Бестселлеры

Три века и один (фантастика)

Романы, повести, сценарии

Модераторы: Gorgona Lite, Танго, Золотая Адель

Правила форума
ПРАВИЛА РАЗДЕЛА. ЧИТАТЬ ВСЕМ. СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНО.
Незнание правил не освобождает от ответственности.

Re: Три века и один (фантастика)

Сообщение Nimnus » 15 июл 2018, 22:05

    Сложныйдля меня в плане передачи психологической достоверности отрывок.
    Правил несколько раз, глаз замылился окончательно(
    В общем, как всегда, буду благодарен за замечания и мнения.
    
    Глава 10. Орех.
    Подгоняемые тычками в спины, они едва поспевали за стремительно шагавшим по двору воеводой. Двое охранников, дежуривших у двери их темницы, с бердышами наперевес следовали за ними.
    Солнце уже начинало садиться, и Ярослав, оставшийся без жилетки, начинал чувствовать вечернюю прохладу.
    Он терялся в догадках, что могло послужить поводом для внезапного появления Мефодия и такой спешки, однако, судя по скоплению людей в нескольких шагах от входа в башню, это должно было проясниться в самом ближайшем времени.
    Михалыч наступил ему на пятку, так что он чуть не потерял кроссовок и едва не упал, но в этот момент воевода сбавил шаг и зычно прикрикнул на столпившихся солдат и сельчан, заставив их расступиться под взволнованный гомон.
    Со всех сторон раздавались взволнованные возгласы:
    
    -Господи Исусе! Да что ж это!
    - Трясти, трясти надоть было!
    - Жабу поймать, да к устам приложить!
    - Никак, отходит! Ох, лихо!
    - Попа, попа зовите! Где монах-то? - Да он в скит подался пополудни, от ить как на грех…
    - Ляхи!
    
    В центре тесного круга, образованного бородатыми мужиками, бабами в сарафанах и стражниками, пронзительно причитая, стояла на коленях Евдокия, прижимавшая к груди голову светловолосую голову ребенка, виденного ими утром в крепости.
    Ярославу сразу бросились в глаза посиневшие губы и безвольно свисающие ручки мальчика.
    - Ванечка! Господи, Ваня! – женщина затряслась в рыданиях. – Ваня!
    - Евдокия! – голос воеводы дрогнул.
    Женщина повернула к ним залитое слезами лицо, искаженное гримасой боли.
    - Нефёд!
    Воевода рванулся к ней, упал на колени рядом, осторожно взял на руки тщедушное тельце, вгляделся в лицо и застонал.
    - Вы! – прорычал он, оборачиваясь к Когану, - Лекари!
    Но Коган уже был рядом с ним, также склоняясь над ребенком.
    Ирина и Ярослав, не сговариваясь, двинулись следом.
    Коган мягко, но властно забрал ребенка из рук воеводы, уложил его на землю, одновременно проверяя пульс на сонной артерии. Склонился ухом над губами, по привычке потянулся за фонендоскопом, висевшим на шее, досадливо тряхнул головой и приник ухом к груди.
    По телу ребенка прошла судорога, из груди вырвался короткий хриплый не то вздох, не то стон.
    - Что произошло? – отрывисто спросил Коган. – Да отвечайте же!
    - О-орехи, - простонала Евдокия, снова заходясь в плаче, - с ребятишками они лузгали… А потом они нас кличут, сказывали брёхать начал. А сейчас и брехать перестал…
    Лицо Когана помрачнело. Он приподнял ребенка, проведя руки под подмышками, и несколько раз ритмично и резко надавил ему на живот.
    Ирина помогала, придерживая голову ребенка.
    Ярослав присел рядом, готовый выполнять команды врача, но Коган с Ириной словно автоматически перешли в слаженный, годами отработанный режим совместной работы.
    После нескольких толчков Коган прекратил усилия и еще раз приник ухом теперь уже к шее мальчика.
    Выражение его лица подтвердило худшие опасения Ярослава.
    Судя по всему, орех застрял где-то слишком высоко и плотно, и прием Геймлиха не мог освободить от него дыхательные пути.
    С каждой секундой шансы на спасение ребенка в этой ситуации таяли.
    Очевидно, Коган это также прекрасно понимал – он помрачнел еще больше, взгляд сделался жестким и отстраненным. Внезапно, словно приняв решение он поднял голову на возвышавшегося над ним воеводу.
    - Нож!
    - Чего? – Мефодий вытаращил глаза, явно не ожидая подобной просьбы.
    - Нож! Мне нужен ваш нож. Немедленно!
    Мефодий заколебался. В этот момент стоявший на коленях перед могучим воеводой реаниматолог выглядел более властным и уверенным в себе, чем местный начальник.
    - Нефёд, ты слышишь! – Евдокия повысила голос, - дай ему нож!
    Так и не произнеся не слова, лишь нервно сглотнув, воевода вытащил из ножен кинжал и подал его доктору рукоятью вперед.
    - Найдите солому, - отрывисто распорядился Коган, - и чистой ткани. Рушник, или что у вас там есть. И воды. Живо!
    - Давид Аркадьевич, - прошептал Ярослав, - вы действительно хотите…
    - Другого выбора нет, - коротко ответил врач. – Ира, держите голову. Ярослав, наши сумки!
    Ярослав кивнул. Похоже, Коган решился на крайнюю меру, которая давала единственный шанс – прорезать отверстие непосредственно в трахее ребенка, чтобы обеспечить приток воздуха, который не мог поступать в легкие из-за закупорки инородным телом.
    Каковы могли быть последствия в случае неудачного исхода этой операции, Ярослав старался не думать, хотя картина разъяренной толпы при виде мертвого младенца с перерезанным горлом уже вставала у него перед глазами.
    
