Бестселлеры

Кафе «А помнишь?». Рассказ. Проза. Реализм. 46 000 зн.

Рассказы

Модераторы: Gorgona Lite, Катя Локк, Танго, Золотая Адель

Правила форума
ПРАВИЛА РАЗДЕЛА. ЧИТАТЬ ВСЕМ. СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНО.
Незнание правил не освобождает от ответственности.

Кафе «А помнишь?». Рассказ. Проза. Реализм. 46 000 зн.

Сообщение Svenika » 14 янв 2018, 23:50

    Кафе «А помнишь?»
    
    -Ариадна Львовна, я сейчас вам помогу, подождите!
    Аглая выскочила из-за прилавка и, приоткрыв дверь, протянула руку пожилой женщине. Та оперлась на нее и зашла в кафе.
    - Спасибо, дорогая. Ну, как у нас дела?
    - Все хорошо, Ариадна Львовна. Сегодня утром привезли выпечку из новой булочной, помните, мы с вами обсуждали?
    - И как, вкусные? Пробовала уже?
    - Да знаете, их скоро съедят уже!
    - Правда? А кто?
    - Да вот... тут Вероника Анатольевна прямо с утра их заказывает. - Аглая понизила голос до шепота. - Она просила коньяк, но я помню, что ей нельзя.
    - Ника всегда любила коньяк и пила только его, но после инсульта ей можно разве что 25 грамм и то раз в неделю. Пойду, схожу к ней.
    Ариадна Львовна осторожно ступая, вошла в зал. После инфаркта, который сразил ее почти на ходу, по пути в магазин, она ходила очень осторожно. Все-таки в следующем году юбилей - 80 лет и хочется его встретить на своих ногах и принимать поздравления, а не сочувствия. Еще с прошлого юбилея Ариадна Львовна загадала - если со здоровьем будет неважно, то никаких дней рождений она отмечать не будет. Не хватало еще, чтобы ее видели немощной, в инвалидной коляске. Нет уж. Или бодро и на своих ногах, или никак.
    В самом углу зала за столиком у окна сидела пожилая женщина. Она с недоверием смотрела на тарелку с шоколадным пирожным и никак не решалась приступить к его поеданию. Иногда она с тоской поглядывала в окно и тяжело вздыхала.
    - Никуша, мне тут доложили, что ты почти все новые пирожные уничтожила?
    - Здравствуй, Радочка. Вкусные у тебя пирожные, но я бы лучше коньячку бы тяпнула.
    - Никуша, дорогая, насколько я знаю, ты уже свою норму тяпнула.
    - Норму? Что ты называешь нормой, Радочка? Две капли, размазанные по рюмке? Если понюхать только.
    - Никуша, что у тебя случилось, что тебе понадобился коньяк?
    
    Вероника Анатольевна вытащила из сумочки платок, промокнула уголки глаз и вздохнула:
    - Я забыла. Понимаешь? Забыла имя своей внучки! Приехал сын с ну.. почти женой и дочкой. А у меня конфеты были припасены для девчушки. И я... я потянулась к ней, хотела сказать: "Привет, ..." и не могла вспомнить ее имя!! Радочка, это ужасно!Я все боялась, когда это придет и вот... вот это наступило.
    Вероника закрыла лицо руками и заплакала.
    
