Бестселлеры

Снова Тени Круг 2 (октябрь) теперь много...

Модератор: Атерес

Снова Тени Круг 2 (октябрь) теперь много...

Сообщение maaerinn » 01 окт 2007, 16:59

    Я долго думал, что все же предпочесть: целостность истории или количество знаков, и выбрал первое. Тут – глава целиком, почти 26 000 (а с учетом объяснялок – и того больше). Поэтому я вполне пойму, если со-кружковцы в отзыве так и напишут: тоска – эти твои тысяча ночей, ниасилили. Сделаю правильные выводы, и все. Но пока смею надеяться, что интересно.
    Теперь пара слов о семействе Раан-Кари, потому что, знаю, запутаться можно. Во время повествования шахом Майордана является Нимаадар Раан-Кари, восьмой носитель имени, пятнадцати лет. (Совершеннолетие по местному обычаю наступает в шестнадцать и знаменуется для юноши первым браком. Причем наследник престола должен показать себя народу: раздетым, без оружия и охраны, проехать верхом через весь город. И во время выезда выбрать жену – любую из встречных девушек.) Его родители – принц Фаруз, умерший в возрасте 17 лет, его мать – Аюма, происхождение неизвестно, возраст – около 17 лет, убита в день его рождения (убийца не найден). Его дед – шах Нимаадар седьмой, умерший в возрасте 43 лет. Его опекун, первый визирь Вахраи Раан-Кари, единокровный брат шаха Нимаадара седьмого. Его личный целитель, Рун Раан-Кари, троюродный кузен отца, казненный по обвинению в измене около полутора месяцев назад.
    Вот, кажется, все, что следовало сказать. Жду любых отзывов.
    
    
    Длинными и тонкими, похожими на птичьи, пальцами Вахраи подцепил витую раковину и пододвинул гостю золоченое блюдо:
    - Славные улитки, почтеннейший Самераах, - попробуй.
    - О, да, Светлейший, воистину несравненное лакомство.
    Его сотрапезник благодарно кивнул, но есть не стал, хоть и знал толк в яствах, о чем наглядно свидетельствовало внушительное пузо, туго обтянутое желто-золотым атласом. Но на этом пиру кусок не лез в горло, и не только сухой скрипучий голос могущественного хозяина, способный вогнать в дрожь любого испакраанского купца, был тому причиной.
    Купцам нечасто доводилось заглядывать в личные покои Раан-Кари, но сегодня первый визирь и хранитель Майордана Светлейший Вахраи принимал у себя долгожданного гостя. На узорчатых коврах благоухали изысканные блюда и лучшие вина им подстать, однако ни сладкоголосых певиц, ни грациозных танцовщиц, ни даже ловких прислужниц, готовых выполнить любой господский каприз, здесь не было, а присяжные псы Вахраи остались у входа и глаза и уши держали закрытыми.
    - Ты хвалишь мое угощение, почтеннейший, но не вкушаешь от щедрот его. Почему?
    - О, Светлейший, не прогневайся: с годами мы не становимся моложе, а старости пристало воздержанием врачевать избыток тела и недостаток разума.
    - Если ты, друг мой, сетуешь на старость, то мне пора позаботиться о памятной плите и красивых стихах на ней.
    - Да будет милость Света и Тени с тобой, и да продлятся годы твои, о, Светлейший, ибо велик груз забот об отечестве на плечах твоих…
    Голос гостя был густым и медово-сладким, как и сказанные слова. Однако визирь звал его не за тем, чтобы наслаждаться льстивыми речами.
    - Велик, почтеннейший Самераах, ох, велик… но оставь пока мне мои заботы и поведай о своих. Как прошло путешествие? Милостиво ли море, удачна ли торговля?
    - Да возблагодарят тебя боги за добрые слова, Светлейший. Море было спокойным, а торговля принесла прибыль. Милостью Света и Тени, в империи по-прежнему ценят наши благовония, шелк и жемчуг, а клинки находят непревзойденными…
    - Как и воинов, - хозяин улыбнулся одними губами и потянулся за оливками, - Получила ли прекраснейшая Гвендолин мой подарок? Поспел ли он к свадьбе?
    - Подарок?.. – купец словно растерялся.
    «Боится, что неверно истолковал волю Светлейшего, - отметил про себя Вахраи, - и хорошо, что боится. Чем глубже страх, тем вернее служба».
    - Жалость, скорбь и раскаяние переполняют сердце ничтожного раба твоего, о, Светлейший! Не вели казнить грешного: юноша, коего ты назначил в подарок прекраснейшей дочери императора, умер дорогой. Но пусть Светлейший не печалится, никто не посмеет сказать, что шах Майордана скуп или забывчив – двенадцать крупных изумрудов и три десятка отборных жемчужин достойно украсят свадебный наряд несравненной Гвендолин.
    Визирь позволил себе слегка кивнуть, в глазах на миг блеснула искра одобрения, и лишь потом строго спросил:
    - Что случилось с мальчиком? Я хочу знать все.
    - Я расскажу!.. Чаячья слеза, Светлейший хранитель Майордана… - поспешно ответил купец
    «Слишком поспешно», - подумал Вахраи.
    - Матросы – темные люди – сильнее огня боятся заразы. Я держал юношу в трюме, подальше от глаз, и сам пытался лечить, но от этой напасти нет спасения. Сначала болезнь съела его зрение, потом разум.
    - Кто может подтвердить твои слова?
    Купец опять зачастил:
    - Рафих, матрос с моей «Милой Пташки» упокоил дар Сетлейшего в пучине… Но его, увы, не спросишь – превратности судьбы и опасности морской жизни… на другой день Рафих, сорвавшись с мачты, сам ушел следом.
    - Ты ничего не скрыл от меня, друг мой Самераах?
    - Как можно, о Светлейший?! – праведная обида в голосе сплелась с мольбой и болью, - раб твой честен, как только может быть честен испакраанский торговец, чье слово ценится дороже его кораблей и товаров! Перед Светом, Тенью и их возлюбленными супругами не откроется большего, чем перед первым визирем Майорданского шаха.
    Визирь внимательно слушал, еще внимательнее смотрел на гостя. Он не мог позволить себе упустить хоть малейшую ложь. Не то, чтобы Вахраи не доверял Самерааху, нет, он знал – ослушаться опекуна юного монарха Майордана не посмеет ни один купец ни в одной гавани острова, а почтенный Саммерах к тому же честолюбив и хитер – своего не упустит: награда ловкача ждала немалая. Нет, лучшего исполнителя для столь деликатного дела и желать было нельзя. Но что-то не нравилось визирю, что-то смущало… Однако не бывать бы Вахраи первым среди многих советников и хранителем шахской власти, не умей он развеивать сомнения.
    - Перед Светом, Тенью и их возлюбленными, почтеннейший Самераах? – он чуть возвысил голос, - Святые сестры! Прошу вас быть свидетельницами правдивости моего дорогого гостя, - и, опустившись на пятки, прикрыл глаза ладонью. Купец поспешил последовать его примеру.
    Тяжелые шелковые занавеси раздвинулись, пропуская в покои двух женщин в одинаковых струящихся одеждах с длинными, почти скрывающими пальцы рукавами и покрывалами поверх распущенных волос. Только цвет одежд был разный. Сами Святые сестры тоже мало походили друг на друга: та, что в белом, была юна, почти девочка. Маленькая и полнотелая, она казалась смущенной и слегка испуганной. Вторая, облаченная в черное старуха, обладала горделивой статью и надменным видом. Возлюбленные супруги, верховные жрицы Света и Тени! Кривить душой в их присутствии был способен разве что безумец. Вахраи сквозь пальцы наблюдал за гостем: Самераах побледнел и словно съежился, даже ослепительные шелка его одеяния, казалось, потускнели. Визирь был готов поклясться, что бедняга не ожидал такого поворота дел и уже раскаялся, что, польстившись на награду, взялся за столь непростое поручение. Он и сам чувствовал себя неуютно, но отступать было слишком поздно, а знание истины оправдывало риск.
    Старуха глянула на девушку, едва заметно кивнула. Девушка подошла к дрожащему от волнения купцу и легким прикосновением заставила его поднять взор.
    - Вижу игру света в глазах твоих, почтенный Самераах. Вижу воду и соль, боль и страдания, вижу тьму и ужас, - несмотря на робкий вид, говорила юная жрица твердо и уверенно. Она еще раз вгляделась в лицо гостя и повернулась к хозяину, - Сердце этого человека исполнено страхом и сожалением, Светлейший Вахраи, но винить его во лжи и злых кознях я не могу – выполняя твой приказ, он сделал все, что было в его силах.
    Возлюбленная супруга Света не так давно сменила свою предшественницу, но за робостью и неуверенностью хранитель власти уже видел редкий по силе дар жрицы. Меньше всего он бы хотел иметь такого врага.
    Следом за девушкой к купцу подступила старуха:
    - Вижу тени на челе твоем, почтеннейший Самераах, подтверждаю слова возлюбленной сестры моей, и не вижу лжи, - и она тоже не обошла вниманием визиря, - Ответь мне, Светлейший, кто был тот юный пес, удостоенный заботы самого хранителя Майордана и нашего с сестрой беспокойства?
    - Возлюбленная Тени, теперь ли задавать вопросы? Он был… - во рту визиря внезапно пересохло, - это был достойный юноша. Я бы гордился таким сыном. Видно богам не пришлась по нраву та судьба, что я ему уготовил. Дай Свет, в Вечных Садах он будет счастливее, чем на грешной земле… А прочее – дела мирские, внимания Святых сестер недостойные.
    Юная жрица хотела спросить еще что-то, но старуха остановила ее взглядом и удовлетворенно кивнула Вахраи:
    - Что ж, и в этих словах лжи нет. Мирские дела в самом деле не к лицу возлюбленным Света и Тени. Идем, сестра.
    - Свет да озарит путь Высочайшего Нимаадара и Светлейшего Вахраи, - звонко произнесла юная жрица и легонько поклонилась.
    - Тень да сбережет покой шаха Майордана и хранителя его власти, - эхом отозвалась ее старшая сестра.
    
