспитательницы просто стало страшно. И с мамой я разговаривала бы не так. Но ты пишешь, что у воспитательницы профессиональное выгорание. Тогда лучше сразу это обозначить, добавить мыслей нехороших. Например, после разговора с Катей, она могла бы думать что-то вроде: «Легко сказать, понаблюдайте. Сидела бы сама и наблюдала, а то лишь бы сплавить ребёнка с глаз долой. Пусть ею в садике занимаются. Самим-то проблемы не нужны. А у меня таких как она, двадцать пять голов и зарплата копеечная!» Потом ее могут в принципе раздражать дети. Ей хочется своих внуков, а приходится заниматься с чужими детьми

    Подумаю насчёт мыслей, спасибо!
    
    
Nimnus писал(а):Если кукла не сильно играет на дальнейший сюжет, то сожгите/уничтожьте её руками матери/тети. Ну, то есть, это кажется логичным со стороны.

    
    Да нет, ОНО там, в кукле. :wink: Но даже если уничтожить куклу - ОНО переселится во что-то другое, но не оставит девочку. Вот в чём дело. До того, как... Короче, до определённого момента. Если внимательно читать, то можно догадаться, до какого. В конце Лера узнает об этом. Впрочем, вы навели меня на мысль - можно немного изменить сюжет, сделав Леру и Катю поактивней в борьбе с потусторонним. :) Чтобы пару раз отобрали эту куклу, сожгли, а она снова - тут как тут, только в другом обличье. :lol: (Я даже думаю - может поменять куклу на какуюнить панду,что ли, чтобы не было так избито)
 
Сообщения: 389
Зарегистрирован:
27 июн 2017, 17:56

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Nimnus » 21 июн 2018, 19:37

    
Снежинка писал(а): вы навели меня на мысль - можно немного изменить сюжет, сделав Леру и Катю поактивней в борьбе с потусторонним. Чтобы пару раз отобрали эту куклу, сожгли, а она снова - тут как тут, только в другом обличье. (Я даже думаю - может поменять куклу на какуюнить панду,что ли, чтобы не было так избито)

    Думаю, суть вы уловили)
    Просто сама концепция куклы-убийцы уже слишком избита - не случайно же почти каждый вам пишет про ассоциацию с Чаки.
    Поэтому, кмк, стоит дистанциироваться от неё всеми возможными способами.
 
Сообщения: 376
Зарегистрирован:
01 ноя 2017, 22:31

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Kirra » 21 июн 2018, 23:45

    Снежинка,
    
сделав Леру и Катю поактивней в борьбе с потусторонним. :) Чтобы пару раз отобрали эту куклу, сожгли, а она снова

    Только кукла тогда должна их убить. Как пса и Диму. Из самообороны 8)
    Или она их убила чтобы силу обрести? Тогда почему сейчас остановилась - после такого активного начала стала тренироваться на птенцах.
    И чего Алиса таскает везде с собой куклу? Было же как: дух Анжелы поселился в куклу. Потом переехал в Алису. Кукла теперь зачем?
    
Да нет, ОНО там, в кукле. :wink: Но даже если уничтожить куклу - ОНО переселится во что-то другое, но не оставит девочку

    А в девочке хто? :shock: :roll: получается как в « простоквашино»: Вашу маму и тут и там показывают :lol:
    Короче не разбираюсь я совсем в мистике :oops:
 
Читательница

Сообщения: 1490
Зарегистрирован:
16 июн 2015, 18:03

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Снежинка » 22 июн 2018, 12:01

    
Kirra писал(а): Только кукла тогда должна их убить. Как пса и Диму. Из самообороны

    Нда… Задумалась. :) Короче, оставлю пока как есть. :)
    
    
Kirra писал(а):Только кукла тогда должна их убить. Как пса и Диму. Из самообороны Или она их убила чтобы силу обрести? Тогда почему сейчас остановилась - после такого активного начала стала тренироваться на птенцах. И чего Алиса таскает везде с собой куклу? Было же как: дух Анжелы поселился в куклу. Потом переехал в Алису. Кукла теперь зачем? Да нет, ОНО там, в кукле. Но даже если уничтожить куклу - ОНО переселится во что-то другое, но не оставит девочку А в девочке хто? получается как в « простоквашино»: Вашу маму и тут и там показывают Короче не разбираюсь я совсем в мистике

    Это всё потом узнаешь, когда дочитаешь до конца. Что, почему и зачем. :) :wink: Разве сразу надо всё объяснять? Так не интересно будет. :P
    
    
Nimnus писал(а): Просто сама концепция куклы-убийцы уже слишком избита - не случайно же почти каждый вам пишет про ассоциацию с Чаки. Поэтому, кмк, стоит дистанциироваться от неё всеми возможными способами.

