Бестселлеры

Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Личные странички изданных авторов нашего форума. Общаемся и перенимаем опыт.

Модератор: Анна Ша

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 26 июн 2013, 09:14

    Для любопытных -- демофрагмент "Дикарей Ойкумены" (Книга 1. Волчонок).
    Пролог скроем для загадочности. :-) Начнем сразу с первой главы.
    Итак...
    
    Изображение
    
    ГЛАВА ПЕРВАЯ
    ОП-ДИ-ДУ-ДА
    или
    МЫ ЗАВАЛИМ НАСТОЯЩЕГО МОНСТРА!
    
    I
    
    -- Подъем, сволота! Вас ждут великие дела!
    В голове взорвалась атомная бомба. С оглушительным звоном разлетелись стекла -- Игги готов был поклясться, что осколки градом сыплются у него из ушей. Порыв ветра хлестнул по щекам, окропив лицо соленым крошевом брызг. В ноздри ворвался йодистый запах моря. Запах фальшивил -- чуткий нос Игги уловил в нем синтетические нотки вэйк-тоника. Фальшь взбесила Игги, человека тонкой душевной организации. Бранясь так, что смутились бы и грузчики в варварском порту, он разлепил веки. Аларм-система отреагировала без промедления: ядерный взрыв сменился шлягером «Оп-ди-ду-да», популярным в этом сезоне, а ураганный ветер -- свежим бризом. Лишь псевдо-морской аромат с примесью тоника никуда не делся.
    Кажется, решил Игги, мы с Глюком вчера перестарались. Выставить аларм во всем компэйн-коттедже сверху донизу -- это прикол! На полседьмого утра -- это суровый прикол! В режим экстрим-побудки -- это прикол приколов! После двойной дозы имаджайзера и грибного супчика, что забодяжил Лат, в голову лезут исключительно клевые идеи. Выдернуть «сволоту» из тепленьких лежбищ ни свет ни заря -- супер, оп-ди-ду-да! Но Игги, брат, на хрена ты устроил побудку самому себе?
    Или это Глюк удружил?!
    Сна не осталось ни в одном глазу. Жаль, они с Глюком не догадались натыкать камер по апартаментам. Взглянуть бы сейчас на рожи приятелей -- сразу б настроение поднялось! Хотя... Игги Добс с удивлением отметил, что настроение у него и так -- ди-ду-да, оп-оп! Боевой бодрячок. И отходняка нет -- ура натуральным препаратам! Прав Лат: синтетика -- дерьмо. Мозги выжигает, и кумар от нее чернушный...
    -- Раздолбаи, подъем! Брейтесь-мойтесь-похмеляйтесь!
    Система бдительно отслеживала реакции «клиента», не позволяя впасть в прострацию. Текст для побудки Глюк сочинил, больше некому. Крепко вчера задвинулись, с душой. Странно, что башка не трещит. Ну да, оп-ди-ду-да, об этом Игги уже думал: натуральные препараты. Это постал, это нас циклит. Ладушки, сам отследил, значит, все в норме, все под контролем... Лат велел: наутро быть в форме. Расслабляемся, но без фанатизма. У нас завтра сафари…
    Сафари!
    И не завтра, а сегодня!
    Сбросив одеяло, Игги с решительностью бывалого охотника принял сидячее положение. Покрутил головой, разминая затекшую шею; сфокусировал взгляд. Оп-ди-ду-да! -- рядом безмятежно посапывала куколка Мира, радость наша. Если бы за талант сладко дрыхнуть в любом аду платили деньги, Мира ворочала бы триллионами.
    -- Эй, лисичка! -- сунув руку под одеяло, Игги дернул подругу за пушистый хвост. -- Бегом в ванную!
    По телу девушки прошла волна сладкой дрожи. Демонстрируя раздражение, шевельнулись острые ушки. Мира перевернулась на живот, обеими руками обхватила подушку. Вдоль позвоночника вздыбилась полоска нежной золотистой шерсти.
    -- Отстань, дурак, -- сонно мурлыкнула Мира.
    -- Вставай!
    Одеяло улетело в угол. Игги замер, любуясь обнаженной Мирой. Казалось бы, тысячу раз ее видел -- в бассейне, в постели, на пляже. Скоро два месяца, как они вместе. Сумасшедший срок для Игги, менявшего пусечек трижды в сутки; для Миры -- еще круче.
    Может, это любовь?
    Игги фыркнул. Любовь! Скорее, профессиональная заноза в заднице. Желание любоваться чужим совершенным творением. Тот мастер, что проводил Мире эро-вульпинарную модификацию, определенно был гением! Элит-визажист Игги Добс знает толк в таких вещах. Он и сам гений, оп-ди-ди! И пусть Игги никогда не работал с модификациями тела -- лицо, прическа, общий имидж... Плевать! Нам ли, гениям, считаться заслугами?
    Один взгляд на тело Миры мог довести девственника до инсульта. Бархат кожи; шелковистая поросль на спине. Шерсть густела к ягодицам, превращаясь в роскошный мех. Из копчика рос пышный хвост. О, Мира, солнце мое, что ты вытворяла хвостом, когда была в настроении! Пламя волос; разумеется, рыжих. Мордашка человеческая, симпатичная, без лишних кукольных красот. Но разрез глаз, хитрый прищур, высокие скулы, чуть вздернутый носик, солнечная россыпь веснушек...
    Лиса! Дикая лисица, оп-ди-ду-да!
    Игги, сколько себя помнил, западал на модификантов. Встречался с одной киноидной сучкой, потом была фелина... Увы, первая была «заточена» под пастушьи дела, вторая -- под телохранителя. Не те повадки, какие Игги Добс предпочел бы для интима. Зато Мира, лукавая хитрюга Мира...
    -- У нас сафари, детка! Где твои охотничьи инстинкты?!
    Мира шевельнула ухом:
    -- Охотничьи?
    С ленивой грацией она взмахнула хвостом: давай, я жду!
    -- Извини, не сейчас!
    Игги торопливо выбрался из постели, едва не упав при этом. Углядел трусы на ручке шкафа, поспешил натянуть их на себя. Он прекрасно знал, что будет, если Мира добьется своего. До обеда они из номера не выберутся, и после обеда -- не факт. Сафари накроется медным тазом. А ради чего, оп-оп-оп, Игги Добс приперся на этот долбанный Тренг?
    -- Вставай!
    -- Сафари! -- вдруг плотоядно оскалилась Мира, сделавшись как никогда похожа на хищницу, и прыгнула на Игги. Добс чудом увернулся, схватил подушку и запустил ею в шутницу. Девушка с хохотом повалилась обратно на кровать, выгнулась, словно в экстазе. Нет, Игги не поддался на провокацию. Он искал штаны и нашел. Искал рубашку и тоже нашел. Мира надула губки, но быстро передумала, смирилась и, вздохнув с воистину лисьим притворством, отправилась в ванную комнату.
    -- Сафари, -- напевала она из-за двери, -- сафари!
    -- Оп-ди-ду-да, -- вторил Игги.
    -- Мы едем на сафари…
    -- Ду-да, да-да-да…
    Одевшись, он уставился на свое отражение в «зеркальной» голосфере визаж-модуля. Первое правило Игги Добса: имидж должен соответствовать ситуации. Только придурок, не имеющий понятия о стиле, попрется на бласт-концерт, в ресторан и на стадион в едином концепте. Костюм сменит, а толку?
    В обычное время растительность на лице Игги, включая брови и ресницы, отсутствовала -- не вписывалась в базовые концепты. Но за день до полета на Тренг опытный Добс сменил крем-депилятор на интенсив-лосьон «Коко Труди». Сизая щетина -- воплощенная мужественность, можно сказать, воинственность. Волосы взлохмачены в художественном беспорядке номер семь. Лицо после вчерашнего чуть помято -- замечательно! Косметики -- ноль, не тот случай... Ну, разве что носогубные складки чуть глубже обозначим. И последний штрих -- по капле флюоракса в каждый глаз. Теперь мрачный лихорадочный блеск обеспечен.
    Ну-ка, проверим...
    Из голосферы на Добса глядел суровый оп-ди-ду-да. Он был старше Игги лет на десять, потрепан жизнью, хмур с похмелья и готов свернуть шею голыми руками любому, кто придется ему не по нраву. Ей-ей, любому, от нерасторопного официанта до десятиметрового мегалозавра! В глазах бывалого парня -- рейнджера, вернувшегося из джунглей -- сверкали опасные искры безумия.
    -- Котик, -- Мира вернулась из ванной. -- Где мои…
    И вдруг завизжала.
    
    II
    
    -- Ты кто? Проводник?
    -- Ну?
    -- Это ты тарарам устроил, придурок?!
    Игги развернулся всем телом, так, чтобы говоривший хорошо рассмотрел тяжелую кобуру на поясе -- и торчащую из нее рубчатую рукоятку «Ангстрема».
    -- Кажется, ты назвал кого-то придурком, сынок? Повтори-ка, я не расслышал.
    И двинул челюстью, перебрасывая «черуту» из левого угла рта в правый.
    -- П-простите, сэр, это я не вам... Игги?!! Ты?!
    -- А это ты кому сейчас говоришь, сынок?
    Глюк судорожно икнул, попятился, щурясь: неужели все-таки обознался? Игги не выдержал, расхохотался в голос. Следом прыснула Мира, в восторге колотя хвостом по «таблетке» антиграв-табурета.
    -- Купился!
    -- Ну ты крут, Игги! Не признал!
    Хмыкнув, Игги выпустил в Глюка клуб дыма. Потертый камуфляж -- специально не стал новьё брать -- сидел на Добсе, как родной. Пояс-патронташ, подсумки, кобура с «Ангстремом» -- имидж оп-ди-ди! Глюк в своей проклепанной куртке с черепами и гидрофобных штанах-«питонах» смотрелся на фоне приятеля жалким туристом. А люминесцентные патлы, торчавшие острыми «сосульками», и вовсе превращали Глюка в дешевого шута.
    Сказать по правде, Эрни М. Глюк был очень дорогим шутом. Король дюжины вирт-шоу, транслирующихся через гипер по всей Ойкумене, Глюк селезенкой чуял тренд и фокус-группу, доводя зрителей до оргазма. Купить такого на новое лицо -- что в лотерею миллиард выиграть.
    -- ...А тарарам, Глючара, ты устроил. При моем участии…
    -- Я?!
    -- Память отшибло? Кто вчера алармы ставил?
    -- О да, белые хозяева любят пошутить!
    В баре объявился Латомба, за ним, матерясь на пяти языках -- Диззи с новой подружкой, имени которой Игги не мог запомнить, как ни старался. Последним топал человек-гора, толстяк Хью, рекордсмен поедания блинов на скорость. Он волочил за ремень антикварный лучевик с длиннющим стволом.
    -- Хай, сволота! -- рык Игги перекрыл общий гам. -- А ну, встряхнулись!
    -- В такую рань... -- простонал Хью, маявшийся отходняком.
    Игги проигнорировал блиноеда:
    -- Лат, сваргань-ка нам допинг! Прочистим мозги…
    -- Нет проблем, большой бвана! Латомба все сделает.
    -- И побыстрее!
    -- Три минуты! Бвана будет доволен: мозги аж закипят…
    Чернокожий вудун Лат, как обычно, валял дурака. Стриптизер экстра-класса, он выступал на приват-вечеринках для миллионерш, потерявших вкус к жизни, и пресытившихся «звезд» эстрады. После его танца миллионерши, подвывая от вожделения, пускались во все тяжкие, а «звезды» давали благотворительные концерты в десантных частях. Были тому причиной вудунские хитромудрые штучки или личный гений Лата, Игги не знал. В любом случае, гонорары Латомбы не уступали его собственным.
    Гибкие, словно каучуковые пальцы нырнули в сферу кавтомата, сыграв пассаж. Из недр аппарата выехал поднос с семью чашками кофе -- такого крепкого, что он был готов сплясать качучу. Латомба распылил над чашками щепотку остро пахнущего зелья, добавил гранулы, похожие на речной жемчуг, и перемешал кофе палочкой из слоновой кости.
    -- Угощайтесь, бвана! Угощайтесь, бвани!
    Кофе отдавал горечью осенних листьев.
    Действие допинга Игги ощутил сразу. Мир распахнулся, наполнившись светом и звуками, оттенками и ароматами. Жизнь обрела резкость и глубину. В теле, игристым вином в бутылке, бурлила энергия -- колючая, бесшабашная. Она требовала выхода. Вот-вот сорвет пробку -- крышу? -- фонтаном выплеснется наружу и пойдет куролесить!
    -- Круто! -- оценил Диззи, приплясывая.
    -- Лата в президенты!
    -- Спасибо, мудрый вождь! Латомба рад, что вождю понравилось!
    -- Ну что, всех вставило?!
    Ответом был восторженный рев.
    -- Оружие? Батареи?
    -- Порядок!
    -- А проводник? -- заикнулся было Хью.
    -- Дрыхнет, небось!
    -- На хрена нам проводник?
    -- Координаты в автопилот вобьем -- моб сам долетит!
    -- А на месте?
    -- А что на месте? Сканер зверя засечет, а там знай, пали!
    -- Сегодня мы завалим настоящего монстра!
    -- Махайрода!
    -- Тираннозавра!
    -- Оп-ди-ду-да!
    -- Мы всех завалим!
    -- Вперед!
    В дверях возникла давка. Диззи бранился, его подружка визжала, хохотала Мира, Лат рассыпался в извинениях перед «храбрыми, но горячими бвана»… Гогочущий, вопящий клубок вывалился на свежий воздух и, распадаясь по дороге на отдельные тела, устремился к крытой платформе аэромоба.
    Глюк успел первым. Он уже вводил в автопилот координаты, сверяясь со своим коммуникатором.
    