    - Граждане, разойдитесь, православные, - Михалыч, тем временем, разведя руки в стороны, оттеснял окружающих, освобождая пространство вокруг бригады. – Не толпитесь, дайте воздуха!
    Ярослав повернулся к воеводе.
    - Мефодий Ахметович, нам нужны наши вещи. Там необходимые инструменты и лекарства.
    Воевода глянул на него с нескрываемым недоверием. Борьба с сомнениями явственно отражалась на его лице, но страх победил.
    - Фрол! – хрипло позвал он, - Тащи сюда их баулы…
    Златоусый воин, маячивший в первых рядах кивнул и скрылся в толпе.
    Кто-то уже принёс кувшин с водой и стопку льняных полотенец.
    - Вот солома!
    Тем временем Коган с кинжалом в руке склонился над ребенком, уже не подававшим признаков жизни.
    - Мне нужно сделать разрез на его шее, - проговорил он, обращаясь к Евдокии, одновременно нащупывая пальцами кадык синеющего на глазах мальчика, - это будет выглядеть страшно, но сделать необходимо, чтобы он мог дышать.
    Евдокия ахнула и заголосила, Михалыч осторожно приобнял ее за плечи и начал что-то вполголоса наговаривать.
    - Смотри, лекарь, - прохрипел Мефодий, побледнев, - если токмо вред какой причинишь, али умысел имеешь лютый…
    Коган, проигнорировав его слова, перехватил кинжал за лезвие, держа его почти за самый конец. Ирина придерживала рукоятку. Низко склонившись и слегка щурясь, Коган прочертил на коже чуть ниже выступа кадыка короткую линию, тут же окрасившуюся алым.
    По знаку врача, Ярослав промокнул ее смоченным в воде полотенцем.
    Разведя края раны пальцами, Коган на секунду замер, а затем одним почти незаметным движением рассек кончиком кинжала хрящ под ним.
    - Есть, - выдохнул он, - Где солома?
    - Вот.
    Выхватив крупную соломину, Коган наскоро обрезал её с двух сторон, оставив небольшой полый кусок, размером в несколько сантиметров.
    Осторожно погрузил конец соломинки в рану, продолжая постепенно проталкивать ее дальше.
    - Кажется, есть…
    Отложив нож в сторону, Коган прильнул губами к соломинке и подул в неё. Потом еще раз. И ещё.
    Приложил ухо к груди. – Ира, массаж!
    Те секунды, которые длились, пока Коган продолжал вдувать воздух в легкие через соломинку, а Ирина массировала сердце ребенка, показались Ярославу вечностью.
    Внезапно, мальчик сделал судорожный хрипящий вдох и закашлялся.
    Коган крепко придерживал одной рукой его шею, а другой – соломинку, крутя её между пальцами.
    Ребенок вновь забился в кашле, тело его сотряслось, и изо рта вылетело ядро ореха.
    Открыв глаза, он громко заревел.
    - Всё хорошо, малыш, - Ирина провела ладонью по лбу мальчика, - всё-всё…
    - Надо бы обезболить, - проговорил Коган.
    Ярослав обратил внимание на испарину, выступившую на переносице врача и едва заметную дрожь в голосе.
    - Наши сумки…
    - Ванечка! – Евдокия припала к ребенку, оттесняя Когана и покрывая лицо сына поцелуями. –Ожил!
    По толпе пронесся смешанный гул восхищения и испуга.
    Мефодий стоял, задрав лицо к небу, и медленно широко крестясь, глаза его были закрыты, а губы беззвучно шевелились. По щекам текли слезы.
    - Вот! – запыхавшийся Фрол бухнул на землю сумку с реанимационной укладкой и рыжий пластмассовый ящик.
    - Надо перенести ребенка в дом, - сказал Коган, - там обезболим и наложим повязку…
    Он перевел взгляд с воркующей над ребенком Евдокии на воеводу.
    - Если вы не возражаете, конечно.
    
    Изба воеводы оказалась неподалеку от огороженной частоколом крепости.
    Сама деревенька, как заметил Ярослав, выглядела небольшой и насчитывала всего несколько дворов, из которых самым крупным был двор Мефодия Ахметовича.
    Миновав высокие ворота, украшенные резными башенками, они прошли мимо нескольких деревянных приземистых строений, выполнявших, по-видимому, роль хозяйственных подсобок. По двору разгуливали куры, за которыми с визгом гонялись несколько перепачканных ребятишек чуть поодаль, под сенью деревьев виднелись разрыхленные участки земли.
    Воевода распахнул перед ними дверь, в которую, пригнувшись, шагнул Коган, несший ребенка на руках. За ним неотступно следовала Евдокия, Ирина, Ярослав с ящиком и замыкающий Михалыч с сумкой на плече.
    Пройдя через полутемные сени, они оказались в широкой светлой горнице, c огромной печью, длинным столом и лавками вдоль стен.
    Мефодий сдвинул две из них, а Евдокия уже доставала из сундука перину.
    - Дексазон, трамал, перевязочный материал, - бросил Коган, укладывая ребенка на импровизированную кровать.
    - В вену? – спросила Ирина.
    - Внутримышечно.
    Коган расправил плечи и вздохнул.
    При виде иглы в руках Ирины, уже успокоившийся было Ваня испуганно заревел, и Евдокия успокаивала его, напевая что-то убаюкивающее.
    - Поверните и придержите, - Ирина пыталась закатить подол длиннополой рубахи, в которою был одет ребенок.
    - Ой, Господи! – ахнула Евдокия при виде того, как она быстрым движением вогнала углу в розовую ягодицу сына. - Это что же?
    - Снадобье целебное, - быстро ответила Ирина, откидывая со лба прядь волос, - сейчас ему станет легче, и он сможет поспать.
    Ярослав вытащил бинт, распечатал пачку стерильных салфеток.
    Когда он коснулся смоченной йодом марлей раны ребенок снова скривился, но сил плакать у него уже, видимо, не было.
    - По-хорошему, надо было бы наложить пару швов, - озабоченно пробормотал Коган, - но в наших реалиях, полагаю, придется обойтись пластырем.
    Заклеив рану, Ярослав перевел дух. Ребенок окончательно успокоился и теперь задремывал на коленях у матери.
    Коган опустился на лавку рядом. Ирина отошла к ящику, по привычке убирая иголки от шприцев в специальный пластиковый контейнер.
    Михалыч неловко топтался у дверей, не зная, чем себя занять.
    Евдокия подняла голову и встретилась взглядом с врачом.
    - Спаси Господь, - прошептала она и вдруг снова зарыдала.
    Вцепившись в руку Когана она прильнула к ней лбом, и, несмотря на смущенные попытки доктора освободить её, лишь крепче сжимала её в своих ладонях.
    Давид Аркадьевич перевел взгляд на воеводу, замершему над ними, подобно истукану.
    - Ну, будет, Доня, - глухо пробормотал тот, положив загрубелую ладонь на голову жены.
    Потом посмотрел в глаза Когану и едва заметно кивнул.
    - Ну, полно! – повторил он, возвысив голос, - малец, слава Богу, жив, ему сон нужен. А нам – трапеза! Где там Дарья-то? Пусть на стол собирает!
    Евдокия выпрямилась, утерла слезы, и чинно, с достоинством поклонилась, Когану.
    - Сей же час все будет, гости милые, - выдохнула она.
    После того, как дверь за ней закрылась, воцарилось молчание.
    Мефодий, хмурясь и кусая губы смотрел перед собой в одну точку. Потом перевел взгляд на ребенка, потом на иконы в противоположном углу горницы.
    Наконец, вздохнул и поднял голову.
    - Значит, и впрямь лекарями будете, - не то спросил, не то подытожил он. - Каюсь, заподозрил я в вас лихих людей. Но да теперь вижу, что ошибался. И, однако же, чувствую, что не всю правду говорите мне. А посему – вот вам мое слово: коли нужду какую имеете, или помощи ищете, по силам своим всякую поддержку обещаю. Если же вы здесь интерес свой имеете и думку тайную замышляете, в том вам не помощник, но с миром отпущу и мой вам совет – уходите!
    Вымолвив это, он скрестил руки на груди и пристально уставился на врача.
    Коган рассеянно потянулся к переносице и, не обнаружив на ней очков, опустил руку.
    - Мефодий Ахметович, - тихо заговорил он, - Я благодарен вам за оказанное доверие и постараюсь быть с вами честным. Мы действительно не ляхи. И не англичане.
    Он сделал вдох и запнулся.
    - Мы… россияне. Только из иной эпохи. Нас забросило сюда через несколько веков, из далекого будущего. Как это произошло, я не могу вам объяснить, потому что мы и сами этого не понимаем. Но это так, и это единственный честный ответ, который я могу вам дать.
    - Россияне, - словно пробуя слово на вкус, ошарашенно повторил Мефодий. – Через несколько веков?
    Коган кивнул.
    Мефодий покачал головой. – Темны слова твои, иудей, - проговорил он. – И, хотя разум мой отказывается их понимать, сердце говорит, что ты не лжешь, и дивно мне это.
    Он замолчал, осмысливая услышанное.
    
