Бестселлеры

Петя (рассказ, 14 тзн)

Модератор: Атерес

Петя (рассказ, 14 тзн)

Сообщение May » 13 ноя 2009, 18:56

    Поезд – не самое лучшее место, чтобы выспаться и отдохнуть, зато замечательно помогает собраться с мыслями, а если есть проблема - посмотреть на нее со стороны или просто выговориться. Я много езжу по стране и попутчиков видела всяких, но тут случай столкнул меня с удивительной женщиной. Когда она вошла в купе, я, по привычке старалась угадать, кто она, кем работает. Молодая, лет тридцати, одета неброско, но стильно. Командировка, решила я, из багажа – только сумка. Наверное, командировка была не из легких, лицо у нее было усталое.
    Поезд тронулся. Женщина знакомиться не хотела, быстренько разобралась со своей постелью и улеглась. Я же никогда не начинаю знакомиться первой и поддерживаю разговор, только если этого хочет попутчик. Так проехали часа два в полной тишине, нарушаемой только стуком колес. Она спала, я читала. Время от времени попутчица вздыхала, покашливала и еще плотней укрывалась одеялом. Я тихо спросила, не мешаю ли. Время позднее, почти двенадцать, многим людям мешает любой свет, даже ночник у изголовья соседа. «Нет, что вы», - хрипло ответила она и повернулась ко мне. С ужасом и удивлением я заметила, что женщина вся в слезах! Все два часа нашей поездки она, тихо проплакала в подушку. «Что с вами? Успокойтесь, пожалуйста. Может воды?- испуганно прошептала я, но моя попутчица отказалась. Она села на постель и все еще всхлипывая, пыталась привезти волосы в порядок. Когда она успокоилась и причесалась, я осторожно спросила ее, смогу ли помочь. В ответ на это получила рассказ длиною в ночь. «Тут никто помочь не может. Вы не подумайте, я не больна, у меня здоровые дети и хороший муж. У меня даже нет проблем со свекровью и работой, - горько улыбнулась она. – Тут другое».
    
    Я работаю дефектологом. Учу детей правильно говорить. А раньше – воспитателем в детском саду. Еще в детстве мечтала, как буду с детками возиться. А в семнадцать, сразу после школы, поступила в педучилище в другом городе. Поступила-то легко, проблема была в другом – в общежитии мест не было. Приходилось искать комнату. Я в это время у тети жила, могла бы, наверное, жить так три года, но моя сестра Наташа в том году не поступила, так что я для них была, как красная тряпка для быка. Раздражала, одним словом. Я хотела побыстрее переехать, поэтому особенно не выбирала. Пришла пожилая женщина какая-то к педучилищу, девочки сказали, что комнату сдает. Мне было все равно, куда идти, и я согласилась. Почему-то показалось, что я женщине не понравилась или ей никто не нравился. Как будто она комнату предлагала, но надеялась, что никто не согласится. Но мне очень нужно было определяться, потому что у тети мне уже просто жить не давали. Я даже не ходила квартиру смотреть. Просто адрес спросила и сказала, что приду вечером с деньгами и вещами. Оказалось, что это не квартира, а дом, причем старый. Находился он в частном секторе, домов там куча, но среди таких, знаете, веселеньких домиков он выглядел как дом из фильмов ужасов. Я несколько раз думала вернуться, пока дошла до крыльца. Представьте себе, старый серый дом, запущенный сад. Я и тропинку еле нашла. Вобщем, ужас. Не повернула, только потому, что некуда было идти.
    Старуха ждала меня на крыльце. Взяла деньги, показала комнату и ушла к себе. Комната мне понравилась. Небольшая, но уютная и есть все необходимое: шкаф, кровать, письменный стол, полка с книгами. На стене – фотография в рамке. Очень красивый парень, черноглазый, черноволосый, с гитарой в руках. Ясное дело, сын. Видно, живет со своей семьей, а старуха тут одна.
    Я еще когда вещи раскладывала, услышала, что она разговаривает с кем-то, значит, в доме еще кто-то есть. А потом, когда переоделась и улеглась с книжкой, дверь скрипнула, и на меня уставился глаз. Вы не представляете, голубой-голубой! Женщина в первый раз за этот вечер тепло улыбнулась.
    