    Пока их провожали длинными коридорами и анфиладами дворца, Возлюбленная Тени задумчиво теребила четки из темно-дымчатого янтаря. Гладкие шелковистые бусины мягко стукались друг о друга, и это помогало сосредоточиться. Традиция предписывала на каждый такой стук произносить строку молитвы, но Возлюбленная Тени так долго была верховной жрицей, что давно перестала относиться к некоторым вещам с благоговейным трепетом только потому, что так предписывала традиция. Нет, вера и верность своему богу были по-прежнему смыслом ее жизни, просто она давно уяснила, что Тень – это одно, а людские представления о нем – совсем другое.
    В этот раз Возлюбленная Тени думала о Светлейшем хранителе Майордана. «Устроить ни то заговор, ни то тайное судилище – и ради чего?! – возмущалась старая жрица, - ради какого-то пса-недоростка. Раз не добрался до места службы, так значит, того и стоил, было бы о чем печалиться? А ведь этот глупец не просто печалится – разрыдаться готов. Глядишь, еще и ночами спать не будет. Нашел себе заботу, будто других мало…» Темная сестра знала первого визиря еще тогда, когда юный принц Вахраи только мечтал о власти, и в глубине души прекрасно понимала, что ни глупым, ни слабым он не был и опрометчивых поступков почти не совершал. Умный, хладнокровный и рассудительный, он даже нравился и Тени, и его супруге, если бы не одно обстоятельство: Вахраи как был, так и остался чужаком, не понимавшим и не принимавшим в душе тех законов, по которым вот уже тысячу лет жил Майордан. «Так и не усвоил, дурачок, что судьба мужчин – война, а значит боль, жестокость и смерть. И нет в ней места жалости и умилению.» Поэтому, когда уже немощный Тиигиринн окончательно утвердил первенство Нимаадара, не только жрицы, но и боги сочли это разумным и справедливым.
    За размышлениями темная жрица уже совсем собралась сесть в носилки, как вдруг услышала:
    - Возлюбленная сестра моя…
    Она остановилась и рассеянно оглянулась. Юная сестрица скромно потупилась:
    - Простит старшая младшей бесцеремонность и позволит ли спросить?
    - Спрашивай, милая, что тебя тревожит?
    - Многое, сестра моя… скажи, посещает ли тебя супруг твой?
    Вопрос был оскорбителен, но девочка выглядела столь взволнованной и жалкой, что воспитывать ее сейчас показалось смешным. Возлюбленная Тени лишь повернулась к собеседнице всем телом и посмотрела с укором.
    - Ты не молода и давно уже не красива, тело твое увяло, а чрево иссохло, скажи, ты по-прежнему любима Тенью? – выпалила девушка, и вдруг устыдившись своей грубости, склонилась в малом приветствии, прикрыв лицо, - да простит старшая и мудрая молодую-неразумную сестру свою, но Свет забыл меня, а ведь так недавно сам выбрал… может, я не хороша?
    - И правда, неразумная… - старуха усмехнулась и вновь раздумала обижаться, - ты видела Свет, девочка? На кого он похож? Молод или стар? Мужчина или женщина? Неужели, ты думаешь, не зрит он лика твоего, истинного и вечного, а любуется бренной оболочкой?
    - Угу, - светлая сестра всхлипнула и кивнула.
    - А к тому же разве станет добрая жена упрекать супруга, а тем более такого, невниманием? Наше дело любить и хранить веру.
    - Я люблю и верую, но кругом все так… наш юный шах… давно ли ты видела его, сестрица? Он редко бывает в храме.
    - Около месяца назад. Да, Маад – нечастый гость, что и не удивительно, - Возлюбленная Света была молода, разве понять ей, что это за пытка: сотни и сотни крутых ступеней, ведущих к вратам храма! Опухшие ноги старухи заныли от одного воспоминания, - для мальчика это неблизкий путь.
    - Неблизкий, верно… и с каждым днем он все длиннее. Тысячу лет Майорданом правит старшая ветвь Раан-Кари, эта власть освящена богами. Что с нами будет, если Нимаадар умрет?
    - Маад болен уже семь лет, и все еще жив, почему он должен умереть именно сейчас? Если он проживет хотя бы еще год, то успеет выбрать супругу. А затем обрести столько жен, сколько мы сочтем нужным, и оставить нескольких наследников. Для надежды больше причин, чем для тревоги.
    -Нет, сестра, не то… ты видела его глаза? Они не просто синие. Из тысячи синих я узнаю эти – глаза Света. Ниимадар родился не для того, чтобы тихо угаснуть. Боюсь, смерть его обойдется слишком дорого. А кто ближайший наследник? Первый визирь. Он назвал Светлейшего Руна изменником, он удалил из дворца Гайди… и сегодня… Лжи в речах не было, но тайна – была. Тайна, сокрытие, непонимание… Возможно, истина такова, что ни сам хранитель, ни его гость не знают ее. Сестра моя, я боюсь, Светлейший Вахраи замышляет недоброе, а супруг мой покинул меня и забыл Майордан…
    Глаза Света… старая жрица и сама чувствовала – с мальчиком не так все просто. Но что именно таится в этом слабеньком ребенке? Она не знала, а Тень редко открывает тайны, и лишь тогда, когда сам того пожелает.
    - Не печалься, сестрица моя, - она ласково обняла девушку, - Вахраи любит Маада как родного сына, и это правда, тебе ли не знать. Но я обязательно подумаю над твоими словами. Подумаю и помолюсь. И вот еще, возьми, - она подала свои четки, - если будет необходимо – пришли их мне, а на следующее утро жди у хрустального водопада, я приду.
    
    Когда жрицы удалились, Вахраи улыбнулся гостю так приветливо, как только смог:
    - Я всей душой благодарен тебе, почтеннейший Самераах, за твою заботу о бедном юноше и за твою сообразительность в замене подарка. Не беспокойся, казна возместит все убытки.
    - Богатства приходят и уходят, Светлейший, душа же вечна, - торговец, только что прошедший нешуточное испытание, не выглядел счастливым, напротив, он по-прежнему был бледен, а на лбу блестели крупные капли пота, - только о ней и следует заботиться всем живущим.
    - О! – визирь сделал удивленные глаза, - Мой сын будет бесконечно счастлив с супругой, родитель которой так печется о своей душе. Теперь, когда все дела улажены, почтеннейший Самераах, не откажешься же ты от угощения, предложенного отцом будущего зятя?
    Почтеннейший Самераах не откажется. Деваться некуда – будет давиться и улитками, и мясом, изрядно сдобренным соусом из фруктов и пряных трав, и драгоценным вином достойным самого шаха. «Хотя шах вряд ли оценит…» - невесело усмехнулся про себя Вахраи. Ему до отвращения надоело общество торговца и собственное притворство. Перед глазами стоял тот юноша: его тело, здоровое и сильное, его взгляд, полный покорного достоинства, его голос: «Верный пес приветствует…» и это видение он никак не мог изгнать.
    Когда самому ему было пятнадцать, он страстно желал сблизиться с братьями, особенно со старшим. Спокойному Вахраи не хватало того огня, той заразительной радости, которой в полной мере был наделен Ниимадар, а тому в свою очередь совсем не лишним было бы поучиться у брата осторожности и здравомыслию. Юноши тянулись друг к другу, но между ними несокрушимой стеной встал вопрос престолонаследия.
    «Старший? Хм… вы родились в один день и один час в противоположных пределах дворца. Кто может знать, что именно он старший? Моя вестница клянется, что была первой!» - Фран, дочь борийского князя и мать Вахраи, была женщиной сильной, гордой и властной, как все северянки, но не обладала и десятой долей той мягкой, уступчивой хитрости, какой брала красавица Акияааль. Испакраанская простолюдинка, на которую случайно засмотрелся шестнадцатилетний принц Тиигиринн, не имея ни связей, ни воспитания, все же сумела на долгие годы сохранить место подле супруга. Шах любил свою рыбачку и не любил княжну.
    А княжна платила нелюбовью не только самому Тигиринну, но и всему острову. Ничто на Майордане не тешило ее душу: слишком жаркое солнце не греет и ласкает, как положено, а палит, сушит, хлещет наотмашь; сады режут глаз яркостью, дурман, что источают цветы, порождает головные боли; пища такова, что дерет рот и нутро выжигает. Даже море похоже не на море а на мутный рассол, в котором плавают всяческие мерзостные твари, вроде студенистых медуз. А люди! «Да разве ж это люди? Это звери берут разом по десять самок! Но даже звери не отдадут свое чадо в чужие, недобрые руки ни за жирный кусок, ни за горсть золота! А эти еще и радуются!..» Так говорила мать, а юный принц слушал.
    Потом Нимаадар был назван наследником, и Вахраи остался вторым. Навсегда. «А чего ж нам еще было ждать? – ответила княжна Фран, - Та змея, которую пригрел на груди твой отец, что ни день свое шипит: мол, ее сынок – майорданец, а ты – борин. Не оставит же он власть борину? Все было ясно еще тогда, когда гаденыш наследное имя получил… Но беда не в том, Вахраи, что ты не станешь шахом, а в том, что теперь четвертый твой сын, и каждый следующий отправятся на псарню, будут жить зверьми и умрут рабами. Разве такая судьба престала потомкам гордых вождей Бории?»
    До того дня, когда двоих внуков впервые забрали псари, бабка не дожила, боги миловали. А Вахраи малышей помнил до сих пор… Спустя десять лет он объехал все лагеря острова в поисках мальчиков, и не нашел. Может, его сыновья погибли еще до продажи? А может, он просто не смог узнать их среди молодых псов? История повторилась через год и через два. На четвертый год принц Вахраи отказался от поисков. И от всех своих сыновей, кроме троих старших. Он радовался рождению дочек, охотно играл с ними, заботился, дарил подарки и слушал их просьбы и жалобы, а о сыновьях даже не спрашивал, их словно вовсе не существовало.
    «Своих не узнал, а этого – сразу, стоило лишь глянуть… - по сердцу словно раскаленным клинком полоснуло. - Что бы, в самом деле, не подарить парня принцессе? Кому бы он там мешал, на другом конце света? Жил бы себе спокойно. Только если имперский посол вздумает вдруг побывать дома!.. Нет, все верно. Мальчишка должен был исчезнуть. Тихо, бескровно, безвестно. Дело сделано: его никто не видел и теперь уже не увидит. Осталось забыть, просто забыть.»
    Хранитель власти отбросил тяжелые думы и взялся за кувшин:
    - Сок лучшей лозы Испакраана, мой почти родственник. Выпей со мной за наших будущих внуков.
    - О, да, Светлейший… - торговец неуверенно коснулся чаши, - если родятся у нас внуки…
    Такие речи Вахраи уже не пришлись по нраву. Да, страх – надежная защита от неповиновения. Но когда он застит разум!.. Купчишке пора напомнить, где он и с кем ведет беседу. Он строго глянул на гостя:
    - Что я слышу, почтеннейший? Сомнения? Разве дочь твоя больна? Разве есть в ней изъян, не позволяющий в срок принести мужу дитя?
    Купец вздрогнул и еще больше побледнел, хотя это казалось невозможным, низко опустил голову, но все же ответил:
    - Дочь моя, да будут Свет и Тень милостивы к ней, славится красотой и здоровьем. Но… у мальчика были синие глаза.
    Синие глаза! визирь заставил себя улыбнуться:
    - Почтеннейший, неужели эти суеверия тревожат твою душу? Синеглазое проклятье – выдумки черни, любящей тайны и чудеса.
    Хотел бы он сам в это верить… но судьба брата, его жен и детей! Нет, смеяться над старой легендой Вахраи не мог. Стоило ли затевать этот сомнительный брак? Можно ли было иначе убедить подозрительного торговца в том, что он не боится никаких проклятий?
    «А не проще ли избавиться от него? Чисто и без шума?» Мысль была столь закономерна, что хранитель Майордана чуть не поперхнулся. «Мальчик, племянник, матрос – да-да, эта смерть тоже на моей совести – а теперь еще и торговец? Не Раан-Кари а нечестивый зыямский разбойник! О, боги милостивые, до чего ж низко я пал!..»
    
