Бестселлеры

Путешествие (фантасмагория, начало повести, 25 000 зн.)

Модератор: Атерес

Путешествие (фантасмагория, начало повести, 25 000 зн.)

Сообщение Александр Неманис » 29 дек 2008, 15:51

    На форуме я дебютировал фрагментом из этой неоконченной повести, сейчас тема в архиве: viewtopic.php?f=104&t=7299
    Недавно ее замечательно раскритиковал тов. Magic: viewtopic.php?f=97&t=15726&start=50
    Вдохновленный его критикой, я решил теперь выложить всю неоконченную повесть.
    
    ПУТЕШЕСТВИЕ
    
    Начало жизни моей теряется в тумане, и хоть сейчас, когда я пишу эти строки под аккомпанемент морских волн, туман этот как будто бы рассеян, для меня все равно он остался прежним. Слишком долго он двигал моими стремлениями, слишком долго я пытался пройти сквозь него, дабы увидеть свет истины.
    Все началось 12 июня 1620 года, на пороге ратуши в Ольборге. Говорят, было промозглое утро, больше похожее на осень – небо полностью затянуто тучами, моросил дождь и ветер проносился по узким улочкам.
    Я был в колыбельке из неизвестной в этих местах породы дерева. Завернутый в парчу, я спал, и мне не было никакого дела до происходящего вокруг. Меня только что положили – и дождь не успел промочить мои пеленки.
    Мои приемные родители с самого начала отнеслись ко мне с любовью. Они воспитывали меня, как родного, как плоть от плоти своей. И я платил им благодарностью. Благородная кровь, которая текла во мне, делала меня прекрасным ребенком. Мои способности были гораздо выше средних. Я легко изучал языки, быстро научился разбираться не только в древних преданиях, но и в схоластике, и мог даже поспорить с учеными отцами. Теперь, с высоты прожитых лет, я понимаю, что многие просто давали мне поблажки, дабы воспитать во мне самоуважение, так необходимое истинно благородному человеку.
    Из воспоминаний детства ярче всего видится мне, как мы с мальчишками ловили и убивали чаек, надеясь, что в их желудках нам попадется послание от потерпеших кораблекрушение. Во всем виноват был старый моряк, рассказавший нам одну историю, в которой нашедшие сокровища морские искатели приключений волею судеб оказались на необитаемом острове, и погибли там от диких зверей. А все потому что единственное послание, которое они сумели написать на маленьком куске коже, проглотила чайка. Больше у них не было ничего. Ни одежды, ни чернил, ни оружия. Они все умерли от укусов змей, от зубов акул, от болезней, разносимых тропическими насекомыми. Мы как раз собирались спросить моряка, откуда он знает эту историю, но тут его хватил сердечный удар.
    - Чайки... - сказал он, и душа его покинула тело. Он даже не успел донести кружку с черным элем до рта. Так и застыл с нею. Говорят, его и похоронили в таком виде, потому что не удалось разжать пальцы. Столяру пришлось сделать в гробу отверстие, и рука с кружкой последняя скрылась под землей.
    Но все проходит, как сказал древний мудрец Экклезиаст. В том числе и детство. Экклезиаст был прав. Когда я вырос, настало и мне время покинуть родные пенаты, и я, испросив благословения приемных родетелей, отправился в путь.
    День за днем, ночь за ночью видел я все то, о чем повествуют географы и поэты. Я сравнивал виденное с читанным и слышанным, и лишний раз убеждался в истинности слов Геродота: “Ушам следует доверять меньше, чем глазам”, ибо слова меркли перед реальностью. Они становились пустым звуком, нелепой закорючкой в книге по сравнению с тем, что пытались выразить. Язык мой не в силах поведать о моих чувствах, ибо, увы, я говорю не более, чем все теми же тусклыми словами.
    