    III
    
    Внизу, под аэромобом, бежали барашки волн. Зелень океана -- и белые росчерки пены. Я прикоснулся к Вечности, решил Игги. Твою мать, я философ! Так было миллион лет назад, и так будет через миллион лет. Плевать, какие расы к тому времени будут населять Ойкумену, чего они достигнут, откроют и сотворят. Океан останется прежним: движуха на поверхности -- и мрачняк глубин, где обитают жуткие твари.
    Жутких тварей на Тренге хватало. Планету открыли полвека назад, и ее биосфера свернула набекрень мозги яйцеголовым умникам. Такого разнообразия видов не было ни в одном из известных миров Ойкумены. Рай для биологов; рай для любителей сафари и экстрим-рыбалки.
    В уши ворвался грохот бласт-синта -- Диззи врубил музон на полную катушку. «Последний альбом Мортал Макса,» -- определил Игги. Еще бы не определить! Кто делал Максу сценический концепт? -- он, Игги Добс. Трехслойный грим, меняющий лицо в поляризованном свете: злой пупс, киборг-убийца или мертвец разной степени разложения, в зависимости от освещения. Набор быстрорастущих париков, трико-«хамелеон», шляпа-трансформер... Это в занюханной древности визажист отвечал лишь за лицо клиента. Теперешний визажист -- мастер на все руки. Лицо клиента -- личность, единый стиль, а где личность, хо-хо, там и наличность...
    -- Смотри, смотри! Там, под нами!
    -- Где?
    -- Да вот же! -- Мира с трудом перекрикивала бласт-синт.
    -- Ни черта себе!
    В глубине, под суматохой волн, скользила гигантская тень.
    -- Метров семьдесят, клянусь!
    -- Не медуз жрет, нет, не медуз...
    -- Кажется, смелый бвана предлагал подводную охоту?
    -- На фиг, на фиг, без меня!
    -- Да выруби ты свою камнедробилку!
    Диззи внял: убавил громкость.
    -- А на суше таких нету?
    -- Справочник пишет: нет. Тираннозавры, максимум...
    -- Такому тираннозавр -- на один зуб!
    -- Эй, земля! Впереди земля!
    Разлапистая туша острова росла на глазах. Прибой вскипал на скальных клыках бухты. Мнилось: исполин жадно пьет соленую воду, не в силах утолить жажду. Береговые утесы вздымались спинным гребнем дракона. Аэромоб набрал высоту, замедляя ход. За скалами начиналась буро-зеленая грива джунглей -- она уходила к горизонту, желтея редкими проплешинами.
    -- Ничего себе, островок!
    -- На меньших стрелять некого, -- Игги вернулся в образ бывалого охотника. -- Мелюзга одна.
    -- Как мы найдем добычу в этой чащобе?
    -- Сканером...
    -- Глюк, переходи на ручник и врубай тепловизор…
    Аэромоб тряхнуло. Подруга Диззи взвизгнула -- обычная ее реакция на все раздражители мира. К счастью, Глюк быстро выровнял машину. Игги выбрался из кресла и, хватаясь за спинки, направился к пилотской кабине. Приятель нуждался в чутком руководстве. Еще напортачит чего... Прозрачность корпуса Глюк выставил на 100% -- идти по невидимому полу над зарослями, проносящимися внизу, было страшновато. Ускорив шаг, Игги плюхнулся в свободное кресло дубль-пилота. Сунулся в контрольную сферу сканера: так и знал! С настройками Эрни налажался. В глазах рябило от пунцовых точек и пятнышек: тепловизор старательно показывал всю живность, какая имелась в округе.
    От полевой мыши до бронтозавра.
    -- Все, блин, самому делать надо, -- вздохнул Игги. -- Ты давай рули, а я сканерить буду. Сейчас фильтры выставлю...
    Он шумно потянул носом, принюхиваясь. Обоняние редко подводило Игги, а Глюк отличался редкой щедростью.
    -- Будешь?
    -- Давай.
    Приняв раскуренный косяк, Игги сделал пару добрячих тяг. Ну-ка, что у нас с фильтрами? Выставляем по размеру: все, что меньше двух метров -- отсекаем! Пунцовых пятен в сфере стало на порядок меньше. Теперь был виден один крупняк. Эй, вот это зверюга! Игги дал приближение. Диплодок? Нет, не прикольно. Травоядный увалень, в такого и слепой не промахнется. Даешь хищников! Злых, опасных, увертливых. Чтоб уж трофей -- так трофей!
    -- Долго еще? -- заворчал Диззи из салона. -- Где наши монстры?!
    -- Бвана хочет крови? Не терпится?
    -- Когда стрелять будем?!
    -- Глюк, бери левее. Там кто-то метется, как припаленный!
    Аэромоб заложил крутой вираж. С третьей попытки Игги поймал шуструю зверюгу в «захватник» сканера. Открыл суб-сферу в оптическом диапазоне, запустил компиляционное наложение. Программа знакомая, в визаж-модуле такая же...
    -- Есть! Махайрод!
    -- Где?!
    Игги сбросил изображение на большую сферу в салоне.
    -- Глюк, жми!
    -- Догоняй!
    -- Дайте, дайте я его!
    Зверюга была -- зашибись. Вытянутое от бега тело бугрилось чудовищными мышцами. Они перекатывались под желто-бурой шкурой при каждом стремительном движении. Четыре с лишним метра в длину, не считая короткого хвоста. Полтонны живого веса, если верить сканеру. При одном виде влажных от слюны клыков, выпиравших из-под верхней губы, по хребту Игги метнулись толпы мурашек. За кем гонится махайрод? Игги расширил обзор, вызвав крики возмущения в салоне, но никакой потенциальной добычи не обнаружил. Великий Космос! Если не за кем, то от кого эта тварь так мчится?! Игги прошиб холодный пот: ему страшно было даже представить, от кого может удирать махайрод! Однако погони тоже видно не было. Спустя пару секунд Игги от души расхохотался, хлопнув себя ладонью по лбу.
    Зверь удирал от аэромоба.
    Палить на лету по бегущему махайроду, целясь сквозь полог ветвей и лиан -- гиблое дело. Высаживаться на пути хищника, чтобы встретиться с ним на земле -- поищите дураков! Игги был знатным торчком, но не идиотом. На счастье, впереди, примерно в полукилометре, природа воздвигла естественную стрелковую трибуну -- бурая россыпь валунов вокруг отвесных скал смахивала на друзу гигантских кристаллов, которую выперло из-под земли давним катаклизмом.
    -- Обгоняй его и метись к тем скалам. Там развернись и зависни.
    Двигун надсадно взвыл, аэромоб дернулся, как норовистый конь. Игги с опозданием сообразил, что хищник после их маневра может рвануть в другую сторону, а то и повернуть обратно. Нет, обошлось. Махайрод ломился в прежнем направлении, не сбавляя хода.
    -- Вруби автостабилизацию, чтоб нас не болтало. Открывай все, что можно. Нам нужен оп-ди-ду-да…
    -- Кто?
    -- Сектор обстрела!
    -- Тут борта убираются, и крыша...
    -- Убирай по пояс, чтоб не выпал никто. Хватай оружие, сволота!
    Зверь был уже рядом. В кобуре на бедре Игги висел «Ангстрем» с полным боекомплектом, но это для понта. На охоте надо палить из чего-нибудь длинномерного. Ага, вот и «Стрела»; между сиденьями завалилась. Игги едва успел снять ружье с предохранителя, как кусты на опушке с треском раздались, будто волны растительного моря -- и оттуда сухопутным глиссером вылетел махайрод.
    -- Огонь! -- завопил Игги, бледнея от азарта.
    Поймав зверя в прицел, он надавил на спуск. Антикварный лучевик Хью полыхнул миниатюрной сверхновой. Взвизгнул импульсник в руках Миры. Треск разрядов, и валун под лапами махайрода оплавился, частично разлетевшись фонтанами каменной крошки. В кустах, как по волшебству, возникли изрядные прорехи. Зверь в панике прянул в сторону и подставил под выстрелы бок. Торопясь, почти не целясь, Игги всадил в клыкастую тварь с полдюжины зарядов. Срезанный в прыжке махайрод задергался в агонии. Кривые когти скребли край валуна, оставляя на камне глубокие борозды. А охотники все продолжали палить, не в силах остановиться.
    -- Хватит! Готов уже! -- орал Игги.
    Тщетно.
    -- Вы от него мокрого места не оставите, придурки!
    Он охрип от крика, когда компания наконец угомонилась.
    -- Видели? Как я его завалил!
    -- Ты гонишь! Это я его!
    -- Нет, я!
    -- Я тоже попала!
    -- Ага, когда он уже сдох!
    -- А вот и нет!
    -- Пошли, посмотрим!
    -- Говорю, это я!
    Аэромоб посадили метрах в ста от убитого хищника. Ближе не позволяли скалы и осыпи. Прежде, чем покинуть машину, Игги бросил взгляд на голосферу сканера. Ничего крупного поблизости не наблюдалось. Но когда Игги ступил на шуршащую под ногами осыпь, сердце колотилось, как после двойной порции Латова кофейка. Ладони, сжимавшие «Стрелу», вспотели. Терзала идея-фикс: зверюга не сдохла, она лишь притворяется. Стоит подойти к ней на расстояние прыжка... Говорят, махайроды крайне живучи.
    Кто это говорил, Игги не помнил.
    -- Он мертв, -- шепнули в самое ухо.
    Добс дернулся, оборачиваясь. Рядом стоял Латомба. Против обыкновения, вудун не паясничал, за что Игги был ему благодарен.
    -- Уверен? -- так же шепотом спросил Игги.
    Латомба кивнул.
    -- Ну, спасибо, утешил...
    И впрямь попустило. Если Лат говорит, значит, так оно и есть. Вудуны зверей чуют. Тут стриптизеру можно доверять на все сто.
    -- ...я ж говорил! Моя работа!
    Ногой, обутой в остроносый сапог, Диззи попирал косматую башку махайрода. От нажима страшные клыки хищника кончиками воткнулись в рыхлую землю. Зверь был огромен, но мертвый смотрелся жалко. Шерсть местами свалялась в грязные колтуны. Ярость угасла в желтых глазах, из пасти медленно стекала тягучая, вязкая слюна, мешаясь с кровью.
    И запах...
    Мира не выдержала, отвернулась. Вслед за ней -- подруга Диззи.
    -- Все видели? Моя отметина!
    Диззи ткнул стволом в дырку на шее махайрода, обрамленную глянцевым венчиком запекшейся крови.
    -- Я сюда и целился! Наповал!
    Спорить Игги не хотелось, хотя он видел минимум пять отверстий в боку зверя, проделанных его «Стрелой». И еще одно, в груди -- от импульсника Миры.
    -- Шкуру попортили... -- буркнул Хью.
    -- На хрен шкуру! -- взвился Диззи. -- Главное, башка цела! Велю выделать чучело -- и на стенку повешу. Цыпа, ты где? Иди сюда, Игги нас снимет! На память!
    Игги кивнул на махайрода:
    -- Башку ему ты резать будешь? Ножик дать?
    -- Я?! Твою мать! -- до тугоумного Диззи наконец дошло. -- Надо было проводника дождаться… Он бы и отрезал!
    -- Твой трофей, -- ухмыльнулся Игги. -- Ты и режь.
    Глюк заржал молодым жеребцом, Лат расплылся в улыбке. Настроение улучшилось у всех, кроме возмущенного Диззи.
    -- Становись к туше! Снимемся и летим дальше!
    -- Все трофеев хотят!
    -- Давай, не тормози!
    Диззи облапил подругу, тиская ей грудь. Хью нацелился камерой, вспыхнул контрольный индикатор -- запись пошла. Крупный план в кадре сменился средним, захватывая часть джунглей…
    -- Что за гадство! -- Хью нахмурил брови. -- Настройки полетели…
    
