Бестселлеры

Тайна зловещих цветов

Модераторы: Tat, Катя Локк, Павел.

Тайна зловещих цветов

Сообщение Снежинка » 15 окт 2017, 14:54

    Яркое солнце настойчиво светило в лицо и щекотало ресницы игривыми лучиками. Лена приоткрыла один глаз, пытаясь разглядеть стрелки на круглом циферблате часов. Оба глаза мгновенно широко распахнулись, как только ей наконец это удалось. Она выругалась сквозь зубы:
    — Да ёлки зелёные! Проспала!
    Вскочила с постели и заметалась по квартире встревоженной птицей. Щёлкнула выключателем в ванной, но лампочка не зажглась.
    — Так… Ещё лучше… Электричества нет.
    Экран мобильника безжизненно чернел.
    «Вот почему я проспала... Похоже, ночью свет вырубили. Не успел зарядиться», — с досадой подумала Лена, выдёргивая зарядное устройство из бесполезной сейчас розетки.
    Наспех умылась и почистила зубы одной рукой, одновременно расчёсывая длинные вьющиеся волосы. Прыгая на одной ноге, натянула джинсы, и влезла в футболку. Накинула кардиган, заскочила в туфли и открыла дверь. Повернулась, чтобы захлопнуть её, и отшатнулась, округлив большие голубые глаза. В ручку двери были просунуты две белые розы на длинных тонких стеблях.
    — Красивые… Но почему две? — удивилась Лена, доставая цветы из металлического «держателя». Покрутила их, в надежде обнаружить записку, но ничего не нашла. Оглянулась по сторонам и прислушалась. В подъезде стояла тишина, даже обычного гудения лифта не было слышно.
    — Ну да. Свет же отключили…
    Лена ещё раз обвела глазами площадку. Двери соседских квартир смотрели на неё тёмными отверстиями глазков, как дула пистолетов. Она почувствовала себя неуютно под их прицелами и отвернулась. Розы в руках издавали тонкий нежный аромат. Лена невольно залюбовалась красотой чуть распустившихся бутонов. Цветы выглядели свежими, словно их недавно срезали с куста.
    — Что это значит? Кто мог принести сюда розы? И почему всё-таки две? — тревога тоненькой змейкой вползла в сердце.
    — Что же мне с вами делать? — сдвинула брови Лена, глядя на цветы.
    Выбрасывать было жалко. Забежала обратно домой, опустила в кувшин с водой, стоящий на кухонном столе, и поспешила на работу.
    
    Большие часы в холле показывали одиннадцать утра, когда запыхавшаяся Лена влетела туда, проскочив через автоматические стеклянные двери. Первой, кого она встретила на пути в свой кабинет, была секретарша шефа Верочка.
    — Долго спите, Елена Александровна, — ехидно пропела она.
    — У меня была деловая встреча, — соврала Лена, проходя мимо.
    — Ну–ну. Стоило шефу уехать, и у всех сразу появились важные дела, — расплылась в хитрой понимающей улыбке секретарша.
    Лена остановилась, удивлённо глядя на Верочку.
    — Точно. Он же говорил…. А я и забыла совсем.
    — Ага. Только пообещал наблюдать за нами, — Верочка подняла палец кверху, указывая на поблёскивающий глаз камеры под потолком, — и ещё контролировать каждого по Скайпу. Так что не расслабляйтесь, Елена Александровна, — хихикнула секретарша, удаляясь.
    Лена включила компьютер и зашуршала бумагами. Мысли снова и снова возвращались к странным цветам. Желание срочно рассказать кому-то об этом теснилось в груди и вызывало зуд на кончике языка. Лена взглянула на экран телефона, поставленного на подзарядку.
    — Позвоню Ирке Зайковой, — наконец решилась она, — может, подскажет что…
    — Привет, Ленок! Ты чего с утра пораньше? — ответила подруга после десятого гудка, громко зевнув в трубку.
    — Забыла, что ты спишь до обеда, прости. Хотела рассказать тебе кое-что. Ну ладно тогда, позвоню позже… — разочарованно вздохнула Лена.
    — Ага. Молодец. Разбудила, заинтриговала, и позвонит позже она. Нет уж, рассказывай, что там у тебя стряслось. Я проснулась и жду интересных новостей. Наверное, снова о Лёнечке?
    — Да ну тебя, Лёнечка пройденный этап в моей жизни. Хотя… Может быть, это его рук дело… — она поведала подруге о случившемся.
    — Две розы? — протянула озадаченно Ирка. — Это точно твой Лёнчик. Наверное, намекает, что без него ты скоро помрёшь от тоски.
    — Угу. Не дождётся. Может, наоборот, даёт понять, что умирает от любви ко мне. Это в его духе. Только меня этим уже не проймёшь.
    — Ну и правильно. Или решил тебя напугать, чтобы ты побежала к нему за помощью. И тогда прискачет к тебе, как рыцарь, на белом коне. Так вот не вздумай ему звонить!
    — Нет, точно не буду. Зай, так ты думаешь, это всё-таки он?
    — Ну а кто ещё? Лёнечка, ставлю свой самый красивый зуб, —захихикала Ирка. — Скорей всего, он третью розу по пути потерял, так что не переживай, подруга.
    — Ладно, не буду, — улыбнулась Лена.
    Разговор с Иркой поднял настроение, и она с новыми силами взялась за скопившиеся дела. На рабочем столе монитора заморгал зелёный значок и загудел мелодичный сигнал. Звонил шеф. Лена ткнула кнопочку, на экране появилось усатое загорелое лицо Сергея Николаевича.
    — Здравствуй, Елена! Ну как там у нас дела? — прогудел он благодушным басом.
    — Дела идут, — весело отозвалась Лена и взялась за отчёты.
    Он слушал, довольно кивая, не задавая никаких каверзных вопросов. «Что-то сильно добрый сегодня. Отдых явно идёт на пользу», — радовалась она про себя.
    — Что мы всё о работе да о работе. Как у тебя дела на личном фронте? Замуж не собралась ещё? — неожиданно подмигнул шеф. Густые седые усы, скрывающие рот, приподнялись, обозначая улыбку, а тёмно-серые хитрые глаза спрятались в сеточке морщин.
    — Э-э-э… Всё… нормально, — запинаясь, ответила она.
    — Ну–ну, — хохотнул он и отключился, оставив Лену в недоумении.
    «Странный какой-то сегодня. Заинтересовался моей личной жизнью. Приударить решил, что ли? Этого мне только не хватало».
    Шеф был давно и прочно женат. Благоверная числилась его заместителем и зорко следила за своим ненаглядным, «отстреливая» конкуренток ещё на подлёте. До сегодняшнего дня отношения Лены и Сергея Николаевича протекали в сугубо деловом русле, и ей совсем не хотелось этого менять, тем более привлекать внимание «полиции нравов» в лице супруги шефа.
    — Елена Александровна, вы на обед идёте? — отвлекла от невесёлых размышлений заглянувшая в кабинет бухгалтерша.
    — Да, Светлана Игоревна, иду! — улыбнулась ей Лена, внезапно ощутив пустоту в желудке и вспомнив, что сегодня ей не удалось позавтракать.
    