    
    У меня было немного денег и я долго не мог отправиться в море, как хотел, но на мое счастье судьба случайно столкнула меня с прославленным Обли, чьими историями о путешествиях я зачитывался с детства. Он согласился взять меня с собой. От радости я даже не спросил, куда мы отплываем.
    Обли нанял большой корабль. Мы вместе с командой провели ночь в таверне, распевая песни, а наутро отправились в путь. Стояла прекрасная погода, когда мы отплывали, но стоило нам отойти от берега чуть дальше горизонта, как судьба решила испытать нас. Спускался вечер. Я смотрел в сторону только что исчезнувшего берега, и первым заметил черную тучу, приближавшуюся к нам с огромной скоростью. Сначала я не обратил на нее внимания, но когда заметил, что вода под ней бурлит, словно в кипящем котле, крикнул об этом капитану, стоящему на мостике.
    - Что вы хотите, любезный? - не слишком дружелюбно отозвался он, вглядываясь вперед.
    Я молча указал на черную тучу. Стоило капитану увидеть ее, как он сразу изменился, и сам стал на нее походить.
    - О, тысяча морских дьяволов! - заорал он.
    Впередсмотрящий, который находился в корзине, прикрепленной к мачте, тоже обернулся и едва не выпал наружу.
    - Полундра! - воззвал он столь громогласно, что из всех щелей тотчас повыскакивали крысы и матросы. Я был удивлен их количеством. Казалось, что корабль не способен нести столько живого груза.
    Обли вышел из своей каюты с выражением крайней досады и недоумения на лице.
    - Что случилось? - осведомился он. Сумел ему ответить только я, ибо остальные были заняты травлением вантов и свертыванием такелажа.
    - Посмотрите на эту черную тучу, - сказал я и показал Обли на объект всеобщего внимания. - Она, похоже, преследует нас. И думаю, мы не должны ожидать от нее ничего хорошего. Во всяком случае, у тучи отнюдь не невинный вид.
    - Согласен с вами, - сказал Обли. - Это напоминает мне нападение волков в Московии. Мы тогда только-только получили разрешение от московского князя на въезд на его территорию и были очень довольны, что первыми из всех просвещенных европейцев увидим легендарный город, в котором, говорят, медведи сторожат дома вместо собак. Пополнив запасы у турков, на границе Московии и Трансильвании, мы вовсю неслись на резвых тройках с бубенцами, спеша за дневной переход достигнуть следующей гостиницы. Верстовые столбы так и летели назад. Но, наверное, мы сбились с пути. Или карта у нас была неверная. Наступил вечер, солнце зашло, а гостиницы все не было. Надо сказать, что в Московии солнце заходит очень быстро. Не успеваешь и глазом моргнуть, а уже так темно, что ни зги не видно. Лошади, приученные к порядку, остановились сами. Один из нас вызвался отойти от дороги и набрать хвороста, чтобы разжечь костер. Мы привязали его к саням на длинную веревку и наказали строго каждую минуту по три раза дергать веревку, подавая нам условный сигнал. Он следовал наказу в точности. Вдруг мы услышали слабый вскрик. Я схватил веревку и быстро потянул ее на себя. Она потянулась очень легко. Другой ее конец был пуст. Мы ужаснулись и стали громко звать нашего товарища. В ответ раздался пронзительный вой. Наши волосы поднялись дыбом. Мы вернулись к лошадям и сели в повозки, умирая от жажды, холода и страха. Утром солнце вышло и мы увидели кровавые следы на снегу. От нашего товарища осталась только шапка.
    Я слушал Обли со вниманием, снижающимся пропорционально приближению тучи. Она была уже всего в сотне кабельтовых от нас. В ней ревело не меньше тысячи демонов.
    - Всем вниз! - заорал боцман и засвистел условный сигнал, но матросы, справившиеся с такелажем, уже не нуждались в подсказке. Они один за другим быстро спрыгивали в кубрик.
    Заметив у борта нас, боцман выронил изо рта свисток.
    - А вы кто? - с удивлением спросил он. Я вспомнил, что боцман вчера был невменяем и сегодня, естественно, никого не узнавал.
    - Мы тоже уходим, - вежливо объяснил Обли и потянул меня за рукав.