    - Повиновение Высочайшему Ниимадару Восьмому, шаху Майордана! – прокричал охранник у входа.
    Погруженный в свои мысли, Вахраи не успел опомниться – царственный мальчишка рванул занавеси и остановился на пороге: растрепанный со сна, в одной лишь ночной рубахе и босой. Побелевшие от гнева глаза метали молнии. Кири, присяжный пес Нимаадара, замер рядом.
    Гость замешкался еще больше. Появление юного правителя так потрясло беднягу, что он оказался не в силах пошевелиться: лишь вытаращился на мальчишку да рот открыл. «Только этого не хватало!» - испугался визирь. Запоздало повторив:
    - Повиновение Высочайшему Нимаадару, - он склонился в глубоком приветствии.
    Высочайший оглядел изысканные угощения и желчно изрек:
    - Пируем, дядюшка? Отдыхаем от трудов праведных? Надеюсь, диван, чьи склоки так пагубны для меня, не слишком тебя утомляет? Кто распорядился?..
    - О, Высочайший!
    Не поднимая головы, визирь отнял руку от лица и просительно возвысил голос. Испытывать свою власть над подопечным при посторонних, да еще в минуту гнева было делом рискованным, но еще меньше ему хотелось, чтобы торговец разглядывал шаха, а шах вздумал расспросить торговца.
    - Высочайший, будь милостив, разреши почтеннейшему Самерааху удалиться, а моим воинам проводить его до дома, как желанного и уважаемого гостя. Свет и Тень видят – наши речи не займут его внимания.
    Почтеннейший Самераах поспешно бухнулся в ноги юноши, трясясь от ужаса.
    - Да? - шах перевел взгляд на гостя, словно только что его заметил, и гадливо скривился, - пусть отправляется, куда знает! Мне до него дела нет.
    Охранники визиря словно только того и ждали: как по волшебству оказались в покоях, подхватили под руки перепуганного торговца и вывели вон.
    Отделавшись от гостя и едва переведя дух, Вахраи дал волю чувствам:
    - Мой повелитель, позволь спросить: как ты себя ведешь? Раздет, не прибран и бос. Ты – шах, а не конюх. К тому же ты должен быть в постели…
    - Ах, да, дядюшка Вахраи, непременно! – усмехнулся юноша, - Сейчас оденусь, обуюсь и лягу в постель. Только сначала ответь: почему меня опять не разбудили? Уже в третий раз подряд! Шах Майордана - я! И я сам желаю править страной, слушать своих советников и судить своих подданных. Никто не смеет решать за Нимаадара Раан-Кари!
    Похоже, сегодня Высочайший разошелся всерьез. Слабый и неизлечимо больной, он все еще упорно пытался соответствовать своему положению. Вахраи считал это самоубийством, но убедить юного шаха не мог. Вот и сейчас, все учащающееся дыхание говорило не только о гневе – очередной приступ грозил разразиться каждый миг. Визирь поспешил на помощь:
    - Маад, мальчик мой, присядь и успокойся. Ты же знаешь, чем это кончится.
    - Охотно, Светлейший Вахраи, - Нимаадар позволил усадить себя на подушки. – И чем же ты встречаешь гостей? Телятина в остром соусе и вино… хорошее, наверное? Я совсем не разбираюсь… Я, пожалуй, голоден.
    - Разве тебе не подали завтрак?
    - О, да! Я просил конную прогулку, но мне сказали, что ты запретил, и подали конскую еду. Твоя трапеза куда аппетитнее…
    - Кони, Маад? Что за глупости? И эта еда – не для тебя: жирное, и острое вредно, ты же знаешь…
    - Да, мне полезно жевать траву! – юный шах схватил одну из подушек и запустил ее в блюдо с мясом. - Я – шах! Диван обязан повиноваться, и ты, дядюшка Вахраи – тоже! Я… я требую…
    Он начал задыхаться, губы его посинели, пальцы рванули шелковое шитье на груди. Визирь едва успел подхватить племянника за плечи и прижать к себе.
    - Кири, зелье!
    Распоряжение было лишним. Телохранитель уже опустился на колени, протягивая крошечную склянку, наполненную зеленовато-серым порошком. Вытяжка из завязи хуми, которую на ее родине зовут еще и сладкой смертью, забравшей немало жизней своих почитателей. Рун говорил, это зелье всегда поможет, но давал очень редко, только в самых крайних случаях. Потому что оно не лечит, а лишь снимает приступ, к тому же с каждым разом его нужно все больше, и однажды наступит миг, когда мальчик не сможет дышать без хуми. Тогда сладкая смерть возьмет и его. Сколько раз за последний месяц Вахраи давал юному шаху эту отраву? Пять или шесть? Рун обходился пятью разами в год…
    Вахраи зубами раскупорил склянку, тряхнул над кубком с водой, протянутым тем же безотказным Кири, взболтал и поднес племяннику:
    - Давай, Маад, осторожно…
    Тонкая струйка потекла между приоткрытых губ. Юноша чуть не захлебнулся, судорожно сглотнул, потом еще раз, и задышал немного ровнее.
    - Что же ты делаешь, повелитель, непослушное дитя мое! Ты же себя погубишь!
    - Все равно… - с трудом переводя дух, отозвался Нимаадар, - лучше смерть… чем такая… жизнь.
    Столько презрения к себе было в словах мальчишки, что визирь почувствовал, как ком подкатывает к горлу. Он вновь поднес больному кубок и заставил выпить до дна. Потом отер холодный пот с его лба, бережно обнял, покачивая, как младенца:
    - Чего тебе не хватает, Высочайший? Ты же знаешь – я все сделаю, только скажи.
    Яд хуми действует быстро – глаза юного шаха подернулись туманом, лицо расслабилось, руки безвольно упали на колени визирю. Однако Нимаадар переборол дремоту и ответил:
    - Я хочу быть достойным… я должен править… Обещай: диван не будет решать без меня… - он с трудом приподнял руку и ухватил полу халата Вахраи, - дядя, обещай мне!
    - Да, да, мой повелитель, обещаю, - он погладил кудри мальчика, - ты сам будешь править. Диван больше не будет обсуждать ни одного серьезного вопроса в твое отсутствие. Доволен?
    - Еще… Гайди… о ней есть вести?
    - Зачем ты тревожишь себя мыслями об изменнице, Маад? Гайди не нашли. Но ищут.
    Вахраи делал вид, что возмущен. Он не любил этих разговоров. Не любил и боялся: несмотря на неоспоримость доказательств, Нимаадар, хоть и смирился с приговором, в душе по-прежнему не верил, что дядюшка Рун мог предать своего шаха. И продолжал любить ученицу целителя. Если уж начал спрашивать о девчонке – теперь не отступится.
    - Я сам хочу говорить с ней!
    - Мы ведь уже все решили? Я помню…
    - Говорить и судить!.. никто не обидит мою Гайди, дядя! Никто пальцем, даже словом ее не тронет!..
    - Да, да, Нимаадар, так и будет.
    - Клянись… самым дорогим. Жизнью моей клянись!
    Тем, кто искал девушку, было строго-настрого приказано непременно найти, и непременно мертвой. Но синие глаза сына Аюмы смотрели с мольбой, тревожа больную совесть и в который раз испытывая готовность хранителя власти идти до конца.
    - Клянусь, мой мальчик, Судьба Гайди решится только по твоему слову, - прошептал Вахраи, и еще крепче обнял племянника, - а теперь поспи. Успокойся и засыпай, так надо.
    - И последнее… прогулка верхом... обязательно…
    Юный шах говорил еще что-то о том, что скоро осень, и он должен выдержать испытание, потом его речь стала неразборчивой, и вскоре он притих ни то заснув, ни то впав в забытье сладкой смерти.
    
    Всю жизнь принц Вахраи, словно утверждая свое борийское происхождение, был холоден, строг и никогда не испытывал сомнений. Конечно, как каждый человек, он знал и боль, и обиду, имел желания и старался всячески потакать им. Но его страсти, да и он сам были ничем в сравнении с интересами государства – в это верил визирь Вахраи и этому он служил – правители уходят, а Майордан вечен.
    И вот теперь вере угрожала любовь: слабый больной мальчик, сломанная веточка на родовом древе Раан-Кари, единственное препятствие между ним и абсолютной властью.
    Порой Вахраи казалось, что это и есть расплата за то, что второй занял место первого, что смерть шаха лишь вернет принадлежащее ему по праву, но стоило задуматься – и сердце вновь заполняли любовь и раскаяние. Неужели им движет жажда во что бы то ни стало стать шахом? Или он мстит отцу и брату за свои обиды? Нет! Этого не может быть! Сила государства, его основы и традиции, благо страны и ее жителей – вот то, о чем он печется, ради чего старается.
    «Видят боги – а они видят все! – не я повинен в бедах Ниимадара. Я всегда был вторым, и не роптал на судьбу. Я пытался привязывать эту ветвь, ухаживать и лечить. Но она не приживается – лишь гниет и сохнет. Так не в том ли мудрость садовника, чтобы отсечь гниль и спасти древо?» Да и разве можно ставить в вину Вахраи то, что болезнь делает сама? Юный шах сгорает, как сухая лучина, и никто не в силах ему помочь. Даже Светлейший Рун потерпел бы поражение…
    Конечно, будь тут Рун, он бы постарался подготовить это жалкое подобие мужчины к торжественному выезду. Но чем бы это кончилось? Испакраанская чернь, верноподданные шаха, разорвут это дитя, как рвут голодные шакалы раненого олененка!.. Что может быть ужаснее для мальчика, чем гнев разъяренной толпы? Что может быть позорнее для страны, чем правитель, отвергнутый народом? И даже если добрые майорданцы примут такое убожество и позволят взять жену, разве будет способен едва живой юноша зачать здорового наследника? Нимаадар Восьмой – пятно в истории… этого нельзя, невозможно допустить. Если нужна жертва – а Свет и Тень знают, иного пути нет – он принесет жертву. Трое детей… один уже мертв, и других не спасти… но благополучие отечества дороже.
    Вахраи тяжело вздохнул, покачивая мальчика. «Прости меня, родное мое, любимое дитя, но лучше тебе тихо упокоиться на моих руках и не познать позора». Раздумья отозвались тяжелой тянущей болью, уже знакомой, даже привычной: Вахраи приказал себе не думать.
    Светлейший хранитель власти еще немного посидел со своим подопечным, потом подозвал Кири:
    - Уложи Высочайшего в постель и будь рядом. О любой мелочи сразу сообщай мне – если Нимаадар чихнет, я должен узнать первым.
    Телохранитель ответил коротким поклоном, поднял юношу и уже направился к выходу, когда визирь окликнул:
    - Да! И не забудь: как проснется, вели заседлать коней – мы едем на прогулку.
    Бедняга Кири сначала замер столбом, а потом повернулся к визирю и, как был, с повелителем на руках, рухнул на колени:
    - Что такое, Кири? – Вахраи словно удивился.
    - Выезд верхом, Светлейший? Я, должно быть, неверно понял?
    - Высочайший Нимаадар желает конную прогулку, разве ты не слышал? Кто ты, пес, чтобы оспаривать приказ своего господина? Кто я, чтобы не повиноваться шаху?
    - Светлейший, позволь сказать! Господин мой смелый юноша, ему нестерпима собственная слабость, он хочет заставить больную плоть подчиниться гордому духу. Но я, пес Кири, отвечаю за моего господина, я буду защищать его, пока жив, даже от него самого. Вели казнить, Светлейший Вахраи, но скакать верхом господин Маад не будет.
    Светлейший Вахраи слушал пламенную речь телохранителя с довольной, понимающей улыбкой, и, когда тот закончил, согласно кивнул.
    - Наш повелитель – волею богов шах Майордана. Но он еще дитя, хрупкое больное дитя. Я рад, что ты это понимаешь. Не нужно никаких лошадей.
    
