Бестселлеры

Тёмное Пламя (фантастика)

Романы, повести, сценарии

Модераторы: Gorgona Lite, Танго, Золотая Адель

Правила форума
ПРАВИЛА РАЗДЕЛА. ЧИТАТЬ ВСЕМ. СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНО.
Незнание правил не освобождает от ответственности.

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 29 янв 2009, 15:07

    Глава II
    
    Заседание Высшего Совета АГР
    
    
     В снегах певучих жестокой столицы,
     Всегда один блуждал я без цели,
     С душой перелётной пойманной птицы,
     Когда другие на юг улетели.
     И был мир жесток, как жестокий холод,
     И вились дымы-драконы в лазури.
     И скалил зубы безжалостный голод...
     А я вспоминал о стране Гонгури.
     И всё казалось, что фата-моргана
     Все эти зданья и арки пред мною,
     Что всё, пред лицом урагана,
     Исчезнет внезапно, ставши мечтою.
     Здесь не было снов, но тайн было много.
     И в безднах духа та нега светила –
     Любовь бессмертная мира иного,
     Что движет солнце и все светила.
     В. Итин (1917 г.)
    
    1.
    
    Через четыре дня состоялось экстренное заседание Высшего Совета АГР, транслируемое на всю планету.
    Небольшой зал заседаний был, тем не менее, очень величественным. Члены Совета подобно рыцарям короля Артура сидели вокруг круглого, тёмно-синего – «сапфирового» стола, светящегося мягким чуть мерцающим светом. Тринадцать человек, признанных учёных, художников, иных представителей творческих профессий. Куполообразный потолок, аналогично древней «Звёздной Палате» выполнен в виде звёздного неба северного полушария. Небеса были живыми. Тончайшие эйдопластические голограммы точно и зрелищно передавали вид ночного неба, на нём, на порядок быстрее, чем в жизни, двигались звёзды и планеты. Ещё, рукотворное небо звучало. Специальный компьютер синтезировал тончайшую, почти не слышную и поэтому не мешающую музыку, символизирующую полёт звезд и планет. Движение и звучание завораживало каждого, кто видел и слышал удивительный купол, но, в тоже время, не отвлекало, а напротив помогало сосредоточиться. Над созданием купола работали не только лучшие художники, но и лучшие психологи, они тщательно проработали необходимый элемент аутогипноза, проявлявшийся в световых и звуковых переливах, сочетающихся с тонким мерцанием тёмно-синего стола.
    Стол был круглый, но что-то неуловимое в позе и глазах Рама Мары, сразу делало очевидным, кто руководит заседанием. Рам сидел в неизменной тунике, но одежда не казалась чужеродной. За века Ноосферной эры произошло органичное смешение видов и стилей одежды разных времён и народов. Европейские женщины научились носить сари и кимоно не хуже индусок и японок. Восстановили множество исторических стилей, и никого не удивляли древнеримские тоги, древнегреческие хитоны и химатионы, платья с открытой грудью по моде Древнего Крита. Условие соблюдалось одно – одежда должна быть красивой.
    Лучшие модельеры работали над дальнейшим развитием и совершенствованием этих стилей, и на их основе комбинировали новые стили и направления, равно как и разрабатывали совершенно новые. К тому же появилось множество тканей и материалов не известных ранее.
    В мужской одежде в зале преобладал консервативный стиль. Однотонные, светлые и тёмные костюмы и рубашки различных цветов, с галстуками или без. Один вид костюмов сохранился с «Века расщепления», пиджак с двумя пуговицами, расстегиваемый, когда садились, рубашка с галстуком, брюки. Другой несколько изменился, пиджак сменила куртка на молнии сочетаемая с рубашкой, галстуком и брюками. Третий молодежный: короткая куртка с футболкой и брюки. Но двое мужчин оделись в хитоны и химатионы, один в тогу. Одежда женщин отличалась большим разнообразием, и была куда легкомысленнее. Этот неписанный закон установился давно – женщина, даже в деловой одежде, может позволять себе большее легкомыслие, чем мужчина. Он подчёркивал биполярность полов, и вносил в жизнь элемент разнообразия, ценимый людьми XXIII века. Выделялось две женщины в сари, более коротких, чем в старину, тёмно синем с серебряной искрой, и вишнёвом с золотой.
    Эдна, в скромном серебристо-сером платье, закончила сенсационный доклад. Ошеломленные члены Совета долго молчали. Руку ладонью вперед с растопыренными пальцами – известный со школы знак желания выступить – поднял Даг Лорин, знаменитый биофизик. Эдна вздохнула облегченно: его позиция с первых слов отвечала её чаяниям.
     - Хочу кое-что добавить к словам Корн, – взволнованно начал он, – мне всегда казалась сомнительной гипотеза гибели Ириды в результате накопления радиации живым веществом, которое однажды дало необратимое изменение в тканях, приведшее к мгновенной гибели всего живого. Мы ведём изыскания в данном направлении. Недавно по моей инициативе при Академии Естественных Наук создан биофизический институт, специально занимающийся этой проблемой. Мы близки к доказательству, что подобные незаметные изменения тканей в живом веществе невозможны.
    В наше время, время познания Законов Прямого Луча, думаю, все понимают, что предварение Эдной Корн нашего сообщения, не может быть случайным. Чём больше постигается глубинная суть Закона предварительного преодоления обстоятельств, тем яснее, что то, что наши предки называли Судьбой или Кармой, действительно существует. В тоже время, очевидно, судьба не фатальна. У человека есть возможность улучшить, или ухудшить Судьбу. И не только свою, нередко и Судьбу других, Судьбу целого народа, и, даже, целой цивилизации, что хорошо понимали древние греки. Древнегреческая богиня Тихе единственная над кём не властны Законы Судьбы, подчинившие людей и богов, с незапамятных времён боролась, чтобы изменить несправедливую судьбу, сделав мир совершеннее.
    Нужно рекомендовать Совету Звездоплавания подготовить специальную экспедицию на Ириду, она даст возможность изучить глубже и эту проблему – проблему Судьбы. Информация Эдны – помощь нам Светлого Неба.
    Выражение «Светлое Небо» было характерным для знаменитого биофизика, и он его часто вставлял к месту, и не к месту, поэтому, когда он его употребил, многие не сдержали улыбки.
    Эдна так же поблагодарила Дага чуть заметной улыбкой, но не ироничной, а признательной.
    Руку поднял уже знакомый Эдне академик Вин Карт, который, не смотря на весьма почтенный возраст, недавно стал членом Совета.
    Вопреки возрасту, он оделся: в открытую серебристую куртку, светло синюю футболку, чёрные брюки без стрелок, напоминавшие вышедшие из моды джинсы, и в тёмные кроссовки. После встречи четыре дня назад Эдна просмотрела его личное дело, и знала – Вин Карт любит подчёркивать, что он поборник нового, прогрессивного, и друг молодёжи. Очевидно, на публичных мероприятиях он старался это выразить и в одежде.
    - Простите Корн, – глядя в сторону, произнёс он, – в архиве, который вы исследовали, имеются копии документов доставленных на Землю иридианами?
    Эдна, ничем не выдав волнения, ответила:
    - Нет, в архиве только документы министерства обороны. Очевидно, документы, полученные с Ириды, передали в высшие инстанции. Мы ведь обнаружили лишь один из резервных командных пунктов.
    Во взгляде Карта мелькнуло удовлетворение.
    - Знаете Корн, – более уверенно продолжил он, – если бы сообщение сделали не вы, а другая женщина, я счёл бы её увлекающейся фантазёркой. – Во фразе Эдне почудилась язвительность. Бросив на всех многозначительный взгляд, Карт заметной патетикой выделил. – Я не верю в «зло из космоса»! Гуманизм – вот к чему неизбежно приходит высокоразвитая цивилизация! Вы уверенны в подлинности обнаруженных документов?!
    - Предварительное экспертное заключение это подтверждает, окончательное будет через неделю. Но, думаю, мнение экспертов вряд ли изменится, – мягко сказала Эдна, не желая обострять дискуссию. – Можно ли всерьёз поверить, что кто-либо из нас, археологов, людей Ноосферной эры стал бы подделывать столь значимые документы?
    - Всё равно не могу поверить, – продолжил Вин Карт. – Мы не так много знаем о цивилизации Ириды, не могли ли иридиане ошибиться, там, на планете Альграба?
    - На этот вопрос ответить не сможет никто, но, учитывая уровень развития их цивилизации положительный ответ крайне мало вероятен, – ещё более мягким тоном ответила Эдна.
    - Знаете, что я вам скажу Корн, – с некоторым высокомерием продолжил Карт, – вы ещё очень молоды. Вот уже более двухсот лет живу я на свете, и если жизнь чему меня и научила, так это тому, что ошибиться может кто угодно.
    Вы один из ведущих историков Земли, большую часть своей небольшой жизни, отдавшая этой царице наук, – Эдне вновь почудилась язвительная насмешка. – Неужели вы допускаете возможность существования подобной уродливой цивилизации? Есть нижний предел несовершенства, переход за него приводит систему к распаду. Вычисления этого уровня не только для обществ, но и для экологических систем и живых организмов умеют осуществлять в старших классах школ… Ваше сообщение противоречит самим основам теории амбивалентных систем и гипермодальной теореме Грина Лэста. Всё, что Вы говорите – невозможно! Тут какая-то ошибка, этого просто не может быть…
    - И всё-таки есть, – твёрдо сказала Эдна.
    Руку поднял Амор Морэ, астроном, астрофизик и астронавигатор. В прошлом великий звездолётчик, экипажи кораблей которого сумели глубже всех проникнуть в космическое пространство, определив лицо практической межзвёздной космонавтики. Даже сейчас, спустя многие годы, на его суровом лице оставался сероватый загар, который можно получить только в космосе. За века, проведённые вне Земли, он буквально въелся в кожу старого звездоплавателя. Серебристая седина подчёркивала этот благородный, уважаемый каждым жителем планеты сероватый оттенок.
    - Карт, – подражая Эдне, мягким тоном сказал он, – я прожил на свете ещё больше чем вы. И если жизнь чему научила и меня, то только тому, что в этом мире, возможно – всё, и, к сожалению, не только в положительном плане. Вам знакома теория Эрфа Рома?
    - Теория инфернальности, – с появившимся в глазах сильным раздражением, и, даже, с негодованием сказал Карт, – да слышал о ней. Я в курсе – историки её признают, но, склонен думать – они поторопились с признанием. Слышал, у Эрфа Рома была трудная судьба, и, наверное, это сыграло роль, иначе он научился бы смотреть на мир более добрыми глазами. Я знаю, историки и психологи с уважением относятся к Тантре, но брать за основу настолько древнее учение – не самое правильное. Подумайте, в какое страшное время создавалась Тантра? Я убеждён – мы люди Ноосферной эры, должны уметь забывать настолько свирепые, античеловечные учения, как Тантра и теория инфернальности...
    - Тантра не античеловечна и не свирепа Карт! – Неожиданно сурово и жёстко ответил Амор Морэ. – А если беспощадна, то лишь потому, что отражает саму жизнь, законы которой установили не мы.
    - Эдна, – примиряющим тоном сказал Рам Мара, – а почему бы вам не напомнить нам о теории инфернальности? Это, конечно, получится не быстро, но и вопрос мы решаем чрезвычайный.
    Эдна, бросив на Рама благодарный взгляд, встала.
    - Да. Думаю, вы правы, – сказала она и начала рассказ.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 30 янв 2009, 13:57

    2.
    
    Эдна рассказала, что Тантра является одним из герметических учений. Их было множество, и возникли они в глубокой древности. В Древнем Египте их создателем считали бога мудрости – Тота, в Древней Греции бога торговли – Гермеса (отсюда и название герметические). Ряд исследователей считают их создателем Гермеса Трисмегиста, реальное историческое лицо, египетского жреца Тота, жившего в 3 веке до нашей эры. Но есть и противоположное мнение, учения гораздо древнее, и их родина Древний Крит – Атлантида. Есть точка зрения, что их родина – ещё более древняя и таинственная страна Арктида. Из древних учений наиболее известным является учение орфиков в древней Греции и учение индейцев майя изложенное в сборнике легенд «Пополь-Вух», один из переводов названия «Книга Света». В Эру Разобщённого Мира распространёнными герметическими учениями были тайная еврейская религия – Каббала, тайная часть индуизма – Тантра и некоторые толкования части Буддизма – учения об Алмазном пути. Из них выросли Йога и боевые искусства Востока.
    Суть герметических учений, отличающая их от других тайных мистических концепций, в том, что они считали наш мир сотворённым преступно, а существование Вселенной результатом чудовищного преступления Творца. Если судить с позиции доминирующих религий ЭРМ, наш мир – результат преступления еврейского бога, известного в христианских странах как Иисус Христос. Христианство герметические учения считали крайне вредной и опасной религией, причинившей человечеству неизмеримые бедствия и способной причинить ещё большие.
    Христианство заимствовало из Герметизма часть установок, в частности, апокриф о мятеже Люцифера. Он не канонизирован в Библии, но и в Тёмные Века и в ЭРМ священнослужители признавали, изначально Люцифер – Сын Света, был первым помощником и лучшим другом Творца. Они вместе создавали мир, затем поссорились. Апокриф не называет причины ссоры, но он интересен положением о так называемых Серых Ангелах.
    Мятеж Люцифера привёл к расколу ангелов на три части. Часть решила – прав Творец и поддержала его, они стали Белыми Ангелами. Часть – прав Люцифер и поддержала его, они стали Чёрными Ангелами, (то есть демонами, бесами, чертями, так их называли христианские церкви). Часть, что не правы ни Творец, ни Люцифер, они стали Серыми Ангелами. Суть их доктрины в том, что они в равной мере отвергают как Добро, так и Зло, считая – крайности вредны всегда и во всём. То, что вчера было Добром, сегодня становится Злом, и, напротив, Зло с течением времени способно обернуться Добром. Всегда нужно идти серединным путём, соблюдая Равновесие, которое, помимо прочего, является секретом бессмертия. «Люди – смертные боги, боги – бессмертные люди, счастлив, будет тот, кто поймёт это», говорили орфики, подразумевая, что люди должны вернуть себе бессмертие. Серые Ангелы решили сделать ставку не на Творца, и не на Люцифера, а на людей. И помочь им вернуть как себе, так и миру украденное Равновесие. Они решили сделать людей богоравными. И с тех пор живут среди нас. Через реинкарнацию они воплощаются в тела обычных людей, рождаясь от обычных женщин. И живут смертную жизнь как люди, в условиях мира, чудовищно изуродованного преступлением Творца. Выпивая вместе с нами полную чашу страданий, возникающих в результате его изначальной уродливости, несмотря на то, что любой момент в силу своего индивидуального развития могут покинуть порочный круг запущенного Творцом чудовищного Колеса Сансары. И конечно, они не просто живут, они действуют. Кстати, в момент своей смертной жизни, Серые Ангелы не знают кто они.
    С апокрифом смыкается секретная тантрическая легенда, об узурпации Брахмой творческого процесса Вселенной.
    Индуизм намного более демократичная религия, чем христианство. Он далёк от того, чтобы культивировать известный тезис о великом счастье быть рабами – «рабами Божьими» и утверждает – богом способен стать каждый из нас. В процессе развития, каждый человек, совершенствуясь из инкарнации в инкарнацию, однажды способен достичь индивидуального бессмертия, а если он станет более совершенным, чем тот или иной бог, то автоматически займёт его место, включая и место Творца.
    Индуизм интересен и тем, что считает материальные миры реально не существующими, иллюзией – майей. Мы воспринимаем их как реальность лишь потому, что наши материальные тела часть иллюзии. Выражаясь современным языком, мы живём в условиях виртуальной реальности, только вместо компьютера сознание – сознание Кришны или Брамы. Но наши индивидуальности не тени, порождённые его воображением, они – равноправная часть системы, каждый из нас существует вечно, душа не рождаема, и не уничтожима. Именно поэтому она и способна занять в системе доминирующее положение. Таким образом, реально существуют лишь энергия и информация.
    Управляют материальными вселенными Брахмы – бессмертные существа, отвечающие за их развитие перед верховным божеством – Махадевой, и управляющие гуной страсти. Материальных вселенных очень много, соответственно, очень много и Брахм, в Бхагавад-Гите используется выражение: «Как пузырей в Атлантическом океане», отсюда известный тезис, который проверяет наука Ноосферной эры, о параллельных мирах.
    Однажды один из Брахм воспылал великой завистью к верховному богу, к его великой власти, и захотел стать ему подобным. В условиях мира богов заговор с целью захвата власти невозможен, занять место бога можно только, став более совершенным, чем он. Для этого же Брахме понадобилось бы много миллиардов лет. И тогда он нашёл другой выход.
    В тайне от Махадевы он создал закрытую «причинную» материальную вселенную, изолированную от внешней Великой «Внепричинной» Вселенной. И замкнул её лично на себя, став полюсом, от которого она зависела, нарушив великий принцип биполярности или Равновесия и породив изначальный перекос, уродующий развитие. Есть ещё очень интересный момент. Индуизм учит – мужчина может создать только мёртвый мир, вернее, он мёртв, если не оплодотворён великим женским принципом – Шакти. Зная об этом, Брахма обманом уговорил свою жену – Сарасвати, оплодотворить преступно созданный мир. И мир получился живым. Но он поражён, выражаясь современным языком, изначальным эволюционным извращением, обрекающим живые существа, затянутые в космическую ловушку, на вечные, чудовищные страдания.
    Эрф Ром учил – человечество не выработало научного определения фашизма. И дал его: фашизм – монополия на информацию в пространстве и во времени. Власть имущие берут под контроль все источники информации поступающей как извне, например, из других стран, так и из исторических документов. Прежде всего, монополизируется научное знание, и обывателю становится возможным внушить всё, что угодно. Контролировать власть в таких условиях невозможно. Массовое невежество, позволяет «украсть у людей мир чувства и разума» – формулировка Эрфа Рома. Любые преступления против народа можно оправдать в глазах обывателей интересами народа, что и делалось в истории много раз. Мысль развил советский писатель ХХ века Чингиз Айтматов, историки XXIII века часто используют для названия таких систем его термин – «социальные манкурты». Первую научную работу «Этногенез и биосфера Земли», о возможности появления социальных манкуртов и всей опасности, как он их назвал – антисистем, опубликовал в 1974 г. советский учёный Лев Гумилёв, долгое время она была запрещена.
    Именно такую систему в нашей вселенной установил Творец. Он ввёл в мир смерть – запустив Колесо Сансары. Мироздание и человек в созданных им условиях смертны.
    Человек по индивидуальным возможностям богоравен. Но высшие способности его сознания, Эрф Ром назвал их – способности Прямого Луча, подавлены, и ничтожно краткая жизнь не позволяет их пробудить и развить. Мы не можем однажды достичь такой меры индивидуального развития, которая позволит спросить Браму за его дела.
    То же с развитием цивилизации. Вселенная смертна. С интервалом в несколько десятков миллиардов лет происходит Большой Взрыв и наступает Ночь Брахмы (Брамы). В огне вселенского взрыва гибнут звёзды и планеты, вселенная начинает опять конденсироваться из туманно-пылевого облака. Этот механизм не позволяет разумным цивилизациям стать настолько могущественными, чтобы установить прямые контакты, научным путём совместно овладеть способностями Прямого Луча, и решить проблему смерти. Могут наступать и локальные «Ночи Брахмы», для конкретных цивилизаций.
    К счастью, он упустил контроль над Колесом Сансары, что и даёт нам шанс. Похоже, это произошло в результате мятежа Люцифера. Ещё одно «преступление» Люцифера прорвало информационную блокаду, хотя и не в полной мере, – дало «плод с Древа Познания», в результате чего мы перестали быть марионетками. Ещё оно указало путь к равновесию – бессмертию, к «Древу Жизни». Поэтому есть мнение, что Люцифер – это Прометей.
    Узнав об этом, Махадева пришёл в ярость. Но предпринимать что-либо было поздно. Уничтожить живую вселенную означало свершить гипергеноцид. Нельзя было уничтожить и Брахму, Вселенная замкнута на него, и её нельзя лишать единственного полюса. Остался один реальный, но очень долгий путь – разомкнуть круг космической опухоли изнутри, восстановив Равновесие.
    Махадева поручил Шиве-разрушителю и его вечной супруге Кали, внедрившись в наш мир, разорвать порочный круг, в который Брахма превратил разворачивающийся в бесконечность геликоид вселенной. Что они и делают. Этому служит их тайное учение – Тантра, и все герметические учения. Опираются они на людей. На нас с вами.
    После сказанного не трудно понять, из-за чего поссорились Господь Бог и Люцифер. Люцифер бросил Господу Богу в лицо обвинение в содеянном, и призвал ангелов бороться с его властью. Но он только использовал это, как повод самому занять место Творца, заразившись от него завистью. Схожесть их ущербных душ стала основой их великой дружбы, и великой вражды. Но к счастью, не все сражающиеся за них Ангелы и Архангелы оказались им подобными. Нашлись и Серые Ангелы. Именно они вместе с Шивой и Кали пытаются помочь нам. И именно им в нашем мире труднее всего. Труднее даже чем обычным людям, поскольку они гораздо лучше, чем мы умеют чувствовать боль.
    Христианство признаёт – Творец установил монополию на информацию, но объявляет её великим благом. «Смысл жизни в спасении души» учили интерпретаторы христианства, запрещая дальнейшую эволюцию человека.
    Эдна протянула руку к терминалу, в воздухе вспыхнули буквы: «И сказал Господь Бог: вот Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простёр он руки своей, и не взял так же от древа жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно (Первая книга Библии – Бытие)».
    – И вот ещё, – сказала она, буквы вспыхнули вновь: «И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Эдемского херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к древу жизни». – Отсюда многие запреты христианства, и в целом тезис о существовании запретного знания, которое человеку знать не положено.
    - Творец изгнал людей из Эдема, – продолжала она, – не потому, что разгневался, а потому, что испугался. Испугался, что человек разрушит монополию на информацию, которую обеспечивает смерть – Колесо Сансары, и критически, без преклонения, посмотрит на дела богов, и, прежде всего, дела самого Творца. Испугался того, что человек, ставший равным богам, не захочет быть бездумной игрушкой, не захочется «спасать» свою душу для вечного страдания. Что он станет совершенствоваться, познавать себя и мир вокруг, а значит, будет совершенствовать этот мир, во всём став равным Творцу.
    «В самой основе христианской церкви коренятся гибельные семена нетерпимости, мракобесия и тирании, то есть фашизма», писал Эрф Ром. Точнее сказать, эти отравленные семена коренятся в главной христианской книге – в Библии. Именно монополию на информацию, если верить Библии, изначально установил Творец в нашем мире, и именно эту монополию много веков убеждали нас принять христианские церкви. Более того, они объявляли её великим благом, а попытки бороться с ней великим грехом – святотатством, поскольку мы не боги, нам не дано овладеть высшим знанием, и любые попытки сделать это приведут только к тому, что жизнь станет ещё хуже. Но однажды люди поняли, у человека есть только один путь – путь свободы, путь по лезвию бритвы. Это не путь Бога и не путь Люцифера, а его собственный путь. И человек обязан бороться за свободу и за свой путь, и, если необходимо, то бороться и против Бога, и против Люцифера, иначе он навсегда останется в тенетах инферно. «Нельзя быть свободными и невежественными» писал Эрф Ром, а значит самый страшный и самый подлый враг человека тот, кто закрывает ему путь к познанию. Ведя нас всех к тому, чтобы стать манкуртами.
    Конечно, данное герметическое положение не доказано научно. Но указанный перекос, уродующий развитие в мире, действительно существует. Эрф Ром писал, – огненные буквы вспыхнули вновь: «Получить лучшее, создать совершенство природа может лишь через бой, убийство, смерть детей и слабых, то есть через страдание, наращивая его по мере усложнения и усовершенствования живых существ. Это первичный, изначальный принцип всей природной исторической эволюции, и он изначально порочен. Поэтому понятие о первородном грехе, издревле обрушенное на женщину, должно быть перенесено на нескладную конструкцию мира и жизни, и, если бы был создатель всего сущего, тогда это – его грех. Ибо мыслящему существу нельзя было не подумать об облегчении страдания, а не увеличении его, какая бы цель не ставилась, потому что все цели – ничто перед миллиардом лет страданья».
    В обществе, в условиях инферно, перекос ведёт к тому, что в элите выживают и доминируют не лучшие, а преимущественно мерзавцы. Действует отрицательный отбор, его проявления Эрф Ром назвал Законом Стрелы Аримана, суть которого в том, что любая категория, пройдя высший пик развития, превращается в свою противоположность. То есть, стремясь к лучшему, люди всегда невольно переступают тонкую грань меры – лезвие бритвы, что и ведёт к доминанте мерзавцев, но мерзавцев двоякого типа.
    Стрела Аримана, бьющая общество, увеличивающая шансы гибели великих и святых людей, тех, кто выделяется красотой, особенно среди женщин, умом, добротой, творческими способностями, – это и есть двуострый меч Ангела Творца, не дающий человечеству выйти из замкнутой Вселенной инферно.
    Какую еще форму могут принять «замки» и «запоры», в изобилие повешенные на границах познания и самосовершенствования? Если, как утверждают математики, возникновение космической цивилизации-манкурта столь маловероятно, то нельзя ли предположить, что закон Стрелы Аримана может увеличить вероятность, и это станет ужасной реальностью?
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 31 янв 2009, 19:02

    3.
    
    Последние слова Эдны вновь заставили надолго замолчать всех членов Совета, включая, даже Карта, который всё выступление Эдны заметно нервничал.
    На рукотворном звёздном небе сквозь мерцающий обсидиан космоса продолжали стремительный полёт звёзды и планеты, их волшебное движение и тончайшее пение скоро вернуло всем равновесие. Меньше напряжения стало и в лице Карта.
    Во время выступления Эдна увлеклась, говорила страстно, полностью отдавшись речи, и, как всегда в такие моменты стала намного красивее, хотя красивой была и без того. Рам Мара наблюдая за ней, в очередной раз поражался немыслимой силе жизни и красоты, хорошо проявленной в молодой по меркам Ноосферной эры женщине. «В Тёмные Века, – подумал он, – её, только за одно это, равно как и за одни глубокие зелёные глаза способные гипнотически воздействовать, сожгли на костре». Он лишний раз поразился ущербности чувств обывателей люто ненавидевших таких женщин, только за то, что им дано намного больше, чем другим.
     «Воистину, – думал Рам Мара, – обыватель может простить человеку любые недостатки, но достоинства – никогда. Сколько лучших женщин Европы исторически совсем недавно сгорели на кострах под улюлюканье тупых толп торжествующих в своей посредственности. Насколько замедлилось развитие человечества из-за того, что тысячелетия цивилизованной истории преимущественно выживала и доминировала посредственность и ничтожество, в то время как такие как Эдна погибали первыми. И всё же вопреки всему, ценой не мыслимых жертв и усилий жизнь и красота побеждали, из года в год, из века в век, из тысячелетия в тысячелетие становясь всё прекраснее и могущественнее, пока не наступил резкий и почти никем не ожидаемый переход в XXI веке, названный Второй Великой революцией. И только теперь такие как Эдна по праву получили возможность того, к чему стремились столько времён – возможность спокойно жить, честно и хорошо делать свою работу, служить миру вдохновляющей красотой. Равно как мешавшие им на протяжении веков и тысячелетий стоящие у власти и лидирующие в обществе «звери» и «скоты», натравливающие на одарённых людей посредственностей, раз и навсегда потеряли возможность вести свою подлую травлю.
    И сколько удалось сделать человечеству всего лишь за два с половиной века Ноосферной эры! Жизнь продлена в несколько раз, и Земля на грани открытия биологического бессмертия. Всё ближе возможность изобретения Звездолётов Прямого Луча позволяющих практически мгновенно пронизывать Вселенную в любой конец и забыть о колоссальности астрономических расстояний. Из жизни раз и навсегда исчезли голод, бедность, преступность, алчность, злоба, и многие другие постыдные категории.
    Самое главное, всё совершеннее становился человек, постигая скрытые высшие способности, чего столько веков и тысячелетий так страшились власть придержащие ничтожества и покорные им посредственности. И только такие люди как Эдна, наверное, однажды смогут изменить этот изуродованный мир, раз и навсегда победив инферно».
    «Впрочем, – переключил направление мысли Рам, – Эдна и в инфернальные времена умела действовать, и если надо, то невероятно решительно и беспощадно». Ему вспомнилась собственная регрессия в сознание молодого синоби Такуми, жившего в феодальной Японии много веков назад. В тот сеанс он записал регрессию на мнемограмму и Эдна, затем проработавшая её, подтвердила, что Такуми – его инкарнация, равно как и то, что тогда они оба действительно жили в древней Японии, и женщина-синоби Саори – это она.
    Те, невероятно далёкие события, сами встали перед мысленным взором президента АГР.
    