    Уходя, я все же нашел в себе силы обернуться и увидел, что корабельные крысы перевернули одну из шлюпок, принайтовили ее и забираются вовнутрь через маленькое отверстие. Спрятавшись, крысы закрыли отверстие изнутри.
    - Странные дела, дорогой мой Обли, - сказал я.
    - Страннее не бывает, - отозвался Обли. В это время черная туча настигла наше утлое суденышко.
    Обли бросило лицом на стену, а мне удалось зацепиться за рангоут. Я проорал что-то, а в следующий миг Обли оторвало от стены и он, пролетая мимо, зацепился за мою куртку.
    - Простите, - пробормотал он.
    - Не стоит извинений, - сказал я. В другом конце коридора распахнулась дверь, и воздух пробуравило капитанское кресло.
    - Никого не убило? - послышался вопрос из каюты капитана.
    - Нет, - ответили мы. А потом корабль стал вращаться. Сначала медленно, но через несколько мгновений мы уже чувствовали себя, как зерно в мельнице.
    В капитанской каюте кто-то непрерывно орал тоненьким голосом. Кресло гуляло по коридору, словно одержимое. Мы с Обли в унисон читали молитву.
    На этом наши бедствия не закончились. Кресло вырвалось на свободу, выбив задраенную дверь. Хлынула вода, вперемешку с рыбами и другими морскими тварями. Черная туча обладала завидной коллекцией. Мы увидели кальмаров, осьминогов, устриц, медуз, миног, мурен и рыб-удильщиков, раздутых от злости. Миноги пользовались ситуацией и пытались присосаться к чему попало. Я услышал сзади глухой вскрик Обли и подбодрил его “Держитесь!”, но он не внял моему совету и оторвался от меня с куском куртки. Спина моя тотчас отягчилась несколькими миногами. Я оглянулся и увидел, что Обли обвит толстыми щупальцами, просунутыми в дверь, и они тащат его наружу.
    - Обли, друг мой! - закричал я.
    - Прощайте, - вымолвил он и исчез за дверью.
    Я увидел перед собой пасть мурены, вознамерившейся откусить мне поллица, но я не желал так запросто с ним расставаться. Рука метнулась к кинжалу, и я разрезал мурену поперек. Она все же успела отхватить мне кончик носа.
    Судно вновь качнуло. Дверь оказалась подо мной. Я изо всех сил вцепился в рангоут. Против моего ожидания вода не схлынула, а наоборот заполнила все кругом. Я догадался, что корабль погрузился в океан по самую корму. Оставалось надеяться, что буря кончится раньше, чем все развалится, и что я к этому времени еще сохраню дыхание. Соленая вода саднила раненый нос. Спину, ободранную Обли и миногами, теперь облюбовала крупная медуза. У меня под кожей словно поселилась остервенелая колония дамских булавок. Я медленно подсчитывал количество сердечных ударов.
    - Сто двадцать, - сказал я себе и грудь стало распирать неосуществимыми желаниями.
    Перед глазами на мгновение возник образ Милосердного. Он все же снизошел к нам. Вода спала вместе с медузой и корабль выровнялся.
    Я вновь услышал тоненький голос из каюты капитана. На этот раз мне удалось расслышать два слова:
    - Больше никогда.
    Затем раздался звон бьющегося стекла.
    - Где мое кресло? - Капитан высунулся из каюты. Я показал на выбитую дверь.
    - Опять плохо прикрепили, - заявил капитан и вышел. Я все никак не мог оторвать пальцы от рангоута.
    Утром выяснилось, что наши потери не так уж и велики. Если не считать беднягу Обли, то мы лишились только двух мачт, всех шлюпок, боцмана со свистком и одной бочки рома. Крыс, кстати, тоже. Зато у нас осталась целая мачта с крюйс-марселем, такелаж, запас воды на неделю и пятьдесят неуправляемых матросов.
    - Ты теперь - никто, - заявили матросы капитану.
    Он понуро опустил голову и удалился.
    “Стреляться пошел”, - подумал я.
    Матросы объяснили мне, что я перестал быть пассажиром.
    - Ты, как все. Куда все, туда и ты.
    Я не стал спорить. Выстрела из капитанской каюты все не слышалось. “Наверное, порох отсырел”, - догадался я.
    Ветра не было и судно неспешно дрейфовало к югу. Моряки занялись спасением оставшихся бочек рома, “чтобы не достались морю”.