    Насладившись вкусной едой в ближайшем кафе и выслушав все офисные сплетни из незакрывающегося рта бухгалтерши, Лена повеселела и подлетела к своему кабинету беззаботной бабочкой. Открыла дверь, сделала пару шагов вперёд и застыла на месте. Над столом, как две горные вершины, возвышались большие белые цветы, закреплённые в подставке для бумаг.
    «Хризантемы…» — пронеслось в голове название.
    — Да что же это? Что за день такой… Кто так шутит со мной? — дрожащим голосом произнесла Лена, попятившись к двери.
    Длинный коридор, сияющий глянцем чисто вымытого ламината, был пуст. Из полуоткрытой двери в приёмную слышался стук, напоминающий автоматные очереди. Верочка печатала очередной документ. Лена подошла и шепнула ей на ухо:
    — Вер, ты на обед ходила?
    Секретарша помотала головой:
    — Нет, я на диете. А что?
    — Ты не видела, ко мне кто–нибудь входил?
    — Нет. А что случилось? — Верочка выстрелила любопытным взглядом чёрных глаз из-за очков.
    — Да так, ерунда… — отмахнулась Лена и побрела обратно, на ходу доставая телефон из кармана:
    — Ирка, ты не поверишь… Пока я выходила на обед, кто–то снова принёс мне цветы. Сюда, на работу. Хризантемы, если не ошибаюсь. Тоже две…
    — Да уж… Кому ты так насолила? Только хотела тебе звонить. Я тут кое с кем посоветовалась… Возможно, кто-то хочет навести на тебя порчу, — выпалила подруга.
    — Что? Ир, ну ты же знаешь, я не верю во всё это. Это ты с гадалкой своей советовалась?
    — Не гадалка она, а ведунья, — важно произнесла Ирка. — Ты их трогала? Цветы?
    — Эти нет, а розы утром поставила в воду. Руками, конечно же.
    — Голыми? Или в перчатках? — уточнила Ирка.
    — Какие перчатки? Лето на дворе, Зай, если ты не заметила, — съехидничала Лена.
    — Как себя чувствуешь? Голова не болит? Серафима сказала, что наговор, сделанный на цветах с могилы, действует очень быстро. Если жертва возьмёт их в руки, то всё, кирдык, — затараторила Ирка.
    — Да подожди ты, не тарахти. Какой наговор? Какая жертва? — оборвала подругу Лена, поморщившись.
    — Ты жертва, кто же ещё? Не мне же по два цветка подсовывают, — обиженно отозвалась Ирка, — подумай, кому дорожку перешла.
    — Да ну тебя, Зая. Это просто какая-то ошибка, — отмахнулась Лена.
    — Ну ладно, не веришь — не надо. Только имей в виду, если я права, ты очень скоро это почувствуешь, — зловеще произнесла подруга и отключилась.
    Лена положила телефон и присела на краешек стула, с подозрением глядя на хризантемы. От тёмно-зелёных листьев веяло странным запахом травяной горечи и одновременно приторной сладости.
    — Фу, как противно пахнут… — в горле запершило, Лена чихнула, и боль тугим обручем сдавила виски, раскалённым металлом обожгла затылок.
    Дверь кабинета медленно, с противным скрипом начала открываться. Лена застыла, вцепившись руками в край стола и приготовившись заорать. Перед глазами возникло ведро со шваброй, затем в образовавшуюся щель бочком протиснулась уборщица Клавдия Семёновна.
    — Я тут приберу немного, — полувопросительно произнесла она.
    — Клавдия Семёновна, я же просила вас стучаться! — с досадой воскликнула Лена.
    — Забыла я, — миролюбиво сообщила уборщица, елозя шваброй по полу. — Ой, а что, у нас помер кто?
    — Нет, с чего вы взяли? — сквозь зубы процедила Лена, сжимая руками пылающий лоб.
    — Ну так вот, цветочки стоят, для покойника, — две штуки, — уборщица перекрестилась, повернувшись к металлическому шкафу со стоящим на нём бюстом Пушкина.
    — Принёс кто-то, ошиблись, наверное.
    — Ох, девка, неспроста это, — нахмурилась Клавдия Семёновна, — кто-то тебе зла желает, со свету сжить хочет. Это ж надо, живому человеку принести такое! Молиться тебе надо, в церковь сходить, свечку поставить…
    — Хватит говорить глупости! — вспылила Лена, хлопнув ладонью по столу.
    Уборщица молча домыла и вышла, возмущённо громыхая ведром, бросив напоследок неодобрительный взгляд на Лену. Голова болела всё сильней, не помогла даже выпитая таблетка. Уши и щёки пылали огнём, а руки заледенели и тряслись мелкой дрожью. Вдобавок ко всему напала икота, каждый спазм отдавался в ноющей голове ружейным выстрелом. Промучилась до конца рабочего дня, выпив ещё пару таблеток обезболивающего, которые не принесли облегчения. Совершенно разбитая, потащилась домой, икая и спотыкаясь.
    
    Розы на кухонном столе распустились и благоухали на всю квартиру. Лена с раздражением захлопнула дверь в кухню и без сил рухнула на кровать, вдавив нос в подушку. В дверь позвонили. Она с трудом сползла с постели, чтобы открыть. В коридор влетела Ирка, тяжело дыша, с ярким румянцем на щеках, словно пробежала стометровку.
    — Ты чего такая… запыхавшаяся? — слабым голосом спросила Лена.
    — Да так, пешком теперь хожу вместо лифта, — отмахнулась та, и «просканировала» цепким взглядом зелёных глаз бледное измученное лицо подруги:
    — Что-то ты неважно выглядишь…
    — Заболела, наверное, — Лена громко икнула, поморщившись.
    — И вправду не видишь связи? Это всё из-за них, — Ирка сердито мотнула головой в сторону кухни, хлестнув Лену по носу хвостом из рыжих кудряшек, — ты их потрогала и сразу заболела.
    — Ну хорошо, допустим. Предположим, ты права. И что же мне теперь делать? Что говорит про это твоя гадалка?
    — Ну-у-у, для начала вспомни, кто так тебя ненавидит?
    — Не знаю… У меня нет врагов. Я никому никогда не желала зла, и не делала ничего плохого, — Лена всхлипнула.
    — Да неужели? Не верю. Все мы не без греха, знаешь ли. Вот, например, Лёнчик? Ты его выгнала…
    — Он сам виноват, мы всё обсудили и расстались друзьями…
    — Ага, рассказывай, — фыркнула Ирка, — скажи ещё, что его мама тебя сильно любит. Вдруг она решила тебе отомстить за своего сыночка?
    — Нет, что ты, она интеллигентная женщина, верующая, в церковь ходит.
    — Ну ладно, а Машка Петрова? Ты у неё парня увела, забыла? — прищурилась Ирка.
    — Так это в универе было на втором курсе! Сколько лет прошло…
    — А она до сих пор помнит! Видела я её как-то, нехорошими словами поминала тебя.
    — Да ты что, никогда бы не подумала, — потрясённо прошептала Лена.
    — А на работе? Сама говорила, когда тебя повысили, кое-кто был недоволен?
    — Ну-у-у, да, но они не могли… — Лена замолчала, кусая губы, и печально вздохнула: — Хорошо, признаю, я гадина и стерва, и желающих много. Только как догадаться, кто? И что нам это даст?
    — Серафима сказала, что можно вернуть порчу тому, кто её сделал. Если ты точно знаешь… Если нет, нужно сделать кое-что другое… — Ирка замолчала.
    — Что? Ир, не тяни. Я уже на всё согласна, — простонала Лена, — у меня никогда в жизни так голова не болела… Я выпила шесть таблеток. Шесть, представляешь? Но они не помогают…
    — Вот, — подруга достала из кармана смятую бумажку, — нужно прочитать это и положить цветы на могилу…
    — Куда? — вытаращила глаза Лена.
    — На могилу, — медленно повторила Ирка низким голосом, видимо, повторяя слова пресловутой Серафимы, — с тем же именем, что и у жертвы. Только, чтобы сработало, обряд должен быть совершён с полуночи до трёх утра.
    Ошарашенная Лена молча смотрела на подругу. Затем открыла рот, намереваясь сказать о том, что это уж слишком. Но только громко икнула и закашлялась, ощущая в голове стук отбойных молотков, вскрывающих черепную коробку.
    — Вот чёрт, — наконец проговорила она, — если это поможет… В конце концов, я никогда не боялась покойников и кладбищ. А другого способа нет?
    — Ну-у-у, Серафима сказала, можно к ней походить, несколько сеансов, только можешь и не успеть… — нахмурила брови Ирка. — Так что с кладбищем самый надёжный вариант…
    — Ладно, кладбище так кладбище, — махнула рукой Лена. — Зай, ты меня довезёшь?
    — Ну ведь не брошу подругу в беде, — ласково погладила Ирка Лену по плечу, — вместе пойдём. Я, конечно, побаиваюсь, честно сказать, но чего не сделаешь ради дружбы…
    — Спасибо, — благодарно прошептала Лена, — я пока, пожалуй, полежу, и если мне станет лучше, тогда можно будет не ходить на кладбище? Правда, Ир?
    — Посмотрим, — с сомнением отозвалась подруга. — Иди уже, подниму тебя в одиннадцать.
    