    - Никуша, ну что ты, - Ариадна Львовна погладила по плечу Веронику. - Это бывает, закрутилась, замоталась, забыла.
    - Неет, ты не понимаешь!
    - Ника, послушай, это Саша, твой старший, приезжал? С Леной, да?
    - Нет, это мой младший, Богдан.
    - Ой, я и не знала, что у него дочка, мне казалось, ты про сына говорила.
    - Да не, Рада! Подожди, ты же не знаешь. - Вероника отодвинула от себя тарелку с пирожным и устроилась поудобнее. - Богдан встречался с женщиной, очень хорошей, у нее был сыночек от первого брака. Я думала, они поженятся, они приезжали ко мне, были такие счастливые. А потом что-то случилось и они разошлись. Мне Лена, Сашина жена звонила, сказала, что вроде Богдан с кем-то загулял когда-то давно и у него есть дочка. Ну, с женщиной они разошлись, конечно, а та, с которой он загулял, назад его не приняла, мол, у меня сейчас все хорошо, а про дочку забудь. А потом Богдан познакомился с Оксаной. А у нее девочка. И вот они вместе приезжали, познакомиться. Богдан мне звонил два дня назад и предупреждал. Я даже где-то записала.
    - Записала?
    - Да. Ну Рада, они столько сходятся, расходятся, что все же не упомнишь! Вот я и веду записи. Сын Саша, его жена Лена и две дочки Оля и Юля. И Богдана записывала. И перед каждым приездом всегда смотрю свои записи, чтобы не ошибиться, кто именно ко мне приезжает.
    - Так вот откуда ты помнишь все дни рождения! А еще хорошей памятью хвастаешься!
    - Рада, я сейчас сотру с твоего лица довольную улыбку. Вон идет твой кавалер, которого ты никак вспомнить не можешь. - Вероника Анатольевна кивнула в сторону улицы.
    Ариадна Львовна посмотрела в окно и нахмурилась.
    Ухажер Ариадны появился в кафе недавно. Утром Аглая, выкладывая на витрину только что доставленную выпечку, увидела пожилого мужчину, заглядывавшего в окна. Заметив, что на него смотрит Аглая, он постучал по стеклу и помахал рукой. Аглая открыла дверь.
    - Здравствуйте, девушка! Я правильно пришел - это кафе для воспоминаний?
    - Да, совершенно верно, иногда его так называют. Правда, мы еще закрыты, открываемся в полдень.
    - Знаете, я когда-то жил в этом районе, потом уехал и вот, на закате своей жизни, вернулся. Услышал, что открылось такое кафе, а что к чему - не знаю.
    - Это необычное кафе.
    - Видимо, да. Меня зовут Александр Францевич.
    - А меня Аглая. Ну что же, Александр Францевич, проходите, присаживайтесь. До открытия еще два часа, а летней террасы у нас еще нет. Так что проходите! Заодно я вам расскажу про кафе.
    
    Кафе "А помнишь?" - это своеобразный клуб пожилых, тех, кому тоскливо сидеть дома, тех, кто постепенно забывает свою жизнь, но кто не согласен с этим. И вот как-то на очередном собрании пенсионеров городка возникла идея кафе, куда можно прийти, выпить чаю с пирожным, встретить друзей, вместе повспоминать о детстве, юности. Завсегдатаи кафе - люди, в основном, прожившие в нашем районе всю жизнь. Они знают друг друга, но на какое-то время потеряли друг друга из виду, да и со временем некоторые события стираются из памяти. А проводя время со своими сверстниками, старики не чувствуют себя брошенными, у них есть общество, есть единомышленники, которым достаточно сказать: "а помните?". Вот так и решилась участь клуба пенсионеров - все взносы пошли на открытие кафе и жизнь стариков стала немного ярче, теплее, даже вкуснее.
    - Аглаюшка, если позволите вас так называть, вы давно здесь работаете? Вам не скучно здесь?
    - С полгода. Ну что вы, скучно. Мне интересно, столько историй тут слышу!
    - Надо же, я не могу никак вспомнить никого из своего далекого детства. Сливается все в одно пятно. Вот, Аглаюшка, недостаток старости, помимо дряхлеющего тела - так много в жизни было, что детства уже и не вспомнить.
    - Не волнуйтесь, вот откроемся, придут наши завсегдатаи, они помогут вам вспомнить!
 
Сообщения: 41
Зарегистрирован:
21 июл 2015, 00:04
Откуда: Рига-Прага

Re: Кафе «А помнишь?». Рассказ. Проза. Реализм. 46 000 зн.

Сообщение Svenika » 14 янв 2018, 23:51

    Действительно, к полудню в кафе были уже заняты четыре столика. Старушки чинно пили чай, а старички развлекали их рассказами о своих подвигах юности.
    - Ариадна Львовна, я побеспокою вас. - Аглая подошла к столику, который давно уже прозвали столиком Ариадны - никто, кроме нее за ним не сидел и даже не думал занимать.
    - Что, деточка? - отозвалась Ариадна Львовна.
    - У нас новый посетитель, вон там, за угловым столиком. Зовут его Александр Францевич, он сказал, что в детстве жил в этом районе, но потом уехал и вот сейчас вернулся, но никого не узнает.
    - Александр Францевич? - нахмурилась Ариадна Львовна. - Не припоминаю такого. Но и память моя уже не та стала, может и был такой. Я подойду к нему.
    