    Они играли в нарды друг против друга, и то один, то другой бросались за борт. Иные снова поднимались, иные - нет. Вокруг собралось множество акул. Я оправил за борт четырех человек - мне везло, но потом отправился сам. Нырнув, я выдавил немного амбры из кожаного мешочка, висевшего у меня на груди. Акулы не терпят амбры, у них дурной вкус. Я выбрался и снова сел играть. Ром действовал на меня ободряюще. Еще один мой противник прыгнул в море. Я пошел посмотреть, как он управится с хищными рыбами. Не управился. Я вернулся и посчитал оставшихся.
    - С девятью попрощались и хватит, - громко сказал я. - Кончайте игру!
    Все послушались. Мы допили ром и на следующее утро послали юнгу на крюйс-марсель.
    - Земля! - заорал юнга, как только забрался.
    Мы пригляделись туда, куда он указывал. Остров был похож на вставшего на дыбы жирного дракона. Но нас несло мимо.
    - А не развернуть ли нам парус? - предложил я.
    Занятие было не из легких, учитывая тяготы нашего пути, и моряки согласились без энтузиазма. Но парус был развернут. Более того, нашелся человек, который сумел направить наше судно по верному галсу. Жаль только, что мы вовремя не заметили подходящей бухты, и были вынуждены сесть на мель. До берега оставалось еще несколько сот ярдов. Матросы попрыгали в воду и поплыли. Я же плавать не умел.
    - Сам доплывешь, - на все мои просьбы и жалобы ответили они.
    С тоскою смотрел я на берег и прикидывал планы своего спасения, когда вдруг понял, что не один. Несомненно, на судне был еще кто-то!
    Я огляделся и увидел капитана. Я совсем забыл о нем.
    - Вижу, вы нуждаетесь в моей помощи, - сказал он. - И благородный дон Хирога не откажет страждущему. Но сначала вы поможете мне.
    - С превеликим удовольствием! - воскликнул я, обрадованный таким поворотом судьбы. Мы прошли в кабинет капитана. Я впервые был здесь. Стол был завален картами, сосудами причудливой формы и измерительными инструментами.
    - Вы - алхимик! - воскликнул я и тут же пожалел о своей несдержанности.
    Дон Хирога вежливо промолчал. Он подошел к предмету, накрытому черной вуалью и резко сорвал ее. Я ожидал увидеть под покровом античную статую или золотой идол язычников, но вместо этого взору моему открылась клетка из тонких железных прутьев, стоявшая на пестром персидском ковре. В клетке сидел огромный ворон. Черный как эбонит, он был невероятно стар.
    - Больше никогда, - глухо и хрипло сказала птица.
    - Больше никогда, - повторил тоненький голос.
    Дон Хирога потянул за конец, перекинутый через балку под потолком, и приподнял прикрепленную к нему клетку.
    - Вынимайте! - приказал он. Я с недоумением обернулся к нему.
    - Поднимите ковер, - пояснил капитан. Я сделал, что он просил. Под ковром оказался рундук. Я открыл тяжелую крышку и едва сдержал удивленный вскрик. Внутри сидела маленькая женщина! Не больше двух дюймов росту. Она была одета в китайский шелк “горы и воды”. На тонких руках сияли нефритовые браслеты.
    - Выходите, мадам, - сказал дон Хирога.
    Я протянул руку и помог даме выбраться. Дон Хирога открыл другой рундук и вытащил два странных жилета. В них было множество больших карманов, набитых сверх меры.
    - Надевайте, - сказал капитан.
    - Послушайте любезный, - сурово ответил я. - Нам нужно выбираться отсюда, и желательно как можно скорее, я не собираюсь дожидаться следующей бури. А вы, вместо этого, предлагаете мне участвовать в нелепейшем маскараде!
    - Вы не правы, - возразил капитан. - Эти жилеты и есть наш путь к спасению.
    - Каким же образом, позвольте узнать?
    - Карманы жилетов, - объяснил дон Хирога, - наполнены легчайшим деревом, заключенным в водонепроницаемую оболочку из дельфиньей кожи.
    Мы надели жилеты и пустились в плавание. Дон Хирога показал мне, как надо грести руками.
    - Вот так, - сказал он.
    Маленькая женщина села капитану на шею и все время вскрикивала, когда брызги долетали до ее лица, мне же достался менее приятный пассажир. Я надел круглую шапочку, но все равно чувствовал, как по голове перебирает лапами птица. Когти у ворона были не такими острыми, как у охотничьего сокола, и все же доставляли мне массу неудобств.
    