    Крытые носилки мерно покачивались, яркий шелк золотом переливался на солнце, мягкие подушки удобно подпирали спину, однако торговца Самерааха не радовали ни роскошь, ни удобства. Ужас переполнял его душу, ужас и отвращение… Снова и снова проносились видения: синие витражи испакраанских храмов, вознесенных на вершины зиккуратов в самую небесную синеву, синие глаза мальчишки на корабле, синие сполохи в очах Высочайшего… весь мир вокруг внезапно окрасился в этот пронзительный, безжалостный цвет. Разум отказывался понимать, но сердце!.. сердце не обманешь. Оно уже давно тихо, но беспрерывно ныло, оно чувствовало – беда впереди, беда придет, пришла и желает взять свое… «Бедное мое сердце, бедное и старое! Разве мог я по-другому? Разве мог я отказать? Кто и когда мог сказать «нет» Светлейшему Вахраи, хранителю Майордана?! Сердце мое, во имя Света и Тени!..»
    Но сердце не послушалось – ударило в ребра, дернуло нестерпимой болью и резко оборвалось… Синие дали вечности распахнулись впереди.
    Когда носилки остановили у дома Самерааха, сразу послали за лекарем, благо один из лучших в столице жил по соседству. Лекарь щупал жилку на шее, заглядывал в глаза, подставлял ко рту серебряную пластину…
    - Эх, почтеннейший сосед мой, говорил я тебе: чревоугодие – грех величайший, доведет оно до беды! Да ты меня не слушал. – только и сказал он в завершение.
    А потом ушел и платы за труды не спросил.
    [/b]
Последний раз редактировалось maaerinn 02 окт 2007, 05:30, всего редактировалось 2 раз(а).
Если уж нечистый расточает улыбки весны, значит, нацелился на душу. Души людские – вот их истинная страсть, их нужда, их пища. (из наставлений отца Бартоломью, духовника Хейли Мейза)
Это я
 
Бес

Сообщения: 7690
Зарегистрирован:
27 май 2007, 10:47

Сообщение Toraton » 01 окт 2007, 18:05

    Поначалу, я вообще мало, что понимал. Имена и названия, вот, что сбивает с толку. Прибавь к этому длинные, оборотистые, высокопарные речи, скрывающие смысл и вот они дебри через которые не каждый продерется.
    И еще. Характеры героев, их образы смазываются под напором всего этого многообразия. (но только в начале, потом все стало намного лучше)
    Если бы весь рассказ строился таким образом, я наверное не дочитал бы, но после встречи жриц, пелена спала и текст потек. (слава богам :) )
    Под конец, я уже немного попривык и даже начал осознавать суть происходящего.
    
    Сентяборьский отрывок был попроще и почитабельнее, но он меня не заинтриговал. Этот же кусочек более заманчив.
    
    Послденюю часть с купцом ты как-будто оборвал на полуслове. Подумай об этом.
    
    Вывод: Поначалу тяжеловатое чтиво, постепенно превратилось в увлекательную историю.
    
    А теперь на арене БЛОХИ :D :
    
    
Вахраи подцепил витую раковину и пододвинул гостю золоченое блюдо:

    Одной рукой он подцепил, а другой пододвинул?
    Или тут об одном и том же столовом приборе идет речь?
    
а присяжные псы Вахраи остались у входа и глаза и уши держали закрытыми.

    "Присяжные" - это какие?
    
- Ты хвалишь мой стол, почтеннейший, но не вкушаешь от щедрот его.

    Может одну похвалу столу можно пропустить, но, в одном предложении, приписывать ему еще и щедрость.
    Как в "Красавице и чудовище". Живая мебель. Помнишь забавную парочку - канделябр и часики. :)
    
Он не мог позволить себе упустить хоть малейшую ложь.

    Может деталь в поведении, которая указывала на ложь?
    
Старуха глянула на девушку, едва заметно кивнула. Девушка подошла...

    Может быть объединить предложения?
    
Видно богам не пришлась по нраву та судьба, что я ему готовил.

    "Готовил" слишком просто.
    "Уготовил" выглядело бы уместнее. Витьеватому тексту, витьеватые слова.
    
    Вот тут явно что-то не чисто, раз юная сестра (как нам указано с большим даром) хотела спросить еще о чем-то, но по молодости и неопытности не решилась настаивать!
    
- Простит старшая младшей бесцеремонность и позволит ли спросить?

    Подумай над вторым "ли".
    
- Угу, - светлая сестра всхлипнула и кивнула.

    Покоробило.
    "Угу":
    Словно стилетом проткнул,
    Словно ножом резанул,
    Словно лишился рассудка я,
    Словно пришла кончина моя.
    ИМХО, конечно.
    
Надеюсь, диван, чьи склоки так пагубны для меня, не слишком тебя утомляет?

    Про какой диван речь?
    
О любой мелочи сразу сообщай мне – если Нимаадар чихнет, я должен узнать первым.

    Одним из признаков болезни является чих? Если нет, то и упоминать нет смысла.
    
синие витражи испакраанских храмов, вознесенных на вершины зиккуратов в самую небесную синеву, синие глаза мальчишки на корабле, синие сполохи в очах Высочайшего… весь мир вокруг внезапно окрасился в этот пронзительный, безжалостный цвет.

    Понимаю, что цвет важен, но лишнего тоже не надо. Три слова, которые неплохо бы разделить, а то больно близко стоят.
"Все, что тебя не убивает - делает тебя сильнее" (Фридрих Ницше)
http://zhurnal.lib.ru/editors/p/pomelow_a_a/ - я на СИ
 
Сообщения: 414
Зарегистрирован:
23 авг 2007, 09:16
Откуда: Нижний Новгород

Сообщение maaerinn » 01 окт 2007, 20:29

    Toraton
    Ура! Он это осилил!! :lol:
    
    А теперь ответ.
    Поначалу тяжело, а в прошлый раз было легче. В прошлый раз было "северо-западное" дно, а сейчас "юго-восточный" двоец. Церемонии там всякие и этикет... тяжело, но надо же атмосферу как-то пытаться сделать?
    
    И БЛОХИ!
    
"Присяжные" - это какие?
    

    Это те, которые присягали ему, как господину. Его личная-преличная гвардия.
    
Может одну похвалу столу можно пропустить, но, в одном предложении, приписывать ему еще и щедрость.
    

    Хм... я тут другой косяк углядел... "стол" - некорректно! Они за столом не сидели. Пойду править.
    
"Готовил" слишком просто.
    "Уготовил" выглядело бы уместнее. Витьеватому тексту, витьеватые слова.
    

    Ага. Тоже поправлю.
    
Покоробило.
    "Угу":
    

    Ну а как ты это согласие с закрытым ртом буквами напишешь? Мгм? вообще дурость... ИМХО, мгм хуже, чем угу.
    
Про какой диван речь?
    

    Про двуспальный раскладной :lol: :lol:
    Этимологию слова знаешь? Конечно же про боярскую думу местного разлива.
    
Одним из признаков болезни является чих? Если нет, то и упоминать нет смысла.
    

    Чих в данном случае является признаком не болезни, а малейшего проявления активности.
    
Понимаю, что цвет важен, но лишнего тоже не надо. Три слова, которые неплохо бы разделить, а то больно близко стоят.
    

    Чесслово, цвет тут - важнее.
    А почему оборвано-то? Что еще про купца сказать?
    
    По поводу авы... это собственно тот же самый парень пятнадцать лет назад ))
Если уж нечистый расточает улыбки весны, значит, нацелился на душу. Души людские – вот их истинная страсть, их нужда, их пища. (из наставлений отца Бартоломью, духовника Хейли Мейза)
Это я
 
Бес

Сообщения: 7690
Зарегистрирован:
27 май 2007, 10:47

Сообщение Toraton » 01 окт 2007, 20:50

    
Ну а как ты это согласие с закрытым ртом буквами напишешь? Мгм? вообще дурость... ИМХО, мгм хуже, чем угу.

    Я бы не поразился настолько, если бы девочка продолжила и дальше Угукать, но уже в следующей репклике она говорит внятно и осознанно выражает умную мысль.
    
    Умная мысль.
    Угу.
    Умная мысль.
    
    Диссонанс!
    
Этимологию слова знаешь? Конечно же про боярскую думу местного разлива.

    Нет, но при каждом упоминании в тексте встает образ дивана. (вполне возможно, что и раскладного :))
    По смыслу понятно, что имеется в виду, но мыслеобраз быстрее понимания.
    
Чесслово, цвет тут - важнее.

    Я это понимаю, но...
    "самую небесную синеву"
    Не получается визуально представить. Как это самая небесная?
    
По поводу авы... это собственно тот же самый парень пятнадцать лет назад ))

    Он тоже опасен? :D
"Все, что тебя не убивает - делает тебя сильнее" (Фридрих Ницше)
http://zhurnal.lib.ru/editors/p/pomelow_a_a/ - я на СИ
 
Сообщения: 414
Зарегистрирован:
23 авг 2007, 09:16
Откуда: Нижний Новгород

Сообщение Искатель » 01 окт 2007, 21:12

    Toraton,
    читайте про Хаджу Насреддина, тогда с "диваном" не будут возникать ненужные ассоциации.
    
    Автору, - если, конечно, мой совет нужен, - посоветовала бы разгрузить текст от витиеватостей, и ещё раз проверить грамотность:
    
- О, да, Светлейший, во истину несравненное лакомство.
С первых абзацев - режет.
    