    Тем временем, дверь отворилась и в горницу вошла уже знакомая Ярославу девица, несшая на руках рушник с караваем хлеба на нем.
    Следом появилась Евдокия с деревянным жбаном в руках.
    Поклонившись воеводе и гостям, Дарья застелила стол, поставила на него каравай, и, взяв ухват, загрохотала заслонкой печи.
    Евдокия собирала посуду, расставляя глиняные миски и кружки.
    Вскоре на столе появился дымящийся чугунок из печи, от которого повеяло чем-то вкусным и сытным.
    - Что же, - Мефодий размашисто перекрестился на образа в углу, - гость в дом – Бог в дом! Пожалуйте к столу.
    Однако, не успели они еще занять места на лавках, как в дверь постучали.
    - Ангела за трапезой, Мефодий Ахметович, - произнёс старик боярин, появляясь на пороге избы.
    - Благодарствую, Михайла Иваныч, - отозвался воевода, настороженно глядя на гостя, - пожалуй к столу, чем Бог послал…
    Старик покачал головой. – Недосуг мне, Мефодий - солнце к закату уж клонится, а я и так замешкался тут с твоими ляхами. Он обвел внимательным взглядом притихших членов бригады. – Так что, стало быть, велю запрягать, а ты уж гостей своих поторопи – их в Москве, поди, заждались.
    - Что, так скоро? – Мефодий насупился. – Отчего ж такая спешка?
    - А ты что же, скучать по ним будешь? – боярин прищурился, - аль уже забыл, как допрос с пристрастием им учинить хотел?
    Воевода медленно начал наливаться краской, но, прежде чем он успел вымолвить слово, Евдокия внезапно сорвалась с места и встала между мужем и гостем.
    - Да что ж это, Михайло Иваныч! – воскликнула она, - али мы не люди православные? Они кровинушку мою к жизни вернули, вон, еще повязка не успела высохнуть, а вы их уж в дорогу собираете! Нешто хоть до утра повременить не можно?
    - А ты, Евдокия, помолчи, - осадил её боярин. – Не встревай, когда мужики разговаривают. Аль она у тебя, Мефодий Ахметыч, за главного в доме будет?
    - Евдокия! – гаркнул побагровевший воевода. – Выйди из горницы!
    Сверкнув глазами, женщина подошла к двери, но, перед выходом обернулась и отрезала: - Все одно не пущу!
    - Ишь ты, - ухмыльнулся боярин, когда дверь за Евдокией закрылась, - языката она у тебя больно, Мефодий. Совсем разбаловал бабу.
    - Ты вот что, Михайла Иваныч, - заговорил воевода после паузы, - я тебя как на духу прошу – обожди хоть до утра. Не за ляхов молю – за малого! А ну как что случится? Они ить дырку ему, как никак, в горле сделали!
    - Твоим же кинжалом, - усмехнулся старик. – Ты, Мефодий, мне голову-то не дури, чай не баба я. А за мальца сорокоуст закажи, да Богу молись, а не на приблудных знахарей уповай. То еще неведомо, отчего он захворал у тебя вдруг так внезапно. Может, и без приворота не обошлось…
    - Да ведь он орехом подавился, - горячо возразил Мефодий, - уже Богу душу отдавал!
    - От то-то и оно, - многозначительно проговорил боярин, - ты бы поразмыслил о том на досуге… Ладно, заболтался я. Пришлю за ними Фрола.
    Сердце Ярослава упало, когда он увидел, как ссутулился воевода, опустив глаза в пол.
    «Жаль, Когану и Ире так и не придется сегодня нормально поесть» - пронеслось у него в голове.
    - Михайла Иваныч! – окликнул воевода боярина, когда тот уже касался двери.
    - Ну?
    Воевода расправил плечи. – Коли ехать на ночь глядя вздумал – воля твоя. А ляхов всё одно до утра не выпущу. Спозарань за тобой следом отправлю, с охраною.
    - Так, значит, решил? – медленно проговорил старик. – А про указ государев за противоборство слугам его хорошо помнишь ли?
    - Никак, грозишь, Михайла Иваныч? – тихо поинтересовался Мефодий.
    Старик скривил тонкие губы в ухмылке. – Предупреждаю, Мефодий Ахметыч.
    Он снова повернулся к двери, и не глядя на воеводу, бросил через плечо: - Фрол с конвоем останется, поможет тебе сторожить. А я из Москвы еще стрельцов пошлю. А может, - он распахнул дверь и повысил голос, - и воеводу нового…
    В комнате повисла тишина. Наконец, Мефодий, мотнув головой, и глянул на пленников-гостей.
    - А, чему быть, тому не миновать! – объявил он. – Садитесь!
    - Мефодий Ахметович, - Коган покачал головой, - может, лучше действительно нам поехать с ним? Мне кажется, у вас будут из-за нас неприятности… С мальчиком все будет хорошо.
    Воевода мрачно расхохотался.
    - Неприятности? Да у меня их и так полные закрома – живем на отшибе, то ушкуйники, то лихие люди, то ляхи в гости норовят завалиться! А Москва знай ясак собирает, да обещаниями кормит! Эва, напугал ежа голой задницей! Нет уж, не бывать тому, чтобы каждый старый хрыч из Москвы тут Мефодием помыкал! Евдокия! Ну-ка, плесни нам!
    Золотистый напиток, разливаемый по резным деревянным кружкам отдавал слабым запахом меда. После краткой молитвы Мефодий торжественно чокнулся сначала с Коганом, затем с Михалычем, Ярославом и, наконец, Ириной.
    На вкус напиток напоминал перебродивший квас и слегка горчил, но уже через несколько секунд от него по телу стало разливаться приятное тепло.
    Варево в чугунке оказалось кашей, вроде той, что они ели утром, но более жирной и в ней попадались куски мяса.
    - Уходить вам надо, - бухнул воевода, опрокинув в себя кружку и грохнув ею по столу. – Замордуют вас в Тайном приказе, коль уж Салтыков на вас зуб заимел.
    Коган, осторожно пригубив свою кружку, отставил ее в сторону и покачал головой. – Куда? Мы ведь, Мефодий Ахметович, здесь чужие – ни мест не знаем, ни что нам делать. Сначала к ушкуйникам чуть было не попались, потом вот к вам…
    - А воевода дело говорит! – вмешался Михалыч, - в Москве нам точно ничего хорошего не светит! К машине надо возвращаться, мыслю я. Мефодий Ахметыч, а ты нам самогона своего еще пару ведер нацедить сможешь?
    - Да нешто вы столько выпьете? – удивился воевода.
    - Я из него топливо сделаю!
    - Чего?
    - Ну, машина у нас там есть, - словоохотливо пояснил Евстафьев, - Заведем, и сами куда хошь поедем – хоть в Москву, хоть в Питер! Вот только еще топоры понадобятся…
    Воевода помотал головой. – Не знаю, о чем ты вещаешь, - сказал он, а токмо от тех мест, где ушкуйничье логово было я бы вам советовал подальше держаться. Гиблые то места, в старину, говорят, люди там пропадали.
    