    
    Жилеты держали на плаву отлично, и я подивился человеческой изобретательности. Мы выбрались на берег усталые и пошли по следам матросов. В двухстах футах он берега мы заметили следы борьбы - вытоптанную траву и обломанные ветви кустарника. До нас донеслись гулкие барабанные удары.
    Словно тяжелый быстрый дождь бил по туго натянутому тенту. Мы немедленно направились в сторону звуков. Между двух больших черных камней правильной формы мы обнаружили беснующихся туземцев. Они все были маленького роста, беловолосы и с приплюснутыми головами. Матросы наши были здесь же. Все привязаны к столбам, на верхушках которых, прикрепленные тонкими жгутами, покачивались, постукивая друг о друга, человеческие черепа. Туземцы самозабвенно носились вокруг большого костра. Даже те, кто явно был обязан сторожить пленников, смотрели не на них, а в сторону товарищей. Дон Хирога прошептал что-то на ухо маленькой женщине и она направилась к костру.
    - Что... - собрался возмутиться я, но дон Хирога приложил палец к моим губам.
    Ворон, поняв все и без объяснений, полетел к матросам и принялся расклевывать путы. Женщина подошла к костру и взмахнула рукавами. Туземцы обернулись к ней. Они забормотали на своем языке, а женщина стала танцевать. Я увидел, что она выросла в несколько раз и вроде бы раздвоилась.
    - Отвернитесь! - сказал капитан. Я был не в силах. Руки капитана помогли мне. Я увидел, что большая часть пленников уже свободна и помогает освободиться другим.
    - Как же вы позволили пленить себя этим слабым тварям? - спросил дон Хирога, указывая на поверженных в сон туземцев.
    - Мы высадились на берег и ничего не подозревая, пошли вглубь острова, как вдруг на нас сверху упала клейкая сеть и мы вмиг оказались беспомощными как дети, - ответил седобородый матрос.
    - Я прощаю вас, - сказал дон Хирога. - Готовы ли вы снова вступить под мое командование?
    - Готовы! - дружно согласились матросы. Им было очень стыдно, что они позволили схватить себя.
    - Свяжите туземцев в одну связку, да попрочнее! - распорядился капитан.
    Я, тем временем, подошел к одному из черных камней и попытался отбить от него кусочек. Затем, убедившись в бесполезности этого, я приложился к камню щекой, понюхал его и лизнул. На ощупь камень был словно выделанная кожа, от него слабо пахло молоком и он был горьким.
    Дон Хирога окликнул меня и мы двинулись вглубь острова, надеясь найти пресную воду. Мы повели туземцев с собой. Они говорили на незнакомом языке. Я попытался объясниться с самым старшим из них с помощью жестов, но он совершенно меня не понял. Он только мотал головой и все время показывал назад. Среди туземцев не было ни одной женщины и мы рассчитывали, что столкнемся с ними по дороге. Матросы держали сабли наголо и вглядывались во тьму леса. Обезьяны кричали, прыгали с ветки на ветку, и кидали в нас кокосами.
    - Смотрите, смотрите! - закричал юнга и показал наверх.
    Сквозь просвет между кронами мы увидели большую птицу. В когтях она несла человека.
    - Стреляйте же! - в нетерпении воскликнул юнга.
    - Нет, - рассудительно сказал капитан. - Ведь так мы убьем не только птицу, но и человека. Тем более, что стрелять все равно нечем. Весь порох отсырел во время бури.
    Он приказал идти за птицей. Мы сменили направление и вскоре оказались у подножия гор. Заодно мы обнаружили и пресную воду. Она стекала со скалы в круглую впадину. Мы немедленно наполнили все имеющиеся у нас емкости и напились. Я заметил, что туземцы не пили, но не придал этому значения.