    IV
    
    Джунгли ожили; вернее, расслоились. В мешанине листьев, ветвей и лиан проступили зыбкие силуэты. Так бывает, когда сбоит голопроектор. Объемные фигуры превращаются в призраков, плоских, как лист оформительской пленки, и сквозь них просвечивает «задник».
    «Вот это меня вштырило! -- восхитился Игги. -- С чего бы?»
    Два призрака шагнули ближе, обретая материальность. Шесть суставчатых лап возносили выше человеческого роста раковину -- глянцевый, витой, сильно наклоненный вперед конус. Раковины были наискось срезаны на концах. Из срезов, из темно-красной перламутровой глубины, словно мясистые опухоли, выпирала лоснящаяся, розовая масса. Если красота раковин приводила в восторг, то их содержимое -- сухопутные моллюски -- вызывало инстинктивное омерзение. Игги попятился, поднимая «Стрелу». Руки онемели, ружье грозило выпасть из пальцев. Воздух, горячий и влажный, комом блевотины застрял в глотке. Игги судорожно икнул -- раз, другой. Приклад «Стрелы» ткнулся в плечо. Паук, подумал Игги. Моллюск. Паллюск, оп-ди-ду-да! Шестиногая дрянь в прицеле рябила, расплывалась. Неприятно подергиваясь, паллюск шел цветными пятнами. Из последних сил Игги боролся с икотой. Я промажу, знал он заранее.
    Однозначно промажу!..
    Студень паллюска дрогнул. Миг, другой, и на Игги уставились два жемчужно-мутных бельма. Они сидели на кончиках слизистых рожек. Вокруг бельм наскоро формировалось безволосое лицо -- судя по чертам, вполне человеческое.
    Мое, хихикнул Игги. Чтоб мне сдохнуть, мое!
    Истошно завизжала подруга Диззи. Эхом взвизгнул импульсник Миры. Вспышка, и Игги, отчаянно заорав, тоже нажал на спуск.
    -- Мое! -- крик рвал горло. -- Отдай мое лицо, мразь!
    Палец занемел, разряжая батарею ружья.
    -- Ди-ду-да! Ди-ду-да, чтоб ты сдох!
    Рядом палили, визжали и матерились. Раковина ближайшего паллюска разлетелась на куски, обдав охотников гейзером белесой жижи. Остро, вызывая тошноту, запахло креветочным супом с цитронеллой. Суставчатые ноги твари разъехались, скрежеща когтями по камням; дымясь, останки рухнули наземь.
    -- Есть! Мы ее завалили!
    Игги развернулся ко второму паллюску и ослеп, как от огня плазменной сварки. Не целясь, он выстрелил в этот огонь. Сквозь багровые, сводящие с ума круги он видел, что на него надвигается зеркало. В зеркале полыхало неистовое солнце Тренга, а за буйством плазмы проступало еще одно, смутно знакомое лицо. Мира, подумал он. Мира, лисичка моя! Они и тебя обокрали… Отшвырнув разряженный лучевик, рыдая от рези под веками, Игги бросился прочь, не разбирая дороги. Нога подвернулась, угодив в трещину между камнями, Добс упал, до крови ободрав колени, снова вскочил, не чуя боли -- бежать, бежать!
    На карачках, на четвереньках; ползти…
    -- Скалы! -- надрывался с небес баритон Латомбы. -- Все на скалы!
    Джунгли рождали все новых паллюсков. Они сияли на солнце, будто их облили жидким металлом. Отступая, Диззи и Хью продолжали стрельбу, но раковины-зеркала отражали лучи. Плавились камни, вспыхивали кусты и деревья. Впереди, в тридцати метрах от Игги, обогнав всех, взбирался на скалу Латомба. Распластавшись по камню, он перетекал с места на место, как клякса. Только кляксы обычно сползают вниз, а упрямец-стриптизер тёк вверх. Впервые в жизни прекрасно развитые мышцы Латомбы пригодились вудуну не для того, чтобы бесить гормонами мозги богатых климактеричек.
    За ним, подменяя ловкость страхом смерти, карабкались Глюк и обе девушки.
    Подруга Диззи добралась до плоского уступа. Привстала на цыпочки, ухватилась за жилистую, выглядевшую крепкой плеть скального вьюнка. Плеть лопнула, два вопля слились в один: сорвавшейся девушки и толстяка Хью. Подруга Диззи бестолково копошилась у подножия скалы, вытирая о плечо рассеченную до крови щеку. Она больше не кричала, только скулила, как покалеченная собака.
    Зато Хью орал, как резаный.
    Поздно, слишком поздно он внял совету Латомбы. Зазубренный коготь паллюска насквозь пробил икроножную мышцу толстяка. Хью корчился раздавленным слизнем и вопил благим матом, брызжа слюной. Он не видел, что сверху на него уставилось его собственное лицо, вылепленное из скользкой плоти. Паллюск изучал человека с любопытством энтомолога, насадившего на булавку редкого мотылька.
    Обернувшись на бегу, Диззи выстрелил. Луч полоснул по сочленению лапы, пригвоздившей толстяка, и срезал ее, словно ножом.
    -- Оп-ди-ду! -- бормотал Игги, взбираясь на скалу. -- Оп-ди-да!
    Время от времени он выворачивал голову так, что в шее опасно хрустело. Не для того, чтобы узнать, далеко ли паллюски, гонятся ли они за беглым элит-визажистом. Игги Добсу было интересно. Интересно, долбись оно слоном!
    Хью ухватился за обрубок паучьей лапы, торчащий из окровавленной икры. С хриплым ревом толстяк вырвал пакость из раны. Вскочив, он с неожиданной резвостью заковылял прочь, оставляя за собой след, привлекательный для любого хищника. Впрочем, паллюск не стал гнаться за пожирателем блинов. Задрав раковину, тварь уставилась вверх. Там, на вершине скалы, приплясывал дуреющий от возбуждения Латомба. Зрелище заворожило паллюска. Псевдо-лицо Хью, далеко выдвинутое из раковины, заколебалось, подернулось рябью. Миг, и розоватая плоть сделалась темной, почти черной.
    На стриптизера глядела его копия.
    -- Пляши! -- взвыл Игги. -- Пляши, Лат!
    И сорвался вниз.
    Перед глазами замелькали каменные сколы. Игги попытался за что-нибудь уцепиться, но только сорвал два ногтя на правой руке. Природный наждак с палаческим удовлетворением мазнул по лбу, и Игги оказался на исходной позиции: у подножия скалы. Он помотал головой, пытаясь избавиться от звона, но тот лишь переместился из одного уха в другое. Лоб отчаянно саднил. Забыв о паллюсках, Добс тронул его ладонью, взвыл от острой боли -- и тупо уставился на пальцы, окрашенные красным. Охотничий костюм был изодран в клочья. К счастью, армированная ткань сражалась до конца. Если бы не прочность одежды, клочьями свисала бы сейчас кожа Игги.
    Сил для второй попытки не осталось.
    Паллюски разбрелись по округе. Двое -- самые крупные, с лицами Игги и Миры -- склонились над махайродом, заплевывая хищника в два рта. Чуть выждав, они вытянули губы трубочкой -- дальше, еще дальше, пока рты не превратились в морщинистые хоботки -- и присосались к туше. Еще один, мелкий, с раковиной, треснувшей по краю, лакомился останками своего же растрелянного приятеля. Искалеченный паллюск с физиономией Лата, за неимением иной поживы, высасывал содержимое из обрубка собственной лапы, валявшегося на земле. Остальные бродили вокруг, как бы в раздумьях, забыв о горе-охотниках. Звуки, которые издавали паллюски, странным образом напоминали человеческую речь. Игги даже показалось, что он разбирает свистящие и булькающие слова:
    -- Завалилл... завалиллли...
    -- …мрасссь...
    -- Вшшштырилло...
    -- Помогите! На помощь!
    Нет, понял Игги. Это не паллюски.
    Кричал Глюк, оседлав горбатый уступ. Король вирт-шоу склонился к коммуникатору, уткнувшись носом в ярко-алое мерцание сферы, активированной в аларм-режиме, и повторял призыв, как заклинание. В трех метрах выше, на вершине, рядом с упавшим на колени Латом, рыдала бледная, дрожащая Мира. Под ними, обходя паллюсков по широкой дуге, ковылял к джунглям Хью. Кровь из ноги толстяка продолжала течь, но Хью упрямо шел, пока не исчез за деревьями. Диззи нигде не было видно; его подруга, отчаявшись встать, ползла в сторону аэромоба. С такими темпами она добралась бы до цели к вечеру. От вида ее развороченной щеки Игги едва не сблевал.
    Один паллюск обернулся к Игги:
    -- Сссдоо? Сдоооххни…
    -- Ооп-ди, -- поддержал второй. -- Ду-ду-ддааа...
    Мертвыми пальцами Игги нащупал рукоятку «Ангстрема». Он еще колебался, не зная, что разумнее -- стрелять в тварей или застрелиться самому -- когда в зарослях раздался громкий треск. Из кустов выломился Хью, ковыляя заметно быстрее, чем раньше. Толстяк от кого-то удирал; от кого-то, кто пугал его больше отвратительных паллюсков. Тут с Игги случился краткий приступ déjà vu. Джунгли за жирной спиной Хью расслоились во второй раз. Сквозь листву и плетеные занавеси лиан проступили зыбкие силуэты: много, больше десятка. Игги всмотрелся -- и захрипел от рези в многострадальных глазах. Опушка полыхнула диким, убийственным пламенем; казалось, из кустов по Игги Добсу ударила батарея плазматоров.
    Паллюски проявили неожиданную прыть. Они кинулись к засевшим в джунглях стрелкам, стремительно сокращая дистанцию. Но добраться до врага тварям не удалось. Шквал огня смел их на бегу, отсекая паучьи ноги, разнося раковины в куски, выжигая из панциря склизкую плоть. Самый шустрый метнулся в сторону, но прожил лишь на секунду дольше остальных.
    Игги глянул на «Ангстрем», который держал в руке. Затолкать оружие в кобуру удалось с третьего раза. Он вытер о штаны ладонь, скользкую от пота и крови, встал и, спотыкаясь, направился к спасателям.
    -- Где вы шлялись, дармоеды?! Нас чуть не сожрали!
    Молодой спасатель слушал Игги с каменным лицом.
    -- Да ты знаешь, урод, кто я?! Ты в курсе, какая у меня страховка?!
    Спасатель не пытался вставить хоть слово в свое оправдание, и это доводило Добса до белого каления.
    -- Ты должен на спутнике верхом сидеть! День и ночь! Бдить за мной, идиот! Я тебя по судам затаскаю! Всю твою сраную контору! По миру пущу! Будешь дерьмо жрать и ботинки мне лизать...
    Правый бок взорвался черной, оглушающей болью. В глазах потемнело. Игги хотел выдохнуть, но вместо воздуха, спекшегося в легких, его мучительно вывернуло желчью; и еще раз. Когда он наконец смог дышать, а тьма поредела, Игги обнаружил, что лежит, скорчившись, в луже паллюсковой слизи. Рядом с виском Добса качался с пятки на носок пыльный армейский ботинок.
    -- …жаловаться, -- простонал Игги. -- Я иск подам...
    -- Это ваше право, -- согласился ботинок.
    -- Кто вы… такой?
    -- Курсант Тумидус, 17-е высшее военное училище либурнариев ВКС Помпилианской Империи. Четвертый курс, первая манипула. Личный номер 172843PQL. Запомнили, или вам записать?
    Оп, мертвея, понял Игги. Полный оп, и ди-ду-да. Помпилианцы! Чужая планета, безлюдный остров, кругом одно зверье… Ни адвокатов, ни телохранителей, ни просто свидетелей! Высший разум, лучше бы нас сожрали…
    -- Вы знаете, где находитесь? -- допрашивал неумолимый ботинок.
    -- Н-на Тренге...
    -- А точнее?
    Возьмут в рабство, сказал себе Игги. Точно, возьмут. Буду болтаться за хозяином до конца жизни. Безвольная кукла, живая батарейка. Сдохну на заводе или в ходовом отсеке галеры...
    -- На острове... На острове Андин!
    -- Вы уверены?
    -- Да!
    -- Вынужден вас разочаровать. Вы на острове Сколарис. Этот остров сдан Лигой в аренду Помпилии сроком на девяносто девять лет. Посторонним здесь находиться запрещено.
    -- Глюк! -- заплакал Игги. -- Глюк, сволота… Ты вводил координаты?
    -- Где ваш проводник? -- ботинок отступил на шаг. -- Представитель туркомпании?
    -- Нету…
    -- Ваш транспорт в порядке?
    -- Наверное...
    -- Гельвий, Секст! Окажите помощь раненым.
    