    Каюсь, не смогла прочитать - каждая фраза настолько высокопарна, что колорит с некоторого момента (хотя и хорошо переданный в деталях - быт, менталитет, коварство) начинает идти на убыль.
    
    И... вот это обязательно?
    
На узорчатых коврах благоухали изысканные блюда и лучшие вина им подстать, однако ни сладкоголосых певиц, ни грациозных танцовщиц, ни даже ловких прислужниц, готовых выполнить любой господский каприз, здесь не было, а присяжные псы Вахраи остались у входа и глаза и уши держали закрытыми.

    
    
- Богатства приходят и уходят, Светлейший, душа же вечна, - торговец, только что прошедший нешуточное испытание, не выглядел счастливым, напротив, он по-прежнему был бледен, а на лбу блестели крупные капли пота, - только о ней и следует заботиться всем живущим.

    
    
Снова и снова проносились видения: синие витражи испакраанских храмов, вознесенных на вершины зиккуратов в самую небесную синеву, синие глаза мальчишки на корабле, синие сполохи в очах Высочайшего… весь мир вокруг внезапно окрасился в этот пронзительный, безжалостный цвет.

    
     :?:
    
    --
    По-моему, нелишне разделить половину фраз надвое, и упростить обороты.
 
Сообщения: 567
Зарегистрирован:
21 янв 2005, 19:12

Сообщение просто мария » 01 окт 2007, 22:34

    Мааэринн, У Вас очень многое в этом мире взято из мусульманского - то и дело аналогии прослеживаются. Как-то не вяжутся с этим улитки, "не в тему" кажутся - хотя Ваши герои и не мусульмане, конечно.
    Но дело в том, что запрет на поедание улиток и прочих морских гадов (как, кстати, и свинины) на Востоке, в Древнем Егопте и т.д. - он ведь, на самом деле, имеет не столько религиозный, сколько гигиенический характер. Так, может, и тут не стоит героев ими кормить?
 
Сообщения: 906
Зарегистрирован:
12 апр 2005, 17:56

Сообщение Gaumata » 01 окт 2007, 23:38

    Прошу извинить, если мой комментарий покажется неуместным!
    
    А при чем тут вообще фентези?
    Зачем придумывать мир, который - ну просто копия Самарканда или Персии?
    Неужели исторический роман (а это - исторический роман переделанный, замаскированный под фентези) - не может остаться историческим
    романом?
    
    Я чего-то не понимаю?
    Извините, если кого обидел, но оба произведения октября (включая и "Истинный цвет крови ") больны именно этой болезнью!
    
    Так просто... легче?
 
Сообщения: 6
Зарегистрирован:
01 окт 2007, 02:22

Сообщение maaerinn » 02 окт 2007, 05:29

    просто мария,
    Как всегда в цель :)
    Ну, в общем правы Вы насчет пищевых запретов и гигиены. У этих ребят, правда не так жарко, как в Аравии или Египте - остров, морской климат, крупная река - пресной воды много. Что они морских гадов есть не будут - сомнительно... Но я подумаю. К тому же улитки - не принцип. Заменить их фруктом-овощем каким-нибудь можно. Подумаю.
    Спасибо.
    
    Искатель
    
Автору, - если, конечно, мой совет нужен, - посоветовала бы разгрузить текст от витиеватостей, и ещё раз проверить грамотность
    

    Увы, грешен. Это - исправил.
    А прочее - если есть, видимо, не вижу. :(
    Облегчать... думаю не буду. Потому что далеко не весь текст так написан. Тут пока мне так представляется... Если другие критики убедят - тогда - конечно.
    Gaumata,
    А чтобы было фэнтези фаербол должен в каждом абзаце присутствовать? Непосредственного общения жриц с супругами недостаточно?
    В этом мире очень мягкая и ненавязчивая магия. Зато не промахивается. :)
    А насчет проще... не знаю. По-моему, так сложнее, а не проще. Да и нельзя назвать историческим романом ни мои "Тени", ни Торов "Цвет крови".
    Toraton,
    В самое небо - очень высоко. Не понятно? :(
     Еще раз всем большое спасибо.
Если уж нечистый расточает улыбки весны, значит, нацелился на душу. Души людские – вот их истинная страсть, их нужда, их пища. (из наставлений отца Бартоломью, духовника Хейли Мейза)
Это я
 
Бес

Сообщения: 7690
Зарегистрирован:
27 май 2007, 10:47

Сообщение Toraton » 02 окт 2007, 06:29

    
Мааэринн писал(а):Toraton,
    В самое небо - очень высоко. Не понятно? :(

    Извини, но нет.
    Я знаю выражение "небесная синева". Представляется голубое безоблачное небо. Все прекрасно, но как оно может быть самым "небесным". Т.е. оно самое "синее" или синее, чем в другом месте.
    Ты главное не сильно заморачивайся. Я указал, ты принял к сведению.
    Редактор нас рассудит. :D
"Все, что тебя не убивает - делает тебя сильнее" (Фридрих Ницше)
http://zhurnal.lib.ru/editors/p/pomelow_a_a/ - я на СИ
 
Сообщения: 414
Зарегистрирован:
23 авг 2007, 09:16
Откуда: Нижний Новгород

Сообщение Мяучер » 02 окт 2007, 12:47

    Мааэринн, витиеватость восточных речей - дело понятное, но стоит ли при этом излишне утяжелять авторский текст?
    
    
Длинными и тонкими, похожими на птичьи, пальцами Вахраи подцепил витую раковину и пододвинул гостю золоченое блюдо

    Имхо, многовато определений. Из трех первых (считая сравнительный оборот) одно, мне кажется, стоит убрать.
    
    
Его сотрапезник благодарно кивнул, но есть не стал, хоть и знал толк в яствах, о чем наглядно свидетельствовало внушительное пузо, туго обтянутое желто-золотым атласом. Но на этом пиру кусок не лез в горло, и не только сухой скрипучий голос могущественного хозяина, способный вогнать в дрожь любого испакраанского купца, был тому причиной.

    
    Во-первых, не попробовать предложенное блюдо, по-моему , означает оскорбить хозяина, особенно на востоке. И, к слову, оправдываться старостью перед человеком, который старше тебя, - очевидная неловкость. Купец скорее мог бы сослаться на плохое здоровье или самочувствие.
    Во-вторых, многовато уточняющих конструкций, вложенных друг в друга на манер матрешек. В первом предложении их три, во втором две.
    Слово "пузо" в контексте "сотрапезника", "яств" и прочего кажется чужеродным.
    Слово "благодарно", имхо, несколько неточно по смыслу. Скорее "почтительно".
    
    
На узорчатых коврах благоухали изысканные блюда и лучшие вина им подстать, однако ни сладкоголосых певиц, ни грациозных танцовщиц, ни даже ловких прислужниц, готовых выполнить любой господский каприз, здесь не было, а присяжные псы Вахраи остались у входа и глаза и уши держали закрытыми.

    Звучит тяжеловато. "Ни даже ловких прислужниц, готовых выполнить любой господский каприз" кажется избыточным.
    "Присяжные псы" воспринимаются странно. Речь, очевидно, о рабах-охранниках, но дают ли рабы присягу? Обычно присягой на верность связывают свободных людей, раб должен быть верен по определению. Даже если в Вашем мире это не так, слово "присяжный" имеет устоявшийся смысл, который изрядно мешает.
    "Псы" - читатель уже знает, что речь на самом деле идет о людях? Иначе конец фразы прозвучит комично.
    "И глаза и уши держали закрытыми". Два "и" как-то нехорошо соседствуют.
    
    
- Ты хвалишь мое угощение, почтеннейший, но не вкушаешь от щедрот его.

    "От щедрот его" - про собственное угощение? Все равно что "от моих щедрот", звучит глуповато.
    
    
Да возблагодарят тебя боги за добрые слова, Светлейший.

    "Возблагодарить" можно богов. Боги скорее воздадут.
    
    Про "милость Света и Тени" купец говорит дважды почти подряд, в промежутке его спрашивают, было ли милостиво море.
    
    Продолжение следует (кажется, поятнет на сериал :mrgreen: ).
 
Сообщения: 203
Зарегистрирован:
07 апр 2006, 22:51
Откуда: Сосновый Бор

Сообщение Исолемент » 02 окт 2007, 13:01

    В начале я чуть не утонула в этих витееватых фразах и непонятном сюужете, но потом все выровнелось, стало интересно. Я даже не заметила никаких огрехов стиля, что тоже является признаком хорошего сюжета :) хотя все эти дворцовые интриги сильно запутанны, и из одного этого отрывка суть непонятна, но это только разжигает любопытство читателя, все эти намеки о синих глазах вызывают желание понят, как же все-таки связан шах и "погибший" мальчик.
    На счет мальчиков-псов здесь не очень понятно, но, если это не первое упомянание об этой традиции, то нормально.
    Визирь - интересная фигура, противоречивая, его мотивы неясны: с одной стороны проявляет холодность и коварство, но с другой вроде бы заботится о процветании государства (хотя скорее утешает себя этой мыслью). Немного резковатым мне показался переход его от коварного заговора к нежной любви и заботе о племяннике. Образ мышления очень быстро меняется и идет некое отторжение автором этого нового, "любящего" образа - здесь мы уже не читаем его мыслей, а только наблюдаем со стороны как он лебезит перед больным и заносчивым мальчишкой. Хотя автор и пытается оправдать шаха тем, что он ненавидет себя за болезнь мне это показалось не очень реалистичным. То же самое - о госте своего визиря шах отзывается весьма грубо - ему все дозволено и все прилично, но затем вдруг начинает "очеловечиваться", проявлять какие-то естественные в его положении реакции.
    С одной стороны, это можно так и оставить, но с другой... эти образы и их "знакомство" с читателем немного неудачны хотя бы потому, что они меняются в процессе чтения. Сперва представляешь один образ, но тут же опровергаешь собственное мнение, понимая, что писатель хотел иного. Имхо, необходимо сразу давать какие-то намеки на верный характер, что-то должно проскользнуть заранее, подготовить читателя.
    Впрочем, это ИМХО. В общем и целом мне было интересно и понравилось, интересные образы.
Все на конкурс "Венецианский карнавал", в котором разыгрывается реальный приз! Изображение
 
Сообщения: 379
Зарегистрирован:
28 апр 2006, 09:40
Откуда: Москва

Сообщение Dimson » 02 окт 2007, 15:52

    Текст очень колоритный, богатый, но чувство меры, как это подметили до меня, автору порой изменяет. Слишком витиевато, затянуто.
    Я понимаю, что сейчас начнётся вкусовщина, но я лично привык к более скупой подаче информации. Здесь очень много красок, меня они сбивают с толку, я теряюсь. Сюжетная нить ускользает.
    Здесь нужен читатель другого типа, которому нужно медленное смакование текста, а уж поверьте, здесь можно посмаковать. Поэтому я не могу бросаться в автора тапками. Тут скорее надо предъявлять претензии ко мне, стандартному потребиителю книжного фастфуда.
    Всё же автору стоит найти компромис между динамикой и стремлением к красивому слогу. Иногда приходится идти на жертвы.
    Я бы ещё поработал над предложениями и сделал бы многие из них покороче.
    Из блох:
    
На узорчатых коврах благоухали изысканные блюда и лучшие вина им подстать

    Я немного жил на востоке. Там часто едят полулёжа, но еда при этом ставится не прямо на ковры, а на небольшие столики - дастарханы. Коврами их обычно не застилают.
    