    Тусклый бумажный фонарик освещал мрачную камеру в подземелье. Соломенные циновки в углу составляли всё её убранство. Низкий массивный потолок, казалось, давил на голову.
    Хмурый Такуми сидел на циновке, и даже не пытался скрыть мрачность. Сидевшая чуть в стороне Саори была бесстрастна, и казалась несколько отрешённой.
    Никогда ещё за всю его пока ещё короткую жизнь Такуми не было так плохо. И дело было не только в том, что они – синоби, попались в ловушку даймё Рийо Фудзимори. Хотя и это, конечно, невероятный позор, и не только для них, но и для всего клана.
    Всё шло хорошо. Они часто работали в паре с Саори, и, Такуми был уверен, что только благодаря ей так хорошо справлялись с заданиями, и именно поэтому он в свои двадцать три года стал тюнином – одним из руководителей клана, подчинявшимся только дзёнину – его главному руководителю.
    Получив заказ на убийство владетельного даймё Фудзимори дзёнин не задумываясь поручил его исполнение им.
    У князя были дальние родственники в соседней провинции по линии его давно умершей жены. Они были не самураями, а купцами, и он давно не поддерживал с ними отношения. Этим и решили воспользоваться. В городе распустили слух, что купец – родственник Фудзимори, вместе с сестрой привёз товар для продажи и остановился на постоялом дворе. Узнав об этом, князь обиделся, что его гостеприимством пренебрегли. Возник инцидент, который урегулировали тем, что «родственники» переселились во дворец князя.
    Саори великолепно владела искусством дзюдзюцу – искусством страстной любви, и можно было не сомневаться, что князь не устоит перед её чарами и даст, таким образом, им возможность себя убить. Князь действительно скоро буквально потерял голову от Саори, и уже преподнёс ей несколько дорогих подарков, которые она милостиво приняла, продолжая держать его на дистанции. Но случилось непредвиденное – их кто-то предал.
    Прекрасно понимая, кто такие синоби Фудзимори и не подумал захватить их в честном бою. Их пригласили на совместную трапезу с князем, а в блюда подсыпали опий. Очнулись они уже в этой камере. Самой надёжной камере в подземелье, по этой причине их, видимо, и не стали разлучать. Но главное было впереди.
    Прошло больше недели как они были в камере. Два раза в день несколько молчаливых, великолепно вооружённых стражников приносили еду. Но этом всё и заканчивалось. Их никто не допрашивал, казалось, владетельный даймё забыл об их существовании. В этом не было ничего удивительного. Допрашивать синоби было бесполезно, это все понимали. Единственный шанс что-то узнать – это наблюдать за ними. И можно было не сомневаться – за камерой установлена круглосуточная слежка.
    Поэтому они с Саори старались почти не разговаривать, но через несколько дней он заметил, что Саори выглядит необычно. Они всегда умела владеть собой лучше его, но теперь было очень заметно, что вечная печаль в её глазах стала глубокой как никогда. Однажды не выдержав, он спросил – в чём дело и получил ответ, разбивший его сердце. Саори сказала, что её сердце, похоже, ответило на чувства господина Фудзимори.
    И вот теперь ему не хотелось жить по настоящему.
    Видя, что он на самой грани Саори на следующий день сказала:
    - Ты синоби – идущий Алмазным Путём.
    Она напомнила ему о долге. Но он и сам прекрасно понимал. Для любого уважающего себя японца то, что произошло более чем достаточное основание, чтобы покончить с собой. Но не для него. Алмазный Путь позволяет понять, как прихотлива судьба, и как она переменчива, самое главное. И поэтому рано сдаваться, шанс не только спастись, но и выполнить задание всегда может появиться внезапно, и оттуда, откуда его меньше всего ждёшь.
    Только теперь он понял, как любит Саори.
    Да, с ней и ради неё он готов идти через любые испытания. Алмазный Путь учит – настоящая любовь только в совместном пути. Именно совместный путь подарила им судьба. Но теперь, теперь этот путь невозможен – Саори полюбила владетельного даймё. Кто бы мог подумать, что любовь может быть такой подлой.
    Такуми как никогда захотелось вонзить зубы в собственный язык. Он знал – его пронзит адская боль, которую сердце может не выдержать. Но даже если оно выдержит, то он захлебнётся в собственной крови, её невероятно много выделится из прокушенного языка.
    Легкий скрип заставил поднять голову. Перед ними стоял владетельный даймё.
    Фудзимори вошёл через потайную дверь совершенно незаметную в стене. Лицо его было бледным, бросалось в глаза – он с большим трудом сдерживает волнение.
    - Саори-сан, – с поклоном сказал он, – несколько дней я тайно наблюдал за вами. Простите, но вы же понимаете, иначе нельзя. Мне передали ваши слова, и за эти дни я убедился – они искренни.
    Даймё помолчал.
    - Я понял, мне никогда не найти женщину лучше, чем вы, – продолжил он. – Если вы согласитесь порвать со своим ремеслом, то я хотел бы, что бы вы стали моей женой. Со мной вы сможете не бояться мести. Я сумею защитить вас даже от синоби.
    Такуми захотелось броситься на него и разорвать голыми руками, он весь напрягся как дикий зверь. Но многократно отработанные инстинкты синоби властно остановили. На поясе даймё меч, и расстояние большое. Пока он вскочит, и броситься князь несколько раз успеет выхватить оружие, и изрубить его.
    Саори тоже медленно поклонилась.
    - У меня одно условие, мой господин, – тихо сказала она.
    - Какое? – быстро спросил Фудзимори.
    - Вы должны отпустить Такуми.
    - Да будет так, – сразу же ответил князь. – Я не только отпущу его, но и верну весь товар. Но в следующий раз пощады не будет.
    Саори опустила глаза, безмолвно соглашаясь. Фудзимори подошёл к ней и протянул руку. Саори с поклоном протянула ему свою.
    Такуми почти не увидел стремительного движения ноги Саори обрушившейся Фудзимори в область гениталий. Князь рухнул как подкошенный, меч чуть звякнул о каменные плиты пола.
    Ещё не осознавая, что делает, Такуми бросился к нему и сорвал с пояса меч.
    - Беги! – крикнул он, указывая на потайную дверь.
    - Успокойся Такуми, – тихо сказала она, – князь был в камере наблюдения один. Я знаю, как устроено подземелье, камера очень тесная, что произошло, никто не видел.
    Она взяла его за руку.
    - Я добью его, – резко сказал он, выхватывая меч из ножен.
    - Он мёртв, – спокойно сказала Саори.
    Ошарашенный Такуми опустился на колени и убедился, что она сказала правду.
    - Так ты не любишь его?! – Прозревая, с безумной надеждой в голосе спросил он.
    Саори улыбнулась, одними глазами, и в них, наконец, вспыхнули коварные огоньки, вонзившиеся ему в самое сердце.
    - Какой же ты ещё глупый, – тихо сказала она, и ласково провела ладонью по его щеке.
    
    Рам Мара вернулся от мыслей к реальности и оглядел зал.
    Успокоившийся Карт поднял растопыренную руку:
    - Мне, как, думаю, и всем присутствующим в общих чертах известно сказанное, – начал он. – Я со многим не согласен. Сейчас не время для общественно-научной дискуссии, поэтому скажу только, не я один думаю, что теория инфернальности и концепция Аристона, Эрфа Рома, устарели. Пора вернуться к гуманитарным ценностям, как это сделали цивилизации Великого Кольца. Концепция Аристона помогла человечеству выбраться из инферно, но её время прошло, она становится реакционной. В мире нет ничего выше добра, и красота лишь тогда – красота, когда служит добру и гуманизму. Послушайте трансляции по линии Великого Кольца, вы слышали хотя бы в одной из них концепцию Аристона?! – Эти слова он вновь выделил патетикой. – Многотысячелетняя мудрость Галактики учит нас гуманизму, а мы говорим о Тантре. Я убеждён, не за горами время, когда человечество сдаст в архив Аристон! И я буду бороться за это, у меня есть друзья, помощники и сторонники. Кроме того, – добавил он обычным тоном, – насколько мне известно, в теории Эрфа Рома нигде не сказано, что подобные режимы способны выходить в межзвёздный Космос. Более того, он подчёркивает – они склонны к замкнутости.
    - То, что такие режимы склонны к замкнутости, действительно подчёркнуто. – Сдержанно сказала Эдна, проигнорировав, далеко идущие заявления Карта, хотя они сильно её обеспокоили. Что среди значительной части общества набирает силу идея возвращения к традиционным гуманитарным ценностям она знала, но увлечённая основной работой не предавала этому должного значения, теперь стало ясно, что настроения куда серьёзнее, чем казалось, более того, один из их носителей, и, похоже, благодаря им, стал членом Высшего Совета АГР. Однако действительно было не время говорить об этом.
    – Первое же ваше утверждение ошибочно, – продолжала она. – Гипотетическая планета Торманс, что в переводе означает «мучение», у Эрфа Рома, возникает в результате выхода фанатичного и инфернального социума в Космос. Он также подчёркивает – если бы на планете Торманс существовала цивилизация, она была бы истреблена пришельцами. Эрф Ром утверждал – Закон Стрелы Аримана неотвратимо ведёт к тому, что любая категория, пройдя высший пик развития, переходит в свою противоположность. В полной мере это правило действует и в социальных процессах. В ХХ веке такую фазу прошла Япония, тоже много веков проводящая политику замкнутости. В результате две сверхдержавы того времени СССР и США уже никогда не забыли, США – Перл-Харбора, а СССР – Хасана, Халхин-Гола, и стремительного броска советской армии через Гоби и Хинган в 1945 г.
    - Однако из передач по Кольцу следует – не зарегистрировано ни одного случая выхода подобной цивилизации в межзвёздный космос, – возразил Карт.
    - Это не значит, что он невозможен в принципе. К тому же мы недавно подключились к Кольцу. Не забывайте, с каким опозданием мы принимаем передачи оттуда. По Эрфу Рому это одно из проявлений инфернальности мироздания, в нём мы видим свет давно погасших звёзд, и слышим голоса давно умерших людей. Утверждать наверняка нельзя ничего.
    Руку подняла Сандра Кара.
    - Карт, – с лёгкой, почти неуловимой насмешкой спросила она, – я не совсем понимаю, чего вы пытаетесь добиться. Вы возражаете против экспедиции на Ириду?
    - Я считаю, ставить вопрос об экспедиции на Ириду преждевременно, – резко ответил Карт, уловивший насмешку, и заметно уязвлённый, несмотря на то, или, вернее, именно потому, что сам постоянно применял такой приём. Эдна поняла, благодаря Сандре, она сейчас многое узнала о характере Карта. – Не забывайте, каких колоссальных ресурсов стоит межзвёздный полёт, и непонятно, ради чего человечество должно их платить. И почему именно мы? В космических негодяев я не верю… Если и допустить, что подобная уродливая цивилизация где-то однажды состоялась, то она давно уже погибла. Разве в нашем мире может быть иначе?
    - Как раз в нашем мире, поражённом инферно, Карт, и может быть иначе, – более эмоционально, и, добавив в тон нотки сарказма, ответила Сандра. – И негодяи, как индивидуальные, так и социальные, очень живучи, это главное в теории инфернальности. Инфернальная социальная система, отражающая изначальный перекос мироздания, почти ни в чём не уступает Ноосферной. Она способна даже превосходить по мощи Ноосферные цивилизации, недостаточно глубоко познавшие Законы Прямого Луча, или ещё не пришедшие к их познанию. Она опирается на Законы Кармы, и использует их. Только Законы Прямого Луча стоят выше Законов Кармы, и только опираясь на них, можно остановить Колесо Сансары, вернее, превратить порочный круг в его вращении, в разворачивающийся в бесконечность геликоид. Реинкарнация доказана. Другой вопрос, она оказалась неизмеримо сложнее всех религиозных представлений о ней, и до конца её мы не изучили, по сей день, и сможем изучить нескоро. Но уже ясно – лишь непрерывное познание Законов Прямого Луча, как в мире, так и в душе каждого способно сделать личность и общество сильнее как индивидуальных, так и социальных манкуртов. Кроме нормальной, адекватной красоты, в нашем мире возможна псевдокрасота, приспособленная к неадекватности мироздания, именно поэтому манкурты так страшны и могущественны.
    - Реинкарнация действительно доказана, уважаемая Кара, – с ощутимой желчью заметил Карт, – однако ни Законы Кармы, ни Тантра не доказаны. И будут ли доказаны?! Ваше утверждение не наука, а натурфилософия. И, повторяю, убеждён, время этой натурфилософии проходит и, следовательно, не самое правильное апеллировать к ней.
    Почувствовав – наметившийся конфликт слишком близко подошёл к критической черте, Сандра промолчала, лишь пожав плечами, хотя ей, безусловно, было что возразить.
    Руку подняла Реа Драма – известный композитор. Благообразная, несколько полноватая – крайняя редкостью для Ноосферной эры, в стройнящем чёрном платье, черноволосая, с глубокими карими глазами, в глубине которых улавливалось высокомерие.
    - Ну, что вы так накинулись на Карта, Кара, вместе с Корн, – осуждающе сказала она. – Согласитесь, мысль о «зле из космоса» после веков Ноосферной эры воспринимается как наивная. Мне лично доказательства, о которых говорит Корн, не кажутся убедительными. Мы имеем документы, изданные военным ведомством агрессивного государства, в период, когда дезинформация в государственном и военном деле была нормой. Откуда, в конце концов, нам знать, что это не какая-нибудь провокация? И вообще Кара, глядя на вас с Корн, я с горечью убеждаюсь: не умеем мы ещё смотреть на мир добрыми глазами, слишком давит на нас инфернальное прошлое. – Драма демонстративно тяжело вздохнула, и сокрушённо покачала головой. – Или всё ещё серьёзнее, возможно дело в той самой устаревшей концепции Аристона определяющей нашу научную парадигму, культуру, систему нравственных ценностей, и это, пожалуй, самое наглядное подтверждение насколько прав Карт. Человечеству следует поспешить избавиться от этой концепции.
    - Исключено Драма, – мягко сказал, Рам Мара, – откуда провокаторам знать самоназвание Ириды и внешний облик иридиан? – по примеру Эдны не став затрагивать вопрос, о мировоззренческой концепции.
    - А может быть, – ответила она, – тут как раз и проявились, причем совершенно спонтанно, способности Прямого Луча, которыми обладал какой-нибудь генерал? Ведь не будете же вы утверждать, что генералы той эпохи – сплошь посредственности? А вдруг один из них «прочитал» информацию о будущем, как Эрф Ром и писатель Айтматов?
    - Трудно возразить, – сказал Рам Мара, – но трудно и поверить: проявление способностей Прямого Луча на таком уровне доступно лишь религиозным гениям или очень талантливым и долго их тренирующим людям. Ни тех, ни других, в СССР не было… Эрф Ром редчайшее исключение, а Айтматов, видимо просто знал о контакте с Иридой.
    Руку поднял Амор Морэ.
    - Я хочу сказать по поводу ресурсов, необходимых для межзвёздного полёта. Ресурсы, накопленные цивилизацией за 250 лет Ноосферной эры, огромны. Мы можем позволить себе строительство даже не десятков, а сотен релятивистских звездолётов. Их строительство, правда, прекращено, вернее, приостановлено, особым решением Совета Звездоплавания, но дело не в ресурсах. Релятивистские звездолёты исчерпали себя. Полёты действительно требуют колоссальных количеств анамезона, а количество золота в мироздании ограниченно. Мы вынуждены строить шахты на глубине более 10-15 километров на материках, равно как и целые города на дне мирового океана. Активно создаются поселения на Луне, Марсе, спутниках Юпитера и Сатурна.
    Работы продолжались бы. Особенно, после того как мы начали процесс колонизации двух планет зелёной циркониевой звезды Ахернар – Альфа Эридана, близких к Земле по природно-климатическим условиям, на расстоянии 144 световых лет от нас. Но последние исследования в области Прямого Луча позволяют прогнозировать создание нуль-пространственных звездолётов (ЗПЛ) в течение ближайших ста лет. Именно такой прогноз даёт Академия Стохастики и Предсказаний Будущего. Полёт до Ахернара занимает 150-160 лет, и звездолёты с переселенцами ещё не достигли этой звезды, так стоит ли строить релятивистские звездолёты? Это уже не говоря о том, что и сообщение по радио будет идти оттуда 144 года, а ведь переселенцам ещё нужно создать достаточно мощную радиостанцию. Звездолёты Прямого Луча же, будут достигать Ахернара почти мгновенно. Немного времени нужно лишь для отлёта от Земли и подлёта к месту назначения.
    Кроме того, в распоряжении научных учреждений много информации доставленной релятивистскими звездолётами с ближайших звёзд, после возобновления межзвёздных полётов, и нужно время, чтобы её обработать. В последние десятилетия совершено много межзвёздных полётов, и научные учреждения просто тонут в потоке полученной информации, это не говоря уже о том, что массу необработанной информации дал процесс изучения планет Солнечной системы, особенно планет-гигантов. Многие загадки Юпитера, Сатурна, Урана ждут разрешения, и нужна работа, прежде всего, фундаментальной науки, а не прикладной. Тем более что в нашем распоряжении имеется более десятка релятивистских многоразовых звездолётов.
    Все помнят, до семнадцатой звёздной, мы строили одноразовые звездолёты, приспособленные к полёту к той или иной звезде. Однако с тех пор и обшивка, и двигательные системы, и многое другое стали намного совершеннее, и каждый корабль может позволить себе далеко не один звёздный рейс.
    Кроме анамезоных двигателей, уже созданы двигатели нового поколения – гравитационные. Они пока не позволяют развить скорости, близкие к скорости света, и используются для межпланетных полётов, но потенциал их огромен. Получив субсветовые гравитационные двигатели, мы избавимся от зависимости от анамезона и золота.
    Кстати, Эдна, ответьте на вопрос, вы за использование одного из имеющихся звездолётов, или за строительство нового?
    - Я за строительство нового совершенно особого звездолёта, – сказала Эдна. – Но перед тем как обсуждать это, требуется решить главный вопрос: быть экспедиции на Ириду или не быть?
    Эдна почувствовала себя бросившейся в ледяную воду. Но ничем не выдала волнения.
    Рам Мара поставил вопрос на голосование.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 01 фев 2009, 15:56

    4.
    
    Из тринадцати членов Совета девять проголосовали за экспедицию, двое против, двое воздержались.
    Эдна облегчённо вздохнула.
    - Что ж, – заговорила она, – благодарю тех, кто меня поддержал. Мне сейчас придётся обосновать неожиданную точку зрения. Я считаю – звездолёт, идущий на Ириду, нужно оснастить системой боевого вооружения. Вернее, даже не так. Звездолёт нужно оснастить различными системами боевого вооружения, в том числе, самой могучей, которую может создать наша цивилизация – боевыми аннигиляционными установками.
    На этот раз члены Совета были ошарашены так, что тишина продолжалась несколько минут. Такая мысль на Земле не высказывалась никем более 200 лет.
    Молчание нарушил Рам Мара:
    - Эдна, – сказал он, – вам действительно придётся очень хорошо обосновать эту свою, и в самом деле, более чем необычную точку зрения. Очень хорошо!
    - Я понимаю. У меня есть несколько важных аргументов, – спокойно сказала Эдна.
    Во-первых, я не уверенна, что все иридиане погибли.
    В отличие от жителей планеты Альграба, они знали об опасности, и не могли, не подготовится. А значит, должны были создать систему противокосмической обороны, боевой космический флот и систему подземных убежищ, например, для детей.
    - Подождите Корн, – перебил Карт, – если вы правы, и около Ириды действительно разыгралось космическое сражение, то первое, что иридиане должны были сделать, это оповестить Великое Кольцо и Землю.
    В голосе Карта нарастало раздражение и он, чувствовалось, сдерживал его с трудом.
    - Да. Но что мы знаем о научно-технических возможностях атаковавшей их псевдоцивилизации? – не смутившись, ответила Эдна, – равно, как и что мы вообще знаем о ней? До сих пор из «тёмного» района Галактики не пришло ни одного сигнала. Не говорит ли это о том, что псевдоцивилизация умеет создавать огромные энергетические экраны, используя ещё не открытые нами свойства электромагнитного поля? Нам никогда и в голову не приходило экранировать от прохождения радиосигналов, например, Землю, скажем до уровня орбиты Луны, но вы возьмётесь утверждать, что такое невозможно?
    - Хм, – задумался Карт, – для этого требуется создать огромное поле или комбинацию полей, вроде ионосферы Земли, но намного более плотное, генерируемое из специальных установок на звездолётах, делающее район битвы не видимым и не слышимым в радиодиапазоне?
    - Именно. Не забывайте, они знают о том, что существует система Великого Кольца, и подобные экраны необходимы им в первую голову.
    - Да, – неохотно сказал Карт, – подобные установки существовали в своё время. В «Век расцепления», был даже особый вид боевых действий РЭБ – радиоэлектронная борьба. Правда, там использовались известные свойства электромагнитного поля.
    - Я в курсе, – подтвердила Эдна. – На войне огромное значение имеет скрытность, и поэтому подобные экраны первое, что наряду с высокотехнологическим оружием должна создать агрессивная псевдоцивилизация. Они могли создать и многое другое, чего мы сейчас не можем даже себе представить.
    - Всё равно я не улавливаю вашу мысль Корн, – продолжал Карт. – Вы что, полагаете, представители псевдоцивилизации могут находиться в районе Ириды и угрожать звездолёту? – тень язвительности вновь мелькнула в его голосе.
    - Мало вероятно, или бы мы сейчас не разговаривали. Их нахождение сейчас в районе Ириды означало бы, что они знают о существовании Земли. А как они поступают с цивилизациями, входящими в ВК, мы уже знаем. Но всё же полностью исключить этого нельзя. Они должны периодически посылать экспедиции на уничтоженные планеты, хотя бы потому, что планеты, годные для жизни, редки и представляют большую ценность в плане колонизации. А проблема радиоактивного заражения местности, достаточно быстро перестаёт существовать сама собой.
    - Вы допускаете, в районе Ириды возможна случайная встреча нашего звездолёта, и звездолёта посланного псевдоцивилизацией? – скептически спросил Карт.
    - Вероятность, безусловно, ничтожна, но полностью такое нельзя исключить. Но это не главная причина, по которой нужно вооружить звездолёт. Если на Ириде сохранились остатки цивилизации, опасность для звездолёта, а в перспективе и для Земли могут представлять они.
    - Корн, что вы говорите?! – воскликнула Реа Драма, – если на Ириде кто-то выжил, это немыслимо несчастные люди, и наш долг помочь им, а не воевать с ними!
    Негодование Драмы разделяло большинство членов Совета. Эдна остановив взглядом вспыхнувшую, готовую броситься в бой Сандру сказала:
    - Дело в том Драма, что в нашем мироздании действует закон Стрелы Аримана, о котором уже говорилось немало. Экологическое и социальное равновесие достигаются страшным путём. Не знаю, знакомы вы или нет с тем, что, например, в момент семяизвержения гибнет триста миллионов сперматозоидов, всё население бывшего Советского Союза, ведь каждый сперматозоид способен стать человеком. Такая же картина при элементарном порезе пальца. Для того чтобы залечить его гибнут миллионы клеток крови, каждая из которых, при клонировании, тоже способна стать человеком. Таким путём – безмерных страданий, из тысячелетия в тысячелетие в мироздании исправляется его изначальная дисторсия, и мы приходим к прекрасным формам жизни и общества. Любое нарушение системы, тем более настолько чудовищное как массированный ядерный удар, неизбежно ведёт к тому, что начинают выживать и доминировать преимущественно вредоносные биологические и социальные формы. Это главное проклятие нашего мира, истинное преступление Творца. Мы его называем – инферно. Если на Ириде кто-то выжил, то вряд ли сложившийся там за прошедшие двести лет социум может быть привлекательным. Скорее всего, в нем восторжествовал агрессивный фашизм.
     Главная опасность – Ирида была очень высокоразвитой цивилизацией. Для того чтобы выжить в условиях постядерного опустошения, высокие технологии нужны, их будут сохранять. Если на Ириде кто-то выжил, то за последующие двести лет этот социум мог немыслимо деградировать нравственно, сохраняя высокие технологии. И тогда – ему прямая дорога стать социумом-манкуртом.
    Реа Драма мрачно опустила голову и задумалась.
    - Я никогда не думала, что так страшно жить! – сказала она.
    - Не вы одна Реа, в этом и состоит великая заслуга Ноосферной цивилизации, но за то чтобы вы не думали об ужасе страданий и смерти, заплачено ценой борьбы, крови и страданий, – печально сказала Эдна.
    - Я понял вашу мысль Эдна, – сказал Рам Мара, – то, что вы говорите чудовищно, но, боюсь, вы правы, звездолёт нужно оснастить системами боевого вооружения.
    Большая часть членов Совета выразила согласие сдержанным наклоном головы.
    Эта победа почему-то не принесла Эдне никакой радости, напротив, она почувствовала, как в сердце проснулась давно дремавшая боль, её тень она всегда носила на лице. И Эдна поняла – с этой болью ей предстоит прожить оставшуюся жизнь. Не менее остро она вдруг ощутила, что несёт эту боль в душе невообразимое количество веков, наверное, с начала времён…
    - Эдна, – спросил Амор Морэ, – а почему вы допускаете, что на Ириде мог кто-то выжить? Могу согласиться – они должны были построить противоатомные убежища, но ведь по данным иридиан на планете Альграба псевдоцивилизация высадила большой десант. Если то же самое произошло на Ириде, и если пришельцы были таковы, как вы предполагаете, то первое, что они должны были сделать, это уничтожить всех выживших.
    - По двум причинам, уважаемый Морэ. Во-первых, такое убежище ещё нужно найти, иридиане не могли не позаботиться о его надёжной маскировке, и об обеспечении всех мер секретности. Во-вторых, я думаю, на этот раз они не высаживали десант.
    - Почему?
    - Я проработала отчёт девятой звёздной. Помните, там есть такая деталь. На естественном спутнике Ириды, – позже мы перевели его название созвучно земному – Луона, они обнаружили нетронутую постоянную станцию – её персонал был заморожен космическим холодом. Если бы они высадили десант, то высадили бы его не только на Ириду, но и на Луону, а тогда станция не осталась бы нетронутой.
    - Но что же им могло помешать?
    - По-видимому, то же самое, что и высадке девятой звёздной. Межзвёздные полёты требуют колоссального количества энергии, и её запас всегда ограничен. А им нужно было ещё возвращаться домой, и, по-видимому, дом находится далеко. Не забывайте, им пришлось выдержать титаническое космическое сражение, а значит затратить очень много энергии. Сокрушив флот Ириды, и её систему противокосмической обороны они и сами могли остаться обескровленными. Не исключено – им пришлось даже оставить в районе звезды Барнарда часть звездолётов, которым не хватало анамезона для возвращения.
    - Вы допускаете, у экспедиции есть шанс найти их звездолёты? – с захватившей заинтересованностью спросил Морэ.
    - Сами звездолёты вряд ли, их наверняка взорвали. Другое дело обломки. Все обломки кораблей поражённых в ходе боя они не могли уничтожить, по той же причине, по которой не высадили десант. Их нужно искать, прежде всего, около самой Ириды. На обломках звездолётов могут оказаться носители информации, которые помогут узнать кто такие пришельцы, и где находится их звезда или звёзды. Думаю, звездолёт нужно оснастить большим количеством беспилотных стрелоидов, они могли бы в автоматическом режиме провести такую работу на околоиридианской орбите, и близком межпланетном пространстве. Запрограммировать на такой поиск их не сложно.
    - Да. Думаю это разумная идея, – поддержал Амор Морэ. И все видели, мысленно он уже тем, около Ириды и занят поиском таинственных звёздных кораблей.
    «А ведь Морэ имеет смысл попытаться убедить принять участие в экспедиции, – подумала Эдна. – Не смотря на возраст, на всей Земле нет более опытного звездолётчика, чем он, большую часть жизни, проведший в межзвёздном космосе».
    - Ну что ж коллеги, – сказал Рам Мара, – похоже, пора принимать решение. Есть ли возражения против того, что бы рекомендовать Совету Звездоплавания то, о чём просит нас Эдна?
    Возражений не было.
    - Итак, решение принято. Я закрываю заседание Высшего Совета Академии, – сказал Рам Мара.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 02 фев 2009, 12:02

    5.
    