    V
    
    -- Курсант Тумидус, вы идиот!
    -- Так точно, господин дисциплинар-легат!
    -- Вы -- безмозглый кретин!
    -- Так точно, господин дисциплинар-легат!
    -- Вы -- позор военно-космического флота Помпилии!
    -- Так точно…
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 01 июл 2013, 13:03

    Бук-трейлер к новой книге Г. Л. Олди "Дикари Ойкумены. Книга 1: Волчонок". Добро пожаловать на просмотр: http://youtu.be/ecS2pn7MQEo
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 09 июл 2013, 19:02

    Рецензия на "Внука Персея": http://perekat.kiev.ua/?p=806
    
    Автор рецензии: Imra
    
    Изображение
    
    Кому далеко ходить, читайте здесь:
    
    Прадедушка Геракла, или «Надо драться своим оружием, нельзя брать то, что подкладывает тебе враг»
    
    Эллада. Древняя земля божеств и мифов. Молодая земля, полные сил люди и боги.
    
    Еще не родился Геракл. Еще никто не мыслит о Трое. Но свято место пусто не бывает. Своему времени – свои герои.
    
    Персей, сын Громовержца и Данаи. Горгофон. Победитель Медузы. Убийца морского чудовища. Правитель Тиринфа. Негласный хозяин всей Арголиды.
    
    Нечаянный палач своего деда. Смерть для вакханок, бассарид, менад, сатиров, фавнов. Противостоящий Косматому – Дионису, своему брату по отцу.
    
    Дионису, так стремящемуся на Олимп.
    
    Великий героя Персей родил Алкида. Алкид родил Амфитриона. Амфитрион родил … Впрочем, это совсем другая история. Пока же мысли мальчишки-Амфитриона заняты совсем другим. Занятиями в палестре. Новыми знакомствами. Поездкой в Аргос. Гордостью за деда. Страхами и сомнениями.
    
    Ведь вакханалии добрались до Тиринфа. И уже пляшет над телом сына обезумевшая Киниска. И нет покоя ребенку в кольце материнских рук. В город пришел Вакх. Смертельный враг Персея.
    
    Но молодость быстро оправляется от ужаса. Не до него. Впереди новые открытия со свершениями.
    
    В опасности сам Убийца Горогоны! Величайшему бойцу Ойкумены угрожает людская подлость. И торопятся двое подростков, спеша предупредить героя. И даже сам Дионис старается не допустить смерти своего кровника. Боги сошли с ума? Или мы чего-то не знаем?
    
    Возвращение классика современной фантастики, Генри нашего Лайона в Грецию, оказалось чертовски приятным сюрпризом. Казалось, Олди окончательно порвали с земной мифологией (а ведь так много еще неохвачено!), обратившись к сугубо фэнтезийным, либо космическим мирам. Слава олимпийцам, нет. После Алкида с Одиссеем мы окунемся во времена Персея и его внука – Амфитриона.
    
    Мы увидим, как шел в боги сын Зевса и Семелы, пользуясь безумием — оружием, врученным ему небожителями, и той стороной женской натуры, о которой позабывшие матриархат греки даже не хотели задумываться. Как годами преследовал Бромия Горгофон, виня его за свою дрогнувшую руку. Убивая безумие Бассарея в людях, одновременно заражаясь им сам. Как взрослел рядом с великим дедом отец Геракла, познавая верность и предательство, закаляя свой характер в огне душ героев и прорицателей.
    
    Как…
    
    В общем, мы увидим все. На наших глазах вновь оживут мифы Древней Греции. Скупые строчки Куна, памятные с детства, обретут плоть и кровь. Несколько дней читатель проживет вместе с героями молодой Эллады, дыша с ними одним воздухом, боясь и радуясь одним сердцем. Жаль, что книга рано или поздно закончится.
    
    Мы не узнаем наверняка, что произошло у Персея с Медузой (хотя определенные догадки у нас появятся). Мы не убедимся в том, что именно Дионис виноват в смерти Акрисия (хотя почти в это поверим). Мы не…
    
    Зато гораздо ближе поймем и прочувствуем Грецию, колыбель всей европейской цивилизации. Ведь не зря Олди возвращаются к этому историческому пласту уже в третьей книге. Где еще, как не рядом с великими, поймешь чего стоишь. Ты, обычный до мозга костей человек. Где еще увидишь богов лицом к лицу, ощущая все их слабости и достоинства.
    
    Только там. Только тогда.
    
    Кстати, во «Внуке Персея» боги проявляют себя гораздо меньше, чем в двух предыдущих книгах «Ахейского цикла». С чего бы это. Из-за клятвы Персею? Или…
    
    Пару слов о «Сыне хромого Алкея». Если главным героем первой книги был все-таки Персей, то здесь на первый план наконец-то выходит повзрослевший Амфитрион. Нам предстоит узнать, как он стал изгнанником, настоящую историю охоты на Тевмесскую лисицу, пережить рассвет посреди ночи, испробовать хлеб чужбины, сразится с неуязвимым противником…
    
    В общем, уверяю вас, не соскучитесь.
    
    Эрго. Громов и Ладыженский стали теми, кто подхватил знамя метров/корифеев отечественной фантастики из рук Стругацких. Лучше них сейчас не пишет никто. Совсем. Я имею в виду не только авторов, пользующихся фантастическим допущением.
    