    Коган рассеянно барабанил пальцами по столу, казалось, забыв о пище.
    - Давид Аркадьевич, - вдруг всполошилась Ирина, - Ваши шприцы!
    - Точно! – Ярослав совсем забыл диабете врача, - Мефодий Ахметович, нам бы нужно кое что вернуть.
    Воевода выслушал их и кивнул головой. – Добро! Евдокия, пошли Дашку, пусть кликнет Афанасия.
    При упоминании этого имени Ярослав нахмурился. Одноглазый вызывал у него стойкую неприязнь, и, по всей видимости, взаимную.
    - В общем, решайте сами, - подытожил Мефодий. – Но на вашем месте я бы в Москву не совался.
    - Может, и правда вернуться к машине? – неуверенно предположила Ирина. – Если это место особенное… Вдруг нам повезет и нас забросит обратно, также как сюда?
    - Сомневаюсь, - Коган покачал головой, - и потом, нас охраняют. Вы же слышали, Фрола оставили, чтобы присмотреть за нами.
    - Фрола я беру на себя, - отрезал воевода, - то моя забота. Да не кручинься, - добавил он, видя, беспокойство на лице Когана, - Фрол мужик хороший, мы с ним сговоримся. Вот только…
    Его перебил громкий стук в дверь.
    - Кто там? – рыкнул воевода, вскакивая с лавки.
    - Дурные вести, воевода!
    - Афоня?
    Одноглазый протиснулся в двери. Он был взволнован и бледен, единственный глаз его живо перебегал с воеводы на Когана, Ярослава, Ирину, примечая подробности и мгновенно оценивая ситуацию.
    -Что стряслось? - воевода шагнул к нему навстречу.
    - Пантелей, инок, - Афанасий перевел дух, - нынче пополудни в скит на богомолье ушел…
    - Ну?
    - Не дошел, однако, - одноглазый кинул косой взгляд на Ярослава, - Бирюк его нашел в перелеске, с головой проломленной.
    Евдокия вскрикнула и зажала рот ладонью.
    Мефодий изменился в лице.
    - Жив? Где он?
    - В крепости. Вроде как думали, что помер, ан дышит еще.
    - Совсем собаки страх потеряли, - прорычал Мефодий, - среди бела дня, да божьего человека, да в двух верстах от села…
    - Так, если жив, может – мы сумеем помочь? – вмешался Ярослав. –Давид Аркадьевич?
    Коган кивнул, но лицо его было встревожено.
    Мефодий вздохнул. – Вот же день выдался… Ну, веди, Афоня!
    
    Обратный путь в крепость они проделали молча, в том же быстром темпе.
    Уже смеркалось, на землю опустились сумерки, из труб на домах поднимались жидкие струйки дыма.
    Монах лежал прямо во дворе крепости, почти на том же месте, что и ребенок пару часов назад.
    Черная ряса намокла от крови, кровью также была залита половина лица и пропитаны тряпки, обматывающие голову.
    Глаза инока были закрыты, лицо резко выделялось бледностью.
    Рядом толпились все те же зеваки, но в меньшем количестве – в основном, солдаты.
    Ярослав заметил приземистую длиннорукую фигуру, в которой узнал Бирюка.
    У него не было времени разглядывать детали, так как Коган уже склонился над пострадавшим.
    Ирина искала пульс на руке с другой стороны, Михалыч раскрывал сумку с реанимационной укладкой, так что Ярослав поспешно извлек из ящика тонометр и фонедоскоп, подавая их в протянутую руку Ирины.
    - Пульс нитевидный, - чуть слышно произнесла она и Коган также едва заметно кивнул в ответ.
    -Ставлю катетер? - полуутвердительно вопросила Ирина, получив еще один кивок.
    Давид Аркадьевич приподнял пальцами веки раненого и, по его выражению лица, Ярослав догадался, что прогноз был неутешительный. Наклонившись ближе, он и сам увидел, что один зрачок был значительно шире другого, и оба они смотрели в разные стороны.
    - Гематома, - прошептал он.
    - Увы, - Коган вздохнул, - тут мы ничего не сможем сделать. Проводить трепанацию в таких условиях равносильно убийству. Впрочем, именно так это и будет выглядеть со стороны.
    - Но, может хоть что-нибудь? – Михалыч, присев на корточки, с надеждой всматривался в лицо реаниматолога, - хоть что-то, Давид Аркадьич, а?
    Коган печально качнул головой. – В лучшем случае, боюсь, лишь продлим агонию… Ярослав, у нас есть маннит?
    Единственная бутылка лежала в реанимационной сумке. Ярослав присоединил ее к системе, а Ирина подключила капельницу к поставленному ей катетеру.
    - Василий Михайлович, держите банку… Ира, вторую вену. Ярослав, банку с допамином…
    Неожиданно, монах открыл глаза.
    - Ожил! – ахнул кто-то.
    - Свят-свят-свят…
    - Пантелей! – воевода опустился на землю рядом с распростертым иноком, - Как же так-то? Кто ж посмел?
    Монах шевельнул губами, силясь что-то сказать, потом перевел взгляд на Ярослава лицо его исказилось, он попытался поднять руку, но в этот миг силы оставили его, он обмяк, захрипел и замер.
    - Давид Аркадьевич, остановка! – закричала Ирина.
    Но Коган лишь покачал головой.
    - Бесполезно, - тихо сказал он. – Мы не заведем его, к сожалению.
    Он снял с головы монаха пропитанную кровью ткань и Ярослав увидел глубокую деформацию в области правого темени. Кости черепа были смяты и раздроблены, в кровавом месиве виднелись крошки мозгового детрита.
     - Удивительно, как он вообще протянул столько времени, - вздохнул Коган.
    - Значит, не оживить? – недоверчиво спросил Мефодий.
    - Увы.
    Воевода вздохнул, медленно поднялся на ноги, перекрестился.
    - Ну, вечный покой, усопшему рабу Божьему иноку Пантелею, - сказал он. – Возвращайтесь в избу, мы тут сами управимся. Афоня вас проводит.
    - Лекарства! – напомнил Ярослав.
    -Ах, да… Афоня! Где обоз, куда баулы ляшьи складывали?
    -Дык уехал, обоз-то, - отозвался одноглазый.
    - Как уехал?
    - Да так – Михайла Иваныч, боярин-то, велел запрягать, ну мы и запрягли. А потом и купец Онуфрий к нему присоединился, с пожитками, стало быть, что от ушкуйников спасти удалось. Ну и тот скарб тоже прихватили.
    - Вот, значитца, как, - набычился воевода, - так-то они за гостеприимство отблагодарили… Ну да ладно, Бог им судья!
    Ярослав переглянулся с Ириной и посмотрел на Когана. Давид Аркадьевич воспринял весть о пропаже инсулина с философским спокойствием.
    - Вот заразы, - выругался Михалыч.
    - Давайте-давайте, шевелитесь, слыхали, что воевода приказал, - поторопил их Афанасий, нерешительно поглядывая на Мефодия.
    Но Ярослав, взволнованный последним взглядом монаха, вдруг шагнул к его телу.
    - Крест, - проговорил он, - мой крест! Он ведь у него был?
    - Пожалуй, - согласился Мефодий, - кажись, он с собой его взял.
    Ярослав снова опустился на колени перед трупом.
    Пересиливая тошноту, он провел руками по запятнанной кровью рясе. Ничего. Ни карманов, ни поясной сумки. На груди у инока обнаружилась сплетенная из нитей лента, на которой висел небольшой деревянный крест.
    Креста, который был передан Ярославу московским бомжом, у покойного не было.
 