     Сразу после Совета Эдна зашла к Раму Маре.
     - Рам, неужели всё настолько серьёзно, – встревожено спросила она, – неужели Карт может добиться немыслимого – пересмотра Ноосферной системы взглядов?!
     - Ты слишком много работаешь Эдна, – задумчиво ответил Рам Мара, – и поэтому часто забываешь, что после избрания в Высший Совет АГР обязана больше принимать участия в общественной жизни. У Карта уже много сторонников, поэтому я и пригласил его на первую встречу. Надеялся – он образумится, и поймёт, что концепция Аристона нужна нам до тех пор, пока Вселенная остаётся такой, какой она есть. Но произошло обратное, он ещё больше утвердился в своей правоте. И, боюсь, теперь это может стоить цивилизации жизни. Произошло какое-то взрывообразное внедрение его идеи возвращения к традиционным гуманитарным ценностям в общественное сознание. Всего за несколько лет его поддержали более четверти населения планеты, и количество сторонников растёт. Ни я, ни АГР оказались к этому не готовы. Недавно я поручил ПНОИ исследовать феномен, но, боюсь, поздно. Ещё немного и в обществе начнётся настоящая идеологическая борьба, о которой мы забыли после ВВР. И это пока не поддаётся объяснению.
     - У Карта появился шанс стать лидером цивилизации? – уточнила Эдна.
     - По всем признакам.
     - Неудивительно, что он почти потерял контроль над собой, – задумчиво сказала она. – Он очень честолюбив, вернее, слишком честолюбив, к сожалению. И наше археологическое открытие страшный удар по его планам, которые он, похоже, уже детально разработал. Видимо, дело в том, что два века благополучной жизни заставили большинство людей забыть о многих чудовищных вещах, которые историки и психологи вынуждены помнить по долгу службы. Мы начали стесняться напоминать людям – сколько в мире боли. И это урок. Люди не любят боль, и предпочитают не вспоминать, что её нужно уметь преодолевать. Почти каждый человек в душе ребёнок – он боится уколов. И, к сожалению, этот ребёнок становится реальной силой. Мы допустили большую ошибку, позволив мере инфантильности общества, стать высокой. Советы, Академии, службы ПНОИ и РТИ, другие учреждения слишком опекают людей, считая чрезмерную опёку долгом. Стрела Аримана рано или поздно проявила бы себя, что и произошло, как и всегда, в самый неподходящий момент. Ты сказал, такое стечение обстоятельств не поддаётся объяснению?
     Эдна помолчала.
     - Наверное, какой-то мере, поддаётся, – вновь заговорила она, – видимо, здесь проявляется Закон Финнегана, о нём говорил Эрф Ром. В народе его заметили давно и выражают словами: «Беда никогда не приходит одна». Инферно обладает непознанным свойством притягивать другое инферно, что и проявилось. Но в главном ты прав, природа этого непонятна, и будет понята не скоро. Это часть того, о чём сказал Лорин.
     - Могу я чем-то помочь?! – ещё немного помолчав, добавила она.
     - Лети на Ириду, и добудь доказательства того, что Земле угрожает опасность. Теперь я припоминаю, что не раз, как и все мы, сталкивался с проявлением Закона Финнегана, но от этого не легче. Я, как и ты чувствую, что опасность вторжения из космоса – это чудовищная реальность, но, если мы не получим доказательств Земля может погибнуть. Мера инфантильности общества, действительно, стала слишком высока, и слишком много людей предпочтёт поверить Карту, а не нам, оставив планету беззащитной. Это, прежде всего, моя вина. Я обязан был понять намного раньше, что мера опёки над людьми стала слишком высокой, и придать большее значение своему давнему чувству о прорыве инферно.
     - Ты не должен себя винить. Кто мог представить, что станет реальным настолько чудовищный прорыв инферно? Мы все уверовали в великую мудрость Галактики и порог Роба, и именно по этой причине превысили меру инфантильности общества, а значит, прорыв рано или поздно должен был произойти. Мне всегда казалось – инферно сложнее и многограннее, чем считает Великое Кольцо, но кто посмел бы идти против мудрости проверенной, возможно, миллионами лет. А знаешь, ведь и Тантра и Эрф Ром предупредили нас. Как можно считать, что мы раз и навсегда победили социальное инферно, если мы не знаем причины сделавшей мир таким чудовищным. Более того, Герметизм и Эрф Ром предупредили – инфернален мир богов сотворивших мироздание. Эрф Ром прямо писал – закон Синед Роба должен иметь исключения, и ведь, если допустить, что мир богов существует, то он и есть такое исключение. Ты читал «Изумрудную скрижаль Гермеса»?
     Рам надолго задумался.
    - Читал, – наконец, ответил он. – Но получается, недостаточно внимательно. Только сейчас, благодаря тебе я понял – она и есть предупреждение, что мир богов инфернален. И ты можешь говорить, в происшедшем нет моей вины. Я был обязан пусть не всё, но многое предвидеть раньше, например, раньше поручить ПНОИ, подробно изучить деятельность Карта. Или зачем я занимаю свой пост?!
     - А я думаю, нашему миру очень повезло, что ты занимаешь этот пост именно сейчас, – впервые за разговор улыбнулась Эдна, и в её глазах вспыхнули озорные огоньки. – Иногда огонь нужно гасить огнём. Одно инферно, способно погасить другое. «Клин клином вышибают», всегда говорили в народе, вопреки тому, что христианские и постхристианские моралисты, подобно Карту именующие себя гуманистами, оспаривали это с кровавой пеной у рта, доказывая, «Насилие всегда порождает насилие». Мудрость народа всегда была выше принципа доминанты Гуманизма, и народ хорошо понимал, что не всегда, и далеко не всегда. Напротив, в большинстве случаев именно насилие является единственным способом насилие остановить. Такая ситуация и возникла. И лучше тебя с ней разобраться не сможет никто.
     - Мне бы твою веру в меня, – всё так же сумрачно ответил Рам, но его мрачное лицо, несколько просветлело.
     - Хайре, Рам! – Эдна мягко взяла его за руку.
     - Хайре, Эдна! – ответил он. – Очень жаль, что скоро нам придётся сказать Гелиайне! И надолго. И это в лучшем случае, – не удержавшись, добавил он.
     Эдна впала в транс.
     - Такая опасность есть, – придя в себя, сказала она, – но у нас есть, и шанс с ней справиться. И мы справимся. Обязательно Рам! – вновь улыбнулась она. – Ты ведь помнишь пророчество!
     Глядя в глаза Эдны, Рам почувствовал – ему становится легче.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Kardinal » 02 фев 2009, 13:12

    
писать меня вынудило то, что я поверил в концепцию Ефремова

    Не сотвори кумира. :) У вас теперь одна дорога - в ад.
    А вообще, фразы про то, что раскрытие тайного смысла творчества Ефремова Вами, может помочь обществу, мне говорят о том, что вы понятия не имеете о действительных нуждах общества, и уж тем более неспособны найти этот самый тайный смысл, буде таковой в творчестве Ефремова и присутствует.
    Отсюда вывод - читать вас - пустая трата времени.
    Но я привык давать автору шанс. Любому. Беру и читаю, мол аппетит приходит во время еды.
    Почитал - утвердился в первом своем предположении. Уж если я когда и захочу читать Ефремова, то последнее, что придет мне в голову - читать его в вашей интерпретации.
    П.с.
    Может вы еще, как-нибудь между делом, докажете апории Зенона Элейского? Хотя куда ему до Ефремова... да?
"Откинем ненужные подробности, отец мой; исключим убийства и грабеж, во всём остальном я грешен".
"Оставим ненужные споры, я себе уже всё доказал".
Башня Кардинала
 
Последний из рода

Сообщения: 547
Зарегистрирован:
03 янв 2009, 16:02
Откуда: Санкт-Петербург

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 02 фев 2009, 15:28

    
Kardinal писал(а):Не сотвори кумира.

    Вы знаете, весь мой скромный жизненный опыт говорит об одном - такие рекомендации ВСЕГДА даёт только тот, кто сам рвётся в кумиры, и Иисус Христос здесь не исключение. Я таким людям сочувствую - слишком очевиден далеко зашедший комплекс неполноценности.
    Но такие личности мне интересны. С Вашим творчеством теперь обязательно ознакомлюсь.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Cone » 02 фев 2009, 15:51

    Не обижайтесь, но для меня как читателя очень скучно и занудно (как и Ефремов для меня скучен и зануден).
 
Сообщения: 7385
Зарегистрирован:
24 окт 2008, 12:23

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Kardinal » 02 фев 2009, 19:32

    
Я таким людям сочувствую - слишком очевиден далеко зашедший комплекс неполноценности.

    Что и требовалось доказать.
"Откинем ненужные подробности, отец мой; исключим убийства и грабеж, во всём остальном я грешен".
"Оставим ненужные споры, я себе уже всё доказал".
Башня Кардинала
 
Последний из рода

Сообщения: 547
Зарегистрирован:
03 янв 2009, 16:02
Откуда: Санкт-Петербург

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 03 фев 2009, 23:06

    
Cone писал(а):Не обижайтесь, но для меня как читателя очень скучно и занудно (как и Ефремов для меня скучен и зануден).

    Да, я это могу понять. Наверное, это не Ваше.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 03 фев 2009, 23:13

    Глава III
    
    Над Иридой
    
    
     Звёзды это ночь и одиночество
     Вечная надежда и укор.
     Для одних – нежданное пророчество,
     Для других пустой небесный сор.
    
     Ты исчезнешь, а моё сияние
     В новые глаза перетечёт,
     Звёзды это вечное свидание
     С теми, кто ушёл и кто придёт.
    П. Грушко
    
    1.
    
    Для Эдны прошло шесть лет после заседания Высшего Совета АГР. Год понадобился для экстренного строительства огромного звездолёта, и ещё пять независимых лет полёта «Аристона» к звезде Барнарда. На Земле за это время, в силу релятивистского замедления времени, прошло семь лет.
    
    …
    
    - Корн, – сказал Мир Гром, – каковы на ваш взгляд могут быть социумы, выжившие в подобных условиях?
    - Варианта два, – ответила Эдна. – Первый, социумы, выжившие в подводных городах. Там, если высок уровень автономности, нравственная деградация мало вероятна. Система добычи пищевых ресурсов из океана должна сохраниться. Люди с уцелевших подводных судов должны приплыть к этим городам, – ведь на опустошённых материках шансов выжить намного меньше. Подводные города должны сохранить систему социальных отношений характерных для цивилизаций ВК, а так же связаться с группами, выжившими на материках в подземных убежищах. Скорее всего, в подводных городах знали координаты подземных убежищ, и понимали, что люди, находящиеся там, нуждаются в помощи. Если события развивались по этому сценарию, мы вполне можем встретить здесь общество, испытывающее серьёзный недостаток пищевых ресурсов, но не деградировавшее. Однако, как мне кажется, вероятность такого сценария крайне мала.
    - Почему? – спросил Мир Гром.
    - Первое, что сделал бы такой социум, попытался восстановить связь с системой ВК и, прежде всего, с Землёй, чтобы предупредить нас об опасности, и попросить помощи, в которой он крайне нуждался. И за прошедшие два века мы бы давно уже были в курсе всего произошедшего.
    - Логично, – согласился Гром. – Но тогда какой вариант развития событий вы считаете наиболее вероятным?
    - Увы, наихудший из возможных.
    - Какой же именно?
    - Он по настоящему чудовищный друзья, – тихо сказала Эдна. – Из соображений этики и эстетики его решили не обнародовать, но теперь о нём нужно рассказать.
    Помолчав, она продолжила.
    - В ХХ веке было выражение «Есть только один способ иметь дешёвую колбасу: – делать её из человечины». Эрф Ром писал: «Природа выходит из своих тупиков
    самыми безжалостными путями. Каннибализм перестаёт быть запретным при низком развитии эмоций и интеллекта, когда приказ голодного тела затемняет чувства и парализует волю». Если осколки цивилизации выжили в убежищах на побережье, но не смогли решить проблему крайней нехватки пищевых ресурсов, то единственным реальным способом выжить для них, стал всеобщий каннибализм.
    - Не может быть! – эмоционально подалась вперёд Сон. – Неужели результаты длительного воспитания в условиях ноосферы столь непрочны? Подавляющее большинство землян в любых условиях предпочтут голодную смерть тому, о чём вы сказали, Корн!
    - Объясните вашу мысль, Корн, – произнёс Мир. – В это действительно не просто поверить.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 04 фев 2009, 19:30

    2.
    
    Эдна встала, и подошла к главному обзорному иллюминатору, за которым плыл огромный сияющий диск Ириды. Несколько мгновений она стояла на фоне заливающей рубку светом планеты, собираясь с мыслями, потом подошла к компьютерному терминалу, расположенному на возвышении рядом с иллюминатором, и положила на него руку.
    - Я была старшей группы, по созданию виртуальной прогностической модели, – тише, чем обычно, сказала она. – Прогностическую модель мы создали во всеобщей компьютерной системе Земли, и тогда же подготовили документ, рассказывающий о самом вероятном развитии событий на Ириде. Модель проверена Академией Стохастики и Предсказаний будущего, такое развитие событий признанно самым вероятным. Документ имеется в компьютере «Аристона», всем лучше просто его прочесть. Это сэкономит время.
    Она нажала на терминал – голограмма документа вспыхнула перед каждым из членов Совета.
    
    В Высший Совет Академии
    Стохастики и Предсказаний будущего
    
    В первые годы и десятилетия выживания в подземном убежище на побережье океана иридиане столкнулись бы с чудовищным голодом. Океан у берегов должен был быть опустошён радиационным потоком, даже при свершенных подводных кораблях, для добычи пищевых ресурсов потребовались бы многомесячные экспедиции на большие расстояния. Неизбежно начала бы проявляться Стрела Аримана. Лучшие, стремящиеся помогать другим погибали бы первыми. И, если предположить, что в убежищах были преимущественно дети, первыми погибли бы менторы, рискующие собой чтобы помочь выжить подопечным.
    Отрицательный отбор бы нарастал. Произошло бы аналогичное описанному американским писателем-фантастом Робертом Хайлайном в 1964 г. В романе «Свободное владение Фарнхейма».
    Сюжет романа следующий.
    В 1961 г. Карибский кризис не удалось предотвратить. Между СССР и США разразилась ядерная война, в неё быстро втянулся весь мир, в результате Земля была полностью опустошена.
    Осколки цивилизации оставшиеся после апокалипсиса, чтобы выжить, начали практиковать массовый каннибализм. В конечном итоге доминировать начинает чёрная раса, по Африке ядерные удары были незначительными. Те осколки цивилизации, которые пытались сохранить и развить нормальную цивилизованную систему и культуру не выжили, в силу немыслимого опустошения и ядерного заражения. Выжили лишь те, кто не церемонился, какие ресурсы этично использовать для выживания. В конечном итоге каннибализм стал всеобщим. Классическая «Стрела Аримана», «Отрицательный отбор», «Направленное зло» – так это называется у Эрфа Рома.
    Вторая «замечательная» черта псевдоцивилизации – всеобщая наркомания. Наркоманы абсолютно все, даже маленькие дети.
    Был разработан универсальный наркотик, под символичным названием – «Счастье». Его можно употреблять в любом удобном виде: в виде напитка, курить, вдыхать и т.д., ему так же можно придать любой вкус. При этом он совершенно безвреден для физического здоровья. Человек, вернее, субъект, впадает в сильную эйфорию – испытывает состояние полного удовлетворения и радости, и ему больше ничего не надо. Сохранить здоровую психику и нравственность в таких условиях невозможно.
    Что мы имеем «на выходе»? Земля покрыта питомниками, где людей разводят на убой. Люди в этих питомниках уже почти разучились разговаривать, но именно почти, причём, мера «почти» очень различна. Людей искусственно поддерживают на разных уровнях интеллектуального развития. Что это даёт? Много интересного. Каждый крупный олигарх содержит большой личный гарем. Это создаёт очень пикантные возможности. Широко практикуется провести ночь с молодой, красивой и неглупой девушкой, а на следующий день употребить её в пищу… Детей тоже активно употребляют в пищу, причём как чужих, так и своих собственных. В силу того, что у олигархов большие личные гаремы у них сотни детей. Поэтому есть собственных детей – норма. Их много.
    Перед нами, конечно же, не цивилизация «а лишь её внешний образ, а по существу труп», я чуть перефразировала Эрфа Рома. Сейчас я приведу цитату полностью.
    Главная опасность такого социального трупа в том, что он способен стать социальным вампиром. Эрф Ром писал в романе «Таис Афинская»: «С каждым годом ты будешь отходить всё дальше от забав юности. Шире станет круг твоих интересов, глубже требовательность к себе и людям. Обязательно сначала к себе, а потом уже к другим, иначе ты превратишься в заносчивую аристократку, убогую сердцем и умом... И умрёшь... Не физически! Со своим здоровьем ты можешь жить долго. Умрёшь душой, и по земле будет ходить лишь внешний образ Таис, а по существу труп. Ты вряд ли имеешь понятие, сколько таких живых мертвецов топчут лик Геи. Они лишены совести, чести, достоинства и добра – всего, что составляет основу души человека и что стремятся пробудить, усилить, воспитать художники, философы, поэты. Они мешают жить живым, внешне не отличаясь от них. Только они ненасытны в пустых и самых простых желаниях: еде, питье, жёнах, власти над другими. И добиваются этого всеми способами...
     Знаешь ли ты спутниц Гекаты?
    - Ламии, мормо или как их там ещё называют? Те, кто ходят с нею по ночам и пьют кровь встречных на перекрёстках? Вампиры?
    - Это простонародная символика. А в тайном знании сосущие живую кровь порождения Тартара и есть мёртвые ненасытные люди, готовые брать и брать всё, что возможно, из полиса, общины людей – чужих и своих. Это они забивают до смерти рабов на тяжелой работе, лишь бы получить побольше золота, серебра, домов, коней, новых рабов. И чем больше они берут, тем жаднее делаются, упиваясь трудом и потом подневольных им людей.
    - Страшно ты говоришь, учитель! – Таис даже зябко повела плечами –
    теперь я невольно буду присматриваться к каждому...
    - Тогда цель моих слов достигнута».
    Необратимая социальная деградация не всегда означает деградацию научно-техническую. На примере псевдоцивилизации описанной у Хайлайна это просматривается очень хорошо. Научно-технический уровень этой цивилизации не только не уступает уровню современной цивилизации Земли, но и её превосходит, причём превосходит весьма существенно. В равной мере это касается и всех цивилизаций входящих в ВК.
    Эрф Ром писал: «Наука не знает и не может знать всей необъятности мира. И вера в то, что она уже нашла решение всех проблем, приведёт к катастрофе. Так могут думать лишь ослеплённые догматизмом или некритическим энтузиазмом люди. Ни одно из открытий, ни один из величайших законов не окончательны. Думают о полноте и законченности науки обычно догматичные умы в математике, но ведь это одно и то же, как если бы историк решил, что история завершена. Чем больше развивается наше знание, тем больше загадок природы встаёт перед нами. Беспредельно богатство самых привычных явлений, неисчерпаемое в своём разнообразии, в извилистых путях своего развития. Мы на Земле представляем науку как необъятную работу, устремляющуюся вдаль на миллиарды парсеков и в будущие поколения на тысячи веков. Так сложна и загадочна вселенная, что с прошедшими тысячелетиями развития науки мы утратили заносчивость древних учёных и приучились к скромности. Одно из основных положений, которому мы учим наших детей, гласит: «Мы знаем лишь ничтожную часть из того, что нам следует знать...»»
    Ракурс рассмотрения этой мысли в данный момент следующий. Не стоит впадать в иллюзию, что система ВК, в которую входят разумные цивилизации целой галактики – несокрушимая система. Это далеко не так. Система весьма хрупка перед ликом мироздания – извращённым ликом. И в определённых обстоятельствах её не только возможно, а иногда и довольно просто разрушить. Инферно – великое проклятие мира.
    Конечно, роман Хайнлайна – мрачная фантазия, но не сложно представить, что Гитлер всё же успел создать атомное оружие. У цивилизации, был бы реальный шанс прийти к описанному у Хайлайна. Сумочки из человеческой кожи уже начали штамповаться в «Рейхе» в промышленных масштабах. И это не фантастика апокалипсиса, а объективная реальность.
    Фашизм самое чудовищное из всех возможных проявлений инферно.
    Социальный труп рано или поздно превращается в вампира. Самое страшное в укусе вампира не то, что он может убить, а что он может превращать в вампиров других. В данном случае другие цивилизации, не только уничтожая их, но и переделывая по своему образу и подобию. И масштабов при этом он вполне способен достигнуть колоссальных. Ну а технически в случае реального столкновения подобной флуктуативной псевдоцивилизации с цивилизациями системы ВК, это просто.
    В высокотехнологической войне размер не имеет значения. Это несколько тысяч боевых Звездолётов Прямого Луча, оснащённых подобно создаваемому в настоящий момент «Аристону» боевыми аннигиляторами, и поэтому способных уничтожать целые миры. Каждый из таких звездолётов может мгновенно появиться где угодно и когда угодно… Противопоставить такой псевдоцивилизации, что-либо система ВК, не готова, а когда будет готова, будет поздно. Масса миров превратится в то, во что превратилась Ирида и планета Дельты Ворона, а масса других – в таких же социальных вампиров. Впрочем, необязательно в таких же. Просто разлагающийся живой труп очень опасен, а разложение вампиров намного опаснее. И возможные вариации вампиризма, как и любой деградации, так же бесконечны, как и возможные вариации любой Красоты, как и любого Совершенства.
    
    Руководитель рабочей группы
    Эдна Корн
    
    В очередной раз наступило тяжёлое молчание. Звездолётчики преодолевали волну отвращения, обдумывая мрачную фантазию американского писателя. Каждый мысленно задавал себе вопрос: А был ли Хайлайн психически здоровым человеком? Но не мог не признать, в написанном, есть резон. Члены экипажа «Аристона» были собранны из очень подготовленных людей, и их подготовку существенно усилили специальные предполётные системы обучения и тренировки, но всё же, чудовищность описанного подавляла, и в тоже время учила по настоящему ценить победу над многоступенчатым социальным инферно. Равно, как и учила тому, что эту победу нужно уметь защищать.
    - Вы хотите сказать Корн, – спросил Мир Гром, – социум, выживший на Ириде, если он выжил, уже сейчас способен представлять опасность для системы ВК?
    - Нет, конечно, – сказала Эдна, – вернее, это крайне маловероятно, прошло ещё мало времени. Но с высокотехнологическим каннибализмом мы можем столкнуться.
    - А псевдоцивилизация, уничтожившая Ириду?
    - Если она близка к созданию ЗПЛ, вне всякого сомнения, её опасность огромна, ведь на уничтожение ВК должна быть направлена вся мощь её науки.
    Звездолётчики помрачнели ещё сильнее.
    - Неужели же с этим ничего нельзя сделать?! – воскликнула Дейра Кор, самая молодая из присутствующих на Совете.
    - Таково мироздание, в котором мы живём Дейра, – просто ответила Эдна, – но, ваша мысль, к счастью, неверна. Мы прилетели на Ириду как раз для того, чтобы изучить меру опасности, предупредить о ней ВК, и подумать о том, как освободить от неё Галактику раз и навсегда.
    - Но ведь если вы правы, – тихо сказала Дейра, – то лучше бы иридианам погибнуть всем.
    - Боюсь, это так Дейра, – печально сказала Эдна, – но не забывайте, я описала худший из сценариев. Что нас ждёт там внизу, пока не знает никто.
    Чтобы не смущать звездолётчиков Эдна не сказала, что утверждение прогностической модели Высшим Советом Академии Стохастики и Предсказания Будущего (АСПБ) было не простым. Идеологическая борьба на Земле уже началась, пока в высших органах управления. Модель противоречила теории амбивалентных систем и гипермодальной теореме Лэста, а в составе Совета было уже четыре сторонника Карта. И был ожесточённый спор по поводу ультимативного требования с их стороны создать совершенно другую компьютерную программу для проверки созданной модели. Равно как сторонники Карта были против засекречивания модели, а, напротив, считали целесообразным её обнародование. Оба их требования были отклонены. Но борьба только начиналась.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Snelly » 04 фев 2009, 20:17

    Сумрачный, а на ваш взгляд - современные мусульманские государства - это "социальный труп" или нет?
Не хочу быть любителем, хочу стать профессионалом.

Жизнь - как медаль. Как ни крути - НАГРАДА!
 
Ведьма я, эх, ведьма я!

Сообщения: 1525
Зарегистрирован:
20 июн 2008, 20:01
Откуда: Екатеринбург

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 05 фев 2009, 14:02

    
Snelly писал(а):Сумрачный, а на ваш взгляд - современные мусульманские государства - это "социальный труп" или нет?

    Гм. А почему они должны быть социальным трупом?
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 05 фев 2009, 14:23

    3.
    
    - Как вы думаете, Корн, – спросил Мир Гром у севшей на место и несколько успокоившейся после эмоциональной речи Эдны, – почему на Ириде, по-видимому, не сохранилось подводных социумов? Ведь если иридиане готовились к войне, да ещё и запускали массу разведывательных звездолётов, то должны были испытывать острейшую потребность в анамезоне, а значит в золоте. В таких обстоятельствах использование месторождений на дне океана, на мой взгляд, неизбежно.
    - Не обязательно. Они могли пойти путём строительства сверхглубоких подземных шахт, которые легко превратить в убежища. Кроме того, подводные города могли быть построены на относительно небольшой глубине, на ней вести добычу золотоносных руд намного проще. И эти города сложно замаскировать. Крупные объекты на дне океана на небольшой глубине хорошо просматриваются из космоса. По ним, очевидно, пришельцы нанесли термоядерные удары, как по крупным городам суши.
    - Хорошо, – сказал Гром, – благодарю вас. Какие будут предложения?
    Слово взяла Эра Сон.
    - Нам пока нет необходимости высаживаться на планету, – неожиданно сказала она. – На мой взгляд, есть смысл поручить спутникам, искать крупные естественные подземные полости недалеко от побережья, удобные для создания убежищ и города, в которых могли сохраниться локальные компьютерные системы регионального уровня. Так же нужно запустить беспилотные стрелоиды по спиральным орбитам вокруг планеты, в сторону расширения орбит. Пусть ищут обломки сражения. Нам же имеет смысл исследовать станцию на Луоне. На Луоне нет атмосферы, а значит за прошедшие сто лет, там ничего не изменилось. В её условиях, даже просто следы около станции могут многое сказать, не говоря уже о том, что можно найти важную информацию в компьютерах. Кроме компьютеров там должны сохраниться и документы письменные, аудио, и видео.
    - Разумно, – согласился Мир Гром.
    Совет так же поддержал её предложение.
    Эдна вновь бросила на Сон несколько необычный взгляд.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 06 фев 2009, 17:39

    Глава IV
    
    Луона
    
    
     Лунопарк уезжает, значит, ему пора
     Я его провожаю, от утра до утра
     Он меня оставляет, я опять не усну,
     Лунопарк уезжает, как всегда на Луну
     Современная эстрадная песенка
    
    
    1.
    
    Станцию обнаружили после третьего витка вокруг Луоны. Около неё космодром. На первый взгляд с орбиты на станции действительно ничего не изменилось. Но корабельный компьютер, тщательно сличив снимки, полученные девятой звёздной экспедицией и нынешние изображения, нашёл различия.
    Они были незначительны. Несколько изменился цвет грунта на космодроме, появились некоторые новые «следы» вокруг станции, немного изменился поворот антенн связи и радиолокации. Компьютер не мог с уверенностью ответить, что дело не в искажениях вызванных несовершенством оптики тех достаточно давних времён и игрой светотени. В это тем более верилось, что невооружённому глазу изменения были совершенно незаметны. Но Мир Гром почувствовал, как встревожилась Эдна, хотя внешне начальник экспедиции оставалась бесстрастной, и тревога передалась ему. Он приказал планетологам провести тщательные исследования после посадки.
    На пятом витке сбросили бомбовую станцию и провели сканирование поверхности. Оно дало информацию ещё о нескольких небольших сооружениях. Большинство недалеко от станции и поддавалось исследованиям без перемещения звездолёта. Но ещё одна станция находилась на обратной стороне Луоны, и компьютер дал рекомендацию в случае решения о её исследовании переместить «Аристон» к ней. Вокруг Луоны запустили несколько искусственных спутников, после чего Мир Гром обратился к начальнику медицинской службы звездолёта – психологу Сандре Кара, с просьбой сообщить свои рекомендации по поводу подготовки экипажа к высадке. Сандра дала обычную рекомендацию пройти двухнедельный курс особой терапии, построенной на специальных препаратах и укрепляющих излучениях, повышающих адаптацию к малой гравитации (она на Луоне была в восемь раз меньше земной). Больше серьёзных проблем, способных создать трудности при высадке, обнаружено не было.
    Чиркающими ракетами взяли пробы грунта. Он оказался характерным для небольших небесных тел лишённых атмосферы. Особое значение Мир Гром предал грунту с космодрома и не ошибся. Тот свидетельствовал – на космодром были посадки с использованием анамезоных двигателей. Это было странным, анамезоные двигатели в силу исключительной мощи крайне редко применялись при посадке на небесные тела. Впрочем, чрезвычайная обстановка в которой находилась Ирида была способна многое объяснить.
    До высадки оставались считанные дни, Эдна попросила о личной встрече Мира Грома.
    