    Около полуночи автомобиль Ирки, жалобно пискнув тормозами, остановился возле ближайшего кладбища. Высокие кованые ворота оказались заперты изнутри на большой навесной замок. Пустынная аллея, ведущая вглубь, освещённая редкими тусклыми фонарями, светлой лентой выделялась на фоне тёмных кустов и деревьев, за которыми виднелись надгробия. При взгляде на них мурашки побежали по коже.
    — Ну и что будем делать? — прошептала Лена.
    — Придётся лезть, — Ирка подняла голову, оглядывая забор из металлической сетки.
    Оказавшись на другой стороне, они немного прошли по аллее. Каждый шаг по хрустящему гравию с громовым скрежетом разрезал ватную тишину ночного кладбища и взрывался фейерверком боли в голове. Крадущаяся впереди Ирка нырнула под деревья, и Лена облегчённо вздохнула, ощутив под ногами мягкий грунт. Луч фонарика выхватывал из темноты имена, даты и лица в овалах фотографий на памятниках. Разнокалиберные покосившиеся оградки. Столики, похожие на огромные уродливые грибы.
    — Нашла, — Ирка остановилась перед стареньким металлическим памятником со звездой наверху, — доставай.
    Лена вытащила из пакета замотанные в газетный лист розы. Ирка перевела свет фонарика на бумажку, зажатую в дрожащей руке, и прошептала:
    — Повторяй за мной: «То, что из холода вышло могильного, я возвращаю назад. Примет земля все печали и скорби, и враг мой предстанет у врат. Асмодей, Марбас, Самаэль! Асмодей, Марбас, Самаэль! Асмодей, Марбас, Самаэль! Энторус пикорус носферату! Энторус пикорус носферату! Энторус пикорус носферату!» Всё, теперь клади цветы.
    — …пикорус носферату! — эхом повторила Лена.
    — Ве-е-едьмы-ы-ы… — прошипел чей-то голос за спиной.
    Розы выпали из рук окаменевшей Лены. Воздух застыл в лёгких, тело покрылось коркой льда, а сердце сжалось до размеров горошины. Она с трудом повернула задеревеневшую шею и увидела за собой тёмный силуэт. Он неслышно приближался. Лена завизжала и помчалась, петляя и перепрыгивая через оградки могил. Её скорости и высоте прыжка позавидовал бы чемпион мира по бегу с препятствиями. Выскочила на освещённую аллейку и бешеным аллюром поскакала к забору. Мимо вихрем пронеслась Ирка, заглушая Ленин визг воем, похожим на звук двигателей взлетающего Боинга. Лена поднажала, они одновременно перескочили через забор и запрыгнули в машину.
    — Ч-ч-т-то эт-то б-было? П-п-ризрак? — стуча зубами, спросила Лена.
    Ирка походила на рыбу, выброшенную на берег. Косилась безумными выпученными глазами и беззвучно открывала рот. Внезапно она снова заорала, тыкая пальцем в сторону кладбища. Лена посмотрела туда и увидела за воротами мужчину в спортивных штанах и тельняшке. Он поднял руку и погрозил кулаком. К нему подбежала лохматая дворняжка и дружелюбно завиляла хвостом. Он снова гневно потряс кулаком, потом погладил собаку и стал удаляться вглубь аллеи.
    — Похоже, это сторож… — догадалась Лена, нервно хихикнув.
    Ирка перевела на неё ставший наконец осмысленным взгляд и вдруг затряслась, истерически хохоча. Лену тоже охватил приступ безумного веселья, она смеялась и не могла остановиться.
    — А-а-а, вот мы идиотки… — стонала сквозь смех Ирка.
    — Как ты орала... — вторила ей Лена, сгибаясь от хохота.
    — А ты… прыгала, как горный козёл… Ой, не могу больше ржать, живот болит…
    — Я сейчас описаюсь, — всхлипывала Лена.
    — Слушай, ты что, перестала икать? — уставилась на неё Ирка, когда веселье пошло на спад.
    — Да-а-а… — Лена с удивлением прислушалась к своим ощущениям и поняла, что боль, терзавшая её весь день, почти пропала. Осталось только небольшое онемение в затылке. Руки и ноги немного подрагивали, но это могли быть последствия недавнего испуга.
    — И голова прошла…
    — Вот, видишь, значит, мы всё сделали правильно! Ничего себе, как быстро подействовало! — обрадовалась Ирка, поворачивая ключ в замке зажигания.
    Дома Лена рухнула на постель поверх одеяла, не раздеваясь, и сразу же провалилась в чёрную яму забытья.
    
    Лучи солнца нежно гладили лицо. Лена улыбнулась и открыла глаза. Часы показывали девять утра.
    — Дежавю… — вздохнула, поднимаясь, — ну да, забыла будильник включить, растяпа…
    На работу она уже опоздала, и совершенно не была готова собраться в том авральном режиме, что и вчера.
    «Да гори оно всё огнём. Пока не схожу в душ, из дома не выйду», — упрямо подумала Лена.
    Стоя под горячими тугими струями, вспоминала вчерашний безумный день, сейчас казавшийся нереальным, как странный сон.
    — И чего я потащилась на кладбище… Это всё Ирка со своей гадалкой. Хотя помогло ведь… — Лена хихикнула, вспомнив ночные приключения.
    — И всё же, кто подсунул мне эти «подарочки»? — тревога кольнула сердце острой иглой. — Нужно это выяснить. Но как?
    Только к полудню она добралась до своего кабинета, вооружённая толстыми перчатками и одноразовой медицинской маской, чтобы избавиться от цветов в кабинете. Открыла дверь и удивлённо охнула. Хризантем не было… Лена подошла, оглядела стол и увидела рядом с подставкой, где вчера стояли цветы, небольшую иконку. Под ней лежал тетрадный листок в клеточку, исписанный крупным кривым почерком.
    — «Молитва об избавлении от врагов», — прочитала, вытащив листок. — Похоже, это Клавдия Семёновна постаралась… Неймётся ей. Хотя… Теперь не нужно думать, куда деть эти проклятые цветы, — подумала Лена, с облегчением стягивая перчатки и маску.
    День пролетел в обычной рабочей суете. Шеф сегодня не звонил, ничего странного больше не происходило, и Лена почувствовала, как к душе танцующими шагами вновь приближается хорошее настроение. Вечером, лениво тыкая в клавиатуру ноутбука и одним ухом слушая бубнящий телевизор, Лена снова размышляла о том, кто же этот таинственный недоброжелатель. Так ничего и не придумав, с наслаждением растянулась на постели и уплыла в страну сновидений.
    