Сообщения: 376
Зарегистрирован:
01 ноя 2017, 22:31

Re: Три века и один (фантастика)

Сообщение Диаген » 16 июл 2018, 10:54

    Мне кажется, в десятой главе вы допустили структурную ошибку: вы в одну главу втиснули две. А отсюда проистекают и все прочие моменты, воспринимаемые с читательской точки зрения как натяжки.
    У вас до сих пор каждая глава была ступенью в изменении статуса героев - со всем сопутствующим психологическим обоснованием. А теперь у вас в главе оказалось две ступени - и психологического обоснования уже не хватает.
    На мой взгляд основой нормальной главы должна быть великолепная сцена спасения мальчика. Она настолько великолепная, что если ее расширить в два раза, она станет только еще великолепней. Она создает качественный скачок в статусе героев (до сих пор настолько масштабного скачка в романе еще не было). Его еще нужно дополнить фактическим признанием и актуализацией этого статуса - и все, для одной главы более чем достаточно.
    Но, естественно, обе эти структурные части нужно соизмеримо расширить. Тогда и психологическая достоверность появится, и мотивационно-смысловые концентраты исчезнут - вроде "мы из будущего" и "мы россияне".
    Ведь в реальности умный Коган не будет просто так, в двух предложениях приводить понятия, которых воевода в принципе без подробного пояснения воспринять не может. Идея о путешествиях во времени проникла в массовое сознание лишь в 20 веке, а название Россия стало общеупотребимым в 18 веке - как обозначение империи, вобравшей в себя многие народы. Насколько я понимаю, у вас показано то время, когда Русь еще не стала Россией.
    Чтобы воевода воспринял эти идеи, ему их еще нужно объяснить (если это вообще целесообразно делать). У вас этих двух полуторачасовых лекций в тексте нет, поэтому реакция воеводы - абсолютно неправдоподобная.
    Визит боярина в все прочие события, на мой взгляд, лучше отнести к следующей главе - там уже идет очередное изменение статуса.
    В десятой хочется видеть именно одно хорошо расписанное событие (ваш пневмоторакс) и его последствие в виде усадки-утряски нового статуса героев.
    В целом, если воспринять приведенный текст не как окончательную главу, а как набросок дальнейшего развития сюжета - все хорошо: события нарастают, ситуация разворачивается и развивается новыми конфликтами. Потенциал просматривается очень многообещающий.
 
Сообщения: 1618
Зарегистрирован:
22 апр 2012, 16:06

Re: Три века и один (фантастика)

Сообщение яна ники » 16 июл 2018, 15:02

    О, почитаем :D , но позже. :)
 
Сообщения: 683
Зарегистрирован:
05 апр 2013, 22:21
Откуда: там меня уже нет.

Re: Три века и один (фантастика)

Сообщение Кипарис » 16 июл 2018, 18:11

    Моё мнение, что с попаданцами в смутное время слишком долго вежливо разговаривают. Насколько я понимаю, нравы тогда были крутыми. Если подозревали, что они "ляхи", быстро бы начали выяснять это с помощью пыток.
    
Nimnus писал(а):- Есть, - выдохнул он, - Где солома?
Солома это вполне определённая вещь - высохшие стебли злаков. Сомневаюсь, чтобы через неё можно было дышать, может заменить на сухой стебель зонтичного растения (дягиля, например)?
 
Сообщения: 1442
Зарегистрирован:
16 июн 2009, 15:35

Re: Три века и один (фантастика)

Сообщение яна ники » Вчера, 00:22

    Nimnus! По-моему, вы очень торопились :) : много повторов и опечаток, но это поправимо.
    Сцена с трахеостомией психологически достоверна, кроме одного... :roll:Вы меня удивили с этой соломой. :roll:Почему в укладке не было трахеостомической трубки и воздуховода? (обязательных для выездной бригады?! ) На худой конец: катетер, кусок трубки от системы...но с соломой :mrgreen: ...
    Мне глава понравилась и то что в ней две сцены уместились делает её насыщенной, не водянистой, как предыдущие. Смутило пояснение Когана. :? Вряд ли это разумно доверяться любому из той эпохи. Для всего непонятного и сверхъестественного объяснение было бы одно и соответствующий финал. А Коган человек здравомыслящий.
    
    
Nimnus писал(а):Солнце уже начинало садиться, и Ярослав, оставшийся без жилетки, начинал чувствовать вечернюю прохладу.

    
    Солнце уже садилось, и Ярослав, оставшийся без жилетки, почувствовал вечернюю прохладу.

    
    Вы злоупотребляете безличной и неопределённой формой глагола. Подобных примеров по тексту много, но уж это сам. :)
 
Сообщения: 683
Зарегистрирован:
05 апр 2013, 22:21
Откуда: там меня уже нет.

Re: Три века и один (фантастика)

Сообщение Nimnus » Вчера, 01:38

    
Диаген писал(а): Мне кажется, в десятой главе вы допустили структурную ошибку: вы в одну главу втиснули две. А отсюда проистекают и все прочие моменты, воспринимаемые с читательской точки зрения как натяжки.

    Ну, деление на главы в значительной степени условно, они, скорее, формируются по мере достижения определенного объёма)
    
Диаген писал(а):На мой взгляд основой нормальной главы должна быть великолепная сцена спасения мальчика. Она настолько великолепная, что если ее расширить в два раза, она станет только еще великолепней.

    Спасибо за высокую оценку,но, честно говоря, не очень вижу, за счет чего можно увеличить сцену. Мне она кажется и так несколько затянутой и немного пафосной (хотя, в общем, такой и задумывалась). Тут еще такой момент, что это всё происходило очень быстро, поэтому увеличение объема текста может привести, кмк, к снижению градуса динамики.
    
Диаген писал(а):в реальности умный Коган не будет просто так, в двух предложениях приводить понятия, которых воевода в принципе без подробного пояснения воспринять не может. Идея о путешествиях во времени проникла в массовое сознание лишь в 20 веке
яна ники писал(а):Смутило пояснение Когана. Вряд ли это разумно доверяться любому из той эпохи. Для всего непонятного и сверхъестественного объяснение было бы одно и соответствующий финал. А Коган человек здравомыслящий.