    
присяжные псы Вахраи

    
    Логика автора понятно, но отдаёт "господами присяжными заседателями". Может заменить на "верных рабов" или ещё что-то в этом духе?
    
    
Получила ли прекраснейшая Гвендолин мой подарок?

    
    В голову сразу лезет дурацкий эротико-приключенческий фильм "Гвендолин/Бабочка".
 
Сообщения: 50
Зарегистрирован:
23 май 2007, 14:50

Сообщение maaerinn » 02 окт 2007, 18:44

    Мяучер,
    
Продолжение следует (кажется, поятнет на сериал ).
    

    Все так запущено? :(
    Но я все собираю, записываю, а как закончится сериал - пойду править. Правда, не обещаю, что со всем соглашусь. Вернее, точто соглашусь не со всем.
    
Речь, очевидно, о рабах-охранниках, но дают ли рабы присягу? Обычно присягой на верность связывают свободных людей, раб должен быть верен по определению. Даже если в Вашем мире это не так, слово "присяжный" имеет устоявшийся смысл, который изрядно мешает.
    

    Все дело в том, что они не совсем рабы и не совсем свободные. Они - такая своеобразная каста: выше того, кому присягал, тот, кто правит Майорданом. То есть, я не раб, если Родина превыше господина, так? А присяга обязательна - это часть кодекса чести.
    А те присяжные, которые "устоявшийся смысл", разве не потому так называются, что клятвы приносят?
    Спасибо. И жду продолжения!
    
    isolement,
    Очень интересное отношение к героям.
    У меня совсем не такое.
    Начать с того, что Маада я люблю всей душой? И несмотря на мой дурацкий ник-нейм, на меня-то похож именно этот, парень, а не тот, не Эри.
    А пока писал вю эту ерунду, выяснилось, что и визиря я вполне понимаю и относиться к нему плохо не могу :mrgreen:
    Они тут не первый раз появляются. Визирь и купец вообще на первой странице с самого начала присутствуют .
    И противоречивыми они мне почему-то совсеем не кажутся... почему так?
    Отзыв мне был очень интересен. Спасибо.
    
    Dimson,
    
Здесь нужен читатель другого типа, которому нужно медленное смакование текста
    

    Вообще, интересно... мне текст кажется абсолютно попсово-упрощенным. Оказывается, нет...
    
Я немного жил на востоке. Там часто едят полулёжа, но еда при этом ставится не прямо на ковры, а на небольшие столики - дастарханы. Коврами их обычно не застилают.
    

    Устроить форменный Самарканд? Может, так и надо сделать...
    
В голову сразу лезет дурацкий эротико-приключенческий фильм "Гвендолин/Бабочка".
    

    Ага. А еще у меня была крамольная мысль о синеглазых детках принцессы в случае чего. При таких-то свадебных подарках... Хоть фильм я и не знаю такой ))
    Спасибо.
Если уж нечистый расточает улыбки весны, значит, нацелился на душу. Души людские – вот их истинная страсть, их нужда, их пища. (из наставлений отца Бартоломью, духовника Хейли Мейза)
Это я
 
Бес

Сообщения: 7690
Зарегистрирован:
27 май 2007, 10:47

Сообщение Мяучер » 02 окт 2007, 21:24

    Мааэринн,
Мяучер,
    Цитата:
    
    Продолжение следует (кажется, поятнет на сериал ).
    
    Все так запущено?

    Нет, это я такая зануда :mrgreen:
    
    Насколько я понимаю, пишущие (и вообще и, в частности, в нашем круге) делятся на тех, кто хочет писать так, чтобы хорошо читалось, и тех, кто хочет писать хорошо. Естественно, для достижения разных целей и критика требуется разная. Вам какую? :lol:
 
Сообщения: 203
Зарегистрирован:
07 апр 2006, 22:51
Откуда: Сосновый Бор

Сообщение Джет » 02 окт 2007, 21:38

    Мааэринн, не переживай, всё осиливается.
    Не очень понятно, кто чей сын, внук, племянник, но при чтении я предположил, что в этом заключена интрига, и потому это будет раскрыто позже в романе. Да?
    Я так и не понял, чем болен Нимаадар. Описан приступ удушья, и в то же время - ты говоришь о том, что Нимаадар - убожество. Ничего ж такого страшно-жуткого о мальчике не сказано. Мальчик себе и мальчик - ну, хиленький, ну, больной, ну, приступы удушья у него... ну и что? Будет с царственным видом сидеть посреди удобных подушек и править себе потихоньку. Почему же разгневанная толпа подданных должна его разорвать?
    К тому же - младшая жрица вообще, судя по словам, неравнодушна к Нимааду - о глазах его говорила, и вообще переживала по поводу визитов мужа... значит, мальчик-то симпатичный должен быть... Или я чего-то не понял?
    И еще - обе жрицы явились моментально, по мановению руки.Но ведь потом, когда торговец прошел испытание - их долго-долго провожали. Значит, по идее они не должны были ждать где-нибудь в соседней комнате, а за ними должны были посылать, а потом еще дожидаться, пока жрицы явятся? То есть - не очень верится, что Вахраи возвысил голос - и вот они жрицы стоят на пороге....
    
    И еще - если Самераах умер по воле Вахраи - это недостаточно акцентировано.
    Я просто соотнес эти слова
    
«Мальчик, племянник, матрос – да-да, эта смерть тоже на моей совести – а теперь еще и торговец?
    
- и смерть Самерааха. Или смерть случайная?
Непостоянен, словно дым,
Чужой надеждой подгоняем,
В забытой повести храним -
Я абсолютно невменяем...
 
ЧУДОВИЩЕ

Сообщения: 3066
Зарегистрирован:
04 окт 2006, 00:10
Откуда: Луганск

Сообщение maaerinn » 03 окт 2007, 18:07

    Мяучер,
    
Насколько я понимаю, пишущие (и вообще и, в частности, в нашем круге) делятся на тех, кто хочет писать так, чтобы хорошо читалось, и тех, кто хочет писать хорошо. Естественно, для достижения разных целей и критика требуется разная. Вам какую?
    

    Хочу, чтобы было лучше всех :mrgreen: :mrgreen:
    А если серьезно, то делать что угодно надо хорошо. Или вообще не делать - не тратить свое время и не испытывать терпение окрудающих напрасно.
    Джет
    У... какие вопросы. Так надо всю историю рассказать. А я возьму, и расскажу...
    
Я так и не понял, чем болен Нимаадар.
    

    Это - сакральная тайна :mrgreen: В смысле, не надо было синеглазую царицу резать.
    Некогда в том мире жила раса беловолосых-синеглазых. Эти древние были слишком могуществены, взрастили среди себя богоподобных чудовищ, сразились с богами и изменили мир. Но сами культурно погибли. География изменилась, и эти древние остались только на некоторых островах. На Дежгане - в виде полудиких племен, на Майордане слились с многочисленными пришельцами и генетически, и культурно. В частности, от древних осталась религия - их боги синеглазы. Синеглазые правители по преданию считаются детьми богов и пролить их кровь - значит навлечь проклятье на весь свой род до полного искоренения. (Что, собственно, и произошло. Мать мальчика обладала удивительным свойством влюблять в себя мужчин. Ее сочли опасной и убили. Свекора никто за руку не поймал, но он и все его жены и дети уменли в год. Остался только Маад.)
    К тому же это общество во многом построено на идеологии. Народ отдает государству сыновей. Эти мужчины собой, своей службой, своей свободой и жизнью обеспечивают благосостояние и безопасность страны. За это власть народу кое-что должна, это справедливо, не так ли?. Вот тут-то и получается этот шестнадцатилетний выезд...
    
ты говоришь о том, что Нимаадар - убожество. Ничего ж такого страшно-жуткого о мальчике не сказано. Мальчик себе и мальчик - ну, хиленький, ну, больной, ну, приступы удушья у него... ну и что? Будет с царственным видом сидеть посреди удобных подушек и править себе потихоньку. Почему же разгневанная толпа подданных должна его разорвать?
    

    Мальчик может быть сколь угодно симпатичным, но этот выезд все равно не для слабонервных... я на себя примерил - жуткое дело. Сам испугался, что придумал... Шестнадцатилетний наследник Раан-Кари верхом на лошади, одетый только в цветы. То есть не одетый вовсе. И толпа зрителей. Причем оценят все: если не жеребец, а кобыла, или того хуже, мерин - слабость, если узда вместо недоуздка - слабость, если на коня надели седло - слабость, если ты слишком скован, испуган, излишне холоден или нервно смешлив - все это слабость. Монарх не имеет права на слабости. Не говоря уже о физических качествах, которые в подробностях рассмотрят. И еще мальчику жену выбрать надо. Учитывая то, что это с большой вероятностью мать наследника (прабабка и мать Маада были именно такими царицами - с улицы) - тоже дело не шуточное.
    А мальчик даже просто верхом скакать не способен.
    Дело ведь еще и в том, что пока власть крепка извне не нападут - почти в каждом влиятельном доме мира служат майорданцы, а для них шах почти бог. Если же власть ослабеет, псы не будут знать, кому подчиняться, остров, богатый и беззащитный, завоюют и разорят в день.
    
    
и смерть Самерааха. Или смерть случайная?
    

    Скажем так: он поверил, что заслужил смерть.
    Мне вообще нравится такой сорт чуда: для верующих - кара божья, для неверующих - совпадение, вызванное вполне естественными причинами. Ведь он боялся? Боялся. Да так, что есть не мог, приличия то и дело забывал. Он был толст и страдал одышкой? Да. Вот сердце и не выдержало... мальчишка стал последней каплей. Не пережил стресса.
    А на деле - виноват был. :mrgreen:
Если уж нечистый расточает улыбки весны, значит, нацелился на душу. Души людские – вот их истинная страсть, их нужда, их пища. (из наставлений отца Бартоломью, духовника Хейли Мейза)
Это я
 
Бес

Сообщения: 7690
Зарегистрирован:
27 май 2007, 10:47

Сообщение Бирюза » 04 окт 2007, 12:49

    Мааэринн,
    
    Сразу скажу, что читается текст нормально - конечно, сложнее, чем предыдущий, но я против нарочитого упрощения. А то - разжуй, в рот положи... Я против стремления все выхолащивать. Я бы оставила восточную витееватость. Но вот по поводу имен и названий... У меня создалось такое впечатление, что в ряде мест они появляются не для того, чтобы объяснить историю с географией, а для того, чтобы подчеркнуть иноземный колорит. Я бы этого делать не стала. И текст стал бы легче, и нарочитость бы исчезла.
    Дворцовые интриги цепляют (меня лично) мало. Что поделать - вечная, извечтная в деталях история. По этому отрывку они все предугадываются. По крайней мере, как автор, вы не даете понять, что все будет гораздо сложнее. Что интригует, так это как раз созданный мир - обряды, Свет и Тень, их жены. Вот чтобы понять логику мира, я и стала бы читать дальше.
    Не в тему: тучный и одышливый принц это Гамлет... :lol:
    Блохи.
    