    - Надо идти вверх, - сказал дон Хирога. - Есть добровольцы?
    Его взгляд остановился на мне и я согласно кивнул, не успев подумать. Я сразу же пожалел об этом, но отступать было поздно.
    - Я пойду с вами, - объявил дон Хирога и наказал остальным дожидаться, не спуская глаз с пленников. Ворон тоже остался. Женщину капитан взял с собой.
    - Не доверяю я им, - конфиденциально сообщил он мне.
    Сначала идти было сносно, вскоре однако скалы сделались неприступными.
    - Вы слышите? - спросил дон Хирога. Я прислушался и уловил многолосый клекот.
    - Да, да, - пояснил капитан. - Это как раз то, что вы думаете!
    "Гнездо!" - догадался я. Гнездо с выводком птенцов гигантской птицы. Мы поползли дальше, цепляясь за лианы и расщелины.
    Звуки наверху продолжали раздаваться. Я услышал знакомый свист.
    - Хм, - сказал капитан. Свист ему тоже был знаком. Мы поднялись в гнездо, и каково же было наше удивление, когда мы увидели там боцмана, сидящего на бочке рома!
    - А вот и вы, - сказал боцман.
    Дон Хирога достал огниво и дал боцману прикурить. Моряк с удовольствием затянулся и выпустил в сторону гигантских птенцов девять колец синего дыма.
    - Я не сразу заметил, что корабля уже подо мной нет, - сказал боцман. - Буря настолько легко и мягко подхватила меня, что я осознал себя в ее власти только когда мимо моего лица, словно в дурном сне, проплыла бизань-мачта. На мачте сидела крыса. Она посмотрела на меня полными ужаса глазами и приподняла правую переднюю лапу, будто прощаясь. Я ответил ей тем же. Затем я был вынужден сразиться с налетевшей на меня акулой. Слава Богу, она была небольшой. Я разрезал ей брюхо и оттуда выпали вот эти часы. - Боцман вытащил из жилетного кармана часы на цепочке, они были раз в пять больше, чем обычно.
    - Хм, - сказал дон Хирога.
    - Буря подняла меня очень высоко и я увидел даже берег, от которого мы отплыли. А так же этот остров. Я принялся отталкиваться от воздуха как морская черепаха от воды, но все что мне удалось - это продвинуться на несколько футов. Зато устал я, как раб в каменоломне. Буря начала стихать и я медленно опускался. В воде я, на свое счастье, заметил бочку с ромом. Я очень обрадовался. Оказавшись в море, я тотчас подплыл к бочке и взобрался на нее. Мне не понравилось, что она почти полностью скрылась при этом под водой, и я решил облегчить ее. Утром меня заметила большая птица. Я страшно испугался. Птица опустилась и выхватила из-под меня бочку рома. Я не знал радоваться мне или огорчаться, и пока я думал и все никак не мог прийти ни к какому выводу, проклятая птица вернулась и утащила самого меня. Так я оказался здесь.
    Женщина, сидевшая на шее капитана, вдруг вскрикнула и показала маленькой рукой на юг. Птица возвращалась. Она уже принесла своим малышам-птенцам бочку и боцмана, и теперь летела со следующей игрушкой. В когтях птица тащила шлюпку с крысами. Они попрятались на дне, и не смели высунуть головы за борт, и только единственная стояла на носу лодки, смотря вперед в подзорную трубу. Наши взгляды встретились.
    Я воскликнул “Невероятно!”, увидев, что крыса одета в красный с золотом камзол, распахнутый на груди, а под ним сверкает на черной перевязи королевский орден - слишком большой для крысы. Она тоже удивилась, заметив нас в гнезде. Что-то крикнув своим, крыса спрыгнула на дно. Теперь нас увидела и птица. Несомненно ей не понравилось, что к птенцам подобрались двое неизвестных. От гнева птица выронила лодку и бросилась на нас с оглушительным клекотом.