    Он такой некрасивый был. Длинный, нескладный какой-то и очень худенький. Тонкие руки и ноги. Волосы тоже тоненькие и совсем светлые. И длинный нос. А глазищи - как блюдца! Это когда удивлялся, а когда смеялся – как две щелочки. Я тогда про него ничего ведь не знала. Представьте, заходит ко мне в комнату парень, примерно моего возраста, без стука и даже не здоровается. Просто стоит и смотрит. Я почему-то не испугалась, просто подумала, надо же, какой нахал. «Привет,» - говорю. А он молчит, только очень покраснел и стал переступать с ноги на ногу. Встала я. «Ну проходи, садись». Он сел. «Как зовут?- спрашиваю. А он глаза в пол: «Петя». «А меня, Петя, Настя зовут». И тут старуха как заорет: «Петя! Иди сюда немедленно!» Он как вскочит и, не прощаясь, как заяц – шасть за дверь. А из коридора слышу старуха бурчит: «Чтобы никогда туда не заходил». Я в тот день очень устала, поэтому не стала ничего выяснять, просто легла спать.
    А на следующий день опаздывала в училище, выбежала из дома, а там Петя, как старичок, на крыльце сидит: коленки вместе, руки - лодочкой, ссутулился. В старой вылинявшей рубашке, спортивных штанах и босиком. Я ему: «Доброе утро», а он серьезно так протянул мне руку, а там – орех.
    Вы знаете, что такое фенилкетонурия? Рождается ребенок с генетической мутацией, в результате организм не усваивает белок. В два-три месяца – нормальный ребенок, а потом становится вялым, начинает отставать в развитии, позже садится, позже ходит и говорит. И останавливается в умственном развитии на уровне пятилетнего ребенка.
    