На узорчатых коврах благоухали изысканные блюда и лучшие вина им подстать
    

    Вина не благоухают так, что можно почувствовать их аромат издали.
    
    Присяжные псы. Смотрела по словарю. Это не обязательно те, кто давал присягу. Первое современное значение - постоянные, всегдашние. НО! Есть проблема читательского восприятия. Даже развитый читатель ассоциирует это слово сначала с судом, потом с верностью... Думайте...
    Вредно жирное и острое... В этих словах просматривается образ заботливого американского дядюшки. Помилуйте! При неразвитой медицине и слыхом не слыхивали о диетах! Кровопускания, травы - и все! Все вслепую, по наитию... Если хотите это оставить, пусть визирь напомнит, что его рвало в прошлый раз после мяса, или понос был...
    
    И орфография.
    Повторяющийся союз выглядит так: не то... не то... (у вас ни то)
    Нет слова престало - пристало (в любом значении)
А что же еще остается делать в этом мире, как не цепляться обеими руками за все, что подвернется, пока все пальцы не обломаешь? Теннесси Уильямс

http://lebedevan.ru/
http://vk.com/club22986927
 
Выкормыш диких книг

Сообщения: 2521
Зарегистрирован:
03 сен 2007, 15:15
Откуда: Тверь

Сообщение Stratim » 04 окт 2007, 17:31

    Мааэринн,
    
Тяжелые шелковые занавеси раздвинулись, пропуская в покои двух женщин в одинаковых струящихся одеждах с длинными, почти скрывающими пальцы рукавами и покрывалами поверх распущенных волос. Только цвет одежд был разный. Сами Святые сестры тоже мало походили друг на друга:
    

    В начале обзаца решила, что женщины были близняшками и различал их только цвет одежд, а потом оказалось что и сестры мало чем похжи друг на друга.
    Только цвет одежд был разным.- это по моему лишнее.
    Может просто в одинаковых струящихся одеждах разного цвета .
    
- Ты не молода и давно уже не красива, тело твое увяло, а чрево иссохло, скажи, ты по-прежнему любима Тенью? – выпалила девушка, и вдруг устыдившись своей грубости, склонилась в малом приветствии, прикрыв лицо, - да простит старшая и мудрая молодую-неразумную сестру свою, но Свет забыл меня, а ведь так недавно сам выбрал… может, я не хороша?
    

    Совсе не поняла к чему это младшая так оскорбляет старшую? Без этого что не обойтись? Ей не достаточно просто спросить почему ее не посещает Свет? Да и место для разговора о таких интимных подробностях выбрано странное не где-нибудь в отдалении от чужих ушей, а рядом с носилками которые по идеи должен кто-то нести. И старшая не обиделась? Не верю!
    
а теперь поспи. Успокойся и засыпай, так надо.
    

    Поспи лишнее, определенно лишнее.
    Мне очень понравилось. Скажу честно с удовольствием прочитаю продолжение.
    Gaumata, Ни как не пойму почему это мир не может быть фэнтезийным? Он полностью выдуман, в нем присутствует магия( ввиде проклятий, и служений Тени и Свету, возможно появится позже что-то еще). Почему фэнтезийный мир не может быть с колоритом востока? Кто-то, помоему Стругатские дали такое определение: фэнтези- это авторская сказка. По моему и автор и сказка в данном случае присутствуют.
 
Сообщения: 32
Зарегистрирован:
29 авг 2007, 15:25

Сообщение просто мария » 04 окт 2007, 17:52

    Может быть, если это все равно "Ваш" мир, и Вы - его Автор, то все же не нравящееся многим слово "присяжные" (у меня оно тоже вызывает ассоциацию прежде всего с судом) - заменить каким-нибудь другим, Вами придуманным термином - а в сноске дать объяснение,что именно это значит?
 
Сообщения: 906
Зарегистрирован:
12 апр 2005, 17:56

Сообщение Sharga » 05 окт 2007, 09:18

    Да не обидится на меня автор – очень много букфф. Тем не менее, я прочла их все и даже стала бы читать продолжение, ругаясь и плюясь – но стала бы. Потому что разжигать любопытство автор умеет. Мне интересно узнать, кто всё-таки тот юноша на корабле, какое отношение имеет к шаху и чем так намозолил глаза визирю, что тот его спешит убрать. НО! Автор, дорогой, я хочу не читать и ругаться, а читать и получать кайф. Чтобы не только центральная интрига, а и само её развитие доставляло удовольствие. Этого не происходит. Почему? Попробую объяснить.
    
    Самая главная проблема, имхо, - событие подменяется рассказом о событии. На протяжении всей главы (очень приличной по объёму) действие не вышло за пределы покоев визиря, а все действующие лица занимались исключительно разговорами. Это как если смотреть полуторачасовую передачу с «говорящими головами» на экране. Как бы ни была интересна тема – взвоешь от такого подхода.
    
    Второе – персонажи не вытягивают свои роли. Самый показательный пример – визирь. Вахраи представлен как хладнокровный, расчётливый интриган, единственной слабостью которого является любовь к больному племяннику. Теперь посмотрим, каков он на самом деле. Доверив секретную миссию некоему купцу (в надёжности которого, в общем-то, не сомневается), Вахраи затем втягивает в дело совершенно посторонних и потенциально очень опасных людей – жриц Света и Тьмы. Причём не в ситуации форс-мажора, а так, для подстраховки. Мало того, ему ещё хватило ума на прямой вопрос жрицы: «зачем столько внимания какому-то рабу?» ответить «не твоё дело». Так мог действовать только человек, желающий намеренно привлечь чьё-то пристальное высочайшее внимание к надуманной тайне. Но тайна-то настоящая и цели у Вахраи другие. Затем, когда появляется юный шах и устраивает истерику (явно не первую, то есть, врасплох застать, по идее, не должен), опекун сначала вообще теряется и не знает, как ему на это реагировать, а затем начинает кудахтать вокруг правителя, как добрая мамаша: «как ты себя ведёшь!», «это тебе кушать нельзя», «марш в постель!», отчего подросток, естественно, только распаляется, и дело заканчивается очередным приступом. Опять же, может быть это цель такая – свести юного, неуравновешенного и слабого здоровьем шаха в могилу, создавая видимость заботы? Но нет, со слов автора мы знаем, что забота искренняя. В общем, ни опытным интриганом, ни хладнокровным борином визирь по своим поступкам не выглядит. У остальных героев та же проблема - несоответствие реального поведения авторской характеристике.
    
    Третье – если уж вся глава сплошь состоит из разговоров, то по крайней мере, сами диалоги должны быть блестящими, сравни захватывающему поединку. Здесь в диалогах просто передаётся некая информация. Та информация, которой персонажи не хотят делиться друг с другом, отдельно для читателя доносится в виде внутренних монологов. Нет подтекста, нет накала, нет попытки поймать собеседника в словесную ловушку. Вот, например, очень удачный ответ:
    
- Мой повелитель, позволь спросить: как ты себя ведешь? Раздет, не прибран и бос. Ты – шах, а не конюх. К тому же ты должен быть в постели…
    - Ах, да, дядюшка Вахраи, непременно! – усмехнулся юноша, - Сейчас оденусь, обуюсь и лягу в постель.

    но он один на весь текст. Вот если бы все диалоги были бы написаны подобным образом, то читать было бы интересно и без наличия действия.
    
    Всё, на этом закругляюсь. Я считаю, что текст вполне лечится и может быть очень интересным. Главное есть – хороший замысел, интрига, яркие персонажи. Осталось поработать над конкретным воплощением своих идей.
 
Странствующий менестрель

Сообщения: 1202
Зарегистрирован:
06 апр 2006, 22:50

Сообщение Бирюза » 05 окт 2007, 12:53

    Я тут вот еще о чем подумала.
    Тут зашла речь про "угу". В тексте это меня тоже резануло. Я потом поняла - не могла она так ответить старшей. Вспомните Элизу Дулитл. Чему ее учил Хиггинс? Не ага, а ДА! Ага - проявление неуважения, впрочем, как и слова о явной старости сестры. Старшая жрица боится ее? Почему она не одернет младшую? Если младшая не знает правил этикета, надо ее учить. Причем тут же. Как котенка - лицом в наделанную лужу.
А что же еще остается делать в этом мире, как не цепляться обеими руками за все, что подвернется, пока все пальцы не обломаешь? Теннесси Уильямс

http://lebedevan.ru/
http://vk.com/club22986927
 
Выкормыш диких книг

Сообщения: 2521
Зарегистрирован:
03 сен 2007, 15:15
Откуда: Тверь

Сообщение maaerinn » 05 окт 2007, 17:18

    Ну что ж... надо отбиваться :lol:
    Бирюза,
    
Но вот по поводу имен и названий... У меня создалось такое впечатление, что в ряде мест они появляются не для того, чтобы объяснить историю с географией, а для того, чтобы подчеркнуть иноземный колорит. Я бы этого делать не стала.
    

    Я бы тоже не стал, и если это так - это плохо. Перечитаю. Если замечу такое - уберу.
    
Дворцовые интриги цепляют (меня лично) мало. Что поделать - вечная, извечтная в деталях история. По этому отрывку они все предугадываются.
    

    Я вообще не считаю, что умею хорошо интриговать. Это не столько интриги, сколько мистика на самом деле, но я уж понял, что ничего не понятно... видимо, так... А что по отрывку все предугадывается - надеюсь, нет.
    
Даже развитый читатель ассоциирует это слово сначала с судом, потом с верностью... Думайте...
    

    Наверное, я идеалист, но мне бы хотелось, чтобы читатели по возможности отказались от своих стереотипов. Потому что в ряде случаев эти стереотипы тут не работают... но это все лирика про меня-великого :mrgreen: . На самом деле эти "присяжные" не так принципиальны. Я могу отказаться от этого, тем более, что и просто мария Вас поддерживает. Не могу отказаться от многого из того, что Sharga написала, а это тоже стереотипы...
    
Тут зашла речь про "угу". В тексте это меня тоже резануло. Я потом поняла - не могла она так ответить старшей. Вспомните Элизу Дулитл. Чему ее учил Хиггинс? Не ага, а ДА! Ага - проявление неуважения, впрочем, как и слова о явной старости сестры. Старшая жрица боится ее? Почему она не одернет младшую? Если младшая не знает правил этикета, надо ее учить. Причем тут же. Как котенка - лицом в наделанную лужу.
    