    За окном серел рассвет, первые лучи солнца робко пробивались сквозь облака. Лена потянулась и встала. Стрелки часов образовали вертикальную прямую линию на циферблате. Спать не хотелось, и Лена побрела на кухню, чтобы включить чайник.
    — Чем это пахнет? — принюхалась она и замерла, открыв рот и вытаращив глаза.
    На кухонном столе ярко белели две лилии, распространяя вокруг себя удушливо–сладкий аромат. Вдоль позвоночника выступил холодный пот, под волосами на голове забегали мурашки. Лена метнулась к посудному шкафчику и выхватила оттуда нож для мяса с длинным широким лезвием, похожий на тесак. Выставив его впереди себя и озираясь безумными глазами вокруг, она хотела громко крикнуть, но изо рта вырвался лишь сдавленный писк:
    — Кто здесь?
    Сонная квартира ответила тишиной. Только из крана на кухне капала вода. Её звук отбойным молотком стучал в воспалённом мозгу. К этому стуку прибавился новый, и Лена поняла, что это её собственные зубы выбивают дробь. Она обошла всю квартиру, дрожа и замирая от липкого страха. Проверила все шкафы и углы, заглянула в диваны и под кровать. Никого. Подёргала входную дверь. Заперта изнутри. Окна открыты из-за жары, сквозь москитные сетки вливалась утренняя освежающая прохлада. Лена посмотрела вниз — с высоты восьмого этажа всё казалось маленьким и ненастоящим. Закрыла окна и быстро оделась, положив нож рядом с собой. Мысль, что в квартире кто-то был, пока она спала, вызывала приступы жгучей паники. Трясущимися руками достала телефон, набрала Иркин номер. Долго слушала длинные гудки, затем в трубке раздалось какое-то хрюканье и писк, словно она позвонила на скотный двор.
    — Ирка, это ты? — всхлипнула Лена, и сонный голос недовольно пробормотал:
    — С ума сошли, в такую рань звонить?
    — Это я, Лена. Зая, проснись, у меня тут полный трындец… — истерически завопила она.
    — Что случилось? — испуганно спросила Ирка нормальным голосом, — узнала, кто цветы подсунул?
    — Хуже, кто-то мне их прямо домой принёс и на стол поставил, пока я спала.
    — Как-как? — изумлённо переспросила Ирка, — что, замок вскрыли?
    — Нет, в том-то и дело, что всё закрыто. Ничего не тронуто, никого нет, я весь дом проверила. Мистика какая-то.
    — Может, в полицию позвонить? — задумчиво произнесла Ирка.
    — И что я им скажу? Ничего не пропало, только дурацкие цветы возникли из ниоткуда. Как думаешь, что мне на это скажут полицейские?
    — Да-а-а, дела. Слушай, а давай я Серафиме позвоню. Она рано встаёт. Может быть, согласится принять тебя утром.
    — И чем она может помочь? — с сомнением спросила Лена.
    — Посмотрит, и увидит, кто это. Она очень «сильная», мне всё-всё правильно предсказала, и Игорька моего нагадала. Так и сказала: умный, красивый, и при деньгах. Только забыла уточнить, что по командировкам всё время мотается. Ну так я и не спрашивала. Короче, жди. Позвоню. — В трубке раздались короткие гудки.
    Из кухни плыл отвратительный запах лилий. Лена покрутила носом и почувствовала, как затылок снова наливается свинцовой тяжестью. Вскочила, быстро собралась, закинула сумку на плечо и взяла в руку нож.
    «Лучше уж на улице посижу», — думала Лена, высовывая нос на лестничную клетку.
    Прокралась по подъезду бесшумной кошкой, не вызывая лифт. Выйдя на улицу, огляделась по сторонам и поплелась по бетонной дорожке, ведущей на детскую площадку, решив посидеть там на скамейке. На газончике рядом с дорожкой возвышалась фигура плотного мужчины, с круглым «пивным» животом, торчащим из-под коротковатой футболки. Он задумчиво глазел куда-то вверх. Лена проследила за его взглядом и замедлила шаг, почувствовав слабость в ногах. Его взгляд был устремлён в сторону её окон… Лена уставилась ему в лицо и неожиданно узнала. С этим мужчиной из соседнего подъезда она несколько раз ругалась из-за парковки этой зимой. Наглый автовладелец всё время норовил припарковаться на расчищенное Леной от снега место. Потом Лёнчик разбил её машину, Лена с той поры стала «безлошадной» и больше не сталкивалась с соседом.
    «Неужели это он? Разозлился на меня из-за парковки и решил наконец отомстить?»
    Сосед перевёл взгляд на неподвижно стоящую на дорожке Лену и злобно выкрикнул:
    — Чё пялишься? Это твоя земля? Ты её купила? Я здесь живу, ясно?
    Именно такими словами объяснял он зимой своё желание парковаться на чужом месте. Лена сердито прищурилась, и негодующе спросила, подступая поближе к соседу:
    — Так это вы? Обалдели совсем, да?
    — Ну, я! Я! И что ты мне сделаешь? — скривился он.
    — Да я… В полицию тебя сдам… — Лена возмущённо взмахнула руками.
    Красное одутловатое лицо соседа побледнело, все черты сползли вниз, а глаза вылезли из орбит, сделав его похожим на Пьеро, страдающего базедовой болезнью.
    — Т-т-так я уберу сейчас, не беспокойтесь, что так строго-то сразу, — заикаясь, произнёс он, — у меня и пакетик есть, — и вытащил из кармана маленький прозрачный пакет.
    — Пакетик? Зачем пакетик? — не поняла Лена.
    — Н-ну положу, это самое… продукт жизнедеятельности, — мужчина махнул рукой куда-то в сторону и попятился.
    Лена опустила глаза и увидела неподалёку небольшую рыжую собачку, задумчиво сидящую, задрав хвост, под табличкой «Выгул собак строго запрещён!»
    — Так вы об этом… — она растерянно развела руками и шагнула ближе.
    Лицо соседа из бледного стало серым, он пронзительно заверещал:
    — Дура ненормальная, не подходи! — сорвался с места, в два огромных прыжка перескочил газон и скрылся в кустах, оставив Лену стоять с открытым ртом.
    Собачка неторопливо потрусила следом. На её морде читалось выражение крайнего удивления. Она явно не ожидала от хозяина такой прыти. Лена машинально подняла руку, чтобы поправить волосы, и увидела, что сжимает рукоятку ножа, про который совсем забыла. Пару секунд в недоумении смотрела на него, потом спрятала в сумку, нервно хихикая:
    — Здорово я его напугала. Похоже, это всё-таки не он… Ну ничего, зато не будет теперь своего пса где попало выгуливать.
    В кармане зажужжал телефон.
    — Представляешь, сейчас видела твоего Лёнчика с какой-то бабой! — закричал возмущённый Иркин голос из трубки.
    — Где? Ты же дома? Или нет?
    — Ну-у-у, когда ты позвонила, я поняла, что уже не усну. Решила прогуляться до магазина. А там он, с девкой, в глазки ей заглядывает, ручки жмёт. Гад такой, — негодовала Зая.
    — Ты-то чего так возмущаешься? — фыркнула Лена
    — А тебе разве не обидно? Так страдал, так страдал, и уже с бабой обжимается. Кобель.
    — Да мне всё равно, даже рада. От меня хоть отстанет. Кстати, теперь его можно исключить из списка.
    — Какого списка? — не поняла Ирка.
    — Подозреваемых, — вздохнула Лена.
    — Ну да, точно. Об этом я и не подумала. Значит, это не Лёнчик... Слушай, совсем забыла о главном. Серафима тебя примет в девять. Пиши адрес.
    — Опять опоздаю… — вздохнула Лена, доставая ручку и блокнот, — похоже, скоро так потеряю работу.
    — Зато себя сохранишь, — утешила Ирка, — к Серафиме не опоздай, она этого не любит.
    