    Александр Францевич пил чай с творожным пирожным и разглядывал людей. "Как странно, - думал он. - Вот мы живем жизнь, что-то делаем, стараемся, а потом не можем вспомнить даже своих друзей. Вон та дама, за третьим столиком, вроде и слушает своего визави, но видно, что ее больше всего интересует разговор за соседним столиком, где идет обмен воспоминаниями, а не подвиги ее собеседника".
    - Александр Францевич? - Ариадна Львовна остановилась у углового столика.
    - Совершенно верно. - Александр Францевич приподнялся и учтиво склонил голову. - А вы, если я не ошибаюсь, Ариадна Львовна, хозяйка этого чудесного местечка?
    - Да, - Ариадна Львовна, на правах хозяйки села за столик, не дожидаясь приглашения. - Я слышала, что вы вернулись в родные места?
    - Да, на закате жизни мы все стремимся в места нашего детства. Вот и я приехал.
    - Прошу прощения, но мы с вами не были знакомы тогда?
    - А я вас помню, уважаемая Ариадна Львовна.
    - Вот как?
    - Да, я учился на два класса старше и наши физкультурные часы проходили сразу после вашего класса. Я часто видел вас в зале и на стадионе.
    - Мы общались?
    - Увы, нет. Наверное мне не хватило смелости.
    - Ну что вы, девочки в нашем классе всегда заглядывались на старшеклассников.
    - И вы тоже?
    
    Ариадна Львовна смутилась. Надо же, как вопрос в цель попал. Действительно, в 8 классе все думы Радочки занимал статный красавец из 10 класса. Ариадна Львовна очень сейчас надеялась, что Александр Францевич - это не он. Ах нет, у того было необычное имя - Ариэль. Она вздохнула, интересно, как сложилась его жизнь? Но вслух все же ответила Александру Францевичу:
    - Боюсь, что меня тогда интересовала только учеба.
    
    С тех пор Александр Францевич стал частенько заглядывать в кафе. Неизменная учтивость и какая-то забытая старомодность сквозили в его речах. Дамы были от него в восторге, однако ни с кем он не проводил столько времени, сколько с Ариадной. Он расспрашивал ее о школьных годах, пытался найти общих знакомых. Ариадна Львовна же, поначалу отнесшаяся к Александру Францевичу с вежливостью гостеприимной хозяйки, со временем прониклась к нему даже симпатией. Ей импонировала его вежливость, а разговоры о школьных временах уносили ее в то далекое время, когда она была школьницей и самым важным тогда был вопрос: увидит она сегодня самого красивого мальчика или нет.
    Вероника Анатольевна, привыкшая проводить почти все свое свободное время в разговорах с Ариадной, страшно ревновала. До появления Александра Францевича любимым занятием Вероники было обсуждение местных сплетен. Ариадна частенько слушала ее вполуха и только кивала головой в нужных местах, но Веронике этого было достаточно - ее слушали и не перебивали. Теперь же вниманием Ариадны завладел какой-то непонятный старичок, которого и вспомнить-то никого не мог. Даже сама Ариадна.
    Сегодня собеседником Вероники был Евгений Карлович. Он появился в кафе давно и вначале одиноко сидел за столиком, даже ничего не заказывал. Ариадна, видя это, просила Аглаю принести ему чай и несколько пирожных. Евгений Карлович всегда очень долго размешивал сахар и разглядывал пирожные, словно размышляя, с которого начать.
    Он давно ходил в холостяках - с женой они развелись по обоюдному согласию, детей у них не было. Евгений Карлович всю свою жизнь проработал на местной мебельной фабрике, чертежником. Увлекался шахматами и даже участвовал в городских соревнованиях. По выходным с приятелями выезжал на рыбалку, из-за чего его недолюбливали жены всех его приятелей. Со временем круг друзей сузился - приятели обзаводились детьми, а потом и внуками. Времени на рыбалку не хватало, а шахматы в теперешнем мире потеряли свою популярность. Евгений Карлович с удивлением обнаружил, что остался один. Иногда он звонил своим приятелям, поговорить за жизнь. Но в последнее время трубку чаще всего брали дети приятелей и сообщали, что Александра или Даниила больше с нами нет.
    