    И хотя «Герой должен быть один» мне по прежнему ближе (я ставлю его на 2-е место среди всего творчества Олдей. Лидер – «Сумерки мира», бронза – «Путь меча») «Внук Персея» стал просторным, и таким долгожданным, окном в мир Эллады. Спасибо автору, что вернулись к Греции. Простое человеческое «спасибо».
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 10 июл 2013, 08:55

    Итак, свершилось!
    Вышла в свет новая книга Г. Л. Олди "Дикари Ойкумены" (кн. 1 "Волчонок").
    В добрый путь!
    ТДК "Москва": http://www.moscowbooks.ru/book.asp?id=689296
    Московский Дом книги: http://www.mdk-arbat.ru/bookcard?book_id=1701667
    Озон: http://www.ozon.ru/context/catalog/id/9314/?anons=1
    Лабиринт: http://www.labirint.ru/books/399314/
    Скоро и остальные площадки подтянутся.
    Изображение
    Аннотация:
    Марк Кай Тумидус, гражданин Великой Помпилии, с детства мечтал о карьере военного. Разрыв с отцом, слезы матери, молчаливый укор деда — ничто не могло изменить решения юноши. Карьера сложилась, но не так, как рассчитывал юный Марк. Курсант училища абордажной пехоты; удачливый дуэлянт, неудачливый узник гауптвахты. Рядовой боец, гроза «дедов» с мечами в петлицах, завсегдатай лазарета; убийца атамана Гната. Младший офицер внешней разведки, третий навигатор «Дикаря», сменивший имя на прозвище Кнут. Человек с двумя жизнями, и обе, кажется, подходят к концу...
    Гвардии легат Тумидус, дядя Марка, мог бы гордиться племянником. Может ли племянник гордиться дядей — изменником родины, лишенным расового статуса?
    «Волчонок» — первая книга нового романа-трилогии Г. Л. Олди «Дикари Ойкумены». Это долгожданное продолжение цикла, начатого романами «Ойкумена» и «Городу и миру». Читателя ждет уникальный космос, населенный энергетами, варварами, техноложцами — и антисами, исполинами Вселенной. Героями предыдущих эпопей были артист Лючано Борготта и врач Регина ван Фрассен. Герой «Дикарей Ойкумены» — солдат Марк Кай Тумидус. Можно сказать, герой-профессионал. Вам все ясно, Кнут?
    Так точно!
    Бук-трейлер к книге: http://youtu.be/ecS2pn7MQEo
    Демо-фрагмент (1-я глава): http://ru-oldie.livejournal.com/140237.html#comments
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 17 июл 2013, 08:34

    Рецензия на "Дикарей Ойкумены" (Кн. 1 "Волчонок"):
    http://www.livelib.ru/book/1000681154
    Рецензент: В. Ключко
    Изображение
    Кому далеко ходить по ссылке, читайте здесь:
    
    Абордажник абордажнику друг, товарищ и волк
    
    Много их было — мальчишек, сбежавших в армию вопреки воле почтенных отцов. Кто стал великим полководцем, кто дослужился до легата или полковника, а кто-то был убит в первом бою. Война, господа. Вечная война, вот уже двести веков — высшая форма существования нашего общества. Высшая ли? Мы придумываем новейшие социальные институты, ратуем за гуманизм, но мальчишки по-прежнему бегут в армию, подчиняясь древнему как мир стремлению подчинять себе подобных. Противоречие, господа. Достойно ли героя подчиниться извечному желанью подчинять? Иль надо оказать сопротивленье и в смертной схватке с целым морем бед… Конфликт! Вот так конфликт, ребята...
    В первой книге трилогии Г.Л. Олди «Дикари Ойкумены» он обострён до предела: главный герой романа «Волчонок», Марк Кай Тумидус, — гражданин Помпилии, и значит, природный рабовладелец, раб своих рабов. Как волка нельзя сделать вегетарианцем, так помпилианца невозможно лишить рабовладельческой сути — физиология, господа. По внешним проявлениям он хищник, в сути же паразит. Живёт за счёт энергии рабов, лишившись её, испытывает непреодолимый голод и гибнет в муках. А в армии Помпилии, как, впрочем, и в любой другой армии, нужно не только подчинять, но и подчиняться начальству — таким же прирождённым рабовладельцам. Или всех грызи, или ляг в грязи.
    
    «Вся сущность помпилианца протестовала против этой формы взаимоотношений. Доводы разума не служили вескими аргументами для физиологии, вышколенной веками эволюции. Едва командир пытался взять солдат под контроль своего клейма, он сталкивался с рефлекторным сопротивлением чужих клейм. Более того, у командира возникали дополнительные трудности. Его собственное клеймо не могло взять в толк, что значит частичное рабство. Клеймо честно пыталось довести дело до конца, превратив солдат в полных, абсолютных рабов, а командира — в их хозяина. Возникал конфликт, где победа любой из сторон означала поражение для вооруженных сил Помпилии»
    
    
    Но ведь не волк же, в самом деле, главный герой, ничто человеческое ему не чуждо! Может ли гражданин рабовладельческого государства оставаться свободным? Можно ли считать свободой сознательное установление для себя степени подчинения? Достойно ли изменить государству, если государственные цели преступны? Вечные вопросы. Не зря, ох, не зря Олди назвали империю Помпилией! Это Рим, протянувший щупальца через прорву веков и невесть сколько парсеков. И только ли Рим? Наши с вами законы... Ну да, не будем забывать о приличиях. Мы же демократы! С нами римское право и Понтий Пилат пророк его.
    
    Нет смысла пересказывать фабулу, это уже сделано в аннотации к роману. Путь главного героя — путь солдата. Кто был солдатом, тот знает, кто не был — прочтёт книгу и, если не поймёт, так хотя бы задумается. Посмотрит на мир глазами волчонка. На мой взгляд, психологический портрет главного героя достоверен, эволюция образа прослеживается легко, авторы, заботясь об удобстве читателя, в нужные моменты дают подсказки ретроспективными вставками, притом ненавязчиво.
    
    «...Глядя на акробата, творящего чудеса под куполом, партер с замиранием ждет: когда же он сорвется? Хлопая укротительнице, смиряющей тигра, ряды втайне надеются, что однажды хищник вспомнит, кто он, и превратит красотку в сочную отбивную. Люди не злы, о нет! Просто чужая смерть — лучшее в мире зрелище. О ней можно вспоминать годами, чувствуя собственную значимость. Рассказывать друзьям и близким: помнится, имел я удовольствие видеть…
    В паузах по-прежнему выходят клоуны.
    В паузах между надеждой, от которой пахнет кровью, и надеждой, в которой звучит похоронный оркестр. Вся история Ойкумены — эта надежда, которая сбывается чаще, чем хотелось бы, и клоуны в паузах.
    И не говорите мне, что я — мизантроп.
    Просто я не сразу стал клоуном.
    (из воспоминаний Луция Тита Тумидуса, артиста цирка)»
    
    К слову, о ретроспективах. Воспоминания Луция Тита Тумидуса, артиста цирка, бесподобны, как и он сам. Причём здесь цирк? А вы припомните этимологию этого слова. Не случайно цирк — сквозной мотив романа «Волчонок», не случайно главный герой получил прозвище «Кнут», Олди словами не бросаются. Объяснения читатель может отыскать в тех самых мемуарах старого клоуна. Его рассуждения отнюдь не резонёрство, в чём читатель убедится в финале. Дело в том, что гражданин Помпилии Луций Тит Тумидус... Довольно. Авторские интриги раскрывать недостойно, навязывать собственную точку зрения — это ли не попытка подчинить? Я-то ведь не гражданин Помпилии и не гражданка. Или?..
    
    Ну, хватит шутить. Теперь серьёзно. Кому можно рекомендовать книгу? Да всем. Мне сложно представить себе взрослого русскоязычного читателя, которому бы текст не пришёлся по вкусу. Нет, если у него аллергия на армейские шутки; если он считает себя либералом до мозга костей и о рабстве слышать не хочет, а любого инакомыслящего готов заковать в колодки и пристроить к ступальной мельнице; если он расист и полагает себя господином по рождению — у такого книга может вызвать справедливое возмущение и даже гнев. Но это взрослый читатель. Мальчишки же есть мальчишки. Волчата. Им поединки подавай и армейские хохмы, их прёт от эстетики оружия, которой предостаточно в описаниях. Мне даже местами казалось, что оружейной эстетики отсыпано с горкой. Видимо, потому что я не мальчишка. Мне исторические параллели милы и намеренные анахронизмы, аллюзии нравятся тоже. Люблю, когда авторы перемигиваются с Хемингуэем и Ремарком, жонглируют камешками из построек Тита Ливия и Иосифа Флавия, мне нравится, когда они подсмеиваються над каббалой (надо же — назвали расу гематрами!). Я люблю находить в космооперах — наших осовремененных мифах — черты действительности, данной нам в ощущениях. Все эти помпилианцы, вудуны, вехдены, брамайны, техноложцы и другие варвары — это же мы, человеки разумные. Зачистка горного селения что в Чечне, что в Японии выглядит в нашем исполнении очень похоже:
    
    «…Плоские крыши нижних строений служили импровизированными двориками для верхних. Там сушилось цветастое белье, играли, вопя дурными голосами, грязные до изумления дети. Чинно восседали на табуретах старухи — все, как на подбор, жирные, усатые, в мешковатых платьях цвета мокрой земли, в смешных беретах с помпонами. По ущельям улиц, куда редко заглядывало солнце, муравьями сновали пешеходы. Чадя и громыхая, примитивные мобили с двигателями на бензине норовили задавить каждого, кто замешкался хоть на миг.
    Ботва, подумал Марк. Ботва, и я — сборщик ее...»
    
    Армейская дисциплина она и в экваториальной Африке остаётся такой, какой мы, природные хищники, её выдумали. Ведь говорил же Адольф Штильнер, доктор теоретической космобестиологии, что в отношении собственного разума
    
    «…мы ничуть не лучше пещерного дикаря, заполучившего в свои руки зажигалку фирмы «Oniki» с дарственной надписью «Любимому Пусику. Твоя навеки».
    
    Скажете, он не о разуме говорил? Ой ли?..
    
    В. Ключко
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 17 июл 2013, 22:01

    Рецензию В. Ключко на "Дикарей Ойкумены" читали? [ http://www.livelib.ru/book/1000681154 ] А теперь предлагаем вашему вниманию спор рецензента со своим драгоценным соавтором Борисом Георгиевым по поводу книги. :) Ибо в спорах, как известно, кое-что рождается.
    Читать здесь: http://boris-georgiev.livejournal.com/64772.html
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 18 июл 2013, 13:23

    Рецензия на "Дикарей Ойкумены" в журнале "Мир фантастики" № 8.
    Рецензент: Андрей Зильберштейн.
    Изображение
    