    Кабинет ведуньи напоминал жилище вампира. Чёрные бархатные портьеры на окнах не пропускали ни единого лучика света. На стенах, обтянутых тёмно–бордовым шёлком, висели иконы в позолоченных окладах, пучки сухих трав, изображения пятиконечных звёзд, обведённых в круг, засушенные птичьи лапы, скорей всего куриные. Здесь была даже метла с торчащими в разные стороны кривыми прутьями.
    «Ирка говорила, что эта Серафима белая ведунья. Что-то не похоже. И зачем здесь метла? Она что, летает на ней?» — Лена подавила рвущийся наружу смешок и сделала как можно более серьёзное лицо, чтобы не обидеть ведунью.
    Её дородная фигура тёмной глыбой нависала над большим длинным столом, уставленным разнообразными склянками и свечами в чёрных подсвечниках. Рядом с ней переливался голубоватым светом магический шар. Серафима оказалась женщиной неопределённого возраста, в тёмном платке, скрывающем лоб. Она медленно подняла на Лену густо подведённые угольно-чёрной краской глаза.
    — Присаживайся, раба божья Елена, — зашевелились тонкие губы ведуньи, щедро намазанные красной помадой.
    — Здравствуйте, — Лена послушно опустилась на небольшую мягкую табуретку, тоже оббитую чёрной тканью.
    — Порча на тебе могильная, — заявила ведунья, едва только Лена открыла рот, чтобы пожаловаться на свои несчастья.
    — Д-да? – растерялась она, — но Ирка говорила… Мы же её вернули. Покойнику… На кладбище ходили, заклинания читали.
    — Ты знаешь, что такое радиация? — неожиданно спросила ведунья.
    Лена изумлённо уставилась на Серафиму и молча кивнула.
    — Порча — она тоже в воздухе витает, ты её не чувствуешь. Только чахнешь, чахнешь, а потом умираешь, — ведунья резко придвинулась и уставилась Лене в глаза тяжёлым взглядом. — Её нельзя убрать одним заклинанием, нужно до-о-олго работать. То, что вы сделали на кладбище, только начало. Ты выпросила у высших сил отсрочку, но не спасение.
    — И что же делать? — прошептала Лена, заворожённо глядя в чёрные зрачки Серафимы.
    — Попробую тебе помочь… Только не быстро это, запомни…
    — Хорошо… А можно как-то узнать, кто это сделал? — с надеждой прошептала Лена.
    Ведунья вскинула руки и стала водить ими над мерцающим шаром, пристально вглядываясь в него, нахмурив густые чёрные брови.
    — Женщина… — наконец провозгласила басом, закатив глаза, — старше тридцати, но моложе шестидесяти.
    «Ничего себе разбег!» — чуть не воскликнула Лена, но сдержалась и спросила:
    — А имя видите?
    Ведунья стала раскачиваться, издавая при этом звук, похожий на жужжание роя рассерженных пчёл. Потом резко открыла глаза и сказала:
    — Всё, пока больше ничего не вижу.
    — Но как же так? — разочарованно вздохнула Лена, — ни имени, ни того, кто она, откуда я с ней знакома, совсем ничего?
    Серафима вновь наклонила лицо над шаром, делая пассы руками.
    — Нет, ничего. На сегодня канал закрыт, — ведунья откинулась на спинку стула, тяжело дыша.
    — Какой канал? — не поняла Лена.
    — Информационный, — покрутила в воздухе рукой гадалка, — думаешь, легко войти туда?
    — Не знаю… Но вы совсем–совсем ничего не увидели? Откуда она? Где живёт?
    Серафима склонила голову набок:
    — Возможно, она знает тебя по работе. Но это ещё не точно. В следующий раз смогу увидеть больше. Приходи в пятницу. Всё, сеанс окончен. Устала я смертельно. Можешь положить деньги сюда, — она пододвинула на край стола раскрытую шкатулку.
    — Сколько?
    — Три тысячи.
    «Ничего себе расценочки», — подумала Лена, доставая из потайного кармашка сумки «заначку», отложенную на новые туфли.
    Словно уловив её мысли, Серафима начала нараспев причитать:
    — Эх, девушка милая, знала бы ты, с какой нечистью приходится бороться. Всё же на себя беру, все грехи людские через меня проходят. Вот и приходится деньги брать. Не для себя, для людей стараюсь.
    Лена вежливо покивала и с облегчением вышла из тёмного логова ведуньи на солнечный свет.
    
    К своему кабинету она пробиралась короткими перебежками по коридору, чувствуя себя разведчиком в тылу врага. В голове крутились слова Серафимы: «Возможно, она знает тебя по работе…»
    Лена немного разочаровалась в способностях ведуньи, но зёрна подозрения, посеянные её словами, проклюнулись и выросли до размеров баобаба.
    Едва только она включила компьютер, заморгал значок Скайпа.
    — Шеф… — Лена со вздохом щёлкнула по зелёному ярлычку мышкой и растянула рот в фальшивой улыбке.
    — Здравствуй, Елена, — произнёс он своё «дежурное» приветствие, — как там у нас дела?
    — Всё хорошо, — сухо ответила она, перебирая бумаги, — так, вот по…
    — А ответь-ка мне на один нерабочий вопрос… — перебил шеф, игриво глядя на Лену, — если какой-нибудь мужчина, которого ты немного знаешь по работе, пригласит тебя в ресторан… Ты бы пошла? Ну, чисто теоретически…
    Лена поперхнулась, кашлянула и выдавила:
    — Какой мужчина? На что вы намекаете?
    — Интересный, солидный. Может быть, не совсем… идеальный… с некоторой стороны, но очень желающий быть с тобой.
    Лена почувствовала, как запылали щёки и уши, и с негодованием воскликнула, нервно дёрнув ногой под столом:
    — Сергей Николаевич, вы женаты!
    Экран компьютера неожиданно погас.
    — Что такое? — удивлённо прошептала Лена, осматривая монитор.
    Заглянула под стол и увидела валяющийся на полу провод, выдранный из розетки.
    — Похоже, я его ногой вырвала, — поняла она, залезая под стол и мучительно раздумывая: «А что, если это жена шефа? Узнала, что муж ко мне неровно дышит, и решила наслать на меня «радиацию» — порчу. Весело, нечего сказать. Хотя… Это явно ей несвойственно…»
    Лене припомнилось, как разъярённая супруга Сергея Николаевича вылила полный кофейник на голову бухгалтерше Алле, посмевшей строить её мужу глазки. Хорошо, что кофе в тот момент уже остыл.
    — Нет, это не она… Но кто? Кто-то из бухгалтерии? Или менеджеров? Может, секретарша?
    Перед её внутренним взором возникла пухлая коротконогая Верочка, в костюме Спайдермена карабкающаяся по стене дома к окну восьмого этажа с двумя лилиями в зубах. Короткий смешок вырвался из груди Лены.
    — Елена Александровна, идёте на обед? — пропел голос бухгалтерши.
     — А вы где? Ой, а вы чего там делаете? — удивилась она, заглядывая под стол.
    — Ничего, ручку уронила. Я на диете, так что сегодня без обеда, — выползая из-под стола, буркнула Лена, мрачно думая про себя: «С тобой пойди, ещё мышьяк подсыплешь, или стрихнин в тарелку… Лучше уж посижу голодной».
    