    Спасибо, буду думать ещё, что с этим делать.
 
Сообщения: 389
Зарегистрирован:
27 июн 2017, 17:56

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Marta Bella » 22 июн 2018, 19:06

    Привет, Снежинка.
    Я пару кусочков выдеру, ибо весь текст ковырять в данном случае сложновато.
    
    
Снежинка писал(а):Она долго лежала в тишине и забытьи, как куколка бабочки. Пока не почувствовала, что может наконец вырваться из тесного кокона и стремительно полетела. Наверх, к свету. Там, в своём временном пристанище, окончательно очнулась от многолетнего сна. Вспомнила, кем была и зачем вернулась. Значит - всё было не зря. ОНА не обманула.

    Это две разные особи под именем "она"? На такой крошечный кусочек текста смотрится нелепо, словно это та же самая "она". Перемудрили с таинственностью, кмк.
    Опять же капслок в литературном тексте - моветон.
    
    
Снежинка писал(а):Шум большого зала обрушился на неё с новой силой. Людские голоса, смех, детский плач и крики, стук печатей на стойках регистрации, грохот тележек, шелест пакетов и газет – всё сливалось в один непрерывный шорох, похожий на треск помех радиоэфира, ежеминутно перекрываемый пронзительно громкими объявлениями автоинформатора. «Удивительно и непостижимо, как из шума, что издают живые люди получается такой отвратительный безжизненный звук», - Лере хотелось спрятаться от него, закрыв уши руками. Ей на секунду показалось что она осталась здесь совсем одна, всё остальное поглотил этот мёртвый шелест, сделав людей вокруг пустыми голограммами. И её Дима ушёл туда, в этот призрачный мир и больше не вернётся. Лера вздрогнула от этой мысли, беспомощно обвела глазами зал аэропорта - огромные окна, холодно блестящие металлом стены и заторопилась к выходу.
        В грудную клетку вползла змея, безжалостно сдавила лёгкие. «Ну нет, только не это», - взмолилась Лера, бегом приближаясь к автоматическим стеклянным дверям. Они сомкнулись за её спиной с лёгким шорохом,

    
    Вот этот кусочек совершенно ужасен.
    Я даже не смотрю на препинаки.
    Но вот эти повторы удручают. Очень бедный язык.
    Логика в описании отсутствует. Как, ну как ОБРУШИВШИЙСЯ ШУМ тут же слился в шорох?
    
ШО́РОХ, -а, муж. Глухой, обычно тихий звук от трения, лёгкого соприкосновения с чем-н., шуршание. Ш. сухих листьев.
    
    Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949-1992.

    Как обычно тихий звук мог обрушиться вообще?
    Как пронзительно громкие объявления могли слиться в шорох?
    
    Людские голоса, смех, детский плач и крики - читается как масло масленое
    
    Шум, что издают живые люди - а шум, что издают неживые люди, прекрасен, ящитаю
    
    спрятаться от него, закрыв уши руками - звучит очень коряво. Наверное, вы имели в виду оградиться?
    
    И её Дима ушёл туда, в этот призрачный мир и больше не вернётся - героиня описывает то, что происходит конкретно вокруг неё, и тут вдруг перескок туда, куда ушел её Дима. Может, у него там нет шума и сплошные ангельские облака с зефирками.
    
    Про змею в грудной клетке уже упоминали выше. Так и хочется спросить - откуда взялась змея в аэропорту и как она ухитрилась вползти в... эээ... грудную клетку.
    
    По поводу содержания - не отпускает ощущение вторичности. Уже про этих кукол читано-перечитано.
    Как-то так.
Дислокация чаепития мартовских зайцев


Личные сообщения не читаю ибо ящик переполнен, а чистить лень и долго. Прошу прощения за некоммуникабельность в этом плане.
 
Сообщения: 3982
Зарегистрирован:
25 сен 2011, 17:58

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Снежинка » 23 июн 2018, 09:51

    Привет, Марта!
    
    
Marta Bella писал(а):Вот этот кусочек совершенно ужасен.Я даже не смотрю на препинаки.Но вот эти повторы удручают.

    
    Да не такие уж и страшные повторы, честно сказать.
    