    Марк Кай Тумидус мечтал служить Родине. И одной из причин тому был его дядя — предатель собственной расы, лишённый всех чинов, владений и наград. Марк подспудно жаждал доказать, что он не такой, а потому пошёл в либурнарии, космический десант, основная задача которого — сбор «ботвы», будущих рабов. Так начались головокружительные приключения героя...
    Вселенная Ойкумены не желает отпускать своих создателей. Раз за разом Генри Лайон Олди возвращается к Галактике энергетов. И каждый раз не только открывает новую грань описываемого мироздания, но и экспериментирует с новой разновидностью космической оперы. Сложно сказать, какими будут продолжения «Дикарей», но первая книги, «Волчонок», — это переосмысление классической военной НФ.
    И надо признать: такой книги от Олди ожидать не приходилось. Дело даже не в том, что история курсанта военно-космического флота Помпилии похожа на все истории учеников военных академий. Сложно было поверить в то, что автор решил этим и ограничиться. При чтении «Волчонка» не покидает ощущение, что где-то здесь должен быть подвох. Ну не может же быть такого, что Олди просто используют привычный жанровый антураж, ничего при этом не меняя и не привнося ничего необычного!
    Оказалось, может. «Волчонка» совершенно спокойно можно публиковать в серии бесхитростной приключенческой космической фантастики. Её читатель примет роман на ура. Все ингредиенты на месте: стремящийся стать военным бравый герой, бесконечные тренировки, конфликты с сокурсниками, ошибки и промахи, после которых другой бы сложил руки. Но только не Марк. Он преодолеет все неурядицы и станет тем, кем всегда хотел быть, — настоящим военным офицером.
    Впрочем, роман можно прочитать и по-иному. Олди всё же остались верны себе. На подложку из военной фантастики нанесён узор фантастики социальной, если не сказать — социально-психологической. Главным героем недаром стал помпилианец. От прочих рас-энергетов они отличаются тем, что принципиально используют рабов. Общеизвестный принцип «рабский труд не производителен» к жителям Великой Помпилии не относится. Ведь рабы нужны помпилианцам не для труда как такового. Отнятая свобода трансформируется в энергию, которая затем используется на благо империи. Важный нюанс: «отнятая свобода» — это не красивая фраза. Помпилианцы в процессе эволюции разработали «ментальное клеймо», которое может превращать в рабов других разумных. Хитрость в том, что и на психику самих помпилианцев такой подход не мог не наложить свой отпечаток. В предыдущих томах Ойкумены об этом тоже шла речь, но в «Дикарях» связанные с «ментальным клеймом» аспекты вышли на первый план.
    Сюжет «Волчонка» достаточно интересно выстроен. В романе три части, каждая из которых описывает отдельный этап карьеры Марка. Внутренний сюжет в каждой части свой, пусть и связанный с другими. Марка перекидывают служить на разные планеты Империи, благодаря чему читатель лучше узнаёт помпилианские нравы. В единую же картину сюжет сводят флэшбеки о прошлом Марка, о том, как он стал военным, и параллельная сюжетная линия, связанная с заговором против помпилианцев.
    И, конечно, дело не обошлось без фирменных приёмов Олди. Любовь автора к театру общеизвестна — в «Дикарях» сцена трансформировалась в арену цирка (дедушка Марка — известный клоун). Никуда не делись привычный Олди высокий слог (в авторской речи, конечно; герои говорят естественно) и отдельные подчёркнуто театрализированные эпизоды. Правда, экспериментов с языком на этот раз гораздо меньше, чем было в первых трилогиях об «Ойкумене».
    «Волчонок» — только начало истории, а потому неизвестно, куда приведёт дорожка Марка Тумидуса и кого же автор зовёт «Дикарями Ойкумены». Но уже первый том затягивает. Здорово проработан характер главного героя. Необычность выбранной расы вызывает интерес и заставляет задуматься о взаимном влиянии рабов и хозяев. В целом — отличная пища для ума.
    
    Время собирать камни:
    Нынешний год для Генри Лайона Олди плодотворный. Вышел «Волчонок», а осенью на прилавках появится написанная вместе с Андреем Валентиновым книга «Крепость души моей», отрывок из который недавно был напечатан в «Мире фантастики». Три повести — три истории о столкновении нашей реальности и реальности ветхозаветной. А ещё есть шанс, что накануне Нового года выйдет продолжение «Дикарей Ойкумены», так что поклонникам соавторов будет не до скуки.
    
    ЦИТАТА:
    Разве мог помпилианец не заметить утрату собственной сути?! Ощутив роковые изменения, всякий истинный гражданин Великой Помпилии обязан был немедленно доложить, уведомить, предупредить... Государственная измена. Предательство интересов империи. Хуже того — предательство своей расы! Потеря расовой идентичности на психофизиологическом уровне. Помпилианец, лишённый клейма, больше не помпилианец. Обезрабленный помпилианец умирает. Почему вы до сих пор живы, легат Тумидус?!
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 20 июл 2013, 12:43

    "ЕСЛИ ХОЧЕШЬ ЖИТЬ!.. или Ойкумена без спойлеров":
    взгляд Аждара Улдуза на мир Г. Л. Олди «Ойкумена».
    Оригинал записи находится здесь: http://ajdarulduz.ru/avtorskie-novosti/ ... -spoylerov
    
    Изображение
    
    Нестандартная рецензия на мир Генри Лайона Олди «Ойкумена»

    
    Вступление (Увертюра)
    
    Приготовьтесь, и не кашляйте – терпеть не могу, когда в театре начинают кашлять, особенно в оперном. А здесь все таки самая настоящая опера, маркетинга ради заполучившая приставку «космо», что сути дела не меняет. Впрочем, кашель в театре перед спектаклем, кажется, такое же неизбежное зло, как и рецензии в литературе: толку мало, шума много, да и тот причиняет дискомфорт лишь близ сидящим, потому как галерке все равно, партер пошикает, да и успокоится, так чего ради? А чтобы в «царской ложе» заметили – только там на критику ориентируются, а ежели кашель не музыкальный, то пролорнируют, и свое «фи» как ни-будь да выразят. Такая она, литературная «царская ложа» в театре космо-опер, сидят в ней издатели да критики рангом повыше, иногда и авторов приглашают – «честь знать»… Впрочем, авторы этой оперы, как и всегда – за кулисами. Или в кабинке художника по свету… А то, глядишь, если дирижер обернется «на поклон» после увертюры, и опознаешь в нем: то ли Генри, то ли Лайона…
    
    Впрочем, эта опера уже давно не «премьерная», разве что со временем актов в ней добавляется. Мир «Ойкумены» на сцене литературной представлен давно, и эта рецензия, как еще один хлопок из зала, applause перед спектаклем, в котором появился новый акт: «Волчонок». Итак, увертюра сыграна, дирижер поклонился, начинаем аплодировать…
    
    (интермеццо)
    
    Пока кулисы раздвигаются, быстренько пробежимся глазами по программке. Что тут у нас? Ну да, список исполнителей, а где же либретто, или, выражаясь современным языком аудиовизуала – спойлер? А нету спойлера, граждане, и не будет! Эта рецензия написана мною, я аплодирую, и не буду хлопать буду в ритме, мне не симпатичном. А мне, знаете ли, всегда не симпатично, когда есть спойлер. Не люблю я, когда мне пытаются насвистать Баха, кратко пересказать содержание «Звездных войн», или описать « в двух словах» историю Кармен. Потому и не будет в этой рецензии ничего сказано о сюжете, арке развития героев, и всем прочем, что может хотя бы на малую меру сделать менее интересным прочтение книг о мирах Ойкумены. Будет лишь то, что, как я надеюсь, сподвигнет Вас, читатель-зритель-слушатель, с этими мирами пожелать ознакомиться. С тем и приступим…
    
    ИСПОЛНИТЕЛИ
    
    Их всего двое: Олег Ладыженский и Дмитрий Громов. Но в этой опере они представили все: от дисканта и до драматического бас-баритона. И даже колоратурное сопрано женских персонажей спето-выписано настолько ювелирно и точно, что порой поражаешься дыханию-технике исполнителей – настолько ВЕРИШЬ в реальность этих женщин. Притом ведь канон оперный нисколько не нарушен: герои в принципе архетипичны, мизансцены для каждого проставлены «широкими мазками», костюмы выполнены «в концепте» (эдакая эстетика минимализма, обеспечивающая полную узнаваемость, кто тут Пальяччо, кто – Коломбина, не ошибетесь!), и даже партитуры для них прописаны согласно закону жанра… но вот ИСПОЛНЕНИЕ!
    
    Как и положено в ХОРОШЕМ оперном спектакле, архетипичный персонаж оживает, становится достоверным, НАСТОЯЩИМ, через вокальные нюансы, придаваемые исполнителем. И вот тут начинается самый «музыкальный смак»: Арлекино превращается в до боли знакомого коллегу-балагура, под вечной шутливостью скрывающего боль и трагедию внутрисемейных проблем (истинный Риголетто, право!), под маской Пьеро вдруг проглядывает самый близкий друг, с которым еще недавно за рюмочкой обсуждали его депрессию, а в Коломбине узнаешь чуть ли не собственную женщину, и невольно начинаешь вспоминать все обиды, которые сам же, скотина, ей причинил!
    
    Надо помнить, что в хорошей опере все строится на условностях, как, собственно, вообще полагается в театральном искусстве, и потому фантастическая литература очень близка по своей эстетике к театру, искать здесь научное обоснование или бытовую логику – все равно что пытаться понять, как можно влюбиться в Травиату, если ее партию поет Монсеррат Кабалье (ну, не соответствует она стандартам сексапильности нашего худосочного века, нашей «Диета»-Юги, провозглашенной «Космополитан»-Ведой). Искать сценическое соответствие в опере «низзя», да и не придется, если действительно поет Монсеррат или Казарновская. Талантливый исполнитель магией своего вокала сделает так, что слушатель ПОВЕРИТ. Так и в мире Ойкумены – штриховые наброски архетипов мировой литературы, выполненные широкими мазками, наполняются деталями, цветовой палитрой индивидуальности, и становятся НАСТОЯЩИМИ, ЖИВЫМИ людьми, в существование которых веришь «воленс-неволенс». А это уже признак настоящей литературы, когда писатель «управляет дыханием» читателя не за счет искусственной оригинальности, но превращая по сути лубочных персонажей в живых людей, как это удавалось Диккенсу и Шекспиру. Кстати, у Олди с Бардом вообще много общего: та же любовь к исторической значимости персон и их влиянию на глобальные процессы, и, конечно же, вполне объяснимая тяга к большим декорациям… Вот о них и поговорим.
    
    ДЕКОРАЦИИ
    
    Мир Ойкумены не просто классичен в рамках канонов космо-оперы, он даже академичен! Все полагающиеся элементы присутствуют: и масштабность, и эпичность, и, как составляющая огромная часть этой эпичности – драматический пафос, который необходим (в обычной, если так можно сказать, опере, где пафос является эстетическим оправданием, и следствием симфонического оркестра в «яме», и в опере космической, где тот же самый пафос неизбежно следует из масштабов и «полифонии» персонажей). Космо-опера, как и опера театральная, должна «звучать многоголосьем» как действующих лиц, так и многообразьем декораций. Причем функцию декорации здесь выполняют, как и в театре, не только сценические конструкции (в случае с космо – понимай: миры, галактики, планеты, со своими городами, пейзажами, et cetera), но и хор с кордебалетом (понимай: расы и цивилизации).
    
    Сначала – о конструкциях. Миры по своей географии и натур-философии узнаваемы: от пустынь и до «водных миров», здесь Олди блюдет традиции, заложенные еще Гомером, и прослеживаемые до Френка Герберта. Однако, вглядитесь попристальнее, и узрите - перед нами ни что иное, как карта нашей с вами планеты, а коль приглядитесь и в детали, так и вовсе узнаете контуры некоей большой страны с названием-аббревиатурой. Словно учебное пособие – контурная карта СССР – только внутри этих контуров «драконы, единороги, и чудища морские». А, поскольку, название сменили, страна – все та же, то и получается, что мир Ойкумены – эта наша с вами не прошлая, но самая что ни на есть нынешняя реальность. Но давайте ка о «единорогах и чудищах…»…
    
    Хор и кордебалет этой оперы - расы и цивилизации Ойкумены – несмотря на экзотичные костюмы и маски, и даже кажущуюся оригинальной хореографию, на самом деле так же повторяют существующие в нашей современной реальности народы и культуры. Квази-историчность не может спрятать современной сути: как известно, history repeat itself, и многие исторические модели в той или иной степени аналогичны новейшей истории человечества. Но оперная эстетика предполагает гротеск, ВЫДЕЛЕНИЕ, эдакий капс-лок и жирный болд, который выявит и подчеркнет яркую основу бледно-пастельного тона обыденности. Быт превращает яркий пейзаж окружающего нас мира в фотографию в «сепиа», искусство в целом и опера в частности эту самую яркость ей возвращают. Так что, повторюсь, эта опера – ни что иное, как наша с вами реальность, представленная в соответствующей эстетике.
    