    Во-первых, ничего молодая не сказала. Она всхлипнула, шмыгнула носом и утвердительно кивнула, что-то вякнув нечленораздельно. Надо будет исправить - так и написать: нечленораздельно вякнула что-то :)
    Во-вторых, она младше по возрасту - и только . Их статус одинаков. Больше того - молодая более одаренная. Тыкать кого бы то ни быыло носом - это тоже не верх вежливости. И не верх мудрости. Девчонка чем-то взволнована так, что берега потеряла и сама испугалась своей грубости. Так может лучше разобраться в причине ее такого волнения, а не заниматься воспитанием и утверждением своего статуса?
    Sharga, про буквы. Я ж говорил, что можно и не читать, если не интересно. Я бы был не в претензии.
    Теперь о прочем... если Вы так прочли, видимо, я виноват. Там не просто есть подтекст - там подтекст везде. Двойной и тройной. Эта пара фраз:
    - Мой повелитель, позволь спросить: как ты себя ведешь? Раздет, не прибран и бос. Ты – шах, а не конюх. К тому же ты должен быть в постели…
    - Ах, да, дядюшка Вахраи, непременно! – усмехнулся юноша, - Сейчас оденусь, обуюсь и лягу в постель.

    практически самая примитивная ирония во всем тексте. Еще тот же уровень - про конячью еду. Как раз то, что я считаю подростковыми остротами.
    
Самая главная проблема, имхо, - событие подменяется рассказом о событии.
    

    Что касается бедняжки Эри - раньше по тексту есть и события. Показать их, что ли, вне круга? Прочее же, например история. Как она может быть событием? И какая разница, событие или рассказ о прошлом событии? Ведь весь текст и есть - рассказ о произошедших событиях...
    А тут есть действия. Да, не очень такие, скажем, активные. Но они есть. И ведь нельзя же все время драться в конце-то концов?
    
Вахраи представлен как хладнокровный, расчётливый интриган, единственной слабостью которого является любовь к больному племяннику. Теперь посмотрим, каков он на самом деле. Доверив секретную миссию некоему купцу (в надёжности которого, в общем-то, не сомневается), Вахраи затем втягивает в дело совершенно посторонних и потенциально очень опасных людей – жриц Света и Тьмы. Причём не в ситуации форс-мажора, а так, для подстраховки. Мало того, ему ещё хватило ума на прямой вопрос жрицы: «зачем столько внимания какому-то рабу?» ответить «не твоё дело».
    

    Хм... а почему Вы решили, что разгадали старого интригана как дважды два? Ведь Вы же не увидели подтекста? А он есть. И не один.
    
Затем, когда появляется юный шах и устраивает истерику (явно не первую, то есть, врасплох застать, по идее, не должен), опекун сначала вообще теряется и не знает, как ему на это реагировать, а затем начинает кудахтать вокруг правителя, как добрая мамаша: «как ты себя ведёшь!», «это тебе кушать нельзя», «марш в постель!», отчего подросток, естественно, только распаляется, и дело заканчивается очередным приступом. Опять же, может быть это цель такая – свести юного, неуравновешенного и слабого здоровьем шаха в могилу, создавая видимость заботы?
    

    Во-первых, истерика как раз первая. Мальчишка при вем своем несовершенстве не истеричен. Просто последнее время его сильно жизнь достала.
    Во-вторых, визирь и не был образцом педагогики. (Образцом педагогики был его племянник. Но Вахраи предпочел ему голову снести - знал много. А до этого - со старшим другом и любимой девушкой - юному шаху истерировать в общем-то не с чего было.) Ну не умел он с подростками обращаться. Неужели, это удивительно? Полно народа, даже очень умного, не умеют.
    
Нет подтекста, нет накала, нет попытки поймать собеседника в словесную ловушку.
    

    Ну... про это сказал уже. Подтекст есть объективно. И не один слой. А ловушки - это субъективно. Они тоже есть. Просто никто не попался. Все - хитрецы. Хитрая цивилизация. Сама их суть - хитрости и подтексты.
    Наверное, это я плохо написал.
    Stratim,
    
Совсе не поняла к чему это младшая так оскорбляет старшую? Без этого что не обойтись?
    

    Переволновалась. И она элементарно завидует, вот все и выплеснулось: зависть, обида, неуверенность. Она молода, подростковый максимализм не пережила еще.
    То, что понравилось - очень рад. :)
    Всем: Спасибо за критику.
Если уж нечистый расточает улыбки весны, значит, нацелился на душу. Души людские – вот их истинная страсть, их нужда, их пища. (из наставлений отца Бартоломью, духовника Хейли Мейза)
Это я
 
Бес

Сообщения: 7690
Зарегистрирован:
27 май 2007, 10:47

Сообщение Юханан » 05 окт 2007, 19:13

    Выскажусь и я.
    Начнём, как водится, с мелочей:
    по-поводу употребления слова диван: я считаю, что в подобной обстановке оно более чем уместно. Никто бы ведь не удивился, если, говоря про Англию, я упомяну лэндлордов? Так же и тут – диван заменяет собой Совет, Думу, Раду. Однако же неплохо было бы его чуть плавнее, незаметнее – так, чтобы из контекста было очевидно значение слова. Впрочем, об этом я уже говорил...
    присяжные: тоже вполне уместны. А почему нет? Псы, хоть и рабы (да-да, Эр, что б ты там ни говорил, они у тебя рабы. Именно так и показаны), но хорошо обучены, умеют не только думать, но и драться и, в конце концов, являют собой суть Майордана. Потому их уважают. И приводят к присяге.
    теперь о жрицах: опять же, не вижу крамолы: супруга Света задаёт давно мучивший её вопрос, она, наконец, решилась спросить: и теперь просто не до приличий... К тому же, врать или лукавить перед старшей сестрой просто бессмысленно. Потому она искренна. И потому жрица Тьмы не сердится – она понимает, что не было намеренного оскорбления – был призыв о помощи.
    Разговор Вахраи с торговцем... нетороплив, скажем так. Но это и не наш век – не принято торопиться. Но, Эр, я уже говорил не раз и теперь повторю: слишком многое ускользает, слишком многое остаётся понятным и ясным лишь тебе. Есть подтексты? Есть. Вот только понять их можно уже только ПОСЛЕ того, как прочитаешь ещё немного дальше, как получишь ещё дополнительные сведения. Таким образом, понять большинство смыслов с первого раза просто невозможно.
    Многие дворцовые интриги всего лишь обозначены, не раскрыты совершенно. В пример приведу всё того же лекаря – читателю о его судьбе неизвестно ничего ровным счётом. Нужно чуть больше пояснений, отступлений... размышлений героев, в конце концов!
    Ну и, конечно же, герои твои... «соответствуют декларации сочинителя»! :-)
Рад представиться!
A la guerre comme a la guerre.
 
Чародей

Сообщения: 1031
Зарегистрирован:
24 май 2007, 16:28
Откуда: из Ярославля

Сообщение Мария » 06 окт 2007, 00:15

    
и, опустившись на пятки, прикрыл глаза ладонью.
    

    - а до этого - стоял на коленях? "и усевшись на пятки"
а присяжные псы Вахраи остались у входа и глаза и уши держали закрытыми.
    
- странное поведение для телохранителей - ухлопают господина, а они ни сном ни духом - стоят зажмурившись.
    И опять тот же "грех" что и в прошлом отрывке - все начинается диалогом двух "невидимок", и если купца читатель хоть как-то предствит, но внешнсоть визиря так и осталась тайной. Этот отрывок идет уже после сцен в таверне? И про то что "Незабудку" пытались отравить уже будет известно? Тогда может и не нужно так подробно пересказывать происшедшее на корабле? Мне сожно судить.
Я как и весь народ, из тех же ворот
 
Сообщения: 617
Зарегистрирован:
21 янв 2006, 19:31
Откуда: Местные

Сообщение Мяучер » 06 окт 2007, 02:17

    Мааэринн,
Хочу, чтобы было лучше всех

     Тогда держитесь! :mrgreen:
    
    
- Подарок?.. – купец словно растерялся.

    Почему он, собственно, растерялся? Насколько я понимаю, купец пытался убить (и считает, что убил) шахский "подарок" по приказу визиря. В таком случае, вопрос о судьбе "подарка" ожидаемый. Напрячься купец мог, растеряться - вряд ли.
    
Но… у мальчика были синие глаза.
    Синие глаза! визирь заставил себя улыбнуться:
    - Почтеннейший, неужели эти суеверия тревожат твою душу? Синеглазое проклятье – выдумки черни, любящей тайны и чудеса.

    Вроде бы, "синеглазое проклятье" ложится только на тех, кто причастен к смерти синеглазых. То есть, высказывая сомнение в появлении внуков, купец признается в причастности к убийству мальчика. А визирь в ответ упрекает его в суеверности, вместо того, чтобы заинтересоваться криминальной стороной вопроса, то есть признается в соучастии. Имхо, слишком уж неосторожно для двух опытных интриганов.
    Зато описание смерти купца показалось мне убедительным.
    
    И немного о шахе и его воспитании.
    
- Пируем, дядюшка? Отдыхаем от трудов праведных? Надеюсь, диван, чьи склоки так пагубны для меня, не слишком тебя утомляет? Кто распорядился?..
Кажется, визирь шаху скорее дедушка, чем дядюшка. А "Кто распорядился?" - это о чем? Можно понять так, что юный шах попрекает своего опекуна приличным ужином.
    
Почтеннейший Самераах поспешно бухнулся в ноги юноши, трясясь от ужаса.
    - Да? - шах перевел взгляд на гостя, словно только что его заметил, и гадливо скривился, - пусть отправляется, куда знает! Мне до него дела нет.

    Вахраи - опекун шаха и, очевидно, именно он определяет, как его следует воспитывать. Похоже, он его потихоньку убивает, но при этом совершенно не хочет, чтобы шаха растерзала толпа во время церемонии. Но если юноша приучен таким образом реагировать на своих подданных, вряд ли он может надеяться на их хорошее отношение при проезде по городу. При такой церемонии "вступления в должность" первая задача воспитателей шаха и его "штаба" - сделать юношу популярным, иначе ему просто не выжить. А он, понимаете ли, на богатого купца гадливо кривится. Как тогда поедет через толпу ремесленников и нищих?
    
    Опять же, конные прогулки. Если шаху не дают сесть на лошадь, как он с ней справится во время церемонии? С другой стороны, недолгая прогулка на смирной лошадке - не такая уж нагрузка, особенно если сравнивать с восхождением по сотням ступеней, хотя бы и раз в месяц, или с очередным приступом гнева.
 
Сообщения: 203
Зарегистрирован:
07 апр 2006, 22:51
Откуда: Сосновый Бор

След.

Вернуться в 2007

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1