    Я думал об этом, еще в предыдущих главах, когда Ярослав пытался резануть правду матку.
    Полностью согласен с вами в том, что сама по себе идея о перемещениях во времени для менталитета человека 17 века вряд ли может быть осознана и воспринята в принципе.
    Именно поэтому Коган изначально предпочитает более-менее приемлемую легенду о странствующих лекарях.
    Причина, по которой он говорит воеводе правду заключается в том, что ситуация изменилась.
    С одной стороны, Коган понимает, что легенда трещит по швам. Им нужна помощь, им нужна информация.
    Воевода, переживший сильнейший для него стресс, меняет свое отношение к бригаде, он готов помочь им, несмотря на то, что продолжает их подозревать.
    В этой ситуации единственным психологически достоверным поступком для Когана было сказать правду, какой бы фанатастической она не была. Он и не рассчитывает на то, что воевода поймет его, ему гораздо важнее, чтобы тот почувствовал, что он не лжет. Любая легенда в этот момент звучала бы фальшиво, а ложь была бы оскорбительна для такого человека как воевода.
    Я пытался отразить это в тексте, но, видимо, не очень удачно.
    
Диаген писал(а):название Россия стало общеупотребимым в 18 веке - как обозначение империи, вобравшей в себя многие народы. Насколько я понимаю, у вас показано то время, когда Русь еще не стала Россией.

    Да, этот момент я тоже обдумывал. Поэтому Коган и запинается.
    А как еще он мог сказать?
    "Мы русские" - сомнительно, учитывая, его еврейские корни, и отношение к ним местных.
    Ну не русичи же, и не московитяне) Поэтому, выбрал наиболее нейтральный термин, который, впрочем, вызывает у воеводы недоумение.
    
Кипарис писал(а):Моё мнение, что с попаданцами в смутное время слишком долго вежливо разговаривают. Насколько я понимаю, нравы тогда были крутыми. Если подозревали, что они "ляхи", быстро бы начали выяснять это с помощью пыток.

    Ну, особой вежливости местные ни к Ярославу с Михалычем, ни к Когану с Ириной изначально не проявляли, а обошлись, в общем, довольно жестко.
    Про пытки речь шла, но с ними решили повременить по политическим, так сказать, мотивам)
    
Кипарис писал(а):Солома это вполне определённая вещь - высохшие стебли злаков. Сомневаюсь, чтобы через неё можно было дышать, может заменить на сухой стебель зонтичного растения (дягиля, например)?

    Насколько я помню из курса ботаники, злаковые как раз имеют полый стебель. Диаметр там, конечно, небольшой, но для того, чтобы дать некоторый объем пассивного вдоха (учитывая, что это - ребенок), 2-3 мм, в принципе, достаточно. Тут в большей степени играют значение компрессии грудной клетки+рефлекторное раздражение слизистой трахеи для стимуляции кашля. А дягиль, мне кажется, чересчур большой для такого отверстия.
    
яна ники писал(а): Nimnus! По-моему, вы очень торопились : много повторов и опечаток, но это поправимо.

    Говорю же - замылился глаз)
    
яна ники писал(а): Вы злоупотребляете безличной и неопределённой формой глагола. Подобных примеров по тексту много, но уж это сам.

    Спасибо, буду следить!
    
яна ники писал(а): Сцена с трахеостомией психологически достоверна, кроме одного... Вы меня удивили с этой соломой. Почему в укладке не было трахеостомической трубки и воздуховода? (обязательных для выездной бригады?! ) На худой конец: катетер, кусок трубки от системы...но с соломой ...

    Была, конечно же (точнее - был набор для коникотомии). Тем более, что они таскают не только ящик с общей укладкой, но и реанимационную сумку, так что альтернатив, как вы справедливо подметили, было достаточно.
    Проблема в том, что и ящик, и сумка были у них изъяты и выгружены в телегу.
    Счет шел на секунды, а объяснения воеводе и доставка инвентаря неизбежно заняли бы время, поэтому Коган попросил в первую очередь то, что, по его мнению, должно было быть в избытке и шаговой доступности.
    При этом он параллельно напоминает о сумках Ярославу, рассчитывая, что тот сумеет договориться с воеводой.
 
Сообщения: 376
Зарегистрирован:
01 ноя 2017, 22:31

Re: Три века и один (фантастика)

Сообщение крезот » Вчера, 18:15

    
Nimnus писал(а):Солнце уже начинало садиться, и Ярослав, оставшийся без жилетки, начинал чувствовать вечернюю прохладу.
        Он терялся в догадках, что могло послужить поводом для внезапного появления Мефодия и такой спешки

    ну да, описывать "почувствовал прохладу" это вообще провал
    второе же предложение, за счет "он", гробит все погружение, выпячивая автора на передний план
    Что мешало написать "можно было только догадываться" или как-то без этого "он". Да и вообще это предложение о непонятках сомнительно.
    Мы и так не знаем и сомневаемся, а незнание поводов очевидно. Получается, вы выступаете в качестве капитана очевидность.
    
    В целом, сцена с мальчиком интересная. Соломинка тоже вызывает сомнение, как и вылетевший орех. Я тут думал, как они его доставать будут, а он просто вылетел. Разочарование.
    И как-то все легко прошло, а там ведь горло резали. Но реакции у всех мягкие, неправдоподобные немного.
    Второй вызов к иноку смотрится вообще не в тему, уже не ново и как-то сумбурно. Функционал эпизода лишь показать пропажу креста. Это можно сделать и без этих плясок с инструментами.
    Плюс реакция людей там еще натянутей.
    
    Признание же "мы из будущего, россияне" - в это вообще не верится. Да и надо ли оно? Логичней такую инфу скрывать, потому как не поверят. Даже в наше время в такое не поверят, а уж в те времена сожгли бы на костре на всяк случай.
    Также сокрытие этой информации могло бы создать определенный эффект "когда читатель знает нечто, чего не знает часть персонажей". Это создает интерес, а вы от этого отказались ради сомнительной необходимости объясниться.
    Вспомните хотя бы фильм где часть подростков переносится во времена великой отечественной, воюют против немцев вместе с партизанами. Там это все скрыто и не имеет такого значения.
    Не понимаю, зачем вам так нужно это признание "мы из будущего". Оно все ломает.
    Ладно бы об этом стали к концу книги догадываться отдельные персонажи. А герои должны косить под местных или дурачков с дальней деревни.
    Так как стало неправдоподбно, стало немного скучнее. И предсказуемо. А оно вам надо? С первого момента была понятно, что счас кого то вылечат.
    Реакция же того же воеводы предсказуема "вот счас он им поверит и обласкает"... а надо было бы чтоб он их после лечения сразу в острог обратно, а уж потом, под утро...
    Раскачивайте эту лодку туда-сюда, это не помешает.
 