    Полифонические хоровые партитуры – культуры рас в мире Ойкумены – не фон, призванный подчеркнуть красоту сольных партий, ни в коем случае! Здесь уж скорее уместна аналогия с «Аидой» Верди, где партии хора можно слушать даже в отрыве от общего контекста, и тем не менее наслаждаться их красотой. В мире Ойкумены каждая раса и цивилизация выписаны так красиво и в то же время достоверно, что их истории и быт можно читать, как некий путеводитель, написанный талантливым путешественником. И, вновь повторюсь – узнавая при этом окружающий нас здесь и сейчас мир.
    
    Ну, а сейчас пора отметить и хореографию – важную составляющую любого спектакля.
    
    ТАНЦУЮТ ВСЕ!
    
    В мире Ойкумены танцуют все. И если в оперном спектакле кордебалет «поет ногами», то в космо-опере хореография выполняет ту же функцию, превращая драматическую историю – в настоящее шоу. Блокбастером, боевиком, экшном любая история становится только тогда, когда в ней появляется массовый танец, тот самый кордебалет, грамотно подсвеченный через фильтры световых пушек, морганием строб и сканеров (красным фильтром добавим кровушки, стробами и сканерами расцветим космос разрядами бластеров и взрывающимися боевыми кораблями…)… Такой хореографии в мирах Ойкумены предостаточно, причем на любой вкус – от жесткого техно и модерна, и до этнических хороводов. Батальные сцены что в кино, что в театре – всегда ставятся хореографами, и эту задачу Олди выполнили блестяще, соблюдая пропорцию, не обделяя любителей зрелищ (понимай – поклонников экшн) ни той же самой кровушкой, ни разрядами боевых бластеров, и в тоже время даже в этих батальных танцах сумев заложить не только красоту, но и драматургический смысл. В мирах Ойкумены не дерутся без причины, как и в настоящей жизни, и это радует, потому что – достоверно. Жизненно. Правдиво.
    
    Сольные же танцы, па-де-де и па-де-труа главных героев хороши еще и тем, что соответствуют их возможностям. Главные герои не всегда бьют, но и бывают побиты, согласно своей физподготовке и характерам, а главное – дерется тот, кому это надо, и потому что надо ему, а не для того, чтобы еще раз кто-то кому-то в морду дал в угоду зрителю, перепутавшему оперный фестиваль с боксерским чемпионатом.
    
    Чем еще раз подчеркивается тезис: в мире Ойкумены – все, как в жизни. А значит, пора резюмировать…
    
    ФИНАЛ – ЕСЛИ ХОЧЕШЬ ЖИТЬ…
    
    Мир Ойкумены серьезно, даже принципиально отличается от огромного количества многих прочих космо-опер так же, как опера отличается от попсового кино (есть и хорошее кино, не о нем речь). Отличается функционально – он не годится для эскапизма. Никак. Вообще. Потому что умному читателю в этом мире никак не получится спрятаться от окружающей реальности, вообще не выйдет – выйти из нее, сбежать, почувствовать себя супер-героем. Этот мир для тех, кто хочет жить. Жить здесь, сейчас, в нашем с вами мире, который так замечательно описан в мире Ойкумены, только – ярче, и с некоторыми очень полезными моментами. Красота мира настоящего в Ойкумене не замутнена нашим каждодневным бытом, но и убежать от подлости и несправедливости в нем гораздо страшнее, даже если причиной этой самой подлости и несправедливости являемся мы сами. Особенно – если сами…
    
    И в этом Олди создали настоящую и хорошую оперу – как иные зрители в театре плачут над смертью Травиаты, возмущаются подлостью Герцога Мантуанского и сочувствуют Риголетто, теряющего дочь, так и читатель, ознакомившись с миром Ойкумены, сопереживает каждому герою, которых из архетипичного персонажа превратился в живого человека. И, пробитый через наращенный бытом хитин равнодушия, чувствует боль и удовольствие, печаль и радость не только своего минутного бытия, но огромной симфонии, звучащей вокруг нас в исполнении оркестра, имя которому – Жизнь. Пафосно и даже банально? А почему нет? Умейте быть пафосным, и встать за слабого, научитесь быть банальным, и признаваться в любви… Научитесь не бояться жить здесь и сейчас – и тогда мир Ойкумены проникнет в вашу жизнь, вернув ей краски… Если – хотите жить!
    
    Аждар Улдуз, Атырау (Гурьев). 18 июля 2013 года.
    
    P.S. При перепечатке либо ином другом использовании текста ссылка на сайт и автора обязательна
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 21 июл 2013, 23:59

    Новости «Мира Олди»:
    "Дикари Ойкумены» (Книга 1. Волчонок) – легальная версия новой книги Г. Л. Олди напрямую от авторов: http://www.oldieworld.com/knigi/dikari- ... honok.html
    Добро пожаловать, дорогие читатели!
    
    Изображение
    
    Для тех, кому удобнее Литрес: http://www.litres.ru/genri-oldi/volchonok
    Литрес откроет книгу для читателей в самое ближайшее время, раньше срока, заявленного в предзаказе. Мы уже списались с ними по этому вопросу.
    
    P. S. Робокассу штормит. Если у Вас возникли какие-то проблемы с оплатой книги на сайте "Мир Олди" -- свяжитесь, пожалуйста, со службой поддержки: форма обратной связи на сайте или мейл support@oldieworld.com Вам обязательно помогут. Спасибо за понимание.
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 23 июл 2013, 10:37

    В цикле "Ойкумена" Олди наглядно продемонстрировали, что под одной обложкой вполне возможно соединить научную фантастику и космооперу, не забывая о социальных конфликтах, психологических играх и философских размышлениях. За космической симфонией "Ойкумены" последовала сюита "Городу и миру", и вот теперь барабанная дробь, и на манеже...
    
    Изображение
    
    "Волчонок" Марк Кай Тумидус. Племянник Гая Тумидуса, знакомого читателям по первой трилогии. Помпилианец до мозга костей. Захват и клеймление рабов для них абсолютно естественен и неотъемлем с момента рождения. Хищник, привыкший повелевать, а не подчиняться. Волк, а точнее пока еще волчонок. Но с хорошими задатками. На протяжении всей книги мы будем наблюдать за тем, как Марк учится приказывать и исполнять приказы. Подчиняться старшему - и тут же скалить зубы. Скалься, скалься, волчонок, пугай врагов!
    
    С помпилианцами Олди познакомили нас еще в предыдущих книгах. В "Волчонке" они не предложат нам почти ничего кардинально нового. Вместо этого соавторы сводят воедино прежде разрозненные сведения, расширяют и углубляют наши представления об этой расе. Вместо голой информации - сочные, яркие сцены, в которых полноценно раскрываются целый ряд нюансов поведения и стереотипов помпилианского общества. Это и три ступени: раб, ботва, свободный человек. Тонкости армейской иерархии. Различия между рабовладельцами и коллантариями.
    
    Что касается философской начинки романа, то, как и прежде, Олди неторопливо готовят почву для цветка идеи, ограничиваясь намеками и заряжанием плазматоров. Судите сами, в "Ойкумене" человечество оказалось на пороге перемен. Казалось, колланты, иначе говоря, коллективные антисы - следующий этап развития, надежда всех рас. И чем же все обернулось? Торжественным маршем разума и духа, победным шествием человечества по космосу? Нет, скорее праздником зависти и обиды, жалкими дрязгами и толканием локтями. Демонстрацией дикости, уж не отсюда ли вытекает название нового цикла, "Дикари Ойкумены"?
    
    В стиле Олди также остались верны себе. Виньетки рассуждений, житейской мудрости и изящных фраз оттеняют сочный, красочный, насыщенный яркими образами и сравнениями слог романа. Если отдалиться, то сюжет романа покажется прямолинейным и простым. Учеба, еще раз учеба, первые задания, поиск друзей и врагов. Но стоит присмотреться, как выясняется, что Олди выбирают отнюдь не самые предсказуемые, зато весьма логичные и любопытные сюжетные ходы. А тонкие нотки контрапунктов шпионской игры и научных поисков приятно разнообразят бравурные взрывы воинского марша. Тем более что и в боевых сценах скучать не придется. Олди отлично знают, где добавить пафоса, где улыбки, а где минуту молчания.
    
    Итог: становление молодого волка, готовящее почву для новой трилогии.
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 02 авг 2013, 08:34

    Рецензия на роман Г. Л. Олди "Я возьму сам": http://www.liveinternet.ru/users/aydaya/post285769394
    Изображение
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 12 авг 2013, 09:40

    Г. Л. Олди. "Дикари Ойкумены" (Книга 2: "Волк")
    Г. Л. Олди имеет заявить:
    Завершена работа над книгой «Волк» -- второй частью романа «Дикари Ойкумены». После финальной авторской редактуры книга будет передана в издательство «Азбука» (ИГ «Азбука-Аттикус).
    Изображение
    Эпиграф к «Дикарям Ойкумены» (Кн. 2 «Волк»):
    «Мы привыкли к решительным, принципиальным оппозициям. Материя-антиматерия, энергия-антиэнергия… Кто не с нами, тот против нас. Но ведь болезнь – не оппозиция здоровью. В болезни есть много здорового; например, сопротивление организма вирусу.
    Я не боюсь, что однажды, прогуливаясь по космосу, как девственница – в портовых трущобах, мы встретим какое-нибудь ужасное «анти». С «анти» мы в конце концов договоримся. Я боюсь, что мы встретимся с кем-нибудь, почти таким же, как мы. Мелкое, несущественное на первый взгляд отличие – если бы вы знали, как я его боюсь!»
    Адольф Штильнер, доктор теоретической космобестиологии.
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 14 авг 2013, 14:08

    Харьковчанам и гостям города:
    23 августа, в 16 часов, на втором этаже ТОЦ АВЕ-ПЛАЗА, ул. Сумская, 10 (в помещении между магазинами "Tally Weijl" и "O'stin") состоится творческая встреча с писателями-фантастами Г. Л. Олди (Дмитрием Громовым и Олегом Ладыженским). Встреча пройдет в рамках мероприятия "Замечательный Харьков".
    Изображение
    Добро пожаловать! Мы будем рады увидеть вас!
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 26 авг 2013, 10:53

    "Крепость души моей": октябрь 2013
    Новая книга Г. Л. Олди и А. Валентинова "Крепость души моей" ожидается в октябре 2013 г.
    Аннотация:
    «Был человек в земле Уц, имя его Иов...» -- гласит Ветхий Завет. Здесь земля Уц, на соседней улице. Вот человек Иов – Артур Чисоев без видимой причины лишен семьи, имущества, здоровья. Он же Иаков, готовый бороться всю ночь с тем, чье имя запретно.
    «Сделайте ковчег из дерева ситтим: длина ему два локтя с половиною...» -- гласит Ветхий Завет. Сказано-сделано: в старом гараже, мастерской пьяницы-художника. И падут тучи саранчи, хлынет огненный дождь, а трехглазый исполин выйдет на прогулку в городском парке.
    «И пришли те два Ангела в Содом вечером...» -- гласит Ветхий Завет. Воистину пришли –- утром, на заседание горсовета, с огнем и мечом. Пришли и огласили приговор. Не верите, слуги народа? Рухнул дом, одна пыль столбом. Поверили, устрашились. Скоро взойдет последняя заря над обреченным Содомом. Где путь к спасению?
    Новую книгу Г. Л. Олди и А. Валентинова «Крепость души моей» составили три повести -– три истории, где сталкиваются две реальности: нынешняя и ветхозаветная. Мистика? Нет, конфликт двух систем ценностей, двух взглядов на человеческую жизнь.
    Изображение
    Художник: Владимир Бондарь
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 30 авг 2013, 11:32