    Она вошла в каюту командира корабля с неожиданным для себя волнением, и поняла – Гром тоже волнуется, и их взволнованность похожа, уловив ту почти мистическую связь мыслей и чувств, возникающую крайне редко, только между очень близкими людьми.
    Мир привлёк внимание Эдны в период подготовки экспедиции, она почувствовала, Совет Звездоплавания не случайно именно его назначил командиром звездолёта. Но предполётная подготовка потребовала много времени и сил, не дав возможности познакомиться ближе. Отношения оставались строго официальными. Конечно, они тщательно проработали личные дела друг друга, и по настоящему заинтересовались, но это было не удивительно. Эдна была известным и успевшим немало сделать историком, о Мире можно было сказать то же самое, с оговоркой, он был звездолётчиком. Длительный путь к Ириде они провели в основном в гипнотическом сне, что вновь не способствовало общению.
    Несколько недель после пробуждения, когда звездолёт приближался к Ириде, наполненных множеством дел по подготовке к встрече с планетой, Эдна чувствовала – Мир избегает её, что было странным. Она привыкла нравиться мужчинам и пользоваться этим. Но в отношениях с Громом появился некий внутренний барьер.
    Что-то произошло лишь, когда стало окончательно ясно, её гипотеза верна – барьер стал не таким непроницаемым. Умевшая чувствовать будущее Эдна ощущала, их судьбы переплетаются, но безотчётный страх мешал взглянуть на линии вероятности, в ходе медитации. Она не решалась увидеть будущее, что с её способностями было несложно. Эдна знала, что рано или поздно решится узнать правду, и тогда выберет оптимальный вариант. И всё же не могла это сделать, одновременно предчувствуя – даже самый хороший вариант окажется по-настоящему трудным, и не торопила события.
    Она впервые была в каюте командира звездолёта и с любопытством осмотрелась.
    Большой обзорный иллюминатор – в нём теперь сиял не снежно-бирюзовый огромный шар Ириды, а визуально не меньший по размеру серебристый шар Луоны. На лишённом атмосфере естественном спутнике хорошо просматривались горы, «моря» и крупные кратеры, очень напоминая картину земной Луны. Второе «окно» освещающее каюту – эйдопластическая голограмма на всю стену – свинцово-серый, северный океан штурмовал серые скалы, с чахлой растительностью. Над суровым пейзажем низкое, затянутое тучами, небо. Шорох прибоя одновременно волновал и успокаивал.
    Мир, после приветствий, сделал приглашающий жест, показав Эдне на глубокое чёрное кресло, рядом с небольшим полупрозрачным столиком, из тёмно-синего силикола насыщенного оттенка, подсвеченного небольшим бра. Освещённый чуть более остальной каюты уголок хорошо вписывался в интерьер. Спросил, что она будет пить.
    Эдна попросила простой воды.
    Мир кивнул и наполнил два высоких, тонкостенных, идеально прозрачных стакана жидкостью, ничем не уступающей по глубине и блеску алмазу. Мудрость Земли учила искать и совершенствовать аристон во всём, земляне так и поступали. «Еда для тела, вода для души» говорили индейцы Северной Америки, познавшее меру Ноосферное человечество сумело оценить пословицу по достоинству. Несколько институтов изучали удивительный жидкий минерал – основу жизни, постоянно совершенствуя его физические и химические характеристики, уделяя особое внимание воде питьевой. Изучалась не только вода, но и её сложнейшее энергетическое поле, открытое в ХХ веке, тогда открытие было дезавуировано ортодоксальной научной элитой, не желающей смириться, что его сделали простые малоизвестные учёные, а не представители научного Олимпа. Теперь в изучение и совершенствование энергетического поля воды, сильно влияющего на информационно-энергетическое поле человека, издревле называемое душой, вкладывались колоссальные ресурсы. За тем, что сейчас держали в руках Мир и Эдна, стоял огромный труд и колоссальнейшее знание.
    Мир опустился в кресло напротив, они сделали несколько небольших глотков, Эдна, подчёркнуто официальным тоном, спросила:
    - Вы определились, где конкретно будете садиться на Луону?
    - Понимаю вопрос, – кивнул Мир, – полагаете, станция, космодром и удобные места для посадки могут быть заминированы. Я и сам хотел посоветоваться с вами.
    - Я не просто полагаю, уважаемый Гром, – с лёгким нажимом сказала она, – а уверенна. Иридиане не могли не предусмотреть возможности самоликвидации станции в случае захвата её врагами. И они обязаны были позаботиться о «сюрпризе» для них, после того как последнего члена персонала не останется в живых. «На войне, как на войне», говорили когда-то. В нашем мироздании, так или иначе, любой народ знаком с её законами.
    Мир Гром задумался.
    - Сами видите, Корн, это не просто, – сказал он озабоченно. – Вокруг станции скалы, а «Аристон» огромен, космодром единственное место на которое можно сесть, но именно по этой причине туда садиться не стоит.
    - И что?
    - Единственный выход – использовать пилотируемые стрелоиды, но он не желателен, тогда на орбиту придётся доставлять всё, что нужно серьёзно исследовать, это масса энергии. И стрелоиды мало приспособлены для длительного пребывания людей.
    - Думаю, мой командир, есть другой выход, – мягко, теперь подчёркнуто неофициальным тоном, сказала Эдна, – нужно нанести боевой удар по поверхности Луоны.
    - Простите Корн, не понял вас?! – удивлённо взглянул он.
    - Всё очень просто Гром, – с обычными нотками печали, ответила Эдна, – наши аннигиляционные установки могут генерировать поток античастиц разной интенсивности. Ничего не стоит рассчитать, какой требуется поток, чтобы выжечь на поверхности Луоны площадку нужного размера, скажем десять километров в диаметре, – и опустила глаза.
    Гром противоречивым взглядом – в нём читались и ужас, и восхищение, посмотрел на Эдну.
    - Знаете Корн, я много слышал о вас, и теперь убедился – вы самая необычная женщина, которую мне приходилось встречать. Но вы не боитесь создавать прецедент? Ведь это первое применение боевых аннигиляторов в истории по прямому назначению – боевой удар, пусть и не по реальному противнику. На Земле и в Космосе более двухсот лет не применялось боевое оружие. Вы понимаете, применение аннигиляторов не просто опасно. Оно означает «снятие табу» на их употребление. Это – испытание самого чудовищного оружия в истории по целой, пусть и небольшой планете. Осуществив то, что Вы предлагаете, мы как бы развязываем себе руки. Нужно ли человечеству это знание?
    - Нет, Гром, мы должны… мы обязаны знать, как применить антиматерию по целой планете! – с чувством преодоления в голосе и с некоторым надрывом, но очень жёстко, ответила Эдна. – Схватка с реальным врагом близка! Поймите, мы на войне! – ещё больше добавив эмоций, подчеркнула она. – И Земля, и Ирида и планета Дельты Ворона входили и входят в Великое Кольцо, и раз боевые, да ещё настолько чудовищные, удары нанесены по планете Альграба и Ириде, то война объявлена всей системе ВК, и мы просто ведём себя так, как должны вести. Боевым аннигиляционным установкам нужно испытание.
    Эдна помолчала.
    - Мы открываем ящик Пандоры. И не знаем, каковы будут последствия. Но они, эти последствия будут потом. Они – абстракция, Гром. Мы обязаны взять на себя такую ответственность, обстановка становится всё хуже.
    Гром внезапно пронзительно взглянул в зелёные вечно печальные глаза Эдны. Какое-то время они пристально смотрели друг другу в глаза. На её лице не дрогнул ни один мускул, она откинулась, удобнее устраиваясь в кресле. Мир поймал себя, что любуется ею в серебристо-синем комбинезоне, с изумрудной звездой – знаком начальника экспедиции, аналогичном его бриллиантовой звезде, очень идущей к её глубоким глазам. Оба впали в транс и были в нём более двух минут. Придя в себя, они ещё несколько мгновений пристально смотрели в глаза. Но теперь их взгляды стали другими, взглядами людей давно и близко знакомых.
    - Ты опять хочешь зажечь Тёмное Пламя?! – Вдруг перейдя на «ты», каким-то несколько жутковатым тоном, задал непонятный вопрос Гром, в глазах его полыхнула немыслимая боль.
    Эдна вздрогнула.
    - Да, Мир, потому что так нужно! – Тоже голосом почему-то полным невыносимого страдания, как будто терпела ещё большую боль, и в то же время с просящими интонациями, сказала Эдна, назвав его первым именем. – Потому Совет Звездоплавания именно нам с тобой и поручил возглавить экспедицию.
    Лицо Мира приняло другое выражение. В нём появилось сильное отвращение, причём, отвращение было настолько выразительным, что внешнему наблюдателю сразу бы стало ясно – оно направленно по отношению, как не странно, к Эдне. Затем выражение лица Мира стало меняться, отвращение всё вернее уходило, опять вернулась боль.
    Рука Эдны лежала в руке Мира. Они испытывали огромную человеческую близость и всю ответственность перед далёкой Землёй со всеми её культурами и историей, перед близкими, оставшимися там, перед всеми коллегами на «Аристоне». На долю их двоих – мужчины и женщины, выпало отменить вековой запрет на применение сверхмощных боевых устройств. Они ещё долго сидели рядом, хотя вопрос был давно ими окончательно решён.
    - Что ж, – наконец сказал Гром, и опять перешёл на «вы», – я попрошу вас и всех членов Совета звездолёта присутствовать в боевой рубке при нанесении удара.
    
    Неделю заняла подготовка и предварительные испытания аннигиляторов. Антиматерия, отделённая от нас тонким сумраком нулевого пространства, как его однажды метко назвал фантаст XXI века, крайне редкий гость в нашем светлом мире Шакти. Впервые в истории цивилизации предстояло применить её по целой планете. Никто и никогда не видел как такая огромная масса – целая планета среагирует на антиматерию, и не было уверенности даже теоретически, что процесс аннигиляции не выйдет из-под контроля.
    После предварительных вычислений решили применить её с высоты в сто пятьдесят километров узким всё расширяющимся потоком, дающим при соприкосновении с поверхностью проекцию в десять квадратных километров. К нужному квадрату шли на гравитационных двигателях, сбросив космическую скорость. Затем звездолёт начал ускоряться. Компьютер дал сигнал, корабль приближался к выбранному участку. Рубиновая точка на экране прицеливания встала на него, Мир Гром, чьи биотоки через мыслесенсор сейчас командовали главным компьютером звездолёта, отдал мысленный приказ нанести удар, и резко направил корабль в космос.
    Обзорные голографические экраны обеспечивали каждому находящемуся в боевой рубке, идеальный сектор обзора, все члены Совета звездолёта превосходно видели, над поверхностью Луоны вспыхнуло ослепительное тёмно-синее пламя, наверное, превосходящее по чудовищности мифическое пламя ада. Мир её вечных сумерек впервые осветился ярчайшим светом, он тут же погас. Если бы на Луоне была атмосфера, то удар сопровождался бы чудовищным грохотом, но всё происходило в кромешном безмолвии. Огромное облако пыли и газа взметнулось на высоту в несколько сотен километров, едва не задев стремительно набирающий скорость звездолёт. Но всё было рассчитано, кроме того, облако не представляло опасности для корабля с включённой силовой защитой.
    Когда облако, кроме его части, выброшенной в космическое пространство, осело, на планете, не имеющей атмосферы, это произошло быстро, звездолётчики увидели почти идеальный круг абсолютно ровной оплавленной поверхности.
    - Да, – невесело без улыбки пошутил Мир, – это хороший способ мгновенного строительства космодромов!
    - Чтобы там ни было, – жёстко сказала Эдна, – но у нас теперь есть куда посадить звездолёт, и мы убедились, аннигиляторы работают хорошо. – И вдруг бросила на Мира странный взгляд, в нём читалась буквально невыносимая, немыслимая жестокость, столь, казалось бы, неожиданная в Эдне, и небольшая доля женского кокетства, какая и является самой неотразимой.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 07 фев 2009, 19:35

    2.
    
     Было решено подождать несколько дней, при аннигиляционном ударе не возникало радиоактивных излучений. «Аристон» первый звездолёт Земли, оснащённый планетарными гравитационными двигателями, при посадке и взлёте не пользовался двигателями ракетными, это делало их практически бесшумными, и не влекло никаких последствий для поверхности, на которую садился корабль. Его стреловидная форма, такая же, как у стрелоидов, обеспечивала хорошую аэродинамичность при работе на планетах имеющих плотную атмосферу. И позволяла кораблю садиться в том положении, в котором был в космосе, на плоское основание, выпуклой стороной вверх, практически так же как садятся самолёты вертикального взлёта и посадки.
    По мере того, как количество витков множилось, у Грома усиливалась необъяснимая уверенность – решение о посещении спутника, предложенное Сон – правильно, экипаж звездолёта там, на поверхности планеты ждут важные открытия.
    Сон колдовала над компьютерами не, отходя ни на шаг, проверяя и перепроверяя полученные данные и добавляя новые. Гром чувствовал – она встревожена не меньше чем Эдна. К концу второй недели Эра, бесспорно, самая красивая женщина на звездолёте, стала очень бледной и сильно осунулась. Сандра вынуждена была погрузить её в гипнотический сон.
    Начали поступать доклады с искусственных спутников Ириды и стрелоидов работающих в межпланетном пространстве. На Ириде обнаружили несколько сотен хорошо сохранившихся городов, и на одном из материков в районе побережья, в горной стране, признаки крупных подземных пустот. На орбите нашли несколько десятков искусственных спутников, очевидно запущенных когда-то иридианами, а в межпланетном пространстве множество обломков искусственных объектов, но достаточно крупных, достойных исследования не было. Совет звездолёта решил пока не проводить изучение искусственных спутников, исследование объектов на Луоне казалось более перспективным.
    Огромный треугольник звездолёта мягко опустился на поверхность Луоны, вся полнота власти перешла в руки Эдны. Она решила – первой высадиться группа археологов, единственная на звездолёте имевшая реальный опыт работы с заминированными объектами. Она сама возглавляла группу, поэтому члены Совета воспротивились, заявив, жизнь Эдны – начальника экспедиции и знаменитого историка, крайне важна, и случись с ней, что-либо, миссию экспедиции выполнить намного труднее. Но Эдна сумела убедить их – без неё группа археологов, за много лет слившаяся в единый организм, рискует ещё больше, а без археологов дальнейшая работа становилась вообще сомнительной.
    Группа Эдны стояла в шлюзе, готовясь к выходу. Раздался хлопок воздуха, сопровождавший разгерметизацию, перед ними, отделённая только скафандрами раскинулась Луона.
    Десятикилометровую круглую площадку окружали невысокие горы. В чёрном небе с немерцающими звёздами огромный бело-голубой шар Ириды, заливал ландшафт довольно ярким мягким светом. Ирида была ближе к Луоне, чем Земля к Луне, и её видимый диаметр приблизительно в полтора раза превосходил диаметр Земли с Луны. Что не мешало небу быть непроницаемо-чёрным, и не затмевало беспощадного режущего света немерцающих звёзд. Чуть в стороне, кроваво-красным светом пылало солнце Луоны и Ириды – звезда Барнарда – Блуждающая. Красный карлик спектрального класса М5V, массой всего лишь 17 % от массы Солнца. Самая удивительная звезда в нашей области Галактики, временная спутница Солнца, проносящаяся мимо него со скоростью более 100 километров в секунду, пришедшая из таинственных неведомых глубин космоса. Её видимый диаметр с Луоны был намного меньше видимого диаметра Ириды, а кроваво-красный свет казался светом смерти, символично ложащимся жутковатыми бликами на мёртвую поверхность. «Солнечный луч в крови», вспомнила Эдна где-то слышанное выражение. Затем в памяти всплыли слова Киплинга: «Сер Грейвз взглянул назад и увидал в ночи звезды, замученной в аду, кровавые лучи». Эдна поняла, фантасмагорический пейзаж погружает её в медитацию. Она позволила трансу овладеть ею, поражаясь пылающим символам. Барнарда действительно оказалась, залитой кровью вестницей смерти. Чем глубже Эдна погружалась в транс, тем сильнее нарастало в душе чувство тревоги, и вдруг, перейдя некую черту, тревога исчезла. Она вышла из транса с некоторым удивлением.
    И тут же поняла всё – да Барнарда кровавая вестница, прошедшая ад, но она принесла свою весть вовремя. В тени отбрасываемой «Аристоном» несколько секунд чернела тьма, не позволяющая чего-либо увидеть – феномен на планетах лишённых атмосферы. Но вспыхнули ослепительные прожектора звездолёта, их белый свет с голубоватым оттенком заставил тьму далеко отступить.
    Эдна всегда испытывала большое волнение, вступая на поверхность нового мира, тем более она ещё не покидала Солнечной системы. И сейчас оттолкнувшись, она с бьющимся сердцем, опустилась на поверхность Луоны с высоты трёхэтажного дома. Гравитация была невелика, и трапы не использовались. Рядом опустилась на грунт неразлучная Мидори и остальные спутники. Роботы СДФ выстроились у входного шлюза. Эдна посмотрела на чёрную, отливающую зеркальным блеском поверхность, сотворённую аннигиляторами. «Прости меня прекрасная Луона, – подумала она, – за этот ожог! Ты знаешь, у меня не было другого выхода. Я пришла сюда для того, что бы на твоём теле больше никогда не появлялась таких ожогов». И вдруг поняла – её чувства к этой маленькой серебряной планете напоминают чувства к родной сестре. Затем к ней пришло ещё более удивительное чувство – маленькая прекрасная планета поняла её, простила и приняла.
    На первом этапе обследовали подступы к станции, через два дня обнаружили ядерные устройства, терпеливо ждавшие жертву два века. Выяснилось – система входных шлюзов станции не работает – иссякла энергия. Открытие шлюзов тем, кто не знал электронных паролей, привело бы к взрыву, он мгновенно уничтожили бы станцию, и выжег местность на несколько сотен километров. Система самоуничтожения питалась от термоядерного реактора малой мощности способного давать энергию не менее пяти тысяч лет.
    Главная работа вновь пришлась на Сон и компьютеры.
    Сначала выяснили частоту работы системы энергообеспечения станции, и подключили к системе энергообеспечения звездолёта.
    Далее главный мозг корабля ещё на Земле адаптированный к такому мероприятию,
    попытался связаться с главным мозгом станции. Выяснилось – компьютерные системы станции заблокированы, а, возможно, информация на кристаллах уничтожена. Расшифровка электронных паролей заняла более двух недель. Открытие шлюзов поручили роботам, для них Сон разработала специальные программы. Звездолёт на это время вновь поднялся в космос. В течение суток роботы шаг за шагом разблокировали входные шлюзы, и тщательно изучали термоядерные устройства.
    Вначале решили извлечь бомбы и переправить в безопасное место. Но вскоре выяснилось – это неосуществимо. Устройство самоликвидации встроено в станцию слишком органично и его невозможно извлечь, не нанеся серьёзных повреждений помещениям. Оставалось два пути: либо обезвредить бомбы, либо исследовать станцию с бомбами в рабочем состоянии. Обезвреживание бомб требовало много времени, и создавало угрозу радиационного заражения. Поэтому, несмотря на риск, всё оставили как есть.
    Звездолёт вновь опустился на импровизированный космодром. Группа археологов, кибернетиков, медиков и биологов вошла в помещения станции.
    Прозрачное здание оказалось, каким его описали звездолётчики девятой звёздной. Стены и пол из красивого серебристого пластика, хорошо сочетающегося с силиколлом. В центре зал собраний с прозрачным потолком. В зале более сотни замороженных тел, идеально сохранившихся в космическом холоде. В светло-красных креслах в строгих чёрных костюмах, без галстуков – неизвестных на Ириде. Последнее собрание было торжественным. Иридиане, как и люди Земли бы на их месте, предпочли уйти с честью. Свет Ириды и сейчас был ярче света звезды Барнарда, и казалось символичным, что именно родная планета, в момент прихода землян, дарит свет погибшим сынам и дочерям. Через прозрачный потолок хорошо просматривалось звёздное небо – прекрасное и равнодушное, звёзды продолжали дарить ушедшим иридианам свою красоту, она воспринималась как ледяная.
    Эдна посмотрела в безумные глаза сидевшего на возвышении председателя собрания, в них застыл ужас, и спросила у Сандры:
    - Как ты думаешь, какова причина смерти?
    - Думаю, мгновенно действующий яд, – ответила она, – они применили эвтаназию, когда поняли, что им вот-вот предстоит замёрзнуть.
    - Сколько на твой взгляд станция работала после гибели Ириды?
    - Нужно делать вскрытие, но по загару могу сказать – каждый из них пробыл в космосе несколько лет. Свойства их кожи близки к нашим.
    Эдна прошла перед первым рядом иридиан, глядя в лица. Они почти не отличались от людей, за исключением синих и ультрамариновых волос и цвета глаз. Зрелые и молодые, женщины и мужчины, юноши и девушки. Глаза, открытые в течение двух веков, говорили – принять смерть им было не легко.
    Хорошо сохранившийся осколок чудовищного преступления, свершённого исторически совсем недавно пришельцами из космоса. Впервые, люди Земли были рядом пусть и с мёртвыми, но людьми иной инопланетной расы, и первая встреча была печальной. Экспедиция на планету смерти, откладываемая более ста лет, состоялась. Теперь навсегда в истории останется трагический первый контакт. Глядя в мёртвые глаза иридиан, Эдна улавливала некое не совсем понятное чувство. Зрело ощущение, что-то не так, но что не удавалось уловить. Ещё раз, прислушавшись к себе, Эдна решила пока оставить попытки.
    Сон и её группа уже работали с компьютерами станции.
    - Информация на кристаллах уничтожена, – Сон повернулась к Эдне. – Похоже, они решили подстраховаться на случай возвращения пришельцев.
    - Что-нибудь можно сделать? – спросила Эдна.
    - Думаю да, полностью уничтожить информацию на любом кристалле технически невозможно, кристалл хранит память обо всём, что «видел» в жизни. Память кристалла – его электромагнитное поле, а оно всегда пишет историю изменений, – Сон вдруг бросила на Эдну непонятный взгляд, аналогичный тём, каким Эдна смотрела не неё над Иридой, и добавила. – Хотя, наверное, такую работу нам под силу сделать только на Земле.
    - Уничтожить историю, чего бы то ни было, вообще невозможно, как и память, – печально улыбнувшись, согласилась Эдна, сделав вид, что не заметила взгляда, – память – не просто электромагнитное поле. Это поле, которое мы всё вернее называем единым, гравитационное и электромагнитное поля, лишь частные случаи его проявления. Но, насколько мне известно, далеко не всегда эту историю можно расшифровать, и нам остаётся рассчитывать только на то, что вам это удастся, Сон. Хотя я в курсе, вы настоящий гений в компьютерных технологиях, но ведь здесь информацию стремились разрушить те, кто старался, чтобы она не попала в руки врагам…
    - Так уж и гений?! – усмехнулась Сон, в её усмешке Эдне почудился вызов, словно Сон давала понять, что не нуждается в её высокой оценке. – Но в остальном вы, конечно, правы. Нам придётся приложить все силы. Эта станция, несомненно была одним из центров системы противокосмической обороны, и, следовательно, здесь могут содержаться важные сведения. И шанс есть. Настолько совершенного компьютерного оборудования, каким оснащён «Аристон» ещё не было. Кроме того, у нас есть информация об общем устройстве компьютерных систем Ириды и их программном обеспечении.
    - Сон, вам никогда не приходилось проходить через сеансы глубокого гипноза или аутогипноза? – внезапно спросила Эдна.
    - Приходилось, – кивнула та, – но очень редко. К моей работе это не имеет даже косвенного отношения! – уже с более откровенным вызовом добавила она.
    - Вы, в самом деле, так считаете, Эра? – с легкой иронией, спросила Эдна.
    Сон вспыхнула. Но потом задумалась.
    - Вы предлагаете мне пройти такую практику? – поинтересовалась она.
    - Да, – кивнула Эдна, – думаю, нам всем это может помочь в работе.
    - Я подумаю, – сказала Сон. – В конце концов, вам виднее, как улучшить работу подчинённых, – она впервые чуть улыбнулась.
    Эдна одарила её такой же улыбкой.
    - Эдна, – позвала Сандра, – тебя не удивляют выражения лиц иридиан?
    Эдна ещё раз внимательно взглянула в лица погибших. Непонятое чувство вспыхнуло с новой силой.
    - Ты права, – сказала она, – в их лицах недостаточно мужества. Мы на Земле больше двух веков умираем с улыбкой, в их же лицах откровенный ужас.
    - Что ты думаешь об этом?
    - Наверное, это можно понять, – тихо ответила Эдна, – они видели гибель родной планеты, а затем медленно умирали. Думаю, мы не в праве судить их строго.
    - Я, почему-то, в этом неуверенна, – после некоторых раздумий сказала Сандра.
    
    Через три дня информационные кристаллы демонтировали и доставили на «Аристон». Вскрытие показало – персонал станции жил ещё пять земных лет после гибели Ириды. Затем закончился ресурс термоядерного реактора. Подтвердился факт, что персонал станции ушёл из жизни, применив эвтаназию. Перекрёстный анализ грунтов на космодроме нового не дал, только подтвердил – на космодром совершали посадку с использованием анамезоных двигателей, но двести лет назад. Ничего не дало и исследование антенн. Если их кто-то и трогал, после прилёта «Тантры», то тщательно замёл следы.
    Оставалась надежда только на микроанализ. Но он был очень сложной и трудоёмкой процедурой. Луона, казалось, не хотела отпускать землян.
    Предстояло выяснить каковы как обычные, так и микроэлементы, составляющие местность. Затем каковы как обычные, так и микроэлементы, из которых состоит станция, равно как и каковы искусственные элементы, наноструктуры, характерные для неё. Затем поискать нехарактерные элементы. Чужой звездолёт, скафандр, любой другой вид техники не мог не оставить следов. Их микроскопические частицы обязательно должны были остаться на Луоне. Эти нетипичные элементы и предстояло найти, если они были. Но это требовало провести на Луоне несколько месяцев. Был ли в этом смысл? Не было гарантии ответа на главный вопрос: Прилетали ли пришельцы на Ириду и Луону повторно, после уничтожения цивилизации Ириды? Частицы материалов пришельцев могли попасть на поверхность спутника и в ходе боя, и после него путём естественного выпадения из окружающего пространства. Ведь микроанализ не всегда давал возможность выяснить по степени износа материалов, когда конкретно они попали на поверхность планеты.
    Эдна стала перед тяжёлым выбором, и Мир Гром решил разделить с ней ответственность.
    Это была их вторая встреча наедине, Мир Гром поймал себя на том, что, как и в первый раз очень волнуется. Он уже понял – Эдна почти всегда умеет скрыть свои чувства и может изобразить любое чувство так искусно, что пытаться разгадать притворство бессмысленно. «Ведьма, всегда ведьма», – невесело усмехался он про себя. Но также видел, что именно с ним Эдна «играет» крайне редко, более того, игра эта даётся ей тяжело. Он чувствовал – Эдна хочет, чтобы между ними не было никакого, даже невинного обмана. И чем сильнее он это чувствовал, тем сильнее её избегал.
    В каюте Эдны он, как недавно она, с любопытством огляделся.
    Иллюминатор значительно меньше, за ним громоздились в неверном свете Барнарда и Ириды уже ставшие привычными скалы. С высоты – по ней звездолёт превосходил девятиэтажный дом, виден довольно большой участок поверхности, очень похожий на лунный. Хорошо видно несколько небольших кратеров. Поверхность выглядела первозданной. В поле зрения не попали следы деятельности иридиан, и, теперь, землян. Главное освещение из огромного эйдопластического «окна», за ним раскинулась бескрайняя африканская саванна. Ветер шевелил тянущиеся до горизонта серовато-желтоватую траву и жёстколиственные кустарники. Африканская степь была пустой. Миру приходилось бывать в Северной Африке, и он хорошо знал запах саванны. Именно этот запах, равно как и её суховатый воздух, наполнял каюту, тщательно воспроизведённый установками микроклимата. Шум африканского ветра так же долетал сюда, в созвездие Змееносца. Небо почти чистое, но какое-то сероватое. Но оно не производило впечатления унылости. Время саванны уже склонялось к вечеру. И саванна внимательно смотрела на двух людей. Во всяком случае, Мир не смог отделаться от такого чувства.
    После приветствий Эдна нерешительно сказала:
    - Я всё же думаю, нужно провести микроанализ. Вернее, не так, у меня всего лишь чувство – он необходим. Никаких серьёзных аргументов. Можно подумать, я предлагаю огромной экспедиции заниматься бессмысленной работой. Каждый день на счету, а мы тратим время на анализ, который может ничего не дать. – Эдна взглянула с откровенной беспомощностью, в её взгляде читалась благодарность за то, что Мир разделил ответственность за трудное решение.
    Мир испытал сложное чувство. Беспомощная доверчивость тронула, но в душе возник безотчётный страх.
    - Это ваше чувство Эдна, – твёрдо сказал он, ничем не выдав волнения, – а вся Земля знает, насколько высок у вас уровень развития Третьей сигнальной системы. В космосе, я обязательно поддержал бы вас. Но здесь решать только вам, поэтому я могу лишь сказать, что поддерживаю идею микроанализа, и, думаю, экипаж «Аристона» нас поймёт.
    Взгляд Эдны потеплел ещё больше.
    - Спасибо Гром! – сказала она. – Мне очень важно ваше одобрение. Наверное, если я не проведу микроанализ, то никогда себе этого не прощу. Но в то же время я хорошо помню – голосу интуиции нужно доверять осторожно. Она тоже обманывает. И как отличить её истинный голос от ложного, не знает никто. Над Прямым Лучом не властно не только пространство, но и время, и мы ещё так мало знаем о Прямом Луче…
    - Я мужчина Эдна, и вынужден в своих решениях почти всегда полагаться на логику, а не на интуицию. Но в вашу интуицию я почему-то верю.
    - Всё наоборот, Гром, – сказала Эдна. – Способности Прямого Луча не спят и в вас. Поэтому мне так и важно ваше одобрение.
    Эдна впервые улыбнулась ему открыто и с лёгкой долей озорства.
    Такая улыбка Эдны очень многих мужчин покорила раз и навсегда и навеки, но Мир, казалось, даже не заметил её. Его вечно грустное и сумрачное лицо не просветлело, разве что на нём появилось выражение некоторой заинтересованности.
    - Почему вы так считаете? – с лёгким удивлением спросил он.
    Эдна встала, подошла к голограмме саванны, внимательно посмотрела на пейзаж. Мир был готов поклясться, тем же взглядом, которым саванна смотрела на неё.
    - Боюсь, по той же причине, по которой считаю необходимым провести микроанализ, – вновь улыбнулась Эдна. – Есть вещи, которые невозможно объяснить, – в её глазах вновь мелькнуло озорство.
    Мир кивнул, а потом вдруг спросил.
    - Почему саванна пуста? Почему в ней нет животных?
    - Не люблю лишнего движения, – с вернувшимися нотками печали ответила Эдна.
    Мир немного нахмурился, и, прощально кивнув, вышел из каюты.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 08 фев 2009, 21:24

    3.
    