8(

Сообщения: 1591
Зарегистрирован:
23 окт 2016, 13:22

Re: Три века и один (фантастика)

Сообщение Nimnus » Вчера, 19:10

    
крезот писал(а):ну да, описывать "почувствовал прохладу" это вообще провал
        второе же предложение, за счет "он", гробит все погружение, выпячивая автора на передний план
        Что мешало написать "можно было только догадываться" или как-то без этого "он". Да и вообще это предложение о непонятках сомнительно.

    Да, этот участок у меня самого спотыкание вызывал, но не мог понять, в чем именно. Спасибо!
    
крезот писал(а): В целом, сцена с мальчиком интересная. Соломинка тоже вызывает сомнение, как и вылетевший орех. Я тут думал, как они его доставать будут, а он просто вылетел. Разочарование.

    Ну, вылетел он все-таки не сам по себе, а благодаря вмешательству. Извлечение же плотно застрявшего инородного тела из верхних дыхательных путей в таких условиях технически очень трудновыполнимо. Был вариант попытаться вытолкнуть его из гортани с помощью инструментов, но решил отказаться от него, т.к. будет выглядеть уж очень громоздко и малореалистично.
    
крезот писал(а):Второй вызов к иноку смотрится вообще не в тему, уже не ново и как-то сумбурно. Функционал эпизода лишь показать пропажу креста. Это можно сделать и без этих плясок с инструментами.

    Пропажа+убийство. Но, в принципе, согласен с вами, можно было обойтись без беготни и подать это как свершившийся факт. Возможно, так и стоит сделать.
    
крезот писал(а): Не понимаю, зачем вам так нужно это признание "мы из будущего". Оно все ломает.
        Ладно бы об этом стали к концу книги догадываться отдельные персонажи. А герои должны косить под местных или дурачков с дальней деревни.
        Так как стало неправдоподбно, стало немного скучнее. И предсказуемо. А оно вам надо?

    А это признание, по сути, ни на что не влияет. Воевода едва ли станет об этом распространяться, так что легенда останется прежней. Просто я не видел другой реакции Когана в сложившейся ситуации.
    
крезот писал(а):Раскачивайте эту лодку туда-сюда, это не помешает.

    Уже начал) Спасибо за комментарий!
 
Сообщения: 376
Зарегистрирован:
01 ноя 2017, 22:31

Re: Три века и один (фантастика)

Сообщение крезот » Вчера, 20:51

    
Nimnus писал(а):Извлечение же плотно застрявшего инородного тела из верхних дыхательных путей в таких условиях технически очень трудновыполнимо. Был вариант попытаться вытолкнуть его из гортани с помощью инструментов, но решил отказаться от него, т.к. будет выглядеть уж очень громоздко и малореалистично.

    вот и получилось, что орех очень уж удачно выскочил, потому как иначе никак
    
Nimnus писал(а):Пропажа+убийство

    только не увлекайтесь детективной частью, смешивание жанров вряд ли пойдет на пользу тексту
    
Nimnus писал(а):А это признание, по сути, ни на что не влияет

    тогда его быть не должно
    Коган мог бы задвинуть что-то из лекарского долга
    а воевода мог бы и больше думать о сыне, чем об истинной природе появления лекарей
    у него диллема - он им должен, но долг обязует передать дальше, а откуда они это уж второе дело
 
8(

Сообщения: 1591
Зарегистрирован:
23 окт 2016, 13:22

Re: Три века и один (фантастика)

Сообщение Диаген » Вчера, 20:59

    
Nimnus писал(а):Ну, деление на главы в значительной степени условно, они, скорее, формируются по мере достижения определенного объёма)

    Это не совсем так вообще, и это совсем не так у вас - было до сих пор.
    А вообще у вас в этой главе с читательской точки зрения произошел явственный сбой. Я попытался проанализировать причину этого с писательской точки зрения - и пришел к выводу о наличии изъяна в структуре. Мое мнение: лечить надо именно первопричину - структуру.
    
Nimnus писал(а): честно говоря, не очень вижу, за счет чего можно увеличить сцену. Мне она кажется и так несколько затянутой и немного пафосной (хотя, в общем, такой и задумывалась). Тут еще такой момент, что это всё происходило очень быстро, поэтому увеличение объема текста может привести, кмк, к снижению градуса динамики.

     Совершенно напротив: расширение сцены сделает ее более правдоподобной и за счет этого усилит напряжение. Динамика - это не плотность событий на страницу текста. Динамика - это приближение яркого события, от которого зависит дальнейшее развитие истории, к "режиму реального времени". Просто представьте, что вы стоите там вместо Ярослава. Процедура занимает по крайней мере минут семь-восемь да плюс преамбула. А у вас она читается максимум за минуту. В вашей сцене практически отсутствует реакция публики, мысли Ярослава, угадываемые им мысли Когана - а ведь сейчас решается судьба героев.
    Последующая реакция воеводы - тоже слишком быстрая. Люди как-то не склонны так уж с лету оценивать непонятные для них явления - и полностью, сразу и бесповоротно разворачивать свое мнение на 180 градусов. Нужно время, для того, чтобы новый статус героев укрепился.
    Если вы по совету Крезота отправите героев обратно в темницу, но через некоторое время накормите их все-таки кашей, то вы и структуру правильную восстановите, и психологическую достоверность.
    Проблемы динамики как нагромождения событий у вас до сих пор не было. А теперь она у нас на глазах возникает в вашем тексте - хотя это ошибка совсем уж начинающих авторов.
    И результат ошибок такого рода всегда закономерен - потеря читательского интереса.
 
Сообщения: 1618
Зарегистрирован:
22 апр 2012, 16:06

Re: Три века и один (фантастика)

Сообщение яна ники » Вчера, 21:43

    
Nimnus писал(а):одновременно нащупывая пальцами кадык синеющего на глазах мальчика

    
    
    Какой кадык у ребёнка? Уместнее написать щитовидный хрящ.
    
    
    
крезот писал(а):тоже вызывает сомнение, как и вылетевший орех. Я тут думал, как они его доставать будут, а он просто вылетел. Разочарование.

    
    
    
    Действия Когана при инородном теле гортани, в тех условиях абсолютно верны.
 
Сообщения: 683
Зарегистрирован:
05 апр 2013, 22:21
Откуда: там меня уже нет.

Re: Три века и один (фантастика)

Сообщение Nimnus » Вчера, 21:51

    
крезот писал(а): только не увлекайтесь детективной частью, смешивание жанров вряд ли пойдет на пользу тексту

    Нет, таких планов нет.
    
Диаген писал(а):Проблемы динамики как нагромождения событий у вас до сих пор не было. А теперь она у нас на глазах возникает в вашем тексте - хотя это ошибка совсем уж начинающих авторов.

    Ну, собственно, от совсем уж начинающего я недалеко и ушёл)
    
    Диаген, Крезот, спасибо, буду думать и дорабатывать.
    
    
яна ники писал(а):Какой кадык у ребёнка? Уместнее написать щитовидный хрящ.

    Кстати, да. Спасибо, это действительно намного лучше звучит.
    
    
Диаген писал(а):Если вы по совету Крезота отправите героев обратно в темницу, но через некоторое время накормите их все-таки кашей, то вы и структуру правильную восстановите, и психологическую достоверность.