    Не прячьте ваши денежки...
    Свежее интервью Г. Л. Олди для сайта PROSTOBANK.UA:
    "Когда в банке говоришь, что ты писатель, записывают: "Не работает."
    Читать здесь: http://www.prostobank.ua/finansovyy_gid ... e_rabotaet
    Изображение
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 01 сен 2013, 22:54

    Рецензия "МФ" на "Крепость души моей"
    В свежем сентябрьском номере журнала "Мир фантастики" вышла рецензия Александры Королёвой на новую книгу Г. Л. Олди и А. Валентинова "Крепость души моей":
    Изображение
    Три повести («Право первородства», «Девять дней» и «Заря над Содомом»), объединённые местом действия и сюжетами, в которых события ветхого Завета переносятся в наши дни.
    Первая повесть из новой совместной книги Олди и Валентинова (их первой обшей работы со времён «Алюмена») нашим читателям уже знакома - она публиковалась в июньском и июльском номерах «Мира фантастики». Две другие повести печатаются впервые. Все вместе они составляют одну из самых необычных отечественных фантастических книг, изданных за последнее время. Ни от Олди, ни от Валентинова ничего подобного точно никто не ждал.
    Соавторы больше не блуждают в мифологических, исторических или альтернативно-исторических лабиринтах — они возвращаются в нашу повседневность и лишь чуть приоткрывают дверку для чуда. Чудо в данном случае родом из Ветхого Завета, и это важно. Будь то история Исава и Иакова, сверхъестественные свойства Ковчега Завета или угроза уничтожения нового Содома — все эти чудеса жестоки, пусть даже с формальной точки зрения справедливы. Бог Израилев и всё воинство Его беспощадны, глухи к мольбам и скоры на расправу. Небесная канцелярия подчиняется сложно организованной системе правил, в которых уже давно нет логики. Более того, помочь человеку ангел может только в обход этих правил, как в финале «Девяти дней», или по принципу случайного выбора, как в «Заре над Содомом». Мир божественного в «Крепости души моей», что называется, «светлый, но не добрый», а другого нет. Мессия в нём ещё не родился.
    В этом мире выдерживает экзамен на человечность — на простую человечность, не на «праведничество», которого требуют ангелы в «Заре над Содомом», — только тот, кто осмеливается бунтовать, не соглашаться с правилами, выступать против божественных сил. И это вовсе не бунт Люцифера — напротив, ветхозаветный Всевышний часто ожидает этого неповиновения, как в случае с Иаковым, который боролся с Богом и победил его. Именно благодаря бунтарскому жесту одного человека история Города, описанная в финальной повести, отличается от печальной судьбы Содома и Гоморры. Ключевые персонажи всех трёх историй — личности, которые решились противостоять предначертанной судьбе, охраняя «крепость души своей», и выдержали это испытание. И в то же время это самые обычные люди, такие же, как и мы с вами, не фэнтезийные герои-одиночки. Здесь каждому читателю есть над чем поразмыслить применительно к себе.
    В истории с таким явными, подчёркнутыми библейскими аллюзиями и экзистенциалистским по своей сути содержанием не обойтись без пафоса и высокого штиля. Их в повестях хватает — особенно в последней, самой сильной и страшной «Заре над Содомом», «истории одного Апокалипсиса». Жизнь простых обывателей за несколько дней до уничтожения города описана с беспощадной реалистичностью, а ритмичность текста почти превращает повесть в поэму — Олди всегда были хороши в игре на грани прозы и поэзии.
    В арсенале соавторов есть и другое оружие - комическое снижение, которое помогает не слишком погрязнуть в пафосе. Это и ангел-хранитель в образе бестолкового мужичка-пьяницы, и описанные с неприкрытым сарказмом «современные художники» и «актуальный кинорежиссёр», и стёб над авторами книг в модном постапокалиптическом жанре. Иногда эти «американские горки» от высот пафоса к низам площадного юмора оказываются слишком уж крутыми, и тогда кажется, что авторам вот-вот откажет хороший вкус. Впрочем, красивые финалы всех трёх повестей заставляют забыть об этом, - а как мы знаем, лучше всего запоминается последняя фраза.
    Эффектная игра в осовременивание ветхозаветных реалий, к счастью, не превратившаяся в «игру ради игры». «Крепость души моей» достойна не только прочтения, но и перечитывания.
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 04 сен 2013, 10:46

    Г. Л. Олди и А. Валентинов планируют быть в Киеве на ВОЛФконе 27-28 сентября. Программа конвента: http://v-o-l-f.livejournal.com/77354.html
    Будем рады видеть киевлян и гостей города 28-го числа (суббота) в библиотеке КПИ (Киев, пр. Победы, 37):
    — 12.00–12.50. Презентация новых книг издательства «ШИКО» (Юрий Иванов и Глеб Гусаков). Презентация книжной серии «Партенит» (ведущие писательского семинара Олег Ладыженский, Дмитрий Громов и Андрей Валентинов). Возможно, приедут первые книги серии.
    — 15.00–15.50. Андрей Валентинов. Доклад «О современных тенденциях альтернативной истории» и творческая встреча с писателем.
    — 16.00–17.30. Г. Л. Олди. Доклад «Одна, но пламенная страсть...» и творческая встреча с писателями.
    Изображение
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 11 сен 2013, 21:41

    Изображение
    Уважаемые почитатели творчества Олди!
    Предлагаю вашему вниманию фан-аккаунт в твиттере!
    https://twitter.com/HLOldie
    
    В нем вы всегда сможете увидеть свежие ссылки на новые сообщения в ЖЖ ru-oldie, а также другие новости авторов! Также предлагаю использовать хэш-тэг #HLOldie для общения! Интересные твиты, конечно, ретвитим.
    
    Кому интересно - подписывайтесь, ретвитьте и следите за новостями!
    
    Добро пожаловать!
    
    AzarenkovP (aka GreyDragon)
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 14 сен 2013, 00:36

    Статья Екатерины Четвертных "Жанровые стратегии фантастики и детектива в цикле Г. Л. Олди «Фэнтези»" была опубликована в сборнике "Пространство литературы: контексты и проблемы границ". Материалы научно-практической конференции словесников (Екатеринбург, март 2013 г.)
    Читать здесь: http://ru-oldie.livejournal.com/148395.html
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 23 сен 2013, 13:55

    Обнаружилось на просторах интернета:
    Картотека. Выпуск 16. "Герой должен быть один": http://kanobu.ru/articles/kartoteka-vyipusk-16-geroj-dolzhen-byit-odin-367071/
    Изображение
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 30 сен 2013, 06:57

    Итоги ВОЛФкона-2013
    Изображение
    Лауреаты национальной премии Украины по фантастике:
    Романы:
    Українською мовою: Винничук Юрій. Танго смерті.
    На русском языке: Г. Л. Олди. Внук Персея.
    Повести:
    Українською мовою: Бриних Михайло. Хрустальна свиноферма.
    На русском языке: Красносельская Елена. Точка отсчета.
    Рассказы:
    Українською мовою: Геник Віталій. Дужче від пітьми.
    На русском языке: Силин Олег. Строго по рецепту.
    Критика, публицистика:
    Українською мовою: Аністратенко Антоніна. Розкішна інтелектуальна забава, або Жанр альтернативної історіі.
    На русском языке: Г. Л.Олди. Я б кулаком гармонию поверил...
    Изображение
    Также Г. Л. Олди (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский) и Андрей Валентинов были награждены Знаком отличия «Золотий письменник України» от Международного Благотворительного Фонда "Мистецька скарбниця» (учред. Татьяна и Юрий Логуш). Положение о Знаке отличия: http://goldenwriters.com.ua/ua/about
    P. S. Если что, обращайтесь к нам запросто: «Наше золотце!»
    Изображение
    Презентация новинок (изд. "Шико", "Снежный Ком-М", "Максим"), в т. ч. серии "Партенит" (две крайние книги слева: Е. Арифуллина "Взгляд сквозь пальцы", А. Валентинов "Нуар").
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 08 окт 2013, 07:30

    Видеозапись нашего выступления на ВОЛФконе (доклад "Одна, но пламенная страсть..." плюс ответы на вопросы) можно посмотреть здесь: http://www.youtube.com/playlist?feature=edit_ok&list=PL5NGb2ZgR-d2-R5LjB-KVOErNJgbMAaPK
    Плейлист из 4-х последовательных фрагментов, между 2-м и 3-м -- пауза в 5-10 минут (место на карточке кончилось).
    Полная аудиоверсия -- тут: https://dl.dropboxusercontent.com/u/12749787/oldie_volf_audio.mp3
    Снимал встречу Евгений Ступников.
    Изображение
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 09 окт 2013, 07:01

    Вышел в свет "Черный Баламут" (коллекционное издание, ППСС, "Снежный Ком").
    Эрик Брегис пишет по этому поводу: http://breg.livejournal.com/773071.html
    "Кто из купивших "Чёрный Баламут" Г. Л. Олди едет в Партенит, отметьтесь, пожалуйста, — вам его могут привезти туда. Чтобы не ждать лишнего и не полагаться на почту России. Деньги, уплаченные за почтовую доставку, можно будет получить назад у Юры Иванова, а мы с ним сочтёмся. :) "
    От себя добавим, что Юрий Иванов может привезти книги в Партенит, на фестиваль "Созвездие Аю-Даг", и для тех, кто еще не успел заказать себе экземпляр. Кстати, заказы -- здесь: http://skom.lv/mag/oldi
    Изображение
    
    А тем временем уже готовы иллюстрации к коллекционному "Внуку Персея" Г. Л. Олди (оба тома под одной обложкой). Посмотреть их можно здесь: http://ukiriki.livejournal.com/553417.html
    А заказать себе "Внука Персея" можно здесь: http://skom.lv/mag/oldi
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 10 окт 2013, 08:15

    «Реальности книги и жизни не спорят»: интервью Г. Л. Олди для "Москва-инфо". Читать здесь: http://moscow-info.org/articles/2013/10/06/707503.phtml
    Изображение
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Re: Олди Генри Лайон (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Сообщение Генри Лайон Олди » 11 окт 2013, 06:20

    Язык глубинки Украины
    
    Иногда приходишь в такой восторг, что рука сама тянется к клавиатуре.
    Итак, говорит читатель:
    "Все отлично, и сама идея, и мир. И вообще, это почти киберпанк! Но написано таким языком, на котором говорят в глубинке Украины. Очень жалко мне."
    Знаете, какая книга имеется в виду?
    "Ойкумена".
Всего наилучшего!
С уважением --
Г. Л. Олди.
 
Г. Л. Олди

Сообщения: 1866
Зарегистрирован:
28 июн 2006, 11:49
Откуда: г. Харьков, Украина

Пред.След.

Вернуться в Изданные авторы Города ЭФ

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2