    «Это лечится?»,- спросила я Настю.
    Конечно лечится, ответила она. Нужно только соблюдать диету с первых дней рождения: никакой белок не должен поступать в организм. Но для этого ведь должны вовремя обнаружить заболевание. А тогда это было почти невозможно.
    Да и его матери не до того было. Как раз умер ее муж. Погиб в автомобильной аварии. Вы знаете, она мне рассказывала, правда это потом уже, когда мы с ней подружились, что ее муж очень хорошо водил машину. Возвращался ночью домой, а на красный свет пьяный водитель на КАМАЗе. Тетя Вера говорила, что чуть с ума не сошла. С детства его любила, он очень красивый мужчина был, и сын ее старший весь в него. Черноглазый, высокий, плечистый. Когда тетя Вера мне фотографии показывала, то просто молодела на глазах. Так вот, она начала пить. Пила по-страшному. И все это время за ребенком смотрел ее старший, Вовка. Между детьми была разница десять лет. Он Петю и кормил и переодевал. А потом сказал как-то: « Мам, бросай пить. Тут Петя, а мне в школу нужно».
    Только тогда она пришла в себя. Растила Петю, а через несколько месяцев заметила, что не все в порядке. Потом врачи, диагноз и ужас. Вовка три дня плакал, с рук его не спускал, даже матери не давал к нему подойти. Потом привыкли. Растили, как обычного. Петя даже гулять ходил с другими детьми, а потом все стали замечать что-то, потом дразнили, дети ведь знаете, какими могут быть жестокими. Сначала его брат защищал, но скоро Вову забрали в армию, послали в Афганистан. Там он погиб.
    Можете представить, что было с матерью? Я ее понимаю, а тогда просто возненавидела. Я ж ничего не знала. Ненавидела настолько сильно, насколько полюбила Петрушу.
    Он был очень добрым, веселым и любознательным. Я из дома все детские книжки привезла. Рассказала ему все сказки, которые знала. Особенно ему нравилась про царевну-лягушку «Не убивай меня, царевич, я тебе пригожусь». Представляете, сядет напротив меня, руки молитвенно сложит, глаза широко распахнет и приговаривает: «Я тебе пригожусь». А потом улыбается и глаза такие хитрые-хитрые. Мать свою очень боялся. Тетя Вера ничего не разрешала ему, а больше всего – разговаривать со мной. Я не понимала ничего, злилась, спрашивала, почему она его не лечит, а она отвечала «потому что не лечится». Ладно, говорю, а почему ему нельзя со мной разговаривать? «А потому что,- говорит,- ты приехала и уедешь, а он привыкнет». Тогда я решила, что останусь в этом городе навсегда. Какая разница, где жить? А тут я всегда смогу помогать Петьке. Вы думаете, я странная, да? Привязалась к дурачку. А ведь он был не дурачок. Он стихи запоминал хорошо, читал научился. Я его считала своим младшим братом.
    Каждое утро он провожал меня до калитки и долго махал рукой. Улица у нас длинная, до конца дойду, а он все машет. Прихожу домой, а мой Петька уже на крыльце меня ждет и не просто так, а с букетиком из цветов или травинок. Тетя Вера говорила, что он может сидеть так весь день. Когда было холодно, мать не улицу его не выпускала. Тогда он стоял у окна. Я была смыслом его маленькой жизни, а он стал для меня братом, другом, сыном.
    Я не чуствовала никакой брезгливости. Мне странно было видеть эту брезгливость в других. Весь первый год я дружила с Оксаной. Мы обе хорошо учились, быстро нашли общий язык, делились секретами и бутербродами, вот только в гости она ко мне не ходила, жила на другом конце города, после учебы – сразу домой. А в выходные мы встречались в парке или в библиотеке. Как-то весной перед экзаменами она пришла ко мне на ночь заниматься. Петька крутился тут же. Слушал, вздыхал, но внимания не требовал. Оксана на него и не смотрела. А на следующий день спросила меня: «Ну как ты можешь там жить с этим идиотом». Мы перестали дружить. Больше я никого к себе не приглашала. И только тогда я поняла, почему тетя Вера сторонится людей. Хотя соседи Петю любили, иногда угощали его конфетами, могли спросить, как дела. Петька ужасно смущался и отвечал, что хорошо. Однажды я решила отвести его в театр. Одели его с матерью красиво, я объявила, что мы идем смотреть оперетту «Летучая мышь». Он очень волновался, не мог в зале усидеть спокойно, а когда представление началось, закрыл глаза. И только вечером он мне шепотом признался, что очень боялся, что над залом будут летать летучие мыши.
    Я перечитала кучу книжек по детской психологии. Перепробовала на нем разные методики развития. Ничего не помогало. Он был умным, но только как для ребенка. Я не могла вытащить его из детства. Мы очень привязались друг к другу. Я учу уроки – он рядом рисует. Я стираю – он рассказывает мне стишки или просто что-то придумывает. Мы играли в прятки, бегали по всему дому, нам было не скучно вдвоем. Он любил всех букашек. Спасал мух из паутины, выносил аккуратно во двор случайно залетевшую божью коровку. Он любил все живое.
    Мои родители забеспокоились только в конце третьего курса, когда я сказала, что остаюсь тут жить. Вначале решили, что у меня большая любовь, а потом, когда поняли из-за кого я остаюсь, пришли в ужас. Мама плакала, отец говорил, что мне нужно поступать в институт. Все время повторяли, что мне нельзя было к нему привыкать, что я все равно не смогу жить рядом с ним, рано или поздно у меня появится семья. А он мне не родной брат, чтобы с ним жить и опекать его! Когда стало ясно, что разговаривать со мной бесполезно, переключились на тетю Веру. И вот однажды она позвала меня к себе в комнату и сказала, чтобы я не волновалась, они будут жить, как жили, а мне действительно нужно поступать. Ведь не век же в воспитательницах ходить. А поступлю в институт – буду другим детям помогать. Многим, а не одному. Она часто со мной говорила, а я никого не слушала и еще год проработала воспитательницей в детском саду.
    А потом познакомилась с Кириллом. Это была моя первая любовь, мой мужчина. Он в буквальном смысле слова носил меня на руках. Мы поженились, я переехала к нему. Забеременела. К Петьке я прибегала, но все реже. А прибегая, видела одну и ту же картину. Сидит он, пригорюнившись на крылечке, колени сдвинуты, руки – лодочкой, а в руках подарок – букет ромашек, камешек или горсть малинки. Потом я родила ребенка, и мы переехали к родителям. Никогда не забуду, как мы прощались. Петя ничего не понимал, а мы с тетей Верой плакали. Он только гладил меня по голове и немного испуганно приговаривал: «Ты придешь, а я буду тут». Когда я уходила по нашей улице, он махал мне рукой, а в конце крикнул: «Я буду тут!»
    Потом муж поменял работу, я поступила в институт, мы переехали в Киев. Через год я родила второго ребенка и несколько лет мы просто переписывались с тетей Верой. Она писала, что у них все хорошо, что Петька целыми днями рисует или перебирает наши детские книжки. Однажды в конверте я нашла засушенную ромашку. Писать он стесняется, как объяснила тетя Вера. Потом полгода писем не было. А когда я, наконец, собралась их проведать, увидела, что дом заколочен. Побежала к соседям, те сказали, что тетя Вера несколько месяцев назад умерла, что у Пети был нервный срыв, сначала его забрали в психушку, а потом перевели в какой-то дом престарелых, а какой, они не знают. Я оббегала всех знакомых, все службы, узнала, где живет сейчас Петя и поехала к нему.
    Он ждал меня. Он все это время ждал меня, представляете? Санитарки и воспитатели говорили, что он каждый день выходил к воротам. Они не могли загнать его обратно. Когда я приехала, он стоял в какой-то чужой старой шапке, свитере, резиновых сапогах и шишкой в руке. Ждал меня с подарком. Конечно, я хотела его забрать. Но из дома для престарелых его не отпускали, а муж даже говорить не хотел на эту тему: «Ты пойми, мы живет в двухкомнатной квартире, у нас двое детей, а тут еще взрослый мужчина». Я его понимала, но сердце у меня разрывалось. Мы перевели его в такое же учреждение поближе. Сначала ездили всей семьей, а потом я сама. Дети не хотят на это тратить выходные, а у мужа работа. А я… Вы знаете, не было человека счастливее меня, когда я видела его у ворот. А он переминался с ноги на ногу и протягивал мне очередной подарок. Мы гуляли по парку, я привозила ему всякие вкусные булки, конфеты, и он все это старательно ел, посматривая на меня своими глазищами. Потом мы читали, играли. Уезжала довольная тем, что он сыт, одет и здоров. Две недели назад муж, я и дети уехали в Буковель кататься на лыжах. А когда приехали, нам позвонили из дома для престарелых… Причина смерти – воспаление легких… Как мне потом объяснили, он каждый день стоял у ворот. И ждал меня. Когда уставал стоять – садился на ступеньку. А на улице мороз… За ним, конечно, смотрели, но не всегда могли заметить, как он ускользал во двор. А когда все-таки возвращали в помещение, он бормотал: «Я тут жду, я жду тут»…
    Вот съездила, забрала его рисунки, поделки. Будет о нем память. Ведь о человеке должен кто-то помнить…
    