    Вот тут все же есть сомнения.
    Фактически, помощь на месте была оказана не до конца, для обезболивания и перевязки ребенка нужно было перенести в дом.
    Там выполняются необходимые заключительные манипуляции, родители убеждаются, что опасность, с одной стороны, миновала, с другой - страх до конца не проходит и требуется наблюдение.
    Евдокия однозначно благодарна лекарям, она и раньше им ведь сочувствовала.
    Воевода - испытывает смешанные чувства страха, облегчения, признательности и сомнений. Но благодарность + позиция жены+ необходимость наблюдения за ребенком, имхо, делают выбор безальтернативным - оставить лекарей в доме до утра.
    А раз уж в доме, то и кормить надо, законы гостеприимства на Руси тоже никто не отменял.
    Мне такое развитие событий кажется наиболее обоснованным, но, возможно, мне не удалось в достаточной мере отразить это психологически в тексте.
 
Сообщения: 376
Зарегистрирован:
01 ноя 2017, 22:31

Re: Три века и один (фантастика)

Сообщение крезот » Сегодня, 00:04

    
яна ники писал(а): Действия Когана при инородном теле гортани, в тех условиях абсолютно верны.

    какова вероятность, что орех вылетит? по мне так - весьма низкая, ближе к чуду
    если уж сразу не вылетело и он не откашлялся изначально, то просто так не выпал бы
    а солому я видел, думаю, она бы смялась и толку от нее было бы мало (шариковая ручка, могла бы подойти)
    да и найти что-то, когда оно нужно, это всегда чудо (даже если это солома в деревне, это же не сено)
    А по поводу щитовидного хряща - это самоубийство какое-то для автора. Нельзя так писать. :lol: даже если герой в теме
    Nimnus,
    Если вместо благодарностей воевода кинет их в сруб, то это будет и достоверно, и неожиданно плюс еще пару реакций в читателе всколыхнет.
 
8(

Сообщения: 1591
Зарегистрирован:
23 окт 2016, 13:22

Re: Три века и один (фантастика)

Сообщение Kovalsky » Сегодня, 00:28

    Мне кажется лучше всякой критики автору стоит прочитать рассказ Булгакова «Стальное горло». Он короткий и по сюжету очень похож – тоже городской врач вдали от цивилизации в окружении разъяренных родственников принимает решение чикнуть ребенка по горлу. Прочитаете, если только у него не заимствовали – и искать черную кошку не придется, Булгков будто сам за вас главу написал, в его исполнении в самом исчерпывающем виде все ответы на вопрос – что не так в вашей главе.
 
Сообщения: 463
Зарегистрирован:
28 дек 2015, 03:15

Re: Три века и один (фантастика)

Сообщение Nimnus » Сегодня, 02:14

    
Kovalsky писал(а):автору стоит прочитать рассказ Булгакова «Стальное горло». Он короткий и по сюжету очень похож

    Да, я его читал когда-то, сейчас посмотрел - вспомнил.
    Но там, все-таки, другая ситуация, и клинически, и по вводным.
    Там акцент делается, в основном, на переживания врача - первый опыт, сложная операция, тупость бабки.
    У меня задача несколько другая, да и условия тоже отличаются.
    
крезот писал(а):какова вероятность, что орех вылетит? по мне так - весьма низкая, ближе к чуду
     если уж сразу не вылетело и он не откашлялся изначально, то просто так не выпал бы

    Сразу не вылетит так как рефлекторно развивается спазм и потом отёк, быстро нарастает уровень углекислоты и активация дыхательного центра доминирует - человек пытается вдохнуть, а не выдохнуть. А раздражение стенок трахеи может вызвать рефлекторный кашель, с последующим выталкиванием предмета.
    Кстати, описание трахеотомии в вышеупомянутом рассказе ( а там речь именно о ней) и последующего исхода у меня лично тоже вызывает изрядный профессиональный скепсис, что не умаляет, конечно, мастерства автора.
    Думаю, фактически, любое описание успешной медицинской операции в художественной литературе всегда будет так или иначе "ближе к чуду".
    
    
крезот писал(а): Если вместо благодарностей воевода кинет их в сруб, то это будет и достоверно, и неожиданно

    Что неожиданно и "всколыхнет" - согласен. Но вот насчет достоверности - не уверен. Ну не таким я себе этого воеводу представляю)
    Они ж ему сына спасли и продолжают лечить. Ну как он их после этого опять в сруб отправит?
 
Сообщения: 376
Зарегистрирован:
01 ноя 2017, 22:31

Re: Три века и один (фантастика)

Сообщение Kovalsky » Сегодня, 04:35

    
Nimnus писал(а):Но там, все-таки, другая ситуация

    Да ситуация дело десятое, важна степень эмоционального воздействия не читателя. Булгаковский рассказ читаешь, будто смотришь триллер - там и саспенс и драма, высший накал, а у вас где все это? Ну или хотя бы попытка изобразить это?
 
Сообщения: 463
Зарегистрирован:
28 дек 2015, 03:15

Re: Три века и один (фантастика)

Сообщение Kirra » Сегодня, 09:29

    Я к вам на огонёк :D
    Эпизод со спасением мальчика очень понравился. Реакция родителей показалась вполне правдоподобной: когда вопрос стоит ребром: либо ребёнок умрет либо принять помощь и довериться тому, кого считал врагом - большинство родителей выберет второе.
    А вот насчёт реакции толпы соглашусь с другими: можно было создать побольше напряжения. Имхо одних слов Михалыча отойти, недостаточно. Ляхи, да ещё хотят резать сына воеводы - это должно было создать волнения. А у вас все так культурно и сдержано.
    Ещё мне показалось, что мальчик, учитывая операцию без анестезии мало плакал. Но это наверное связано с особенностями операции на горле. Мог ли он вообще кричать от боли :roll:
    По поводу эпизода и мелком: мне нравится смешение жанров. Другое дело: соглашусь с тем что давать подряд два события: спасение мальчика и эпизод с иноком не правильно. Эмоционально и психологически сильные сцены лучше чередовать со спокойным, размеренным повествованием. Штиль-шторм- штиль-надвигающаяся буря.
    Не говоря уже о том, что в двух следующих друг за другом эпизодах герои оказывают медицинскую помощь
    Когда читала
    
него не было времени разглядывать детали, так как Коган уже склонился над пострадавшим.
     Ирина искала пульс на руке с другой стороны, Михалыч раскрывал сумку с реанимационной укладкой, так что Ярослав поспешно извлек из ящика тонометр и фонедоскоп, подавая их в протянутую руку Ирины.
     - Пульс нитевидный, - чуть слышно произнесла она и Коган также едва заметно кивнул в ответ.
     -Ставлю катетер? - полуутвердительно вопросила Ирина, получив еще один кивок.

    представилось, что теперь к ним со всех концов земли потянутся больные и увечные, и будет бригада скорой помощи всех без конца лечить, пока лекарства не закончатся. После чего оставшиеся невылеченными обозлятся и побьют их камнями. Конец трагедии 8)
 
Читательница

Сообщения: 1491
Зарегистрирован:
16 июн 2015, 18:03

Пред.

Вернуться в Большая форма

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3