    - Евгений Карлович, вы пробовали новый, совершенно шикарный, шоколадный торт? - Вероника пыталась расшевелить угрюмого Евгения Карловича, не забывая, однако, поглядывать за столик, где сидели Ариадна и Александр Францевич.
    - Вероника Анатольевна, это обычный шоколадный торт. Ничего нового изобрести уже не могут. Шоколад он и есть шоколад.
    - Похоже, что вы не в духе сегодня, Евгений Карлович. Нельзя так - в нашем возрасте немного удовольствий осталось и еда - одно из них. Ах, если бы вы знали, как мне приходилось себя ограничивать в молодости! Эти изнуряющие диеты, вечером стараешься заснуть как можно раньше, чтобы заглушить чувство голода и мечтаешь быстрее проснуться утром, чтобы наконец поесть. О, завтрак - это было мое самое любимое. Можно есть сколько влезет. И самого вредного! Как вы знаете, утром можно есть все и в любых количествах. Считать калории начинаешь в обед, вот там уже наступает мучение - нужно есть только легкоусваяемое и немного. А ужин? Ужина-то почти нет. И все ради фигуры. Фигура должна быть точеной! А если вам не повезло с конституцией? Вот у меня - кость широкая и чтобы влезать в узкие юбки, нужно было почти совсем ничего не есть! А потом роды, кормление. Сколько же я тогда прибавила и как потом мучительно избавлялась от лишних килограммов! О, как я мечтала тогда о пенсии! Чтобы побыстрее постареть и есть, наконец, сколько влезет! Наконец я могу себе это позволить!
    - Вероника Анатольевна, в нашем возрасте как раз надо больше внимания уделять своему здоровью, в том числе и питанию.
    - Ай, бросьте, Евгений Карлович! Теперь-то какой смысл? Ну помру толстухой - в гробу-то я себя не увижу. А возраст списывает все.
    - Я лишь о том, что если вы заработаете себе сахарный диабет или проблемы с сердцем и вас разобьет паралич, то вы будете очень непривлекательны в инвалидном кресле и в скрюченном виде.
    Вероника Анатольевна недоверчиво посмотрела на Евгения Карловича. Потом перевела взгляд на кусок шоколадного торта (точнее два куска, но если их сдвинуть плотнее, то выглядит как один). Вздохнула и отложила ложку. Кинула взгляд за столик Ариадны. Слава богу, Александр Францевич изволили откланяться и Ариадна сейчас одна. Можно, наконец, покинуть мрачного Евгения Карловича и рассказать Ариадне последние новости!
 
Сообщения: 41
Зарегистрирован:
21 июл 2015, 00:04
Откуда: Рига-Прага

Re: Кафе «А помнишь?». Рассказ. Проза. Реализм. 46 000 зн.

Сообщение Svenika » 14 янв 2018, 23:52

    - Радочка, ты прекрасно выглядишь! Кавалеры красят даму в любом возрасте! Ну, ты так и не вспомнила его?
    - Нет, я думаю, что в школе мы с ним и не общались. Да и меня, как ты знаешь, занимал совсем другой персонаж тогда.
    - Как же, помню-помню, у него было такое имя еще странное.
    - Ариэль. Его звали Ариэль.
    - Да, это я помню, когда в нашем магазине появился порошок Ариэль, я, покупая его, всегда вспоминала твоего Ариэля.
    - Вероника, по-моему ты переела шоколадного торта.
    - Ох, не напоминай мне о нем! Евгений Карлович уже успел отбить у меня охоту есть шоколадные торты.
    - Это как же ему удалось?
    - Он пригрозил мне параличом!
    - Из-за шоколадного торта?
    - По-моему да... Ариадна, у тебя сердце крепкое?
    - Да сбоит иногда, но в целом, пока не жалуюсь. С чего ты это так резко сменила тему?
    - А ты посмотри, кто к нам зашел!
    
    Ариадна Львовна обернулась. На пороге кафе стоял высокий худощавый мужчина. Совершенно седой, опирающийся на тросточку, он, тем не менее, держал гусарскую осанку. Он оглядывал посетителей цепким взглядом, лишь иногда задерживаясь на ком-то дольше трех секунд. Он явно кого-то высматривал.
    