    Мир Гром поручил беспилотным стрелоидам доставить на Луону искусственные обломки, обнаруженные в межпланетном пространстве. Изучение станции показало, какие металлы, сплавы и пластические массы применяли иридиане, что позволило выяснить, какие обломки принадлежат иридианской космической технике, а какие технике пришельцев. Материалы пришельцев и материалы иридиан, отличались довольно сильно. Заодно получила косвенное подтверждение гипотеза – Ирида оказала сопротивление. Пять стрелоидов оставили на Луоне, и поручили им поиск инопланетных материалов. На седьмой день стрелоиды подтвердили худшие опасения, обнаружив прямо на поверхности Луоны тщательно замаскированные искусственные сооружения из материалов пришельцев.
    Мир, хотя и ожидал чего-то подобного, был почему-то потрясён больше всех. Когда он зашёл к Эдне, она бросила на него заботливый взгляд, потрясение сразу улеглось.
    Он не смог скрыть нового удивления от столь мгновенного изменения настроения. Эдна подарила ему успокаивающую улыбку, всё встало на свои места. Командир звездолёта впервые познал удивительную силу этой женщины и её колоссальную власть над душами людей. Только теперь ему стал понятен страх заставляющий власть предержащих сжигать таких женщин на кострах и уничтожать другими гнусными путями на протяжении многих веков. Что была их власть перед этой – истинной властью, порожденной красотой и способностью «ведать», особенно если такие женщины осознали её, познав истинную силу своего пола. «Мир способна изменить только женщина», – мелькнула известная мысль.
    - Эдна, – сказал он, – вас можно поздравить с новым удивительным открытием! Я много раз слышал – такие вещи бывают, но впервые сталкиваюсь на практике. И должен признаться, начинаю вас бояться. – Мир улыбнулся – пытаясь быть галантным, он сказал очевидную ложь, не испытывая никакого страха, и решил превратить всё в шутку.
    Эдна всё поняла и рассмеялась.
    - Тогда уж бойтесь и себя, – взглянув с лёгким кокетством, сказала она, – если бы не ваше одобрение, я, наверное, всё же не решилась бы провести микроанализ.
    - Даже если допустить, что у меня есть способности аналогичные вашим, – печально сказал Мир, – в сравнении они будут выглядеть как песчинка рядом с горой.
    - А вот я так не думаю! – неожиданно резко сказала Эдна, – просто вы мало занимались их развитием. По возвращению на Землю я бы рекомендовала вам сделать перерыв в звёздных экспедициях и проработать этот вопрос. Мы сможем помочь. Мы, это я, Сандра и Мидори. Мы много работали над методиками пробуждения и развития Третьей сигнальной системы. И Сандра, как главный специалист, считает, достигли кое-чего нового. Способности Прямого Луча у мужчины и женщины проявляются по-разному, и дополняют друг друга, и вы зря думаете, что не сможете ничего дать, напротив, изучение и развитие ваших высших способностей может оказаться очень интересным. Есть ещё важная деталь, – добавила она. – Мне кажется, большие скрытые способности Прямого Луча у Эры Сон, и было бы неплохо, если бы она тоже поработала с нами. Познавать звёзды прекрасно Мир, но не менее важно и прекрасно познавать самого себя, равно как и других людей.
    - Вам удалось меня заинтересовать, – после некоторых раздумий сказал Мир. – Да, пожалуй, и заинтриговать тоже. – Добавил он и улыбнулся во второй раз.
    Эдна внезапно нахмурилась.
    - А всё же было бы лучше, если бы мы с вами, ошиблись.
    
    Вновь потянулись недели работы, связанной с принятием мер предосторожности. Скоро обнаружили ядерные устройства, обеспечивающие самоликвидацию сооружений пришельцев. Они, установленные, как показал анализ по степени износа некоторых материалов, порядка пятидесяти лет назад, оказались приёмным центром, нацелившим антенны, прикрытые маскирующей голограммой, на Землю.
    Кроме голограммы центр пришельцев прикрывал энергетический экран, генерируемый специальным устройством, не позволяющим обнаружить металлический массив из космоса. Очевидно, аналогичные экраны использовались ими и для блокады радиосигналов, как когда-то предположила Эдна. Центр удалось обнаружить только потому, что дискоиды утюжили поверхность Луоны на предельно малых высотах. Недоброе предчувствие Эдны исполнилось полностью. Пришельцы порядка пятидесяти лет назад узнали о существовании цивилизации Земли.
    Выяснилось и назначение антенн на иридианской станции. Спутники запущенные иридианами в ХХ веке по летоисчислению Земли действовали до сих пор, уже более трёхсот лет, исправно транслируя на Ириду, вернее, на Луону телепередачи с Земли. Компьютерная система центра пришельцев тщательно записывала эти телепередачи в ожидании, когда следующий звездолёт прилетит за информацией.
    
    Экстренный Совет звездолёта собрался в боевой рубке.
    - Всем известно, насколько чудовищный факт мы установили, – начал Мир. – Необходим план дальнейших действий. Какие будут предложения?
    Слово взял Амор Морэ. После заседания Совета АГР его не пришлось убеждать принять участие в экспедиции. Он сразу охотно согласился, сказав, что если бы Эдна не позвала его, то он, наверное, сам обратился бы к ней с такой просьбой. Конечно, проблема возраста оставалась серьёзной, но земная медицина позволила её решить.
    - Мы должны послать немедленное сообщение на Землю, – сказал он. – Время, когда мощи радиостанций звездолётов хватало чтобы послать сообщение только на расстояние в несколько световых дней, к счастью, позади. Мы почти достигли искусства иридиан, и нормой стало несколько световых лет. «Аристон» оснащён самой мощной радиостанцией в истории звездоплавания. И хотя опыта отправления радиосообщений со звездолёта на расстояние более семи световых лет нет, все основания – наше удачно дойдёт.
    - Это так, – кивнул Мир Гром, – но стопроцентной гарантии нет. Сигнал, возможно, так и не будет принят Землёй. А чем скорее Земля получит информацию о грозной опасности и приступит к созданию системы противокосмической обороны и боевого космического флота, тем больше шансов защититься от пришельцев.
    - Сообщение можно продублировать и не раз, – заметил Морэ, – это большой расход энергии, но в данном случае он, безусловно, оправдан.
    Слово взяла Сандра Кара.
    - Опасность, нависшая над нашим миром самая грозная в истории, – сказала она, – и, возможно, более разумным сочтут немедленное возвращение. Но я считаю – экспедиция должна продолжить работу. Мы до сих пор не знаем ни окончательную судьбу иридиан, ни кто наши враги. А шанс выяснить это есть. Кроме того, не следует забывать, межзвёздные полёты опасны, и хотя нам идти проторённым путём, полной гарантии, что экспедиция вернётся, нет. Наши радиосигналы дают ещё один шанс, что Земля будет предупреждена о смертельной опасности. Поэтому согласна – сообщение нужно послать.
    Гром почувствовал, слова Сандры убедили многих.
    - Морэ, как вы думаете, – спросил он, – как скоро можно ожидать атаки Земли со стороны пришельцев?
    - Учитывая, что здесь они объявились вновь через сто пятьдесят лет, расстояние до их мира, или одного из их миров максимум семьдесят пять светолет. Какое-то время, допустим, ещё сорок лет их звездолёту нужно, чтобы вернуться. Затем им нужно ещё восемьдесят лет, чтобы посланный боевой флот достиг Земли. Но это в лучшем случае. Вряд ли решение о повторном полёте на Ириду принято сразу после возвращения эскадры, скорее всего, прошло какое-то время. А это значит, ближайший к Земле мир населённый ими, на расстоянии всего нескольких десятков световых лет от Солнца, намного ближе, чем Ахернар. Я бы исходил – их вторжения нужно ждать через несколько десятилетий.
    - Как же они не обнаружили нас до сих пор? – спросила Дейра Кор.
    - Мы – галактическая периферия, – ответил Морэ. – Очевидно, их экспансия направлена к богатым звёздами центральным скоплениям Галактики. Возможно, планета ставшая базовой для удара по Альграбу и Ириде колонизирована недавно. Впрочем, в их масштабе недавно может означать и тысячу лет, – подумав, добавил он.
    - Подождите, – вновь спросила Дейра, – но как мы сможем оказать сопротивление цивилизации, которая уже тысячи лет назад овладела межзвёздными полётами?
    Ответил Мир Гром.
    - Сопротивление Дейра мы оказать сможем. Более того, мы сможем даже победить в войне. Факты говорят – у них нет боевых аннигиляторов. Видимо они их не открыли. Иначе, какой смысл посылать на уничтожение разумных цивилизаций целые эскадры, и наносить ядерные удары? Один наш «Аристон» легко сметёт с Ириды всё живое. И не только Ириды. Потенциально «Аристон» может уничтожить десятки и сотни миров.
    Спокойный деловой тон, которым он это сказал, резко контрастировал со страшным смыслом. В боевой рубке повисла неловкая, напряжённая тишина. Грому, погружённому в трудные заботы командира галактического корабля, иногда не хватало чувства такта.
    Дейра с ужасом долго смотрела на повелителя звездолёта.
    - И вы сможете сделать такое?! Мир?! – Наконец, тихо спросила она.
    - Да Дейра, – просто ответил Гром, – если конечно это будет последним шансом защитить Землю и Великое Кольцо…
    - Но чем же мы тогда лучше этих нелюдей?!!! – потрясённо спросила она.
    Ей никто не ответил, напряжённое молчание усилилось. Его нарушила Эдна, переведя разговор на другую тему.
    - Я тоже против немедленного возвращения, – сказала она. – Мудрость учит: «Самый страшный враг, тот которого не знаешь», у нас есть уникальный шанс хотя бы что-то узнать об этой чудовищной псевдоцивилизации, и мы должны использовать его. У нас великолепная радиостанция, и, полагаю, нужно ограничиться несколькими дублирующими сообщениями. Самим нужно продолжить поиск новой информации. Кроме того, мы до сих пор не выяснили, выжил ли кто-нибудь из иридиан, а помочь им – наш долг.
    Слово взяла Эра Сон.
    - Я считаю, – сказала она, – прекращение работы экспедиции в этих обстоятельствах – преступление. В нашем распоряжении действующая компьютерная система пришельцев и их программное обеспечение. Они всё по возможности стерли и скрыли, но зато, если теперь мы найдём обломки их кораблей, с сохранившимися информационными кристаллами, информацию будет считать несоизмеримо легче. Я уже не говорю, насколько легче будет работать, если мы найдём хотя бы один их компьютер. Компьютерные системы всегда хранят бездну информации о создателях, мы не вправе упускать шанс.
    - Мы до сих пор не знаем даже, как пришельцы выглядят, – вновь заговорила Сандра. – Не говоря об их физиологии и генетике. По всему, иридиане дали им суровый отпор, а значит, мы обнаружим в космосе не только останки иридиан, но и их врагов.
    - Как знать, – сказал Морэ, – может быть, исследуя обломки их звездолётов, мы найдём возможность получить координаты их планеты или планет. На навигационных компьютерах не может не быть такой информации. И как бы они её не уничтожали, шанс что-либо расшифровать есть всегда.
    - Есть кто-нибудь, кто считает – нужно прекращать работу? – спросил Мир Гром.
    Таковых не нашлось.
    - Что ж Корн, – продолжил он, – Мне кажется, Луона нам дала всё что могла. И «Аристону» пора отправляться на Ириду.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 09 фев 2009, 16:53

    4.
    
    После Совета Эдна пригласила Мира и Дейру к себе. Дейра не могла успокоиться. Они вошли, Эдна коснувшись терминала, изменила пейзаж за «окном» – саванну сменила великолепная теокалли. Древний памятник архитектуры на полуострове Юкатан, в Чичен-Ице, традиционно называли «Пирамидой Солнца», хотя, на самом деле, она не имела к Солнцу никакого отношения. Чичен-Ица сохранился хорошо, вокруг теокалли было множество других прекрасных построек сооружённых древними майя в этом чудовищном городе-вампире, забравшем жизни тысяч и тысяч людей. Буйная тропическая зелень, разросшаяся в отведённых местах, создавала иллюзию – мёртвый город жив. Свежий влажный ветер Юкатана ворвался в каюту, освежая лица, разгорячённые после эмоционального обсуждения, но не принёс успокоения.
    - Чем мы лучше этих нелюдей?! – вновь потрясённо спросила Дейра.
    - Это очень старый вопрос, – тихо сказал Мир. – Вопрос времён, когда люди не понимали, в каком мироздании живут. Когда-то говорили: «Ударившему тебя по щеке, подставь и другую». Но как вы думаете, Дейра, смогут иридиане и жители планеты Альграба подставить другую щёку? Подумайте так же, сколько планет уже, может быть, замолчало! И сколько ещё замолчит, если убийц не остановить?! Может случиться, времени на переговоры и попытку решить проблему мирными методами просто не останется. Ведь любые переговоры и контакты займут десятилетия, если учесть ограничения на скорость связи в космическом пространстве. И если возникнет дилемма: либо смерть цивилизации-агрессора, полностью, со всеми разумными существами, со всем животным миром, если он там сохранился, либо гибель какой-либо цивилизации Великого Кольца, или Земли – можем ли мы отклонить ответственность за применение оружия, основанного на антиматерии?
    Дейра опустила голову, на глазах у неё появились слёзы. Было видно – она мучительно ищет, что сказать. Наконец, она спросила:
    - Неужели иначе нельзя?!
    - Да Дейра, – грустно сказал Мир Гром, – мы будем изо всех сил искать другие варианты. Но, как вы точно сказали, иногда ИНАЧЕ НЕЛЬЗЯ, и если мы не поймём этого, то разделим судьбу Ириды и планеты Дельты Ворона.
    - Но зачем такая вселенная, зачем такой мир?! – уже не скрывая слёз, спросила Дейра. – Ведь это даже не чудовищно, это ещё чудовищнее, чем чудовищно! Может быть такому миру, такой вселенной лучше погибнуть?!
    - Не вы первая Дейра, так ставите вопрос, – вмешалась Эдна, – так его поставили ещё жители Атлантиды – Крита. Они пришли к выводу – чудовищное Колесо Сансары или Законы Кармы, как это тогда же называли в Индии, нужно остановить любой ценой. Потом появились другое учение – орфизм, его сторонники предложили другой выход. Английский учёный ХХ века Грейвз, его книгу «Белая Богиня» Эрф Ром использовал в качестве источника для романа «Таис Афинская», писал, – Эдна коснулась терминала:
    «Должно ли всё кружиться вечно? Как можно сбежать с Колеса?» Вот в чём была проблема ослеплённого солнечного героя Самсона, когда «он молол в доме узников» в Газе (Книга Судеб 16:21). Заметим, что мельница в греческой философии символизировала вращающиеся небеса. Самсон блестяще справился с проблемой, сдвинув с места столбы, на которых держалась крыша святилища, так что она обрушилась на всех находившихся там. Орфики предлагали другое, более мирное, решение. Они гравировали его шифром на золотых пластинках, которые надевали на шеи своим любимым покойникам. Там было: не забывать, отказываться пить воду из текущей в тени кипарисов Леты, как бы ни мучила жажда, пить воду только из священного, обсаженного лесным орехом источника Персефоны, чтобы стать бессмертным господином мёртвых и избежать в будущем раздираний на части, убиений, воскрешений и возрождений».
    Стоит отметить, Кор, Персефона, как и все богини, кроме обычного имени носила ещё тайное. И её тайное имя совпадало с вашим – Дейра – знающая, что означает посвящённая в знание, тайное даже для богов, и потому помогающая людям.
    Представьте себе жизнь простого человека или раба в Древнем мире, полную страданий, неуверенности, унижений, боли… К тому же в Атлантиде стал распространяться ужасный порок иерархических цивилизаций – ритуальный каннибализм. Здесь вновь ударила Стрела Аримана: придя однажды к выводу – мир нужно уничтожить, жрецы атлантов через определённое время ударились в другую крайность, они пришли к выводу, нужно жить любой ценой, подчиняясь законам инфернального мира, и потому пришли к ритуальному людоедству. Впоследствии, ритуальный каннибализм ещё в возможно более чудовищных формах распространялся жрецами-людоедами ацтеков.
    Легенда о Самсоне возникла в Атлантиде. По-видимому, катастрофа, произошедшая с ней не случайна, не просто природный катаклизм. Похоже, тайное знание Дейры уже тогда давало колоссальнейшее могущество. И, видимо, воспользовавшись им, Самсон и Далила уничтожили главный город Атлантиды, центр самовластной олигархии – Посейдонис, подобно тому, как главные герои романа «Таис Афинская» Таис и Александр Македонский уничтожили в романе другой аналогичный город-вампир – Персеполис.
    Есть религии, Кор, ведущие к уничтожению мира, физическому или духовному, они являются основой фашизма. В XX веке историк Гумилев назвал их «антисистемами». Скорее всего, подобными теориями и руководствуются те, кто уничтожил Ириду. Наше же понимание учит: люди должны стать богоравными – достичь индивидуального бессмертия, овладеть способностями Прямого Луча, и изменить мир, победив инферно.
    - А кто такие жрецы-людоеды ацтеков? И как такая религия могла достичь хоть какого-то распространения? Ведь любой этолог скажет, что у всех высших животных есть непреодолимый тормоз на уничтожение животных своего вида. Неужели человек исключение? – Спросила Дейра.
    - Вопрос затрагивает много других тем, – ответила Эдна, – попробую начать так. В нашем мироздании возможна инфернальная красота – красота, приспособленная к извращению мироздания, отражающая и копирующая в себе его инфернальность. Поэтому она самый страшный вид уродства. Часто извращённые псевдопрекрасные концепции возникают на базе концепций прекрасных по-настоящему. Псевдопрекрасная религия ацтеков возникла на базе Герметического учения, изложенного в великой книге майя, географических соседей ацтеков, «Пополь-Вух». Теперь установлено он состоит из трёх мифов, двух прекрасных: о Чекованеге подарившем миру Солнце, о Уатт-Чекованеге подарившем миру Солнце Ночи – Луну, и отвратительном мифе о Шбаламке и Хун-Ахау. В последнем рассказывается, как цивилизация майя однажды испила «Отравленную Чашу» извратив «Пополь-Вух», и «по Земле потекли реки гноя». Имеется в виду, конечно, не экологическая катастрофа, а социальная. На базе «Пополь-Вуха» возник чудовищный «Культ цветов» – мироненавистническая религия, обладающая вампирской привлекательностью и очарованием, построенная на каннибализме. Майя прошли через искушение, что и цивилизация, описанная Хайнлайном. Суть «Культа цветов» проста. Боги майя были вампирами в прямом смысле слова – они питались человеческой кровью, вернее, их кровью нужно было поить, чтобы они не погибли, и всё чаще. Поскольку, если погибнут боги, то погибнет мир. И вот народ майя должен был отдавать богам самых лучших сыновей. Самых красивых юношей тщательно отбирали во всех городах и деревнях и выводили на центральные площади городов, к алтарям богов. Их распинали на алтарях, и жрец обсидиановым ножом, вскрывал им грудную клетку и вырывал сердца и, сложив на золотое блюдо, подносил одному из богов. С каждым годом юношей требовалось больше и больше.
    Боги получали кровь, льющуюся на алтарь и сердца. Тела же съедали, точнее пожирали. У майя не было людоедства как средства утоления голода, зато было ритуальное людоедство. И оно нарастало. Служители культа – «Сыны Солнца», как они сами себя назвали, учили – чем больше съешь мяса убитых юношей, тем будешь ближе к Богу. Самое же правильное есть мясо убитых родственников, а высший подвиг матери, наиболее приближающий её к Богу – съесть мясо собственного сына. И ели! И с каждым годом всё больше! И всё больше майя становились «Сынами Солнца». Путь туда был открыт, единственное условие причащаться человеческим мясом как можно чаще. Запретный плод сладок, как известно. Возникла стремительно захватывающая в свою орбиту всё больше людей извращённая псевдокультура, которой, нечего было противопоставить.
    И тогда на землю сошли Чекованег и Уатт-Чекованег, в обрезе Шбаламке и Хун-Ахау. Они начали против «Сынов Солнца», или «Деревянных Людей», как они названы в «Пополь-Вухе», войну. Шбаламке (Балам) переводится Ягуар, или, в данном контексте Воин, но Хун-Ахау иначе – Один Владыка. Он – инкарнация Уатт-Чекованега.
    Они применили в войне разные тактики. Шбаламке, просто брал города-вампиры штурмом, вырезал «Сынов Солнца» поголовно, затем приказывал своим воинам собрать в городе все книги с извращённым «Пополь-Вухом», складывал их на главной площади и приказывал сжечь. Затем он говорил жителям города-вампира: «Уходите! И помните, если кто-нибудь, опять построит такой город, я опять приду! И буду ещё более беспощадным!» Хун-Ахау действовал иначе. Вначале, он создал мощную оперативно-агентурную сеть, пронизавшую города-государства майя, и только потом пошёл на них войной. Он не брал города-вампиры штурмом, а брал в длительную осаду. При этом он разрешал жителям свободный выход из города. Всем, кроме «Сынов Солнца». Смешатся с толпой, они не могли, у Хун-Ахау было «всё схвачено». Чем это кончалось понятно. «Сыны Солнца» оставались в городе. И однажды от голода начинали пожирать друг друга. Хун-Ахау терпеливо ждал, пока в городе никого не останется…
    Только потом его войска входили в поверженный город-вампир. Они добивали тех «Сынов Солнца», кто был каким-то образом ещё жив, и начинали вновь собирать книги, с описанием «Культа цветов». Только Хун-Ахау не сжигал их. А напротив приказывал сложить в самом лучшем здании в городе, и обеспечить все условия для хранения. И описание «Культа цветов» хранилось века. Так память нём, дошла до нас.
    Хун-Ахау и Шбаламке уничтожили социального вампира, но чудовищной ценой. Десятки и десятки городов майя по сей день стоят во влажной тропической сельве полуострова Юкатан пустыми. Великая цивилизация майя едва не погибла, и только сейчас, в наше время, началось её медленное возрождение.
    Но было поздно. Социальный вампир успел «укусить» два других великих народа Америки – инков и ацтеков (тогда ещё тольтеков), и в опасности оказалась вся наша планета. Наука ацтеков развивалась невероятными темпами – они были на грани изобретения пороха. Приди испанцы позже их бы встретили иначе. У испанцев не оказалось бы стратегического преимущества – огнестрельного оружия. А именно оно позволило Кортесу наголову разгромить великолепно обученные и подготовленные армии Монтесумы II и Кауутемока – Падающего Орла.
    Даже не смотря на то, что испанцы пришли вовремя, всё едва не закончилось катастрофой. Кортесу удалось разгромить армии ацтеков с большим трудом. Несколько раз он был на грани поражения. Если бы это произошло, Кортес был бы уничтожен, в плену оказались бы команды его каравелл, они научили бы ацтеков изготавливать порох и строить европейские корабли. Кортес не понимал такой опасности, и не хотел понимать. Он был эгоистичен, и сам научил своих союзников – тласкаланцев строить европейские корабли, и организовал в их стране производство пороха, сырьё для него с вулканов Анауака доставляли те же тласкаланцы.
    Страшно представить, что было бы, если бы история пошла по другому руслу. Скоро ацтеки захватили бы Кубу, а лет через 15-20 армии ацтеков были бы в Европе. Исследования историков однозначно показывают: армии стран Европы не смогли бы противостоять великолепным и фанатичным армиям ацтеков, будь у тех огнестрельное оружие. Война была главной частью мировоззрения ацтеков. Для того чтобы наш мир жил, богам нужно приносить щедрые человеческие жертвы, и молодых прекрасных юношей для этих жертв нужно добывать на войне. Иначе, во имя спасения мира, в жертву придётся приносить лучших юношей ацтеков. Это мировоззрение стимулировало воинское искусство невероятно, и делало армии воистину непобедимыми. И будь у этих армий огнестрельное оружие, возможно, на всей Земле сейчас стояли бы жертвенные алтари, ступенчатые пирамиды – теокалли.
    Никто не знает, почему вдруг, ориентировочно 750 лет назад в Европе началось то, что позже назвали научно-технической революцией. Почему за исторически ничтожный срок европейская цивилизация прошла путь от стрелы до звездолёта, от сохи до компьютера. В «Таис Афинской» Эрф Ром говорит, даже античной цивилизации – жемчужине древнего мира нельзя было дать высоких технологий… Однако европейской цивилизации в Тёмные Века эти технологии упали как снег на голову… И здесь мы имеем великую историческую загадку, – закончила Эдна. Но, немного подумав, добавила.
    И, пожалуй, эта загадка не единственная. Вторая не менее сложная загадка в том, что Кортес и Писаро смогли покорить ацтеков и инков только потому, что антирабовладельческая и, так сказать, антикультовая революция, начатая Шбаламке и Хун-Ахау, с испанским вторжением обрела второе дыхание. Покорённые ацтеками и инками народы воспользовались вторжением для восстания, причём, не только против ацтеков и инков, но и против их богов. В сумме невероятнейшее стечение данных факторов и уничтожило обе псевдоцивилизации.
    - Но может быть, – с робкой надеждой спросила Дейра, – такое было возможно только в древние времена? Ведь чему-то же люди должны научиться за сотни и тысячи лет?
    - К сожалению это не так, – печально сказала Эдна. – Самый страшный социальный вампир возник в истории Земли в ХХ веке. И им стали те самые страны западной Европы, представители которых сокрушили ацтеков, и которые считали себя самыми цивилизованными странами, когда их лидером стал Адольф Гитлер. И этот социальный вампир по чудовищности преступлений превзошёл всех других социальных вампиров вместе взятых.
    - И вы считаете, из космоса нам угрожает социальный вампир, аналогичный тому, который возник в фашистской Германии, только ещё более чудовищный?! – почти не скрывая охватившего её леденящего ужаса и отвращения, спросила Дейра.
    - Боюсь, все факты говорят за это, – просто ответила Эдна.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 10 фев 2009, 14:01

    5.
    