    - Держите! - прокричал дон Хирога и кинул боцману аркан. Моряк проявил сообразительность и накинул петлю на бочку с ромом. Я первым заскользил по концу вниз. Достигнув земли, я все же оказался недостаточно проворным и боцман ударил меня сапогами по голове. Я повалился в траву.
    - Некогда отдыхать! - рывком поднял меня дон Хирога и показал вверх. Птица не оставила нас в покое. Мы бежали, пока не очутились под защитой деревьев.
    - Надо найти крыс. Союзники нам не помешают, - решил дон Хирога и мы немедленно отправились на поиски.
    - Вы ведь не истребляли этих мирных животных? - на всякий случай осведомился капитан.
    - Нет. - Боцман смутился. - По крайней мере, я лично ни в одну так и не попал, хотя прострелил ногу Фриленду, упокой Господи его грешную душу!
    Снова маленькая женщина опередила нас. Она сказала “Глядите!” и мы увидели в кроне большого дерева раскачивающуюся на лианах лодку. Густая растительность защитила лодку с крысами от удара. Земля под деревом была усыпана обломками ветвей и тысячами листьев. Крысы цепочкой спускались по лианам, ветвям и стволу. Предводитель заметил нас, обнажил шпагу и пошел навстречу.
    Дон Хирога снял шляпу и церемонно поклонился. Крыса застыла на полушаге, удивленно вытянув хвост.
    - Мы рады видеть вас, - сказал капитан.
    - Говорите за себя, - возразил предводитель крыс и указал шпагой на боцмана. - Ему мы не верим.
    Боцман свистнул и несколько крыс от испуга повалились с веток на землю.
    - Ведите себя приличнее, в конце концов! - воскликнул капитан.
    Боцман покорно затих. Предводитель крыс представился:
    - Я - барон Освальд.
    Дон Хирога объяснил положение дел на острове. Барон, в свою очередь, объяснил зачем крысы предприняли морское путешествие.
    - Мы, просвещенные крысы, всегда считали, что земля слегка выпукла - иначе как бы течь рекам? - и чернота вокруг не абсолютна: ведь нельзя же оспаривать существование зорь? А совсем недавно один наш ученый из Гаммельна - земля ему сыром - догадался, что лежит за пределами мирового океана. Со всей убедительностью он доказал, что круг черной воды находится внутри квадрата - углы квадрата точно соответствуют югу, востоку, северу и западу. Чтобы сдержать густую воду, которая вращается на периферии со страшной скоростью, Господу понадобилось сделать конечный квадрат упругим и в то же время эластичным. В нем обязательно нужны дыры, чтобы бурлящая вода могла находить себе время от времени выход. И мы знаем только один такой материал, который бы соответствовал этим требованиям - гамбургский сыр! - Барон Освальд гордо и снисходительно подбоченился и пошевелил усами. - Да, вот так, представьте себе.
    - Значит, - спросил я. - Вам поручили возглавить эту экспедицию?
    Крыса возмущенно осклабилась:
    - Что значит, мне поручили? Я сам и снарядил эту экспедицию, прочитав труд покойного исследователя.
    Гигантская птица помешала нашей дальнейшей ученой беседе. Она стала рвать деревья с корнем, словно это были не могучие растения со стволами в три-четыре обхвата, а трава.
    - Боюсь, нам придется снова отступить, - сказал дон Хирога.
    Так мы и сделали. Крысы едва поспевали за нами. Бедным зверям приходилось нестись во весь опор, в то время как мы неспешно шли и с любопытством глядели по сторонам. Освальд сидел у меня на плече и тоже озирался.
сменил псевдоним на настоящее имя, а то Улитиных стало слишком много
 