    Вот, для примера:
    
    Свое добровольное целомудрие он вынужденно защищал – он был одинок, по нищенским понятиям того времени богат, в своей области знаменит, может, не красавец, но мужественен и вполне привлекателен, и по всем этим причинам, из которых хватило бы и одной, каждая женщина, приметив его слегка заинтересованный взгляд, начинала такой штурм, что Павел Алексеевич едва ноги уносил.
    Некоторые его коллеги-женщины даже полагали, что в нем есть скрытый мужской изъян, и связывали это с самой его профессией: какие могут быть влечения у мужчины, который каждый день по долгу службы шарит чуткими пальцами в сокровенной женской тьме...
    
    Скока тута мущщин и женщин - жуть. А между тем, это из "Казуса Кукоцкого" Людмилы Улицкой отрывок. Роман не единожды лауреат всяких-разных премий, к слову. И по всему тексту можно наковырять полно такого, если задаться целью. :wink:
    
    Или вот ещё:
    
    Звонок был настырным, долгим, как паровозный гудок: межгород.
    Телефон стоял в прихожей под большим овальным зеркалом, и когда звонила мужнина родня, Маше казалось, что зеркало сотрясается, как от проходящего поезда, и вот-вот упадет.
    Казенный плоский голос: ждите, Мариуполь на проводе. По голосам их, что ли, на работу принимают?
    Звонила Тамара, двоюродная сестра мужа.
    
    А здесь как-то много звонков и зеркал. Тем не менее это Дина Рубина "Почерк Леонардо".
    
    
    Ужжасно бедный язык, не так ли, Марта? Короче, не убедили.
    
    
Marta Bella писал(а):Как обычно тихий звук мог обрушиться вообще?

    
    Ключевое слово здесь - "обычно". Это значит - как правило, а в правилах, как водится, бывают исключения. Разный шорох бывает. Шорох волн, например - разве не может обрушиться и оглушить? Лехко. :wink:
    
    Вот, к примеру:
    
    Не имея сил встать, он пополз. В ушах гремел шорох волн Западного моря, то оглушая, то затихая на миг. Он полз, отталкиваясь коленями и локтями, оставляя вдавленный след в песке чуть выше линии прилива, обозначенной изгибом буро – зеленых водорослей.
    
    Это из Стивена Кинга. Хотя для вас, наверное, он не пример для подражания, не правда ли? Уж вы то пишете не в пример ярче и богаче, чем он - верю. :)
    
    
Marta Bella писал(а):спрятаться от него, закрыв уши руками - звучит очень коряво. Наверное, вы имели в виду оградиться?

    
    Ага, оградиться - прям само то, несомненно. Звучит ни разу не коряво в этом контексте, ога. :lol:
    
    
Marta Bella писал(а):И её Дима ушёл туда, в этот призрачный мир и больше не вернётся - героиня описывает то, что происходит конкретно вокруг неё, и тут вдруг перескок туда, куда ушел её Дима.

    
    Вполне органичный переход, на мой взгляд. Одно к другому привязано, всё логично. В чём претензия, в упор не пойму.
    Про змею и клетку согласна - я там писала выше, переправлю.
    
    
Marta Bella писал(а):По поводу содержания - не отпускает ощущение вторичности. Уже про этих кукол читано-перечитано. Как-то так.

    
    Да что сейчас не вторично, если вдуматься? Главное, привнести в эту вторичность что-то своё. Вот, вся НФ на 99% состоит из космолётов, скафандров и бластеров - и ничего, пишут люди. Про кукол меньше написано, к слову, чем про звездолёты и скафандры. :) Как-то так.
 
Сообщения: 389
Зарегистрирован:
27 июн 2017, 17:56

Re: Мистический триллер. Хоррор.10 ал.

Сообщение Serg_ » 23 июн 2018, 13:19

    Лексических повторов там нет. Лекс. повтор это "Но аттестат! У него же был прекрасный аттестат!" (с)
     Хорошо скроенные предложения-абзацы только украшают текст. Приведенное в цитате будет вполне нормальным, если избавиться в начале от одного из "он".
     Вообще писать красивые и выверенные предложения с запятыми - это ремесло, которому можно при желании научиться. Талант, мистический дар проявляются в мыслях автора, воплощаемых им через сюжет.
 
Вэлкам на Вэбсливки!

Сообщения: 3290
Зарегистрирован:
14 окт 2012, 15:25

Пред.След.

Вернуться в Большая форма

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Kovalsky и гости: 3