    Звездолёт с луоноцентрической орбиты послал дублирующие сообщения на Землю и взял курс на Ириду. Шёл на планетарных гравитационных двигателях, на невысокой скорости. Какое-то время потребовалось задержаться на околоиридианской орбите для уточнения места посадки и полного прохождения адаптации к пребыванию на Ириде. Это мероприятие Сандра Кара начала до высадки на Луону. Большинство звездолётчиков, свободных от вахт проводили время в кают-компаниях, обычных местах отдыха экипажа. Войдя в кают-компанию, Эдна увидела Дейру, задумчиво сидевшую в стороне от остальных и пристально рассматривающую разноцветных рыбок в огромном аквариуме.
    Девушка, недавно весёлая, озорная, часто становившаяся душой экипажа, замкнулась и сильно переживала. Эдна почувствовав – переживания Дейры связанны с недавним разговором, подошла, поздоровалась, попросила разрешения сесть в соседнее кресло. Дейра обрадовано кивнула и попросила разрешения задать вопрос.
    - Я много думала над тем, что вы рассказали. Больше всего удивляет, что Земля получила высокие технологии действительно в очень критический момент. Ещё больше удивляет невероятно быстрая эволюция Земли в последние века. Здесь что-то не так. Например, Академия Стохастики и Предсказаний Будущего утверждает – максимум через сто лет мы познаем Законы Прямого Луча настолько, что сможем строить нуль-пространственные звездолёты. Но ведь система Великого Кольца существует, по-видимому, много тысяч лет, и эти, без сомнения, великие цивилизации все эти тысячелетия имеют только релятивистские звездолёты?!
    Яркий пример – Ирида. Мы умеем летать в космос немногим более трёхсот лет, иридиане умели более семисот. Но они и не мечтали о Звездолётах Прямого Луча. Правда, они существенно превосходили нас в понимании электромагнитного поля. Спутники иридиан, запущенные на околоземную орбиту триста лет назад, по сей день транслируют на Луону наши телепередачи, да, к тому же, до сих пор нами не обнаружены… Впрочем, мы их и не искали. Для нас проблема – послать сообщение на Землю. Но ведь это частность, исключение, подтверждающее правило. Всё это по-настоящему удивительно, и я понимаю, здесь скрыта великая тайна, не разгаданная наукой… Но нет ли у вас своего объяснения?
    Эдна ободряюще улыбнулась, внутренне поразившись пытливости и глубине вопроса. Она сама рекомендовала Дейру в экспедицию, давно заметив молодого, талантливого, подающего надежды социолога-лингвиста, и порадовалась правильности выбора.
    - Вы коснулись действительно великой загадки Кор, – сказала она. – Ещё никто не смог объяснить, почему в конце Тёмных Веков в так называемую Эпоху Ренессанса европейская цивилизация буквально «сорвалась с цепи». За исторически ничтожный срок – 500 лет, к ХХ веку, пройден путь до космического корабля и компьютера, затем развитие только ускорялось. Я много думала над этим, и склоняюсь, что главное проявление Стрелы Аримана в обществе – религия, она со времён возникновения государственности верная прислужница власти, и всячески пыталась помочь власть имущим сохранить своё положение и привилегии. С этой целью все религии стремились отсечь простых людей от научных знаний, навязав им веру в пустые религиозные догмы. Делалось это самыми чудовищными и самыми подлыми путями, прежде всего, путём травли и уничтожения лучших.
    Уничтожались и высмеивались творческие личности – учёные и художники, которые в те страшные времена составляли ничтожнейшее меньшинство. Причём в большинстве случаев служители религий уничтожали их не своими руками, а натравливали на них «простой народ» – одураченные толпы обывателей, играя на их комплексе неполноценности, и естественной зависти к духовному богатству. Например, у ацтеков в одном только Теночтитлане в день, в праздники, вырывали сердца у трёх тысяч самых красивых юношей, под крики и улюлюканье одураченных толп искренне уверовавших – истребление лучших это единственная возможность спастись от вселенской катастрофы.
    Женщина страдала особенно сильно. Ведь по своей природе женщина склонна к практичности. Она оценивает, прежде всего, то, что по-настоящему полезно для её детей, а значит – для реального мира. И всегда предпочтёт синицу в руке журавлю в небе. И это особенно раздражало религию, ведь её «святые» и «праведники» как раз находятся на небе! Наиболее в веках себя опозорила христианская церковь – объявив женщину прислужницей сатаны, и перейдя от слов к делу. Женщина любит необычное, ценит самобытность в своих детях. В этом нет ничего странного – эти задатки результат длительного процесса отбора, когда выживали общины, члены которых способны на инициативу и мужество. Но именно таких людей и косила Стрела Аримана – направленное зло. Именно религия и направляла Стрелу Аримана против лучших.
    Христианская церковь, прежде всего, уничтожала красивых женщин, и уничтожала невероятно мракобесным путём. Женщин заживо сжигали на кострах, замуровывали так же заживо в стенах христианских храмов, нередко вместе с их грудными младенцами, их объявляли «дьяволовым отродьем», доводили до смерти чудовищными, свирепыми пытками. В западной Европе по сей день красивых женщин меньше, чем в остальных регионах, таков «результат работы» святой инквизиции, от него мы в полной мере не оправились даже за два с половиной века Ноосферной Эры. Это не случайно! Подлинная красота, вопреки утверждениям церковников, не только не греховна, она верное свидетельство незаурядности. Бывают, конечно, исключения, но они подтверждают правило. А расправа с лучшими ведёт к доминанте посредственности, та, в свою очередь, к доминанте ничтожества. Вам не приходилось видеть портретов людей тех эпох: фотографий реальных людей, а не рекламных див, реалистические картины, а не приукрашенные фантазией художника портреты королей и богачей? Вы не задумывались, почему люди на них настолько часто некрасивы и даже, подчас, уродливы: толстые или, наоборот, невообразимо худые, низкие или чрезмерно высокие? Почему часто встречается диспропорция лиц? Отчего много злых, нервных, жестоких людей? Объяснение этому я вижу одно: столетиями, даже тысячелетиями в обществе происходил отбор худших в физическом и психическом отношении людей.
    В Эпоху же Ренессанса, люди впервые смогли сделать глоток свежего воздуха. Мадонна, трактуемая христианством как бесплотная и бесполая идея, была воспринята как реальная земная женщина, что отразилось на полотнах Рафаэля, Леонардо да Винчи, Перуджино, других художников. Люди стали по новому воспринимать красоту, увидев истинное её начало в гармонии реальности, в здоровье и радости… Наконец, за творчество перестали сжигать на кострах лучших, побивать их камнями, вырывать сердца, хотя последний всплеск жестокости церкви приходится как раз на XVI век – век Леонардо и Микеланджело. Но тенденция к ослаблению власти «святых отцов» уже получила устойчивое развитие. Люди извлекли из пепла прекрасные обнаженные античные статуи «язычников», как презрительно называли античные народы «святые отцы», и стали всё вернее ценить труд творческого человека. Процесс шёл тяжело, весь период Эры Разобщённого Мира сталкивался с ожесточённым и оголтелым противодействием духовенства и других «скотов» и «зверей». Трагедия творческого человека ещё долго оставалась обычной, не важно, учёным он был или художником. Но всё больше действительно прекрасных мыслей и чувств, которые раньше надёжно душила удавка религий, вместе с их обладателями, вырывались на свободу. Именно это позволило за исторически ничтожный срок так много познать, и так многим овладеть. И в конечном итоге, в XXI веке прийти к совершенно новой научной парадигме, выйдя на великое понимание биполярности мира и Законов Прямого Луча. В истоке переосмысление образа Женщины… Можно подумать: из глубин общественной психики на поверхность выбился Прямой Луч, несущий новый образ, он воплотился в Моне Лизе, в Сикстинской Мадонне, в России – в портрете, например, Струйской кисти Рокотова… Именно это и вызвало особенную ярость инквизиторов, носителей направленного зла, ведь в другие эпохи не было террора, направленного именно против женщин.
    В глазах Дейры засветилось понимание.
    - Я думаю, вы правы, – чуть возбуждённо сказала она. – Но это не объясняет, почему так медленно развиваются цивилизации Великого Кольца. Кстати, я заметила, их научная парадигма несколько отличается от нашей. И, если они в чём-то нас и превосходят, то в основном в научно-технической области. Человековедение у них отстаёт от земного.
    - То, что я скажу Дейра, – после раздумья ответила Эдна, – только моё мнение. Ещё не один историк Земли не поставил этот вопрос перед фундаментальной наукой. Но я давно думаю над ним. В нашем распоряжении, к сожалению, ещё очень мало информации о цивилизациях Великого Кольца, но, мне кажется, я догадываюсь, каким может быть ответ. То, что мы знаем о системе ВК, говорит – её цивилизации пошли путём преимущественно научно-технического прогресса. Их наука не жалеет сил на изучение загадок природы, но уделяет недостаточно внимания изучению загадок человеческой души. Мы получаем много информации из космоса, о последних научных открытиях, о новейших технических достижениях. Но ещё ни одна из цивилизаций ВК не сообщила о том, что ей известно о Законах Прямого Луча, равно как и о невероятных возможностях, заключённых в способностях Прямого Луча, скрытых в душе каждого. Именно образ «земной мадонны», возникшей в нашем мире словно бы из ничего, и был толчком к познанию этих неведомых способностей, к соединению разума и интуиции, мужского и женского в культуре. Синтез на Земле учения о ноосфере великого учёного ЭРМ Вернадского и герметических учений, похоже, уникален и нигде не встречается в Галактике. И, похоже, это не раз было причиной глобальных техногенных катастроф периодически постигающих цивилизации Великого Кольца. Именно поэтому мы и поверили, что Ирида погибла в результате такой катастрофы. К счастью, видимо похожим путём развивается и агрессивная цивилизация, атаковавшая Ириду, именно это и даёт нам реальный шанс выстоять и победить.
    - Но тогда, получается, – сказала Дейра, – наша цивилизация избранная, что собственно и мучает меня эти несколько последних дней. Кем и зачем мы избранны?!
    Эдна, уже ничему не удивляясь, заново пережила видение Малиналь.
    - На этот вопрос Дейра есть только мистический ответ. Герметические учения дали его в незапамятные времена. Они утверждают, мы действительно избранны и отвечают – кем. Земля избранна Великой Тройственной Богиней – маленькой Тихе, богиней счастья и печали, богиней Луны для некой особой и великой миссии. Вернее, наша миссия будет не просто великой, она будет великой и прекрасной. И у человечества Земли удивительная и по настоящему прекрасная судьба – она изменит всё наше инфернальное мироздание, если только мы окажемся её, достойны.
    Сказав это, Эдна печально улыбнулась, Дейра ответила ей такой же улыбкой, даже внешне почти неотличимой от улыбки Эдны.
    Некоторое время она сидела молча.
    - Вы знаете Корн, – наконец, сказала она, – я бы хотела глубже изучить вопрос о манкуртах, о социально и нравственно мёртвых людях и цивилизациях. Вы бы не могли порекомендовать мне материал, с которого было бы целесообразным начать работу?
    - Могу, – улыбнулась Эдна. – Хотя это и не совсем скромно с моей стороны. Ещё в студенческие годы я написала статью – ««Звери» и «скоты»», в которой изложила моё понимание этого вопроса, а так же мой взгляд на причины вызвавшие, казалось бы столь внезапно, на рубеже 30-40-х годов XXI века Вторую Великую революцию. Мне почему-то очень дорога эта работа, возможно потому, что она стала первым моим трудом признанным научным сообществом, поэтому одна из её первых публикаций всегда со мной. Я могу дать её вам прочесть в любое удобное для вас время.
    Дейра посмотрела на начальника экспедиции долгим благодарным взглядом.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 12 фев 2009, 15:52

    Глава V
    
    Троан
    
    
     Есть упоение в бою,
     И бездны мрачной на краю,
     И в разъярённом океане,
     Средь грозных волн и бурной тьмы,
     И в аравийском урагане,
     И в дуновении Чумы.
    А.С. Пушкин
    
    1.
    
    Звездолёт был на орбите, шли работы по выбору места для посадки и адаптации к условиям Ириды. Вечно замкнутый и угрюмый командир корабля Мир Гром и Сандра Кара случайно оказались рядом в огромном зале для занятий гимнастикой в невесомости, гравитация в нём была отключена. На руках обоих были небольшие крылья, и, сама собой возникла мысль, кто преодолеет дистанцию полёта быстрее.
    Гибкая грациозная Сандра и коренастый широкоплечий, хотя и тонкий в кости, что, впрочем, лишь увеличивало его шансы, Мир были вынуждены стараться изо всех сил, поскольку силы были практически равны. Победа осталась за Сандрой, но с очень небольшим преимуществом. Проницательная Сандра сразу увидела – их суровый командир огорчён, хотя и тщательно это скрывает. И, не выдержав, улыбнулась.
    - Знаете Гром, – сказала она, – я прожила на свете не намного больше, чем Эдна, хотя в наше время это и считается не очень солидным возрастом, и всё же меня всегда поражает, как умудряются даже самые лучшие мужчины оставаться мальчишками.
    Мир понял, что разгадан и заметно смутился.
    Сандра расхохоталась.
    - Вот видите, – сказала она, – но должна признать, такая мальчишеская непосредственность довольно мила. Может быть, в качестве реванша сразимся, в чём-либо другом, я слышала, вы любите фехтование?
    - Слышал, вы тоже его любите? – спросил в свою очередь Мир.
    - Это так, – согласилась Сандра. И знаете, я убеждена, в фехтовании мужчина всегда проиграет женщине, – и озорно взглянула ему в глаза.
    - Почему? – удивился Мир.
    - В фехтовании, особенно лёгким оружием ловкость, выносливость и выдержка имеют большее значение, чем сила, а в этих качествах женщина превосходит мужчину, просто в силу особенностей организма и психики. Вот если бы бой был на тяжёлых мечах, например, так называемых двуручных, женщина, при прочих равных, обязательно бы проиграла. Но этим видом боя сейчас занимаются немногие любители, да и вызывать на такой бой женщину не по-рыцарски, – Сандра вновь лукаво взглянула на Грома.
    - Ещё не так давно, – заметил Мир, – не по-рыцарски было вообще вызывать женщину на бой.
    - Да, – согласилась Сандра, – но с тех пор многое изменилось. Поняв биполярность мира, люди поняли – место мужчины и женщины рядом в совместном пути, и она вправе ему уступать только в физической силе. С тех пор мужчинам стало намного труднее доказывать, что они сильный пол. Как вы отнесётесь к бою прямо здесь, в невесомости? Мне всегда нравился такой бой?
    - Я, как каждый профессиональный звездолётчик, люблю занятия в невесомости, гравитаторы всегда могут отказать, поэтому они крайне важны.
    - Прекрасно, – улыбнулась Сандра, – бросаю вам вызов. И подняла руку, в которой мгновенно вспыхнул лёгкий светящийся меч, составленный из силовых полей.
    Мир склонил голову в знак принятия вызова, в его руке тоже вспыхнул меч.
    Противники отсалютовали и сошлись в схватке, что было крайне сложно в невесомости, но оба великолепно умели это делать. Разница в тактике быстро стала очевидна: Мир полагался на стремительный напор и прямоту натиска, Сандра, напротив, умело уходила от прямого столкновения, дающего преимущество Миру, делала частые обманные движения, и только потом наносила удары всерьёз.
    - Туше (задет)! – торжествующее объявила она, достав левое плечо Мира, и вдруг взглянула на него с откровенной иронией.
    Мир отпрянул на максимально возможное расстояние и, выставив меч, переживал острую боль – пропущенный выпад означал достаточно сильный удар электрическим током. Он почувствовал, как в нём вскипела дикая ярость. Но в тоже мгновение понял – в этом и состоит тактика Сандры, и огромным усилием воли сумел себя сдержать.
    Они сошлись вновь, теперь Мир перестал полагаться на натиск и начал экономить силы, и только пропустив очередной выпад, понял – Сандра всё же сумела его обмануть – навязав тактику боя, в которой имела преимущество.
    Разгадав её он начал более правильно строить бой, навязывая свою тактику, но было поздно, два пропущенных удара давали о себе знать и Сандра, сэкономившая больше сил, получила всё нарастающее преимущество.
    - Туше! – вновь вскрикнула Сандра. И когда Мир поняв, что проиграл, кинулся на неё в последнем отчаянном и стремительном броске, дававшем последний шанс, не обращая внимание на пронзившую боль, умело увернулась, отбила нанесённый уже не твёрдой рукой удар, и по самую рукоять всадила ему меч в солнечное сплетение.
    Иллюзия, что Мир пронзён мечом была полной. Окрашенное голографической кровью лезвие, сверкая, вышло из спины, а по телу хлынула голографическая кровь, внешне не отличающаяся от реальной. Боль же от удара током была настолько сильна, что как только Сандра выдернула меч, он обмяк, почти так, как обмяк бы в реальности. Если бы бой происходил при гравитации, то Мир рухнул бы на пол.
    Сандра отсалютовала поверженному противнику.
    - Вот видите Гром, – сказала она, – когда командир звездолёта немного пришёл в себя, – в фехтовании преимущество всегда на стороне женщины. Я, кстати, забыла сказать об ещё одном её преимуществе – женщины более хитры, чем мужчины. Мы намного реже, чем вы сохраняем наивность даже в ранние годы, вы же, как я уже сказала, в какой-то мере остаётесь наивными всегда. И мы умеем это использовать.
    - Только что имел возможность в этом убедиться, – согласился Мир. И неожиданно для себя выдал. – Я слышал, в прежних жизнях вам уже не раз приходилось убивать мужчин, – и тут же сконфуженно замолк, мучительно покраснев, кляня свой язык.
    Сандра вновь расхохоталась, только на этот раз её мелодичный смех звенел намного дольше. Отсмеявшись, Сандра внимательно посмотрела на командира звездолёта.
    - Что в вас ещё по настоящему хорошо Гром, – сказала она, – так это то, что, потеряв равновесие, вы легко обретаете его вновь. Это достаточно редкая черта, поверьте специалисту. Ну, а касательно вашего вопроса отвечу честно – регрессивный гипноз действительно позволил мне восстановить память и о таких инкарнациях. Но вы же знаете, никто, пока, не доказал, что, так называемая, избыточная информация это действительно память о прежних жизнях. Впрочем, что вас ещё интересует в моих прежних жизнях? Одержав над вами целых две победы подряд, я пришла в хорошее расположение духа и готова отвечать на любые вопросы, – и в очередной раз искромётно взглянула в глаза.
    - Ещё я слышал, – впервые робко улыбнулся вечно суровый Мир, – в одной из инкарнаций вы умели танцевать танец со змеем, и делали это с Корн, с которой вы подруги может быть уже даже не много веков, а много тысячелетий.
    Сандра вдруг стала серьёзной.
    - И это так Гром, – сказала она, – у нас с Эдной действительно много общих воспоминаний пробуждаемых регрессией. Они и сблизили нас, наверное, в этой жизни. И знаете, – тень улыбки вернулась в глаза Сандры, – нам очень хотелось бы повторить этот танец. Кстати, правильно он называется «Поцелуй со змеем».
    - Я в курсе, – кивнул Мир, – и могу вас понять. И всё равно, настолько чудовищный риск, поцеловать громадную смертельно ядовитую змею, стоящую перед тобой в боевой стойке. Увернуться от неё, поцеловать вновь, вновь увернуться, и так, пока у змеи совсем не останется яда. Думаю, ни один мужчина, никогда, не сможет сделать такого.
    - Это не для мужчины, – согласилась Сандра, – храм Эриду – храм Тантры, а тантристы ещё в незапамятные времена поняли – для того чтобы изменить мир женщина должна быть намного более ловкой, умелой и мудрой, чем даже самая ядовитая, самая стремительная, и самая коварная змея. Иногда мужчина должен отходить в сторону Гром.
    - Вне всякого сомнения, – согласился Мир, – равно как и женщина, впрочем.
    - Равно как и женщина, – подтвердила Сандра, – равно как и в большинстве случаев, им лучше действовать вместе, что человечество поняло совсем недавно. Как и вам с Эдной, – неожиданно добавила она.
    - Что вы имеете в виду?
    - Я так же в курсе – у вас с Эдной есть совместные воспоминания о прежних жизнях.
    - Да, я забыл, кто вы, – кивнул Мир, – как-то я стал воспринимать вас просто как врача и начальника медицинской службы звездолёта, забыв, что вы великий психолог и официально представляете на «Аристоне» Академию Горя и Радости.
    - А вот это ваш серьёзный недостаток Гром, – вдруг сказала Сандра, – вы совершенно не умеет льстить. Я всего лишь известный психолог, и далеко не выдающийся, не говоря уже о том, что не великий. Льстить нужно, так же соблюдая меру, любая женщина хочет быть обманутой, не меньше, чем любой мужчина, но обман должен быть искусным.
    - Но я говорил искренне, – возразил Мир, – и готов подтвердить официально, что считаю вас великим психологом, или уж, по крайней мере, выдающимся, и уверяю, так считаю далеко не я один, а, наверное, каждый, кто читал ваши работы, просто вы слишком скромны. К тому же, разве в наше время сохраняется необходимость в обмане?
    - Она всегда сохраняется Мир, – назвала его Сандра первым именем, – и мужчина должен это помнить. Вы очень красивы, причём не слащавой красотой мальчика из голливудских фильмов прошлых веков, а мужественной красотой мужчины, и, на мой взгляд, ваша красота отражает истинное положение. Думаю, женщины просто разбаловали вас, тем, что практически всё вам прощают, даже то, что вы им всегда говорите правду. И будет лучше для всех, если вы это, однажды, поймёте. Во Франции в XIX веке, например, мальчиков из аристократических семей специально учили выражать своё восхищение нарядом дамы минимум несколько раз за вечер, даже если это далеко не соответствовало действительности, и учили делать это мастерски, не попадая впросак, вы же совершенно не умеете это делать, и, похоже, не собираетесь учиться.
    Сандра, вдруг, смягчила серьёзность взгляда, вновь лукаво сощурила на Мира топазовые «тигриные» глаза, и кокетливо тряхнула длинными огненно-рыжими волосами. Командир звездолёта впервые за очень длительный период почувствовал – откровенное кокетство Сандры не просто действует на него, а действует с потрясающей силой.
    - Наверное, вы правы, – смущённо признал он, после некоторых раздумий. – Но ведь я звездолётчик, моя профессия оставляет мало времени и сил для ухаживаний, прежде всего, нужно думать о жизни, здоровье, безопасности экипажа. Межзвёздные, да и межпланетные, полёты, наверное, всегда будут слишком рискованными.
    - И женщины это понимают, – кивнула Сандра, – а вы этим без всякого зазрения совести пользуетесь, лишая значительной меры радости и себя и других. Скажите, – вдруг задала она непонятный вопрос, – вы считаете Эдну своим проклятием?
    Мир глубоко задумался, и подплыл к огромному голографическому экрану ТВФ – на нём сияла Ирида. Звездолёт шёл на низкой орбите, и светоносная бездна планеты закрывала практически всё поле зрения, лишь кое-где оставляя место ультрамариновой бездне космоса. Сандра грациозно подплыла, и они вместе повисли над огромным сияющим миром, в котором никогда ещё не был человек Земли.
    - Возможно, – наконец сказал Мир, – возможно Сандра. Когда я встречаю женщину типа Эдны, в моей душе сразу просыпается сильная боль. Я всегда старался избегать таких женщин, но судьба буквально сталкивала нас, несмотря на все усилия. Я так же всегда удивлялся, почему такие женщины, внешне сочувствуя мне, и стремясь помочь, на деле причиняли ещё большую боль. Много лет я пытался понять почему, и только регрессивный гипноз принёс какую-то малую толику понимания.
    - В том, что такие женщины внешне сочувствуя вам, на деле причиняют ещё большую боль, нет ничего удивительного, – сказала Кара, – в этом обычная тактика Кали, которую такие женщины чаще применяют к вам, поскольку на вас она, по-видимому, действует эффективнее, чем тактика Цирцеи. Психологи давно знают – нашей психике нужны не только положительные, но и отрицательные эмоции, и это главное что нужно для дальнейшего развития и совершенствования души. В этом суть работы Академии Горя и Радости, и поэтому она занимает такое место в жизни цивилизации. Оба состояния психики нужны не только личности, но и обществу, точнее ноосфере. Боль сигнал тревоги, и душевная боль не исключение. И мы должны постигать на всё новом уровне не только радость, но и боль. Кокетство Кали из глубины веков строится на этом контрасте. Она то оскорбляет мужчину, которому нравится, то проявляет к нему сочувствие, всё углубляя оба переживания, именно использование контраста позволяет ей, однажды, пробудить в мужчине чувство любви. В отличие от Цирцеи, которая то унижает мужчину своим кокетством, то проявляет к нему нежность, так же всё совершенствуя баланс. И, тем не менее, я понимаю вас, – неожиданно добавила она. – Эдна ни Кали и ни Цирцея, она другой, достаточно редкий тип женщины, и её предназначение намного более значительно, чем предназначение Кали и Цирцеи, к тому же, ваши отношения, и уже невообразимо давно это совершенно особые отношения. Сколько раз она заставляла вас зажечь Тёмное Пламя?! – задала она непонятный вопрос, и добавила. – Над Посейдонисом, никто не знает, сколько веков назад, точнее тысячелетий. Над Персеполисом, две с половиной тысячи лет назад. Наконец здесь, на Луоне, совсем недавно. А сколько раз это было ещё?!
    - А вы знаете?! – спросил Мир.
    - Думаю не больше вас Гром, – ответила Сандра.
    - И потом, Кара, вы только сами сказали – никто не доказал, что память о прежних жизнях, действительно память о прежних жизнях. Пожалуй, даже доказано обратное.
    - Нет Мир, – вновь назвала его первым именем Сандра, – обратное не доказано. Доказано лишь, что реинкарнация невообразимо сложнее всего, что мы можем себе представить. Если хотите знать моё мнение – я верю, вы встречаетесь с Эдной далеко не в первый раз. Равно, как и не в первый раз вам придётся принять не мыслимо чудовищное, бесчеловечное, но необходимое решение, если придётся, конечно.
    - Решение зажечь Тёмное Пламя, в котором сгорят не просто люди, в котором сгорит целый социум?!
    - Мёртвый социум Гром, социум-вампир который, если не лишить его фальшивого живого облика, сделает псевдоживым весь мир, или многие миры. Вспомните русские народные сказки, как они учат обращаться с упырями. Уже невообразимо давно русский народ понял – самое страшное в упырях их очарование, их псевдокрасота. Именно она убивает душу, оставляя жить тело, в этом суть «укуса вампира». И всё равно, вспомните, сколько душ, особенно у молодёжи, именно в России, в последние годы доноосферного общества убил фашизм, и как близко подошла земная цивилизация к тому, чтобы стать социальным манкуртом. Но, к счастью, мудрость русского народа оказалась сильнее. И действительно исполнилось пророчество – Россия и сама спаслась и спасла весь мир. Как знать, может быть, такая же судьба ждёт и нашу маленькую Землю.
    - Скажите Кара, а убивать индивидуальных вампиров, тем более тех, которые вам доверились, это менее страшно и отвратительно?
    В глазах Сандры появилась такая бездна коварства, что Мир впервые понял – есть бездны большие, чем бездна космоса, которую он бороздил большую часть жизни.
    - Знаете Мир, – с лёгкой усмешкой сказала она, – это может быть даже приятным. А точнее, более и намного более чем просто приятным. Я часто задаю себе вопрос: Чем я, как и Эдна, впрочем, отличаюсь от вампирши?! И я не могу сказать, что оправдания, которые я сама себе приважу, удовлетворяют меня полностью. Даже те, которые даёт Тантра. Образ йогини-ведьмы убивающей возлюбленного древний образ. Она приносит его в жертву чёрной Дурге, но ведь на самом деле Кали, Рашти и маленькая Лакшми, богиня счастья и печали, одно – Тройственная Богиня. И только Тройственной Богине по силам сделать наш мир, наконец, счастливым. И я, и вы, и Эдна служим одной богине.
    - А как быть со второй её стороной – богиней тёмного эроса? Также предстающей в трёх ипостасях: великой ночной хищной многоликой твари, так похожей на прекрасную и беспощадную Кали, великой свиньи или самки, так похожей на нежную и прекрасную Цирцею, и великой змеи, так похожей на маленькую Тихе или Лакшми? Ведь их так трудно отличить, и они так прекрасны, и очень немногим дан дар отличить величайшую красоту от величайшего уродства. Оно и делает неотразимым трёх великих тварей.
    - И их укусы смертельными для души отравляемой псевдокрасотой, – с лёгкой усмешкой добавила Сандра. – И кто же я, по-вашему, хищная ночная многоликая тварь – милосердно убивающая ночная кобылица, как её называли когда-то, или беспощадная Кали?
    - Зачем вы так шутите Сандра? – грустно сказал Мир. – Разве могла ночная тварь выжить на Земле, за два с половиной века Ноосферной эры?
    - Как знать Мир? Как знать?! – неожиданно ещё более грустным голосом ответила Сандра. – Она многолика. Кроме того, она умеет прятаться не только в тёмных углах жизни, но и в тёмных углах души. Чем совершеннее и прекраснее женщина, как и мужчина, впрочем, тем тоньше и острее лезвие по которому им приходиться идти. И стоит только оступиться, как из бездн нашей души может выползти ТАКОЕ, как и из бездн жизни, именно по этой причине «Аристон» и оснащён боевыми аннигиляторами. Вы полагаете, – вновь неожиданно сменила она тему, – Эра Сон та женщина, которая может спасти вас от вашего вечного проклятия, от Эдны?
    - Вы я вижу, знаете обо мне ещё больше, чем я думал, – грустно улыбнулся, но всё же улыбнулся, второй раз Мир. – Но каким образом? Времена, когда люди шпионили, друг за другом к счастью давно прошли.
    - Во-первых, это не так Мир, – мягко сказала Сандра, – ПНОИ иногда приходится шпионить за людьми и сейчас. Психика ещё много веков будет хранить бездну тьмы, поэтому и нужна организация психологического надзора. Во-вторых, вы забываете, я всё же психолог, и знаю своё дело. Сон была с вами и в прошлой звёздной экспедиции, а настолько красивые физически люди просто не могут не тянуться друг к другу. Это даже не закон психологии, это закон жизни.
    - Наверное, с Эрой у нас действительно особые отношения, но только издалека.
    - Это я тоже поняла, – кивнула Сандра, – но ведь, думаю, и вы понимаете, Эра не Тихе, как Эдна, и не Кали, она Цирцея, и она великая Цирцея. Поэтому она действует мягко и нежно, зато наверняка. И ни одна женщина не умеет заставить мужчину так возжелать себя, как Цирцея, поэтому она и превращает их в свиней, если, конечно, мужчина изначально свинья, в человеческом обличии. Это и позволяет ей очищать мир от таких свиней. Но истинная её задача не в том, чтобы недостойный мужчина захлебнулся в собственных нечистотах, а в том, чтобы помочь ему уничтожить свинью в себе. Захлебнуться же она ему позволяет, только если ей не удалось выполнить свою истинную миссию. Задача же Кали, очищать мир от ночной твари в человеческом облике, в данном случае в облике мужчины, и точно таким же путём, прежде всего, очищая души.
    - Равно как Тихе одинаково хорошо умеет делать и одно и другое, да к тому же ещё и третье, что умеет только она, – закончил Мир. – Равно как великая змея, великая самка и великая ночная тварь умеют делать обратное, почти так же хорошо, но к счастью, и великому счастью нашего мира, именно ПОЧТИ, поэтому он и достоин жизни. Сандра, но ведь мы ушли от темы, ведь я спросил не об этической стороне вопроса, тем более Тантра давно дала ответ, я спросил о другом. И согласитесь, ответ – это может быть приятным не ответ. Вы лучше меня знаете, наслаждение – всегда обратная сторона боли и отвращения, равно как и счастье, всегда обратная сторона печали.
    - А вы сами как думаете, Мир, что тяжелее, убить одного человека, или уничтожить целый город, или уничтожить целый мир?
    - Должен признаться Сандра, до сегодняшнего дня я был уверен – уничтожить целый мир или город намного тяжелее. Вы первая заставили меня в этом усомниться.
    - И почему?!
    - Наверное, потому, что человек это тоже целый мир, и бездны его души, не менее глубоки, чем бездны вселенной. Человек микрокосм говорят давно, но, наверное, это нужно понимать буквально.
    В глазах Сандры появилась такая боль, что та бесконечная боль, которую он так часто видел в глазах Эдны, вдруг померкла, и даже показалась незначительной. Ещё более незначительной ему показалась собственная боль, всегда пылающая в душе.
    - Наконец то, ты это понял, – хрипло сказала она, впервые назвав на «ты».
    Сандра медленно, с невыразимой грацией, повернулась спиной, и поплыла к выходу из зала, уже перед самым выходом она полуобернулась и, вдруг, посмотрела на него долгим призывным взглядом, и только после этого исчезла за дверью.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 13 фев 2009, 15:18

    2.
    