Сообщения: 278
Зарегистрирован:
14 янв 2006, 04:12
Откуда: СПб

Re: Путешествие (фантасмагория, начало повести, 25 000 зн.)

Сообщение Snelly » 29 дек 2008, 17:04

    Товарищ Магик отжог, конечно. Но в чем-то мне его возражения показались обоснованны - мне Ваше творение если не байки Мюнхаузена, то детей капитана Гранта точно напомнило.
    И еще - не работает цитирование почему-то, что очень затрудняет процесс критики текста.
Не хочу быть любителем, хочу стать профессионалом.

Жизнь - как медаль. Как ни крути - НАГРАДА!
 
Ведьма я, эх, ведьма я!

Сообщения: 1525
Зарегистрирован:
20 июн 2008, 20:01
Откуда: Екатеринбург

Re: Путешествие (фантасмагория, начало повести, 25 000 зн.)

Сообщение Александр Неманис » 29 дек 2008, 17:31

    Честное слово, я не виноват, что у вас цитирование не работает. У меня все работает, все копируется. Как с помощью кнопочки "цитата", так и просто копированием из меню, которое вызывается правой кнопкой мышки.
    "Дети капитана Гранта" все-таки менее фантастичны. Хотя общее, конечно, есть. Особенно про птицу. Но тут мы с Жюлем Верном пользовались одним и тем же источником - сказками про Синдбада-морехода. Птица Рух постоянно таскает всякую дрянь к себе в гнездо. Слонов, китов, моряков.
сменил псевдоним на настоящее имя, а то Улитиных стало слишком много
 
Сообщения: 278
Зарегистрирован:
14 янв 2006, 04:12
Откуда: СПб

Re: Путешествие (фантасмагория, начало повести, 25 000 зн.)

Сообщение Kropa » 29 дек 2008, 20:52

    Максим, большим объемом читается много лучше. К интонации привыкаешь и начинаешь получать удовольствие.
    Однако не много нароботали за два года: забросили? Получается интересно, ну, да я такое люблю читать.
    Одно непонравилось: слишком много ассоциаций с Синдбадом и еще раз с Симбадом, но из древнего фильма. Побольше бы всякой мешанины - как про добычу хвороста в Московии...
Ворчал, ворчу, ворчать буду.
 
Сообщения: 815
Зарегистрирован:
29 авг 2006, 21:47

Re: Путешествие (фантасмагория, начало повести, 25 000 зн.)

Сообщение Александр Неманис » 29 дек 2008, 23:52

    Спасибо, Kropa.
    Да, забросил. Я вообще почти все забрасываю. А чтобы стать издаваемым писателем, надо, как известно, писать, заканчивать и рассылать. У меня все ограничивается первым пунктом.
    Если бы я умел заканчивать то, что начал... (тяжело вздыхает) я бы...
    Впрочем, кое-что я все-таки заканчиваю, значит, надежда у меня есть.
    А от Синдбада никуда не денешься, когда про море.
сменил псевдоним на настоящее имя, а то Улитиных стало слишком много
 
Сообщения: 278
Зарегистрирован:
14 янв 2006, 04:12
Откуда: СПб


Вернуться в 2008

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1