    Лена попыталась заняться делами, но мысли, как тараканы, расползались в разные стороны, не давая сосредоточиться. В дверь постучали, и в кабинет заглянула Оля из отдела продаж.
    — Елена Александровна, у вас таблеточки нет от головы? — жалобно попросила она, скривив лицо.
    — Тебе что, тоже подкинули цветы? — с подозрением спросила Лена.
    — Какие цветы? — удивилась Оля.
    — Шучу. Сейчас дам тебе таблеточку, — Лена покопалась в сумке и достала яркую коробочку.
    — Ах, эти… — разочарованно вздохнула Оля, — у меня такие же есть, не помогают. Подделка.
    — Да неужели? — изумилась Лена, разглядывая блистер, — ты уверена?
    — Даже по телеку показывали, но я раньше купила. Только деньги потратила. И вы тоже, похоже…
    Оля вышла, держась за голову.
    — Подделка… — прошептала Лена, — вот почему не помогали таблетки… Так может, и порчи никакой нет? Но кто же тогда приносит цветы? И зачем? Даже в квартиру залезли… Чтобы напугать? Для чего? Нет, я ничего не понимаю…
    Желудок издал жалобный стон, моля о пощаде, и Лена всё же решила спуститься в кафе. Снова осторожно прокралась по длинному коридору, проскакивая мимо полуоткрытых дверей кабинетов, как заправский ниндзя. С облегчением вышла на заполненную дневным городским шумом солнечную улицу и понеслась к вожделенным дверям с изображением дымящейся кофейной чашки.
    До кафе оставалось всего несколько метров. Взгляд привлёк большой чёрный автомобиль, сверкающий хромом и лаком, припаркованный вплотную к узкому тротуару. Показалось, что она уже видела эту машину у себя во дворе. Замедлила шаг и прищурилась, пытаясь заглянуть внутрь. Наглухо затонированные чёрные стёкла загадочно поблёскивали, храня секрет того, что находилось за ними. Внезапно боковая дверь таинственного авто начала медленно сдвигаться вбок. На тротуар ступила мужская нога в лакированном чёрном ботинке, затем появилась рука с зажатыми в ней двумя ослепительно-белыми огромными пионами.
    Лена застыла на месте, не в силах сдвинуться, с ужасом наблюдая, как мужчина выбирается наружу, словно в замедленной киноленте. Когда он выпрямился, Лена обрела способность двигаться и устремилась к спасительной двери кафе. Каблук туфли зацепился за выбоину в асфальте, и она рухнула рядом со входом, больно отбив коленки и локти. Хотела подняться, но вдруг почувствовала, как запах пионов защекотал ноздри, и поняла, что преследователь вот-вот настигнет её. Тоненько пискнув, быстро поползла на четвереньках и лбом упёрлась в стеклянную дверь. Подняла глаза и увидела прямо за собой отражение мужской фигуры в тёмном строгом костюме. Лена вдруг разозлилась:
    — Да в конце концов, белый день на дворе. Чего я боюсь? — и страх куда -то улетучился, уступив место негодованию.
    — Что вам от меня нужно? Кто вы такой? — Лена повернула голову и увидела у своего носа смуглую мужскую ладонь.
    — Вы не усыблися? — с мягким знакомым акцентом спросил он, и Лена встала, опираясь на любезно предложенную руку незнакомца.
    Оказавшись на ногах, она гневно уставилась в его лицо. Удивлённый возглас вырвался из груди:
    — Так это вы?
    На неё со смущённой улыбкой на смуглом плоском лице тёмными узенькими глазками смотрел один из представителей китайских партнёров их фирмы. Его имя напрочь выветрилось из памяти.
    — Это вам, — китаец протянул Лене пионы.
    — С ума сошли? Зачем это мне? Уберите немедленно! За что вы так ненавидите меня?
    Недоумение отразилось на его лице, но он послушно убрал руку с цветами за спину.
    — Ненавизу? Сьто вы! Вы не любьите сиветы, Лена? Холосё, я узе виболосил! — китаец засунул пионы в стоящую у входа урну. — Мозьно плигласить вас в лесотолан, поговолить?
    «Надо же… Сегодня все зовут в ресторан…» — хмуро подумала Лена и резко сказала вслух:
    — Нет, никуда я с вами не пойду. Давайте поговорим здесь, в кафе.
    — Холосё, — закивал китаец, галантно распахивая перед Леной дверь.
    Когда они уселись за стол, Лена воинственно уставилась в смуглое лицо и наконец вспомнила имя — Ван Ли:
    — Так это вы подкидывали мне цветы? Зачем?
    — Ты такая класивая, как сиветок, Лена. И такая стластная… Когда мы тансевали, я поняль, сито ты лутьсая девуська. Я хотель звать тебя к себе, зениться… — проговорил китаец, прижав руки к груди.
    — Что? — вытаращила глаза Лена и почувствовала, как уши окатило кипятком от воспоминания.
    Корпоратив полгода назад… Приехали китайцы, и шеф попросил Лену «поухаживать» за самым важным из них, от которого зависели переговоры, этим самым Ван Ли. Она накануне в очередной раз поругалась с Лёнечкой и была в залихватском настроении, решив ему назло пофлиртовать с кем–нибудь. Китаец показался подходящей кандидатурой. Весь вечер строила ему глазки, а в конце станцевала с ним страстное танго, скинув туфли. Китаец приглашал её продолжить вечер, но Лена отказалась, гордо вскинув подбородок и сказав, что замужем и верна мужу. Назавтра ей было жутко стыдно, но Сергей Николаевич сказал, что она молодец и переговоры прошли успешно.
    — Но почему два цветка, чёрт побери, Ван Ли? — очнулась от воспоминаний Лена и грозно воззрилась на китайца.
    — Мозесь звать меня плосто Ваня. Дыва сиветка — это муз и зина, дыве дологи, ведусие по зизни. Если музсина хоцет позывать девуська замуз, он далит ей дыва сиветка, это такая тладисия.
    — Обалдеть! Традиция… Да вы знаете, Ваня, что я из-за вашей традиции на кладбище ночью была, порчу снимала! — возмущённо взмахнула рукой Лена.
    — Кладыбися? Засем кладыбися? — растерянно заморгал он.
    — Затем, что два цветка на кладбище носят, для покойника. У нас, русских, такая «тладисия» — передразнила Лена, — а зачем в квартиру залезли, и главное, как?
    Лицо Ван Ли самодовольно засияло:
    — Это осень ломантисьно, плавда? Девуська плосыпается, а у неё дома сиветы…
    — Да уж… Чуть с ума не сошла от такой романтики. Быстро говорите, как залезли? — рявкнула Лена.
    Улыбка сползла с лица Ван Ли:
    — Это не я, целовек с клыса лезь в окыно. Сюльплиз. У нас так модына, девуськам нлавится… Селгей Николаевися сказаль, сито твой музь пылохой циловек, ты одына, тибе ськуцино, и я слазу плиехал.
    — Вот сплетники проклятые, — пробормотала Лена, судорожно вспоминая, кому в офисе она рассказывала о расставании с Лёней.
    «Так вот на что намекал шеф. Интриган несчастный…» — Лена облегчённо вздохнула, осознав, что Сергей Николаевич не пытался навязаться ей в любовники.
    — Так, Ваня. Запомните, я не собираюсь замуж, и мне вовсе не скучно, а очень даже неплохо. И в тот вечер… Я просто была вежлива, и ничего больше, — строго сказала Лена, — между нами ничего не может быть. Мы слишком разные.
    Она встала и пошла к выходу.
    — Я всё лавно буду добиватися тибя, ты моя зенсина, — услышала вслед Лена.
    