     Приготовления к посадке закончили. Медицинская служба синтезировала препараты необходимые для адаптации к микроорганизмам Ириды. Сандра сообщила, в целом, для перестройки организма понадобиться несколько месяцев, но это не имело значения, Совет звездолёта решил – пока не будет установлено, что на Ириде нет реальной опасности, звездолётчики будут работать за пределами корабля, в скафандрах высшей защиты. Стрелоиды доставили на «Аристон» несколько иридианских искусственных спутников, но их исследование мало что дало. Это были обычные спутники связи, наблюдения и метеорологические, без серьёзных компьютерных установок. Около побережья, где под горной грядой по косвенным признакам были глубокие подземные пустоты, находились руины большого города. Местность вокруг города равнинная, что делало посадку в его окрестностях возможной где угодно. Сам город поразил не термоядерный удар, а удар оружия, использующего неизвестную ядерную реакцию, и он стоял не разрушенный, если не считать естественных процессов разрушения за двести лет. Шансы найти документы и поддающиеся восстановлению компьютерные системы были высоки.
     Первую группу исследователей составили из историков, врачей, биологов, и технических специалистов, но Эдна не сомневалась – на планете найдётся много работы для всех звездолётчиков. Пока решили ограничиться исследованием города, побережья и горной гряды, а так же подземных пустот, если наличие их будет подтверждено. На борту «Аристона» имелось два больших подводных корабля и семь малых, кроме того, имелось десять вездеходов-амфибий, способных, при необходимости, выполнять роль малых подводных судов, но к исследованиям океанских глубин Эдна решила приступить только после тщательного изучения намеченного прибрежного района.
     Звездолёт опустился чуть в стороне от города, при посадке хорошо просматривалась его панорама. В основном он состоял из концентрических кругов из зданий и сооружений – промышленные сооружения сосредоточённы на окраинах. В центре, огромный жилой массив из многоэтажных зданий, он когда-то утопал в зелени. Скелеты деревьев многочисленных парков и скверов везде, и не только на земле. Жилые дома высотные, вокруг на кольцевых пристройках имели просторные висячие сады, в них когда-то росли, и очень буйно, деревья, кустарники и цветы. В садах утопали и крыши домов. В самом центре стояли высотные административные здания, отличавшиеся от жилых строгостью линий, и меньшим количеством зелени, давно ставшей серой.
     Впечатляла архитектура, в ней большое место занимал силиколл, делающий некоторые административные здания почти полностью прозрачными. Его гармонично дополнял серебристый строительный материал – особый пластик, уже известный землянам по Луоне. Гибкий, упругий и прочный, серебристый оттенок, то доходил до зеркального, то становился почти серым. Во всей архитектуре чувствовалась устремлённость ввысь и та, почти неуловимая гармония, превращающая город в единый организм, её ещё редко удавалось соблюсти строителям Земли, гораздо позже, чем на Ириде пришедших к строительству таких городов. Во многих домах силиколл как архитектурный элемент был цветным. Огромные конструкции из цветного силиколла, выполненные в виде огранённых кристаллов, в основном подняли на большую высоту, они очень красиво смотрелись с воздуха, являясь как бы лицом города, напоминающим россыпь драгоценных камней на чеканном серебряном подносе. Не сложно было представить – снизу они впечатляют ещё больше.
     Разглядывая эту россыпь, Эдна поймала себя на мысли, что красота несколько нарочито броская, слишком подчёркивающая совершенство, но, наверное, это можно объяснить тем, что между эстетическим восприятием землян и иридиан не могло не быть определённой разницы, а значит, и не всё могло восприниматься адекватно.
     Вторая примечательная особенность – большое количество водоёмов ныне пересохших. Все соединены в единую систему, очевидно, позволявшую поддерживать воду постоянно свежей и оборудованы превосходными искусственными пляжами. Пляжи с воздуха выглядели яркими цветными пятнами, песок был разноцветным, цвета очень красивых оттенков: янтарный, изумрудно зелёный, сапфирово голубой. Даже с высоты было понятно, что кристаллики песка идеально чисты и больше похожи на миниатюрные драгоценные камни. Вокруг водоёмов множество сооружений для водного отдыха напоминавших земные: вышки, водные горки, системы гидромассажа (водные и воздушные) и т.д. Похоже, иридиане придавали большое значение отдыху на воде в городе. При этом до побережья океана было совсем недалеко, к нему вели превосходные дороги.
     Глядя на мёртвый город, не сложно было представить, как он был прекрасен, когда жил. Он мог много дать земным инженерам, архитекторам, художникам. Все телекамеры работали в усиленном режиме, стремясь запечатлеть ещё живую рукотворную красоту планеты смерти.
     После посадки на гравитационных двигателях на абсолютно серую почву, в окрестностях города не сохранилось выжившей растительности, в город отправили большой пилотируемый стрелоид. Большой беспилотный стрелоид, единственный на «Аристоне» оснащённый «ракетами-кротами» отправили к предполагаемым подземным пустотам.
    Пилотируемый стрелоид опустился в центре, на главную городскую площадь.
     Из стрелоида высадились три группы: археологическая, под руководством Эдны Корн, медико-биологическая, под руководством Сандры Кара, и научно-техническая, под руководством Эры Сон. Каждого сопровождал личный робот спутник, девятиножка СДФ, все в скафандрах высшей защиты и вооружены индивидуальным оружием. Мёртвый город встретил лёгким печальным ветром, тихо шумевшим среди зданий. Несколько мгновений люди рассматривали город, отдавая дань тому, что впервые видели его не с воздуха. Летящие архитектурные формы вблизи впечатляли ещё больше. Город не давил, а, напротив, казалось, давал крылья. Во всём чувствовалось, здания строились умелыми и заботливыми руками, и эта забота будет всегда с устремлённым в небо человечеством Ириды. Добрая монументальность пронизывала здания. Каждая деталь напоминала человеку, всё здесь для его благополучия и счастья, везде и во всём его поддержат тысячи и тысячи заботливых рук, весь огромный город только пьедестал, поддерживающий красоту, мудрость, разум и величие человека и общества.
     Особенно впечатляло центральное административное здание, больше всего поражали оптические свойства. Очевидно, при проектировании и строительстве профессиональные оптики потрудились хорошо. Здание всё пронизывал свет. Он не ослеплял, напротив, был приятен для глаз, приглашал на здание смотреть и смотреть, давая чувство умиротворения, покоя и отдыха. В тоже время, чем больше человек смотрел на здание, тем больше пробуждалась неуёмная жажда деятельности. Это свойство оптических кристаллов знали на Земле давно, и издревле считали магическим, но его никто и никогда не использовал в архитектуре. Здесь же мягкое сияние оптических кристаллов было органической частью не только здания, но и всего удивительного города, казалось, собравшего всю великую красоту древней цивилизации Ириды. Струящиеся, пронизанные мягким светом конструкции заканчивались тремя вершинами, их венчали рукотворные цветные кристаллы из силиколла. Две вершины пониже венчали огромные тёмно-синие – сапфировые кристаллы, главную венчал пунцово-красный – рубиновый кристалл. Свет мягко преломлялся и переливался в тончайших бриллиантовых гранях, давая зданию, ощущение ничуть не давящей завершённости и законченности к чему в земной архитектуре удалось приблизиться только куполам русских церквей. Эдне почему-то вспомнилось, что прекрасные русские храмы не имеют никакого отношения к православию, и «навеки проклятый знак распятого» стал венчать их только после «крещения Руси», русский народ венчал свои храмы изображениями птиц. И в тот же миг она поняла почему – православие, как и христианство в целом не могло звать человека в небо, напротив, оно буквально вбивало человечеству в голову – его место на Земле, и мечтать о небе и звёздах кощунство. Но непостижимым путём русские сохранили в облике своих храмов великую мечту и великий вызов создателей Вавилонской башни, равно как и мудрость Вавилона.
     Эдна вновь, как и с высоты птичьего полёта, внимательно всмотрелась во весь обозримый город, и в это здание, удивляясь появившемуся в душе сложному и противоречивому чувству, которому не могла дать названия. И ей вновь почудилась некая нарочитая броскость, скрывающая фальшь. Эдна попыталась прогнать чувство, и вдруг ощутила, оно возникло у неё ещё на Луоне, когда она осматривала замороженные тела иридиан. Впрочем, сейчас не было времени разбираться со странным чувством. «Что ж – подумала она – раз чувство приходит уже не однократно, то придёт ещё, а сейчас нужно работать». Тут же пришла успокоительная мысль: «К тому же, наверное, всё может объяснить печать смерти лежащая на всём». Печать смерти, действительно лежала на всём. Чётко, на фоне ослепительно голубого неба, выделялись тёмно-серые скелеты деревьев, находившегося рядом с площадью огромного сквера. В сквере бросались в глаза высохшие пруды и каналы со ставшими не нужными изящными арками мостов. И печальный звон ветра, овевающего навеки уснувший прекрасный город.
     В центре площади находилась скульптурная композиция. Молодые мужчина и женщина стояли, взявшись за руки, и прикоснувшись, друг к другу плечами. Головы чуть приподняты, они смотрели не под ноги, а вверх и перед собой. В одухотворённых лицах и серьёзных глазах, тем не менее, читалась какая-то бесшабашная весёлость и бесконечная радость жизни людей, чьи предки уже много веков назад вырвались из многоступенчатого инферно изуродованного мироздания. Композиция была из того же серебристого пластика, и установлена на постаменте из кристально-прозрачного голубоватого силиколла. Постамент, массивный внизу, кверху всё сужался, поднимая скульптуру на довольно большую высоту, и вместе соприкосновения с ней сужался до размеров её основания. Из серебристого пластика была и главная площадь. Этот серебристый материал проходил через весь город, казалось, сливая воедино все здания и сооружения, и давал ощущение – город является единым организмом, больше напоминавшим драгоценное украшение. В украшении серебристый пластик играл роль драгоценной оправы, а кристально прозрачный силиколл роль драгоценного камня, часто и в самом деле огранённого бриллиантовой гранью, и поэтому игравшем всеми цветами радуги в мягком и, в тоже время, пламенном свете звезды Барнарда. Город напоминал сказочный ледяной дворец, но при этом дышал не холодом, а добрым поддерживающим теплом. Казалось, он весь пронизан положительной кипящей энергией, побуждающей к спокойному, вдумчивому и, в тоже время, страстному делу, направленному на то, чтобы сделать город и весь мир ещё прекраснее. «Наверное, этим подлинная красота и отличается от давящей и унижающей псевдокрасоты вампиров», – подумала Эдна, устыдившись недавнему странному чувству.
     Решили начать изучение города с большого здания, увенчанного тремя рукотворными кристаллами. Двери были открыты и люди вошли в большое силиколловое фойе, где стразу ждало страшное открытие – мумифицированные трупы иридиан. Везде: в креслах и на стульях, на полу и лестничных пролётах, некоторые застыли в странных и неестественных позах. Площадь была абсолютно чиста от останков, ветры и дожди, по-видимому, разрушили тела за двести лет и без помощи микроорганизмов уничтоженных радиационным потоком. Но здесь их было много, и сразу бросалось в глаза – слишком много, чтобы объяснить случайностью. Всё выглядело так, будто большинство тел сюда внесли. Когда шок прошёл, Сандра сказала:
     - Крайне важно искать останки детей. Если мы их не найдём, или их количество будет небольшим, получит косвенное подтверждение гипотеза о том, что дети или их часть были укрыты в подземных убежищах. По крайней мере, дети этого города. И соответственно возрастут шансы того, что подземные пустоты у побережья обитаемы.
     Звездолётчики разошлись по зданию, началась обычная работа. Медики и биологи занялись изучением останков людей, их одежды и всей находившейся в помещениях естественной органики, археологи поиском документов и произведений искусства, научно-техническая группа поиском компьютерных систем. В течение нескольких часов археологи и научно-техническая группа достигли серьёзных результатов. Здание, действительно, оказалось административным, и хранило множество документов, как печатных, так аудио, видео и фото. Из документов выяснилось название города – Троан. В тоже время, документов проливающих свет на картину гибели планеты не обнаружили, очевидно, бой в космосе был скоротечным. Научно-техническая группа обнаружила несколько десятков локальных компьютерных сетей и главный городской электронный мозг. Эра Сон скоро доложила Эдне – все компьютерные системы, похоже, в рабочем состоянии, только обесточены. Встал вопрос, как быть, начать демонтаж информационных кристаллов, или попытаться запустить компьютерные системы, подключив их для начала к силовой установке большого стрелоида. Верх взяла точка зрения Эры отстаивающей второй вариант.
     Вечером, на небольшом совещании решили – археологическая и медико-биологическая группы вернутся в звездолёт, для изучения полученной информации нужны его лаборатории. Касательно своей группы Эра настояла – она продолжит работу, и большой стрелоид доставив на «Аристон» указанные группы вернётся в её распоряжение.
     На следующий день город обследовали беспилотные стрелоиды, и установили важную деталь: на улицах нигде нет останков иридиан. В тоже время остатков городского транспорта, им оказались в основном большие и малые электромобили, обнаружили множество. По всей видимости, трупы кто-то собрал и внёс в помещения. В городе, после бомбардировки, похоже, оставались выжившие, и таким образом отдали последний долг погибшим, удалив тела из под открытого неба. Но вскоре стало ясно – в самом городе выживших быть не могло, не обнаружили помещений способных спасти от радиационного потока. Нигде не обнаружили и останков детей. Гипотеза, что подземные пустоты недалеко от города населены, или были населены какой-то период, получила серьёзные косвенные подтверждения. Через два дня подтвердился факт наличия пустот. С большого беспилотного стрелоида пришли данные – под горной грядой имеются колоссальнейшие подземные пустоты. Компьютерный анализ грунтов доставленных из глубин ракетами-кротами дал предварительный вывод – естественные пустоты сочетаются с рукотворными.
     За городом обнаружили мощный термоядерный реактор, питавший его энергией. Он оказался в рабочем состоянии, но запускать его не было смысла, тем более работа по изучению технических деталей заняла бы много месяцев. Компьютерное оборудование главного административного здания запустили с помощью силовой установки стрелоида. Теперь предстояла длительная работа по изучению иридианских компьютерных программ. Основы земляне знали, поскольку обменялись общей информацией о программном обеспечении в период радиоконтакта Земли и Ириды с целью улучшить обмен информацией, но дьявол, как всегда, сидел в деталях. Эра Сон доложила – её группе нужно не менее трёх месяцев, чтобы разобраться с иридианским программным обеспечением и приступить к расшифровке информации на кристаллах. Пребывание в Троане получалось длительным, впрочем, это было прогнозируемо. На совещании решили вначале тщательно изучить Троан, и только потом приступить к изучению подземных пустот.
     Скоро обнаружили городскую библиотеку, она дала массу данных о планете, в том, числе и о подземных пустотах. Выяснилось – они известны иридианам с незапамятных времён. Получили так же много информации о достижениях их культуры и искусства. Группа Сон буквально накинулась на научно-техническую литературу и вскоре она доложила – срок пребывания в Троане, похоже удастся сократить вдвое.
    Группа Эдны Корн и Эры Сон объединили усилия, отчёт об их работе обещал быть очень интересным и содержательным.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 15 фев 2009, 14:37

    3.
    
    Дейра только через две недели смогла взять у Эдны её студенческую статью ««Звери» и «скоты»», начальник экспедиции была сильно загружена вначале подготовкой к высадке на Ириду, а затем работами по исследованию Троана, и Дейра считала нетактичным её беспокоить. Равно, как и у неё самой была масса работы в связи с подготовкой к высадке и работами в Троане. Тем не менее, она хорошо помнила об обещании Эдны, и как только обе стали по свободнее, сразу взяла статью. Она была не очень длинной.
    «Изначальный перекос в мироздании – рождающий инферно, – писала Эдна в возрасте ещё более юном, чем сегодня Дейра, – в обществе, в цивилизованные времена, привёл к доминанте не лучших, как должно быть, а мерзавцев. Ещё древние ответили на вопрос, что является главным условием успеха в жизни, ответ прост и непригляден – смерть души. Гениально эту мысль удалось выразить великому немецкому поэту Гёте в поэме «Фауст» и великому русскому писателю Гоголю в поэме «Мёртвые души». Именно им также удалось точно, понятно и по житейски просто показать – мёртвые души истинные хозяева жизни. Но дело в том, что смерть души происходит не всегда одинаково. Есть две дороги души к смерти.
    В ЭРМ на Западе главным были деньги и, соответственно, чем больше у кого-либо было денег, тем больше у него было власти и материальных благ. На Востоке, в большинстве стран, ситуация была другая, но в бизнесе, в криминальной среде и во взаимоотношениях крупного капитала этот принцип всё равно работал в полной мере. Здесь важно ответить на вопрос: что нужно, чтобы получить много денег? Каким качеством характера для этого нужно обладать? Дело в том, что деньги не от ума, как искренне думали тогда многие, а от характера, и только от характера. Для того же, чтобы получить большие деньги, нужно только одно качество характера – сильная воля.
    У тебя не получилось одно, берись за другое, за третье, за тысячное. Главное – не сдавайся, главное – не опускай руки, рано или поздно обязательно пробьёшься. Минус системы – воля, не обязательно, должна быть доброй. Подлец тоже может быть сильным. Теперь представим себе – при прочих равных сталкиваются интересы сильного подлеца, и сильного порядочного человека. Кто победит? Ответ однозначен: только подлец. Он не церемонится в средствах достижения цели. Например, порядочный человек никогда не сможет убить свою мать, подлец способен и на такое. В уголовной среде была распространена татуировка с изображением гроба и надписью: «Не забуду мать родную», она не случайна, поскольку является символом успеха в жизни по уголовным законам. Уголовные законы – всегда «законы звериные». Поэтому законы капитализма так и называли, говоря, «выживает сильнейший», хотя правильнее сказать: «сильнейший и подлейший».
    Именно этот тип личности выживал и доминировал в бизнесе, криминальной среде и среде крупного капитала. Равно как он выживал, и доминировал в вооружённых силах, правоохранительной системе, и системе государственной безопасности. Расплата за выживание и доминанту – смерть души, то есть, смерть совести.
    Прямо противоположным образом обстояла ситуация в системе государственной власти, за исключением силовых структур.
    Если законы капитализма никому не удалось описать лучше Маркса, то законы чиновничьей (номенклатурной) системы лучше всего удалось описать, как не странно, не учёному, а литератору, великому русскому писателю Грибоедову, в его бессмертной комедии «Горе от ума». На Востоке, как отмечено, главное были не деньги. Главным была номенклатурная должность, и чем выше у кого-либо должность, тем больше у него власти и материальных благ. Можно сказать так, на Западе, если есть деньги – будет и должность, на Востоке наоборот, есть должность – будут и деньги.
    Соответственно, если пользоваться логикой советской общественной науки много лет, справедливо называвшей капиталистические законы «звериными», законы советской – номенклатурной системы следует назвать «скотскими». На Западе выживал и доминировал сильнейший и подлейший, на Востоке напротив слабейший и подлейший – угодливый холуй и приспособленец, часто понятия не имеющий о порученном ему деле. Принцип получения высокой должности прямо противоположен принципу получения больших денег. Его можно сформулировать так: чем больше кто-либо пресмыкается, угождает и раболепствует перед вышестоящим начальством, тем выше он вскарабкивается по номенклатурной пирамиде власти.
    Главное условие такого успеха в жизни тоже смерть души. Но смерть, если можно так выразиться, ещё более глубокая и отвратительная. У «зверя» умирает совесть, но выживает честь, синоним этого слова, забытого в своё время в России, благодаря рабской православной религии – гордость, и соответственно, любой зверь боится позора. Опозорившись же, он испытывает сильное чувство стыда, из-за которого готов на очень решительные поступки, даже на самоубийство. Другой вопрос, что это всё же звериный стыд, зверя можно опозорить только в глазах других, в собственных глазах он стыда не испытывает. Нравственно полноценный человек, совершив недостойный поступок, испытывает сильное чувство стыда, рождающее многие другие отрицательные чувства и переживания, даже если об этом никто не знает, – эти переживания и принято называть муки совести. «Зверь» же испытывает аналогичные чувства только в том случае, если его недостойный поступок получает известность. У «скота» чувство стыда атрофируется полностью – у него нет ни чести, ни совести. Именно этот тип личности выживал и доминировал на Востоке, прежде всего в России много веков не только при «Советской власти», но и при самодержавии. По этой причине доминирующей религией и стало православие. Подобная религиозная система наиболее удобна при подобной системе политической. В полной мере это относится и к марксизму в советской (номенклатурной) интерпретации. В таком виде коммунистическое учение также, безусловно, выражало интересы номенклатурной бюрократии. И далеко не случайно «Моральный кодекс строителя коммунизма» буквально переписали из Библии.
    Цивилизация впадает в две указанные крайности, с тех самых пор как возникло государство. Уже отмечено – реальная власть в условиях государственности неизбежно находится в руках или крупных собственников, (и не важно собственниками чего они являются: рабов, земли, или капитала) или государственной бюрократии. Так было всегда, если пользоваться русским народным выражением времён ЭРМ, хозяевами положения всегда были или «волки позорные» или «козлы поганые». В ЭРМ развитие этих систем дошло до логического конца и противопоставилось в глобальном масштабе. В принципе же противоречие между «зверем» и «скотом» вечное противоречие, поскольку они живут не только в этом мире, но и в душе каждого. Человек, на самом деле – тонкая, почти неуловимая грань между безднами «зверя» и «скота», но только нет ничего прочнее и надёжнее этой грани, и не случайно древние греки называли её – Аристон (наилучший). В конечном же итоге победа добра и красоты, как в этом мире, так и в душе каждого, зависит только от самого человека.
    Есть ещё вопрос: что лучше? Какая система более приемлема – «звериная» или «скотская»?
    В принципе верной будет вновь старая русская пословица: «Хрен редьки не слаще», но это слишком общий ответ, поскольку «звериная» политическая система всё же объективно лучше «скотской» – она менее ханжеская. Именно данный фактор рождал и более здоровые социальные отношения, и более эффективную экономическую модель в условиях «звериной» системы. По этой причине «загнивающий капитализм» и смог победить «развитой социализм» в глобальном противостоянии систем.
    Но вот только правильно ли «из двух зол выбирать меньшее»? Неужели «зверям» и «скотам» нет альтернативы, и мы обречены на власть мёртвых душ?! Спрашивали себя все лучшие люди ЭРМ.
    В ЭРМ реальной политической силой начала становится здоровая часть интеллигенции, и особенно ощутимо эти процессы проявились в XXI веке в России.
    Тогда было очень модным поливать постсоветское общество грязью, подчеркивая – главные его черты: махровое невежество и бескультурье, и, безусловно, доля истины в этом была. Деградационные тенденции «скотской» системы действительно глубоко извратили социальный организм. Но на этом откровенно спекулировали, не желая замечать – вопреки всему в обществе сохранилось немало здоровых сил. Постсоветское общество было очень неоднородным, сложным и противоречивым. Любые деградационные тенденции неизбежно, прежде всего, затрагивают элиту: «Рыба гниёт с головы», справедливо говорят в народе, но глубокая деградация элиты не означает глубокой деградации всего общества. Всегда параллельно с деградационными тенденциями внутри социального организма начинают назревать другие – прогрессивные, способные противостоять процессу деградации, и они нарастают, по мере нарастания деградации. Сила действия всё же, даже в нашем мире, равна силе противодействия. И главным принципом мироздания всё же остаётся принцип – мера за меру. Он не отменён, а только извращён в наших условиях. Но проявление этих тенденций происходит не мгновенно, в общественном организме высока инерция, для преодоления которой тенденции должны накопить значительную энергию, обстановка должна созреть. Вообще, в целом возможности социального организма к саморегуляции – это удивительные, и во многом даже сейчас непознанные возможности. И всегда эти живительные родники однажды пробиваются на поверхность.
    Начать нужно с того, что постсоветское общество было далеко не безграмотно, и, тем более, не невежественно. Напротив, в нём очень значительным был интеллектуальный элемент. Для того, чтобы доказать это, достаточно сказать – на постсоветском пространстве в непроизводственной сфере было занято 42 % населения. Таким было количество интеллигенции и служащих. По сравнению с данным процентом количество и номенклатуры, и новоиспеченной буржуазии было ничтожным, и всерьёз влиять на ситуацию они могли только потому, что в руках у них находились средства производства. К тому же, и постсоветский рабочий класс вопреки всему спился и деградировал далеко не в такой степени, как хотелось тогда некоторым политикам.
    Здоровая часть интеллигенции реально способна была взять политическую власть в свои руки. Главной чертой этой части интеллигенции стал высокий интеллект, что давало ей большое преимущество перед полуграмотными номенклатурой и буржуазией. Основным занятием – производство главного достояния современного общества – информации – знания, являющегося основой удовлетворения потребностей и дальнейшего развития высокотехнологической цивилизации, что обеспечивало неизбежный рост её влияния. По сути, научно-техническая революция уже тогда переросла в революцию информационную, особенно мощным этот процесс стал с появлением компьютерных технологий и Интернета, и всё вернее и вернее становился принцип: «Кто владеет информацией, тот владеет миром», и речь, к счастью, наконец, всерьёз шла не о монополии на информацию, а об умении ею владеть. В такой обстановке интеллект превращался в самое действенное оружие политической борьбы. И всё чаще, столкнувшись с интеллектуалом, «звери» и «скоты» проигрывали. Проиграв, они начинали громко успокаивать себя и тех кто смирился с их властью говоря: ну хорошо, иногда у него действительно, получается вставить нам палки в колеса, но он один, а «один в поле не воин», не понимая и не желая понимать, что сталкиваются не с «героем-одиночкой», а с новой могучей тенденцией. На самом деле подобный интеллектуал был не один, а всего лишь первый, и с каждым годом их становилось всё больше. Таким образом, постсоветское общество, а по большому счету и не только оно, реально созрело для перехода в новое качество.
    Какое?!
    Уже тогда становилось всё очевиднее – завтра за обществом, социальная организация которого будет строиться на основе учения великого русского учёного – академика В.И. Вернадского, ещё в первой половине XX века убедительно доказавшего – будущее за ноосферной цивилизацией. Это очень сложное и многогранное учение. Именно это, прежде всего, и отличало его от коммунистических, буржуазно-демократических и весьма популярных на Западе технократических теорий, которые весьма примитивны в основе, и потому столь часто пригодны для массового употребления в худшем смысле слова. Но стремительно растущий интеллектуальный потенциал общества позволил учению быть понятым многими, а ноосферному мировоззрению стать доминирующим.
    Главное преимущество здоровой части интеллигенции было в том, что финансовые магнаты пользовались в народе вполне заслуженной ненавистью, а чиновники вполне заслуженным презрением. Врачи, учителя, инженеры, учёные же пользовались в народе вполне заслуженным уважением. Здоровая часть интеллигенции стала способна стать лидером здоровой части общества.
    Именно эти процессы, завершив свою кристаллизацию в первой половине XXI века и породили Вторую Великую Революцию. Её не смог предвидеть ни один из практических политиков начала XXI века. Она была совершенно внезапной для капиталистов и номенклатуры, привыкших не принимать всерьёз тех, у кого есть знание, но нет больших денег и высоких должностей. И она невероятно быстро изменила лицо мира, изменив, прежде всего, научную парадигму, позволившую людям на научной основе, понять в насколько беспощадном и уродливом мире они живут, равно как и то, что только они сами способны изменить свою жизнь».
    Прочтя статью Эдны, Дейра задумалась. В её памяти сами собой всплыли бессмертные строки У. Шекспира:
    
     Зову я смерть. Мне видеть невтерпёж
     Достоинство, что просит подаянья,
     Над простотой глумящуюся ложь,
     Ничтожество в роскошном одеянье,
     И совершенству ложный приговор,
     И девственность, поруганную грубо, И неуместной почести позор,
     И мощь в плену у немощи беззубой,
     И прямоту, что глупостью слывёт,
     И глупость в маске мудреца, пророка,
     И вдохновения зажатый рот,
     И праведность на службе у порока.
    
    В принципе, статья Эдны была обычной рабочей статьёй о прошлом земной цивилизации, которые писал каждый студент-историк, но в душе возникло малознакомое чувство – она остро ощутила беспокойство. Дейра в какой-то мере понимала причину беспокойства. На Земле «звери» и «скоты» всё же проиграли, причём полностью и окончательно. Но теперь она остро почувствовала, здесь, на Ириде, если какая-то часть общества иридиан всё же выжила, их ожидает встреча с прямо противоположным обществом. Обществом, в котором полностью и окончательно проиграли порядочные люди, позволив «зверям» и «скотам» на века, а в принципе навсегда, захлопнуть над миром гробовую крышку социального инферно. Дейра вновь почувствовала знакомую леденящую волну ужаса и отвращения, которая становилась всё более привычной. Сосредоточив внимание, Дейра ощутила ещё одно – ужас и отвращение были больше, чем, если бы дело было только в деградации остатков цивилизации Ириды. Врождённая интуиция сигнализировала ещё о чём-то чрезвычайно опасном, но Дейра пока не могла понять голоса интуиции, и она знала, ей ещё не помогут и медитации, всё было слишком смутно и неопределённо.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 16 фев 2009, 14:34

    4.
    
