Бестселлеры

"Огненные пляски" "Не твоя судьба" автор Джет 2 место

Модератор: Атерес

"Огненные пляски" "Не твоя судьба" автор Джет 2 место

Сообщение Белавина » 12 янв 2009, 13:13

    НЕ ТВОЯ СУДЬБА.
    
    Крутой правый бережок прячет быстрый ручей, закрывает собой, словно старший брат – меньшого, шалуна и непоседу. Ярко вспыхивающими на солнце брызгами играет ручеек, точно дитя - леденцами. Течет, струится в прохладной воде поблескивающая зелень да бегут чьи-то босые ножки по левому, пологому бережку. Бегут, торопятся, прыгают с камня на камень, скользят, оступаются – и тоненькая девушка едва не падает в воду, замирает, балансирует на камушке, после чего подхватывает вымокший подол и спешит дальше. Спешит, словно за ней гонится кто.
    Может, и вправду гонится – оглядывается девушка, будто ищет кого взглядом, да знай подол придерживает, чтобы не мешал. Коса растрепана, в рукава репьи вцепились, не повыдерешь потом.
    - Постой, девица! – с крутого берега окликает беглянку случайный путник, придерживая коня, - от кого спасаешься? Чем помочь тебе?
    Хорош собой путник – высокий, плечистый, и глаза ясные. Не иначе, воин из княжеской дружины: в блестящей кольчуге, мечом препоясанный. К такому как раз за помощью бежать.
    Да только не бежит к нему девушка - змейкой бросается за ближайшую иву, прячется среди наклонившихся к самой воде гибких ветвей, и стоит среди них, полускрытая, взволнованно дыша.
    - Меня испугалась? – удивляется воин, и, спешившись, спускается к воде.
    Несколькими уверенными шагами преодолевает ручей, отводит в сторону ивовые ветви:
    - А я думал – помощь тебе нужна.
    - Нужна! – словно решившись на что-то, с жаром говорит она, - ты человек чужой, в дружине состоишь, в самом Новгороде, за стенами высокими – авось не испугаешься! В городе-то и не верят, поди, в сказки деревенские!
    Вышла девушка к воину, приблизилась, а сама аж дрожит, что тростиночка. И вдруг за рукав его ухватилась, взглядом ожгла, шепотом горьким:
    - Отданная я! Не слыхал про обычай отдавать подземному Ящеру девушку с глазами черными? Болота у нас от деревни по правую руку, все болота да ручьи, самое Ящерово место, и святилище его стоит, а тут – у старосты сын меньшой заболел, вот и решили отдать меня. А я… испугалась я…
    Обрывается шепот, и мука душевная проливается слезами, и девушка, стыдясь, вытирает их рукавом.
    - Так ты из деревни сбежала? – улыбается воин, уже видя беглянку в горнице, молодой женой, хозяюшкой своей.
    Посадить бы сейчас на коня, повести его в поводу, рассказывая ей, как крепки стены Новгородские, как приветливы горожане, и как сильно воин будет любить ее. А глаза ее черные – для того, чтобы можно было жемчуга в цвет глаз дарить.
    - Не из деревни, - отвечает, опуская взгляд, комкая рукава, - хуже. Из святилища.
    Да, хуже. Намного. Во сто крат хуже. Одно дело – увезти девчонку, в жертву предназначенную, и совсем другое – в жертву отданную. Не от людей увезти, а – у Змея-Ящера украсть. Может, какие горожане и не верят в сказки деревенские, да только как же не верить, если каждый вечер Змей, что в подземных водах живет, солнце проглатывает, а возвращает лишь поутру.
    -Ты срази его, срази Ящера! – она шепчет истово, и глаза ее темные словно вспыхивают, - меч у тебя тяжелый да яростный, и сам ты воин прославленный, я же вижу – бляшками пояс усыпан!
    Отступает от девушки воин, отступает, не задумываясь, шаг всего, а сделан назад. Запретно ритуал начатый прерывать, против воли людей да божества идти. Если даже солнце Ящеру покоряется – нельзя увозить отданную ему. Не по земле ей ножками босыми ступать – только по ту сторону, в его подземных владениях.
    Словно отвечая мыслям воина, стихает все в лесу, и даже ручеек, кажется, замедляет бег, не журчит, лишь едва бормочет. Только конь на том берегу ржет встревоженно.
    Кусает губы девчушка отданная, с новой силой за ветви цепляется:
    - Идет он, Ящер. Идет за мной. Неужели оставишь ему?
    Молчит воин. Он бы пошел против разбойника или зверя лесного, но не против божества… Да и страшно. Не дружиннику, пусть и славному, с богами сражаться. На такое только бог и способен. Отступает снова, в воде уже стоит, не замечая того. Глаза прячет.
    - Я… дружину на помощь позову, одному мне не справиться, - говорит наконец, - здесь, неподалеку, в соседней деревне воины остановились.
    - Женой тебе стану! А нехороша – так служанкой! Не оставляй! Я жить хочу, деток родить…
    - Дружина… что князь скажет… - бормочет воин, как тот же ручей, не разобрать.
    - Всегда князя будешь спрашивать вместо совести? – говорит она, но это уже вослед, вдогонку, это упрек, а не вопрос.
    Это последнее, что она может сделать – чтобы помнил о ней. О поступке своем и о выборе.
    Тяжело воин на коня забирается, не в пример тому, как соскакивал. И взора от земли оторвать не может, так и уезжает, не оглядываясь.
    Совсем тихо в лесу, будто замерло все. Лишь в ручье снова зелень поблескивает. И вдруг кольцами змеиными поднимается из ручья, и течет вода, капает с тела гибкого. А движения Змея обманчиво-медлительны, но ни сбежать никуда, ни спрятаться. Вот он уже у самых ног девичьих.
    - Испугался воин, - говорит божество.
    - Да, Змеюшка, - вздыхает девица и рассеянно гладит змеиный бок.
    - Ну, да ничего, милая, - утешает ее Змей, - знать, не тот это был воин, не твоя судьба.
 
Невеста Чаки

Сообщения: 4222
Зарегистрирован:
09 июн 2006, 17:49
Откуда: Голливудлэнд

Вернуться в 2008

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1