    За окном серело утро. Мы подъезжали к вокзалу.
 
Сообщения: 153
Зарегистрирован:
28 окт 2009, 19:47

Re: Петя (рассказ, 14 тзн)

Сообщение лилипут » 14 ноя 2009, 23:37

    отлично, напоминает Тургенева
всё, что не купишь, время съедает, а что ж остаётся? мысли да прах
 
Сообщения: 1664
Зарегистрирован:
04 фев 2009, 22:35

Re: Петя (рассказ, 14 тзн)

Сообщение May » 15 ноя 2009, 00:01

    
лилипут писал(а):отлично, напоминает Тургенева

    
    ой, ничего себе :oops:
    Спасибо.
 
Сообщения: 153
Зарегистрирован:
28 окт 2009, 19:47

Re: Петя (рассказ, 14 тзн)

Сообщение siamka » 15 ноя 2009, 14:26

    Да, Мау, отлично написано! Прямо наших класиков напомнило :)
    Ни блох не увидела, ни ляпов - чудеса :)
    Но тема... Ничего сказать не могу - не люблю читать такое. Петю слишком жалко, я потом долго думаю, плохо сплю... Предупреждать надо, автор - мол не для впечатлительных натур! :mrgreen:
 
Язва с папироской)

Сообщения: 11310
Зарегистрирован:
15 сен 2009, 22:03

Re: Петя (рассказ, 14 тзн)

Сообщение May » 15 ноя 2009, 14:34

    
siamka писал(а):Предупреждать надо, автор - мол не для впечатлительных натур!

    
    Ок, в следующий раз буду заранее предупреждать :D
    Ты не поверишь, но когда его придумывала - плакала! Прям рыдала настоящими слезами. Муж смеялся - сидит рядом безутешная плачущая жена и пописывает что-то в блокнотик, все лицо в слезах, нос красный. Картина та еще.
    
    Ребята, ну про классиков вы уже загнули. Куда мне про Тургенева!
 
Сообщения: 153
Зарегистрирован:
28 окт 2009, 19:47

Re: Петя (рассказ, 14 тзн)

Сообщение ersh57 » 15 ноя 2009, 19:40

    May!
    
    История интересная. И изложена неплохо. Ну, язык бы я тургеневским не назвал, но неплохо. Единственно, я бы чуть поигрался все же с частями сюжета. Можно было несколько более интересно выстроить рассказ. И еще, когда такие истории рассказывают незнакомым людям, тем более в состоянии аффекта, то должна чувствоваться некоторая сбивчивость, всплывать некие живые картинки. Одну я в тексте увидел. Это в самом начале, с глазами. Но их бы штучек пять добавить, что ли. Добавление естественности рассказа от первого лица серьезно может усилить драматический эффект.
    
    Но это ИМХО. А пока - поздравляю с неплохим рассказом.
    
    С уважением, Ёрш.
=========================================================================
Мне ли судить, что сам и написал?
Пристрастен я в суждениях и взглядах,
Когда писал - не думал о наградах,
Я просто душу в буквы воплощал!
 
Сообщения: 1696
Зарегистрирован:
18 сен 2009, 13:42
Откуда: Нижегородская область.


Вернуться в 2009

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1