    Работы в Троане заканчивались. Археологи, инженеры, биологи и врачи ещё продолжали завершающие исследования, но никто уже не ждал важных открытий. Эдна и Сандра, тем не менее, ещё много времени проводили в Троане. Эра же вновь вернулась к компьютерам и почти безвылазно находилась в звездолёте. Видя, что реальной опасности в Троане и в его окрестностях нет, Мир Гром разрешил прогулки, в том числе и с использованием индивидуальных стрелоидов. И воспользовавшись этим, сам решил слетать в Троан, в нём ему ещё не пришлось побывать. Его стрелоид долго кружил над городом, потом сел в городском парке.
    Мёртвый парк производил тягостное впечатление, но всё равно был прекрасен. Мир бродил по аллеям, любовался «драгоценным» песком пляжей пересыпая кристаллики с руки на руку, поднимался на изящные мосты над уже не существующими каналами, и, вдруг, услышал сзади неясный шум, и уловил боковым зрением движение. Он хорошо помнил – здесь нечему шуметь, и нечему двигаться. Реакция звездолётчика, не раз подвергавшегося на других планетах непосредственной опасности, была мгновенной. В немыслимо короткий миг он выхватил боевой бластер, снял с предохранителя, резко повернулся лицом к неведомой опасности.
    Мелодичный смех был ответом. Перед ним стояла Эра Сон.
     Даже скафандр высшей защиты не мог скрыть удивительную красоту её фигуры.
     - Однако вы подпустили меня слишком близко Мир, – кокетливо улыбнулась она, – Будь я равным вам врагом, вас могла не спасти даже быстрота реакции.
     - Что-то женщины в последнее время часто побеждают меня, – смущённо признал Мир, – очевидно, вы знаете, как Сандра недавно проткнула меня, мечём.
     - Слышала! – вновь озорно улыбнулась Эра. – А вы значит, наконец, решили выбраться в Троан?
     - Как видите, – ответил Мир, – а вы, похоже, тоже устали от компьютеров.
     - Да. Я давно хотела посмотреть на парк, вблизи, но всё не получалось. Ну, а то, что Сандре удалось вас победить в фехтовании, не огорчайтесь. Вы очень замкнуты Мир, и много времени проводите в работе. А работа командира – это одиночество, даже сейчас. Отдыхай вы чаще с экипажем, вы бы знали, Сандру в фехтовании не смог победить ещё никто на звездолёте. И, думаю, и не победит, она настоящий мастер, и, очевидно, умеет обращаться с холодным оружием уже много жизней. К тому же, – вновь хитро улыбнулась Эра, – она тщательно подготовилась к поединку, а вы, насколько я помню, не брали меч в руки несколько месяцев, и у вас, даже, давно нет спарринг-партнёра. Кстати, вы верите, что настоящим мастером, в чём-либо нельзя стать только в одной жизни?
     - Думаю, да. Во всяком случае, так испокон веков считали мастера боевых искусств Востока, а они действительно были великими мастерами. Вот только думаю, мне в прежних жизнях тоже стоило уделять больше внимания холодному оружию.
     Эра вновь рассмеялась.
     - Мужчины, всегда мужчины, – глядя с лёгкой иронией, сказала она, – мне кажется, поражение огорчило вас слишком сильно.
     - Вы имеете в виду – я стал неравнодушен к Сандре? – в свойственной прямой манере спросил Мир.
     - Вы неисправимы, – вздохнула Эра, – всегда напролом. Вы столько лет водите звездолёты, неужели даже это не научило вас тому, что в нашем мироздании любая кривая короче прямой? Мне кажется, вам не помогут даже Звездолёты Прямого Луча.
     - Сандра сделала мне такой же упрёк, – кивнул Мир, – слышал, раньше на Востоке говорили: «Если тебе двое сказали что ты пьяный, иди и ложись спать», да вот только в моём случае сон, наверное, не поможет.
     Эра опять лукаво взглянула на него, Мир только теперь заметил случайный каламбур и вновь смутился. Эра расхохоталась.
     - Как всё же это в вас сочетается Мир? – отсмеявшись, спросила она. – Грозный повелитель самого могучего оружия в истории, и неуклюжий мальчишка, постоянно смущающийся собственной неловкости. Впрочем, – подумав, сказала она, – наверное, именно поэтому «Аристоном» командуете вы. В мужчине, в отличие от женщины, способности Прямого Луча не спят только пока он мальчишка. А значит, вам остаётся одно из двух. Либо так всегда и оставаться мальчишкой, и, по-моему, это самый лучший вариант. Либо всё же пробудить в себе высшие способности. Только вы не сможете пробудить их в одиночестве. Для мужчины вообще невозможно пробудить их адекватно, без помощи женщины. Необычной женщины.
     - И кто эта женщина? – спросил Мир.
     - Та, которую вы полюбите, вернее та, которая сможет заставить вас, себя полюбить. Мальчишка может любить только мать, а не женщину. И мужчиной он становится тогда, когда приходит способность любить не только мать.
     - Наверное, вы правы, – кивнул Мир, – я и в самом деле очень люблю мать, и, наверное, просто не способен испытать к женщине чувство, равное по силе чувству к матери. Пожалуй, я навсегда останусь мальчишкой.
     - И завоевав весь мир, останетесь в одиночестве, и не захотите больше жить. – Кивнула Эра. – Я думаю, психологи не правы, когда называют это Эдипов комплекс, правильнее назвать комплекс Александра Великого. Впрочем, – задумалась она, – комплекс Александра Македонского и комплекс Эдипа, наверное, всё же не совсем одно и тоже. Хотя они и очень похожи. Вот только в чём разница, наверное, это вопрос к Сандре.
     - Сандра всего лишь психолог, – после некоторого раздумья сказал Мир, – наверное, на этот вопрос может ответить только женщина которая, если верить истории, всё же сумела заставить Александра полюбить. А Сандра не похожа на Таис.
     - Правильно, – кивнула Эра, – на неё похожа Эдна. И вы шарахаетесь от неё, точно так же как и Александр шарахался от Таис. В конце концов, он сбежал от неё в Индию, где и сумел найти исцеление от этой до сих пор никому не понятной любви. Как вы думаете, Таис похожа на Олимпиаду? И если да, почему Александр сбежал от неё?
     - Думаю, да. И, думаю, поэтому и сбежал.
     - А вы можете конкретизировать, почему поэтому?
     - Боюсь, не могу, у меня есть только чувство, а не понимание. А что думаете вы?
     - Я много думала об этом, – задумчиво сказала Эра.
     - Почему? – Перебил Мир.
     Эра впервые смутилась, а потом опять расхохоталась.
    - А вы не так уж наивны Мир, как иногда кажется, – глядя с лёгким лукавством, сказала она, – или каким хотите казаться. Должна признаться, до сих пор не разобралась, я имею в виду, с вопросом наивны вы, или только кажетесь. Хотя мне часто кажется, верно, как одно, так и другое. Давно подозреваю – если мужчине так много дано, ему просто не остаётся ничего другого, даже в наше время, хотя и надеюсь, продлиться это уже недолго. Хотя бы в историческом плане, – Эра вновь улыбнулась. – Но на ваш вопрос отвечу честно. Думаю, ваши дороги с Эдной однажды должны разойтись, и мне кажется, это произойдёт в этой жизни. Более того, уже скоро. И кажется не мне одной, если вы заметили.
    
    Мир не хотел смириться с поражением в поединке с Сандрой. Всё стремился кому-то что-то доказать, в первую очередь самому себе... Он начал упорные тренировки в фехтовании. И не стал упрощать задачу – тренировался с компьютерными фантомами из голограмм и силовых полей. Великолепных программ такого рода, рассчитанных на разный уровень подготовки фехтовальщика, на борту «Аристона» было множество. Узнав об этом, Сандра занялась тем же самым. Дурной пример заразителен...
    Эра при встречах бросала на обоих ироничные взгляды, но даже Миру было очевидно – соперничеством со стороны Сандры она встревожена всерьёз.
    Грому было за сорок, хотя на Земле за время его космических экспедиций, в результате релятивистского замедления времени, прошло около ста лет. Возраст Сандры и Эры был по меркам Ноосферной Эры тоже незначительным, обеим чуть за пятьдесят. Однако, похоже, все трое самозабвенно отдавались играм взрослых детей.
    Впрочем, более интересной игры, чем любовь, похоже, нет в нашем мире. А может и не только в нашем.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Re: Тёмное Пламя

Сообщение Сумрачный » 18 фев 2009, 14:29

    5.
    
     «И погибнет священная Троя, и народ копьеносца Приама!», – бессмертная строка поэмы Гомера всплыла в сознании Эдны. Ей уже три часа не удавалось уснуть, смутное чувство, возникшее на Луоне, нарастало всё сильнее. Сегодня она как никогда ясно почувствовала – её слишком волнует судьба древнего Иллиона. «Интересно, а ведь название Троя созвучно названию Троан», – мелькнула мысль. Эдна протянула руку к терминалу.
     Пронизанный мягким светом голубоватый огранённый шар возник перед ней, и начал медленное вращение вокруг своей оси. Эдна всё глубже погружала взор в сияющие бездны шара, всё глубже и всё медленнее и спокойнее наполняя лёгкие воздухом. Ум всё вернее успокаивался, мысли уходили, открывая дорогу спонтанным образам, часто самым неожиданным. «Всё же самое главное в медитации спокойствие ума», – мелькнула последняя осознанная мысль, Эдна почувствовала, что проваливается в транс.
    
     Солнце светило ярко, заливая сиянием дворцовый комплекс. Таис медленно, в который уже раз шла по нему. Громады дворцов высились сверкая кровлями из чистого серебра, нависали исполинские стены украшенные резьбой и барельефами. Барельефы изображали гигантских крылатых быков, с человеческими лицами, считавшимися величественными портретами царей, рядом великолепные барельефы львов, символизирующие мужество царей-охотников. Кроме крылатых быков, они изображали только персидских воинов, пленников и данников, однообразной, бесконечной чередой тянувшихся на поклонение «царю царей». Внутри дворцов гигантские залы с бесконечной колоннадой. В колоннах можно буквально заблудиться, как в лесу. Таис долго не понимала, зачем такое обилие колонн. Равно и зачем такие громадные залы, для настолько маленького количества людей. Почти двести лет прошло, как были возведены колоссальные дворцы, а они выглядели как новые, столь мало истёрты ступени, и сточены острые рёбра дверных и оконных проёмов, квадратных колонн. Но вскоре заметила главное – на бесконечных барельефах нет ни одного изображения женщины. Мужчины-цари, мужчины-воины, мужчины-рабы. Только три изображения проходили бесконечной чередой. Половина человеческого рода исчезла из искусства возвеличивающего царей и унижающего всех других. Самому прекрасному созданию природы – женскому телу, не было места.
     Был ли Персеполис городом в известном смысле этого слова? В который раз задавала она себе вопрос. В который раз отвечала: нет! И вновь её наполняли мучительные сомнения. Вокруг дворцового комплекса громоздились особняки царедворцев, и дома для приезжих потом шли хижины ремесленников, садовников и прочей рабской прислуги. Столица гигантской империи два века тянула из неё ресурсы, и за этот, исторически ещё небольшой срок, вытянула совершенно немыслимое количество. Сто пятьдесят тысяч талантов серебра захватили воины Александра в казне Парсы, количество денег невероятное для Эллады. Попади они на её родину – обесценили бы все, самые огромные состояния, так же копившиеся веками. И была только одна цель накопления богатств, способных невероятному количеству людей дать достойную жизнь, – ещё большее возвеличивание царей, и ещё большее унижение всех остальных. Имея возможность облегчить жизнь не только многих людей, но и народов, город на деле всё увеличивал их горе и страдание – пил кровь целых стран. Посвящённая Таис знала – самовозвеличивание, самолюбование, всё усиливающаяся вера в свою исключительность, ради дальнейшего самовозвеличивания ставшего самоцелью – путь к смерти. Здесь это было свершившейся реальностью. Гигантский город давно был мёртв, но сохранял фальшивый живой облик, продолжая псевдожизнь. И не за горами время, когда этот город, завоёванный благодаря гению Александра, начнёт делать мёртвыми, но сохраняющими внешний живой облик другие города, а потом целые страны и народы.
     Архитектура давала посвящённому возможность многое увидеть и многое понять. Испокон веков искусство изображает, постигает и творит красоту, и самое страшное, если однажды оно перерождается, и начинает изображать, постигать и творить уродство, выглядящее для непосвящённого как красота. Но как же тонка грань между таким уродством и настоящей красотой, всегда идущей по краю между жизнью и смертью, и как трудно, особенно в искусстве отличить жизнь от смерти. В который раз Таис спрашивала себя: А не ошибается ли она?! Как часто бывает, рубят здоровое дерево, оставляя гнилушку, убивают драгоценные ростки будущих героев, способствуя процветанию людских сорняков, проливают чистую кровь, думая – она отравлена. И в выигрыше оказывается смерть.
     Таис ещё раз взглянула на сияющие в лучах полуденного солнца дворцы и знакомая боль с новой силой вспыхнула в сердце, отразившись на лице бесконечной печалью.
    
     Весёлый и хмельной шум грандиозного пира, казалось, разносился по всему городу. Огромный тронный зал дворца Ксеркса, наверное, впервые в своей истории был переполнен народом, и ярко освещён светом лампионов. Победители-македонцы пировали в поверженном дворце многовековых врагов эллинов. Александр восседал на троне персидских царей. Разговор между ним и сидевшей рядом Таис шёл непросто, в какой-то момент царь нахмурился и Птолемей, подумав – он разгневался, начал просить Таис станцевать.
     - Здесь негде, – оглядев заставленный столами и заполненный людьми огромный зал, ответила она. – Я лучше спою.
     - Спеть, спеть, Таис будет петь! – понесся по залу восторженный рёв.
    Шум быстро стих, сильно опьяневших утихомирили соседи. Таис взяла у музыканта семиструнную китару, медленно провела по струнам, а затем взгляд её огромных глаз прошёлся по лицам воинов. Это был неожиданный взгляд. В нём не было веселья, столь уместного на пиру, а была боль – боль настолько глубокая и бесконечная, что видавшие виды воины содрогнулись. И ещё в нём был гнев, и это был не спонтанный, возбуждённый гнев, он был холодным, осознанным и выстраданным. И воины вдруг почувствовали, как боль и гнев удивительной женщины передаются им, наполняя сердца. Мощная волна прошла по залу, заставляя лица вспыхнуть таким же, но, пока, совершенно непонятным гневом, вскипеть кровь и пробуждая древнее архаичное желание разрушать и убивать.
    Таис ударила по струнам, ритмичная яростная мелодия сразу захватила воинов и куда-то повлекла. Она запела старинный гимн о персидской войне, о сожжённых Афинах, о боевой клятве не служить ничему кроме войны пока последний перс не будет выброшен в море. Она пела с таким темпераментом, что люди, введённые в гневный экстаз её взглядом, ритмом и пронзающими словами, вскакивали, разбивали о колонны ценные чаши, отбивали ногами такт. Экзальтация нарастала. Захваченный ею встал сам Александр и присоединился к песне. С последним призывом всегда помнить злобу врагов и горе прекрасных Афин Таис швырнула китару музыкантам, и села прикрыв лицо руками. Александр поднял её за локоть, поцеловал и сказал, обращаясь к гостям:
    - Какую награду мы дадим прекрасной Таис?
    Раздались громкие крики, предлагавшие самые баснословные награды, Таис молча отстранилась руками:
    - Разреши мне сказать речь, и не гневайся, если она тебе не понравится, – медленно и чётко в наступившей тишине произнесла она.
     - Речь! Речь! Таис, речь! – восторженно заорали воины.
     Александр весело кивнул и выпил большой глоток неразбавленного вина.
     Таис вскочила на тяжёлую отделанную слоновой костью скамью и несколько раз хлопнула в ладоши призывая ко вниманию. В огромном зале наступила полная тишина.
     И вновь пронизывающий взгляд Таис суровой тенью прошёл по лицам воинов.
    Таис поблагодарила Александра и других его военачальников за то, что она – единственная женщина Эллады смогла достичь этого города, столицы персидских царей.
    - Этот город, – продолжала она, – сердце и душа Персии. К моему великому удивлению, кроме сокровищ, роскошных дворцов и изображений высокомерных царей, здесь ничего. Ни храмов, ни собрания ученых и философов, ни театров, ни гимнасионов. Не созданы статуи и не написаны картины, прославляющие красоту и подвиги богов в образе людей и божественных героев. Кроме надменных толстомордых быков-царей, принимающих дары, и процессий раболепствующих и пленных, здесь нет ничего. Чащи колонн по сорок локтей на платформе в тридцать локтей высоты – всё это лишь для того, чтобы возвысить владык унижением подданных. Ради этого трудились искалеченные эллины, ионийцы, македонцы и фракийцы? Ради этого Ксеркс со своим злым сатрапом Мардонием принёс кровь и смерть в Элладу, дважды сжигал мои родные Афины, увёл в плен тысячи и тысячи искусных мастеров? Я здесь одна с вами, герои-победители, повергшие в прах могущество недобрых владык. Я служу богине красоты и знаю – нет хуже преступления, чем поднять руку на созданную человеком красоту. Но, если она служит злой власти? Тогда она всего лишь обман, ибо нет красоты без добра и света!
    Таис простерла вперёд руки, как бы спрашивая весь зал. Воины одобрительно и грозно загудели. Афинянка вдруг выпрямилась, как спущенная тетива.
    - Завтра вы уходите, оставляя в неприкосновенности обиталище сокрушённой вами деспотии! Неужели я одна ношу в сердце пожарище Афин? А мучения пленных эллинов, длившиеся до сих пор, слёзы матерей, хотя бы это и было восемьдесят лет назад?! Неужели божественный Александр нашёл удовольствие усесться на троне разорителя Эллады, как слуга, забравшийся в покои господина?!
    Её голос, высокий и звенящий, хлестнул словами, как бичом. Александр побледнел, лицо его пошло красными пятнами, он вскочил будто ужаленный. Люди оцепенели – македонцы и греки знали, как страшен гнев любимцев Тихе.
    Царь молчал, глядя на Таис, склонившую голову, будто в ожидании удара.
    - Что же ты хочешь, афинянка? – наконец, спросил он таким львиным рыком, что закалённые воины содрогнулись.
    Вся напрягшись в волевом усилии, Таис поняла великую власть полководца над людьми, магическую силу его голоса, подчинявшего громадные толпы людей.
    Она подняла на Александра огромные горящие глаза и протянула руку.
    - Огня! – звонко крикнула она на весь зал.
    Александр обхватил её за талию, сорвал со скамьи и подвёл к стене.
    - Возьми! – он снял факел и подал афинянке, сам взял второй.
    Таис отстранилась в почтительном поклоне.
    - Не мне первой! Начать приличествует тому, чей божественный разум и сила привели нас сюда!
    Александр повернулся и повёл вдоль стен Таис за руку. Два факела мгновенно подожгли занавеси на окнах, подвески и шнуры, лёгкие деревянные переплёты для цветов.
    Безумие разрушения охватило сподвижников Александра. С воплями восторга и боевыми кликами воины хватали факелы и разбегались по дворцам, поджигая всё, разбивая лампионы, опрокидывая чаши с горящим жиром и маслом.
    Через несколько минут зал Ксеркса, пустая сокровищница и помещения охраны пылали. Подожгли и ападану, откуда огонь перекинулся (или был перенесён) на другие жилые дворцы. Оставаться на ней дольше не было возможности. Александр, не отпуская руки Таис, сбежал по северной лестнице на городскую площадь. Здесь, окружённый военачальниками, он стоял, зачарованно глядя на титаническое пламя, взвивающееся в чёрное небо. Балки крыш и потолков, простоявшие столетия на сухой жаре, вспыхивали, как облитые горючим маслом. Серебряные листы кровли плавились, низвергаясь ручьями жидкого сияющего металла на лестницы и плиты платформы, и, застывая, летели звонкими раскалёнными лепёшками в пыль городской площади. Пламя ревело, перекрывая вопли жителей, столпившихся у края площади, боясь приблизиться. Звёздное небо, казалось, потухло. Никто никогда не видел более чёрной ночи, окружавшей слепящий жар исполинского костра. Люди взирали на пожар с суеверным ужасом, будто не руки Александра и маленькой афинянки сделали это, а силы подземного мира и ввергнутых туда титанов вырвались на поверхность Геи. Жители города попадали на колени в предчувствии большой беды. И действительно, ни Александр, ни его военачальники не стали сдерживать воинов, для которых пожар послужил сигналом к грабежу. Толпа ошеломленных горожан стала разбегаться, надеясь спасти имущество от распалившихся македонцев.
    С раздирающим уши треском одна за другой стали проваливаться перекрытия, выбрасывая вихрящиеся столбы искр.
    Александр вздрогнул и выпустил руку Таис, по его суровому лицу вдруг прошли отвращение и боль.
     - Уйди! – неожиданно вскрикнул великий полководец многих врагов, убивший в бою собственными руками, и стёрший с лица земли Фивы, Газу, Милет, Галикарнас.
     Таис подняла руку перед лицом, будто защищаясь.
     Ещё большая боль вспыхнула в глазах двадцатишестилетнего царя, у ног которого лежала вся обозримая Азия.
     - Нет! – мучительно сказал он. – Не навсегда. Я позову тебя.
     - Не позовёшь! – ответила Таис.
     - Как ты можешь знать?
     - Ты знаешь, я посвящённая в тайное знание орфиков?! – тихо спросила она.
    Александр кивнул, в глазах самого могущественного человека в мире мелькнул страх.
    - Нет, ты неправильно понял меня царь, – как всегда печально сказала Таис, – ты не должен бояться неметоров1. Твоя душа жива. Дело в другом.
    - В чём?! – резко бросил он.
    - Ты слишком хочешь заглянуть за край Ойкумены, и это сильнее тебя, даже твоей
    любви, – с трудом, выдавливая каждое слово, произнесла она. – Наверное, у тебя накопилось слишком много вопросов к богам, и знаешь, я думаю, однажды ты заставишь их ответить. За всё, что они сделали! Но не в этой жизни, и не в следующей.
     Александр, пронзил её взглядом и спросил:
     - А ты?! Ты разве хочешь не этого?!
    Таис подняла глаза, их взгляды встретились, и они буквально впились глазами друг в друга, несколько секунд длился этот никем не замеченный поединок. Наконец Александр опустил взгляд, и понуро склонил голову.
     - Гелиайне, великий царь, – тихо сказала Таис, и медленно ушла в темноту.
    
     Здесь в прохладных покоях храма Эриду время, казалось, остановилось.
     - Тайное знание, прекрасная посвящённая, – обращаясь к Таис, сказал седой жрец с глубокими, пронзительными глазами, – потому и тайное, поскольку причиняет неисчислимые беды, если попадает в руки человеку несовершенной Кармы.
     - А ты не мог бы более подробно рассказать нам о Карме, – попросила она.
    Жрец согласно склонил голову и начал рассказ.
     И Таис узнала о законе Кармы или воздаяния перед колоссальным космическим механизмом которого маленькой, наивной и слабой казалась дочь Ночи, богиня справедливого возмездия эллинов Немезида.
    Подлость, предательство, убийство и многое другое, а, вернее, абсолютно всё фиксирует этот механизм, рано или поздно в следующих жизнях заставляя за всё заплатить. Над ним не властны даже боги, он живёт своею жизнью. Жрец особо подчеркнул – одним из самых страшных преступлений, за которое наступает самая жестокая кара, является разрушение прекрасного. Красота величайшая драгоценность, и её нужно беречь и это долг каждого познавшего законы справедливой жизни.
    Знакомая боль вспыхнула в сердце Таис, и ей стало очень непросто задать следующий вопрос, но тут же, возникло чувство – время этого вопроса пришло.
    - Мой учитель, великий художник Лисипп всегда говорил – красота единственное, что привязывает людей к жизни, заставляет её ценить, и бороться, – сказала она, – и поэтому тем кто разрушает, искажает и осмеивает красоту нельзя жить, их нужно уничтожать как бешенных собак, носителей неизлечимого яда. Художник, умеющий видеть прекрасное, отвечает за это особенно строго, ибо он зрячий, в отличие от обычных людей, которые ещё долго будут слепы. Так он мне сказал три года назад. Год же назад он отдалил меня от себя, и ужасно порицал за один поступок.
     - Твой учитель совершенно прав, в полном соответствии с законом Кармы, – торжественно ответил жрец.
     - Следовательно, я, разрушив прекрасные дворцы Персеполиса, подлежу ужасному наказанию в этой и в будущих жизнях? – печально спросила Таис.
     - Ты та самая женщина! – Индийцы с удивлением и любопытством воззрились на неё.
     Наступило долгое и несколько смущённое молчание, пока старший веско и уверенно не произнёс.
     - Хотящие повелевать строят ловушки для легковерных людей. И не только легковерных, ибо всем нам, от мала до велика, свойственна жажда чудес, порождающая тягу к необыкновенному. Те, кто хочет повелевать умами, строят ловушки игрой цифр, знаков и формул, сфер и звуков, придавая им подобие ключей знания. Желающие повелевать чувствами, особенно толпы, строят огромные дворцы, принижающие человека, завладевающие его чувствами. Человек, попав в эту ловушку, теряет личность и достоинство. Дворцы
    __________________________
    1 Неметоры – тайные жрецы орфиков, жрецы Зевса Метрона – Зевса Измерителя, обязанностью которых было тайными методами физически уничтожать мерзавцев душа которых умерла, прежде всего, мерзавцев имеющих большую личную власть.
    Портипоры, как мы зовем Персеполис, и есть подобная ловушка. Ты верно угадала это и явилась орудием Кармы, подобно тому как зло в наказании, часто служит добру. Я бы снял с тебя обвинение Лисиппа.
    - Я сам понял и простил её, – согласился скульптор.
    - И не пояснил мне? – упрекнула Таис.
    - Не умом, а чувством, словесно объяснили нам только они, знающие Карму, учителя из Индии, – Лисипп поклонился, по азиатскому обычаю приложив руки ко лбу.
    В ответ жрецы склонились ещё ниже.
    
    Эдна очнулась, и несколько мгновений лежала неподвижно. В отличие от видения Тлацолтеотль она не в первый раз видела эти картины времён Александра Македонского и даже детально изучила их, но здесь на Ириде они представились в совершенно другом свете. Тысячи лет прошло с тех пор как пламя над Персеполисом опалило её сердце, и боль не становилась меньше, скорее напротив. И даже мудрое и уверенное объяснение жреца Тантры не принесло полного успокоения, как и всё это древнее тайное учение, на основе которого, обогащённого современным научным знанием, теперь строилась как социальная, так и нравственная система земной цивилизации.
    Мир изменился тогда, когда люди стали спрашивать с истинных виновников их бед, перестав дожидаться божественного воздаяния или воздаяния по законам Кармы. Когда правильно поняли старую русскую пословицу: «Бог всё видит, да нескоро скажет», осознав – это «не скоро» длится слишком долго. Только тогда пришло понимание бесконечной подлости христианского увещевания: «Не судите, да не судимы, будите», тысячелетия отдававшего суд и кару мерзавцев в руки тому: «кто обладает высшей мудростью». Люди поняли, только они сами могут освободить мир от мерзости, боли, подлости и страдания – инферно. Оно всё накапливалось, для того чтобы однажды убить мир, но не просто убить, а убить его душу, погасив в ней великое пламя Шакти. Убить, сохранив фальшивый живой облик. Равно как и поняли – чтобы научиться судить и карать самим, нужно научиться видеть суть вещей. Всё вернее пробуждающиеся способности Прямого Луча позволяли видеть нравственное уродство так же, как обычный человек видит уродство физическое, и мерзавцам оставалось всё меньше места в мире людей. Процесс шёл всё вернее, умеющих видеть становилось всё больше, хотя, их всё ещё и было недостаточно на новой Ноосферной Земле, и мерзость, надевшая новые маски, ещё встречалась.
    Много тысяч лет человечество шло к этому: неметоры Атлантиды, «Серые Ангелы», «Звёздная палата», масса других тайных обществ и легальных организаций возникали, для того чтобы взять тяжкую ношу кары высокопоставленных мерзавцев, перед которыми бессильно обычное правосудие. Больше всего документальных данных сохранилось о «Звёздной палате», созданной в Англии в 1487 г. Генрихом VII в качестве легального высшего судебного органа государства, просуществовавшей более полутора веков, до 1641 г., и покаравшей многих высокопоставленных подонков. Но только в Ноосферную эру эта работа достигла логического конца, раз и навсегда сделав невозможным для «смерти души» быть главным условием «успеха в жизни». Но насколько жестоким и суровым путём это происходило: «Впрочем, таким путём происходит любая революция», – подумала Эдна.
    Она вздрогнула, и вновь протянула руку к терминалу, вспыхнул экран ТВФ.
    Улицы, сияющие здания, площади, памятники, величественные колоннады Троана вновь проходили перед ней прекрасной чередой. Эдна поняла, что очень близко подошла к пониманию сути своего чувства.
    «Где памятники женщинам?!» – вспыхнула всё ставящая на свои места мысль.
    Только один памятник мужчине и женщине на главной площади был исключением, больше места самому прекрасному созданию природы Ириды в удивительном городе не нашлось.
    Эдна надолго задумалась. «Один памятник всё же есть, причём на главной площади и женщина там явно не униженна». Мелькнула спасительная мысль. «Впрочем, только одного памятника недостаточно», – беспощадно поправила она себя, и знакомая боль вновь вспыхнула в сердце. Возникло чувство – даже эта догадка не всё ставит на свои места, и многоликая истина сложнее, и страшнее.
 
Сообщения: 216
Зарегистрирован:
27 июл 2007, 03:44
Откуда: Карелия

Пред.След.

Вернуться в Большая форма

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и гости: 5