    Она внезапно почувствовала, как смех разноцветными пузырьками поднимается откуда-то изнутри, нестерпимо щекочет горло и щиплет глаза. Замелькал калейдоскоп воспоминаний: Иркины вытаращенные глаза, лицо ошарашенного соседа, мрачный кабинет Серафимы. Пузырьки бесшумно лопались во рту, заставляя Лену сгибаться от хохота. Игривые мысли лезли в голову: «Что, если закрутить с этим китайским Ваней? Он, похоже, не бедный, и любит меня… Хотя… Нет, нет, и нет. Мы разные… Цветы подарить нормально не может, что дальше будет? А ведь угрожал добиваться меня… Чем решит удивить в следующий раз? Боюсь даже представить… Если ещё раз залезет в квартиру со своими сюрпризами, я его убью…»
    Лена остановилась, зацепившись взглядом за рекламную табличку, прикреплённую к столбу. Достала телефон, пробежалась пальцами по кнопкам и произнесла тонким дрожащим от смеха голосом:
    — Алло, это фирма по изготовлению металлических решёток на окна? Мне срочно нужно установить в квартиру. Пишите адрес…
 
Сообщения: 359
Зарегистрирован:
27 июн 2017, 17:56

Re: Тайна зловещих цветов

Сообщение Tat » 15 окт 2017, 19:52

    Отзыв Дмитрия Грунюшкина
    
Яркое солнце настойчиво светило в лицо и щекотало ресницы игривыми лучиками. Лена приоткрыла один глаз, пытаясь разглядеть стрелки на круглом циферблате часов. Оба глаза мгновенно широко распахнулись, как только ей наконец это удалось. Она выругалась сквозь зубы:
     — Да ёлки зелёные! Проспала!
     Вскочила с постели и заметалась по квартире встревоженной птицей. Щёлкнула выключателем в ванной, но лампочка не зажглась.
     — Так… Ещё лучше… Электричества нет.
Как часто вы проговариваете вслух то, что видите, когда находитесь в одиночестве? Думаю, редко. Разговоры героя с самим собой выглядят неестественно. Поскольку это не сценарий, то гораздо уместнее такие вещи передавать либо «мыслями героя», либо авторским текстом, что предпочтительней.
    
Наспех умылась и почистила зубы одной рукой,
двумя руками зубы мало кто чистит
    
одновременно расчёсывая длинные вьющиеся волосы. Прыгая на одной ноге,
Одной рукой, на одной ноге – стилистическая неряшливость
    
— Ну да. Свет же отключили…
Снова и снова проговаривание. Больше заострять на этом внимание не буду, но имейте это в виду.
    
Двери соседских квартир смотрели на неё тёмными отверстиями глазков, как дула пистолетов.
По конструкции предложения – двери, как дула пистолетов, хотя должны были бы быть глазки. Небрежность.
    
На рабочем столе монитора заморгал зелёный значок и загудел мелодичный сигнал
мелодичное гудение – странное сочетание
    
Звонил шеф. Лена ткнула кнопочку
Какую еще кнопочку надо ткнуть, чтобы скайп соединился?
    
Длинный коридор, сияющий глянцем чисто вымытого ламината, был пуст. Из полуоткрытой двери в приёмную слышался стук, напоминающий автоматные очереди. Верочка печатала очередной документ.
Современная фирма с печатной машинкой? Неожиданно.
    
Лена подошла и шепнула ей на ухо:
     — Вер, ты на обед ходила?
Стиль общения с секретаршей резко изменился с того, что было утром.
    
Перед глазами возникло ведро со шваброй, затем в образовавшуюся щель бочком протиснулась уборщица Клавдия Семёновна.
Снова анахронизм – и бабка поди в синем халате?
    
— Что случилось? — испуганно спросила Ирка нормальным голосом,
Так испуганно или нормальным голосом?
    
— И что я им скажу? Ничего не пропало, только дурацкие цветы возникли из ниоткуда. Как думаешь, что мне на это скажут полицейские?
Проникновение в жилище – серьезный повод для полиции, вообще-то, вне зависимости от результатов проникновения.
    
...Собачка неторопливо потрусила следом. На её морде читалось выражение крайнего удивления. Она явно не ожидала от хозяина такой прыти. Лена машинально подняла руку, чтобы поправить волосы, и увидела, что сжимает рукоятку ножа, про который совсем забыла. Пару секунд в недоумении смотрела на него, потом спрятала в сумку, нервно хихикая:
     — Здорово я его напугала. Похоже, это всё-таки не он… Ну ничего, зато не будет теперь своего пса где попало выгуливать.
И зачем эта сцена? Что она нам дала для сюжета?
    
— Ну-у-у, когда ты позвонила, я поняла, что уже не усну. Решила прогуляться до магазина. А там он, с девкой, в глазки ей заглядывает, ручки жмёт. Гад такой, — негодовала Зая.
В шесть утра?
    
Кабинет ведуньи напоминал жилище вампира. Чёрные бархатные портьеры на окнах не пропускали ни единого лучика света. На стенах, обтянутых тёмно–бордовым шёлком, висели иконы в позолоченных окладах
Иконы в жилище вампира? Однако, циничный должен быть вампир и бесстрашный.
    
    Итак, замечания и впечатления. Девочковость текста не вызывает сомнения, хотя, впрочем, в этом нет ничего страшного. Язык повествования достаточно легок и ироничен. Возможно, это несколько помешало передать достаточно ярко страх и отчаяние героини, толкающие ее на нелепые поступки. Есть шероховатости по стилю, но не фатальные, и при должной работе над собой легко приводятся в норму.
    Хуже другая составляющая – непосредственно детективная. Сама история выглядит слишком надуманной, особенно развязка. Символичность двух цветков в китайской культуре выглядит неубедительной – во всяком случае, мне не удалось найти никаких следов такой традиции. А «придуманные традиции» - смертельно вредны детективу. Они заведомо задают крайне низкую планку – зачем напрягаться, сочиняя сюжет и изучая методы и факторы, когда их можно тупо придумать?
    Второй минус – нет даже намека на расследование. Перебирание в голове потенциальных злоумышленников не может служить заменой расследованию. В итоге детектива как такового не случилось. Бегала-бегала, страдала-страдала, а потом все разрешилось само собой, без ее участия.
    Ну и третий детективный минус – появление «злодея». Классическое правило детектива гласит – злодей или виновник заварушки должен быть известен нам с самого начала или, во всяком случае, как можно ближе к началу, но мы не должны его в этом подозревать, а в финале должна раскрыться его истинная роль. То, что буквально на последней странице появляется некто, о ком мы не слышали и не знали ничего, и именно он оказывается злодеем – фундаментальная ошибка. Читатель вместе с героем ищет злодея, он подозревает, вычисляет, отвергает, а потом вдруг оказывается, что все зря. Читатель чувствует себя обманутым.
    В то же время затея с двумя цветками выглядит достаточно свежо и оригинально, и на ней можно было бы раскрутить нечто более увлекательное.
    Моя оценка – 3. Потенциал есть, но нет пока знания базовых, фундаментальных правил детектива. А стилистические ошибки – мелочь на этом фоне.
 
Сообщения: 8627
Зарегистрирован:
23 окт 2009, 11:13

Re: Тайна зловещих цветов

Сообщение Миниатюрист » 16 окт 2017, 08:46

    
Tat писал(а):Современная фирма с печатной машинкой? Неожиданно.

    Да нет. :) Когда на обычной клавиатуре печатают слепым десятипальцевым методом, тоже стук бывает характерный такой, в тишине слышный.
    
    
Tat писал(а):Иконы в жилище вампира? Однако, циничный должен быть вампир и бесстрашный

     :lol: Имела ввиду темноту кабинета, про иконы не подумала, спасибо.
    
    
Tat писал(а):. Символичность двух цветков в китайской культуре выглядит неубедительной – во всяком случае, мне не удалось найти никаких следов такой традиции.

    
    Вот, скопировала из трёх разных источников:
    
    2 — символизирует баланс и гармонию, соединение и взаимодополнение (как «инь» и «ян»), сочетание противоположностей. В кантонском диалекте произношение схоже со словом «легко». В современном китайском языке интернет-общения символом 2 часто заменяется слово «любовь», а дарение чётного количества цветов считается допустимым.
    
    2 (два) Удвоение, сотрудничество. Символизирует баланс между двумя противоположностями- инь и ян, женщиной и мужчиной.
    На свадебны 2 - это начало неравенства и противоречия, причина разделения всего на Земле. Два - это инь, женское, земное, неблагоприятное начало. В некоторых источниках 2 называли числом конфликта. Несмотря на это, в современной интернет-коммуникации "2" заменяет иероглиф 爱 'любовь', 'люблю', поскольку проще набрать на клавиатуре ноутбука или сотового телефона "2", чем писать пхинином (китайской транскрипцией) иероглиф "любовь". Это слово достаточно часто используется коммуникантами в интернет-общении, что и породило числовую замену. Интересно, что в Китае (в отличие от России) можно дарить два цветка. Омоним числа два – легко
    
    Двойка обозначает пару: два начала, баланс и взаимодействие между двумя противоположностями – инь и ян, мужчиной и женщиной. Поэтому, можно сказать, что двойка означает взаимодействие, легкое движение, она символизирует партнерство и творчество. Два также означает удвоение, это число сотрудничества. Популярная китайская поговорка говорит о том, что «счастье приходит вдвоем», на свадебных церемониях всегда найдется место иероглифу, который означает «двойное счастье».
    
    Ну и ещё в своё оправдание могу сказать, что эта задумку эту я взяла не "с потолка". Приходилось немного общаться с китайцами, есть такие традиции у них, хотя может и не везде, в разных провинциях свои традиции.
    
    
Tat писал(а): Второй минус – нет даже намека на расследование. Перебирание в голове потенциальных злоумышленников не может служить заменой расследованию. В итоге детектива как такового не случилось. Бегала-бегала, страдала-страдала, а потом все разрешилось само собой, без ее участия. Ну и третий детективный минус – появление «злодея». Классическое правило детектива гласит – злодей или виновник заварушки должен быть известен нам с самого начала или, во всяком случае, как можно ближе к началу, но мы не должны его в этом подозревать, а в финале должна раскрыться его истинная роль. То, что буквально на последней странице появляется некто, о ком мы не слышали и не знали ничего, и именно он оказывается злодеем – фундаментальная ошибка. Читатель вместе с героем ищет злодея, он подозревает, вычисляет, отвергает, а потом вдруг оказывается, что все зря. Читатель чувствует себя обманутым.

    
    Да, наверное, нужно было мне этого китайца в начале "засветить", ну а насчёт расследования, - можно было в сюжет и полицию, и частного детектива засунуть. Эх, знаков маловато было! :)
    Хотя это не оправдание, понимаю! :roll:
    Спасибо за рецензию! Все замечания по делу, со всем согласна, буду исправляться! :)
 
Сообщения: 300
Зарегистрирован:
20 мар 2011, 16:15

Re: Тайна зловещих цветов

Сообщение Кипарис » 22 окт 2017, 22:33

    Со времени открытия темы прошла неделя, до окончания срока осталось восемь дней. На мой взгляд, судьи явно не торопятся.
    Может пожаловаться на них в верховный суд? :)
    
    По поводу рассказа.
    Видно, что писала совсем не новичок, написано вполне нормально в стиле "для женщин".
    Но совершено, с моей точки зрения, три ошибки, ближе к концу.
    1. Залезть в окно квартиры ночью, это криминал, и китайцы не могли этого не знать. Кроме того, не понятно, как это москитная сетка на окнах осталась неповреждённой.
    2. Акцент китайца слишком сильный, и сразу переводит рассказ в совершенно несерьёзную плоскость.
    3. Последнее предложение:
КудесниК писал(а):— Алло, это фирма по изготовлению металлических решёток на окна? Мне срочно нужно установить в квартиру.

    Выглядит подозрительно - не есть ли это реклама для фирмы устанавливающей решетки на окна?
    На восьмом этаже решетки в жилых домах не устанавливают.
 
Сообщения: 1440
Зарегистрирован:
16 июн 2009, 15:35

Re: Тайна зловещих цветов

Сообщение Миниатюрист » 23 окт 2017, 11:35

    
Кипарис писал(а): 1. Залезть в окно квартиры ночью, это криминал, и китайцы не могли этого не знать. Кроме того, не понятно, как это москитная сетка на окнах осталась неповреждённой

    Ничего не пропало же, только цветочки появились. Взлома нет. В чём криминал? Наши полиционеры даже на вызов не поедут в этом случае. Сетка легко снимается с пазов, и ставится обратно, без повреждений. :)
    
    
Кипарис писал(а):Акцент китайца слишком сильный, и сразу переводит рассказ в совершенно несерьёзную плоскость.

    А без акцента выглядело бы неубедительно, я тоже об этом думала. Кстати, не такой уж сильный акцент, очень даже прилично разговаривает, бывает намного хуже.
    
    
Кипарис писал(а):Выглядит подозрительно - не есть ли это реклама для фирмы устанавливающей решетки на окна? На восьмом этаже решетки в жилых домах не устанавливают.

    Если реклама, то должно присутствовать название фирмы, а его нет. :)
    Устанавливают везде, где посчитают нужным хозяева. Последние и предпоследние этажи в зоне риска, воры залезают с крыш, решётка хорошая защита.
    
    Спасибо огромное за комментарий!
 
Сообщения: 300
Зарегистрирован:
20 мар 2011, 16:15

Re: Тайна зловещих цветов

Сообщение Дипка » 23 окт 2017, 12:33

    
Шерлок писал(а):Устанавливают везде, где посчитают нужным хозяева.

    Я точно не знаю, но вроде не везде, где захотят хозяева. На установку решётки нужно разрешение, а разрешают на первых этажах только. На втором тоже могут разрешить, если балкон или окно недалеко от крыши магазина, допустим. Можно, конечно, и без разрешения установить, но если кто увидит, то выпишут солидный штраф. Делают это по одной причине - чтобы вид был красивый. А окна с решётками смотрятся не особо. Про последние этажи не знаю, но не видела там решёток ни у кого.
 
Сообщения: 1005
Зарегистрирован:
01 фев 2016, 19:51
Откуда: Самара, Обшаровка

Re: Тайна зловещих цветов

Сообщение Миниатюрист » 24 окт 2017, 12:49

    
Дипка писал(а): На установку решётки нужно разрешение, а разрешают на первых этажах только. На втором тоже могут разрешить, если балкон или окно недалеко от крыши магазина, допустим. Можно, конечно, и без разрешения установить, но если кто увидит, то выпишут солидный штраф.

    Первый раз слышу про разрешение, честно говоря. Может это от муниципалитета местного зависит? У нас никто никого не штрафует за решётки.
    Да и вообще, желанием гг поставить решётки заканчивается рассказ. А уж поставила она их, или нет - совсем другая история. :wink:
    
    Спасибо за комментарий! :)
 
Сообщения: 300
Зарегистрирован:
20 мар 2011, 16:15

Re: Тайна зловещих цветов

Сообщение siamka » 24 окт 2017, 12:59

    Отзыв судьи Людмилы Костюковой
    
    
“Тайна зловещих цветов”. Идеально впишется в какой-нибудь женский сборник или гламурный журнал. Только название ну совсем уж скучно-архаичное. Вообще, слова “тайна” в названиях следует избегать, по-моему, в XXI веке. Как-то провинциально теперь оно звучит. Навскидку предлагаю “Что-то личное...”
 
Язва с папироской)

Сообщения: 11310
Зарегистрирован:
15 сен 2009, 22:03


Вернуться в Финал конкурса

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1