    - Ариэль... - выдохнула Ариадна Львовна. - Не может быть.
    Наконец Ариэль Давидович (а это был он) заметил Ариадну. Замешкавшись лишь на мгновение, он решительно направился к ней.
    - Ариадна, так вот где ты сейчас обитаешь, - иронично начал он.
    - Ариэль! Я... Я очень рада тебя видеть, - Ариадна смутилась от его ироничного тона и неловко махнула рукой - присаживайся, рассказывай. Вероника, дорогая, мне кажется, Евгений Карлович скучает.
    
    Вероника Анатольевна, сжираемая любопытством, нехотя двинулась к столику Евгения Карловича. Ах, как бы она хотела оказаться поближе к столику Ариадны. Как же иначе можно было все разузнать? Ариадна Львовна не отличалась болтливостью, а уж о своих сердечных делах и вовсе помалкивала. Что и говорить, о том, что Ариадна выходит замуж, Вероника узнала только тогда, когда получила приглашение на бракосочетание! А ведь они были ближайшими подругами.
    
    Тем временем Аглая принесла чай Ариэлю (по его настоятельной просьбе - крепчайший) и набор пирожных.
    - Ариэль.. кто бы мог подумать - Ариадна всматривалась в такое знакомое и ... такое незнакомое лицо. - Сколько лет мы не виделись..
    - Много, Рада, очень много. - Ариэль слегка улыбнулся. - Я всегда знал, что ты и в нашем возрасте не будешь сидеть на лавочке, собирая сплетни.
    - Люди меняются, я вполне могла сидеть на лавочке.
    - Нет, Рада, ты точно не могла бы.
    - Какими судьбами ты здесь?
    - Захотелось тебя увидеть.
    - Только сейчас?
    - Нет, конечно. Я всегда тебя хотел увидеть.
    - Ты не спешил. Сколько не спешил? Лет 50? 60?
    - Это жизнь, Рада. Она не всегда складывется так, как хочется.
    - Не знала, что ты фаталист, Ариэль.
    - Хорошая идея кафе.
    - Спасибо.
    
    Они замолчали. Сколько же лет прошло с их последней встречи? По факту - лет 20. Они тогда случайно встретились в городской администрации. Ариадна пришла оформлять наследство - она месяц как овдовела. Муж Ариадны был слаб здоровьем и часто болел. А в ту зиму свирепствовала ангина, она и дала осложнения на сердце, которое и не выдержало. Прожили они к тому времени с Ариадной 34 года, родили двух детей, дождались внучку. Не сказать, чтобы Ариадна сильно горевала - своего мужа она больше уважала, чем любила. Лев добивался ее долго, несколько лет. А она все никак не могла забыть того самого старшеклассника. Ариэля. Она увидела его на перемене - он как-то выделялся среди своих одноклассников, устраивающих ожесточенные споры на переменах. Ариэль никогда не ввязывался в дискуссии, по большей части молчал и только изредка высказывался. Веско, аргументированно, четко и коротко. Ариадне запал в душу его голос - уверенный, безапелляционный, но ей чудилась в нем какая-то скрытая мягкость. Да и внешне Ариэль был знатным красавцем: высокий брюнет, с прямой осанкой, орлиным носом и пронзительно карими глазами. С тех пор на каждой перемены Ариадна стремилась оказаться поближе к кабинетам старшеклассников. Увидев Ариэля, старалась спрятаться за спинами одноклассников, чтобы не выдать своего интереса. Ей вдруг стала понятна Татьяна Ларина, с ее метаниями и сомнениями. Да, пожалуй, она тоже могла бы написать письмо Ариэлю. Никто и никогда не видел его провожающим девушку, что позволяло девичьим сердцам надеяться.
    Они оказались, совершенно случайно, на репетиции школьного выпускного вечера. Ариадна любила театр и после уроков добрых пару часов проводила в школьном театре. Она была самокритична и понимала, что ее таланта не хватит для того, чтобы блистать на сцене. Зато у нее был талант организатора и ей частенько поручали организовать то утренник для первоклашек, то школьный вечер. Составить списки учащихся, учителей, рассчитать количество посадочных мест, в случае нехватки оных - подсуетиться и добыть дополнительные. Ариэль же прославился на всю школу своими стихами. Стиль его многие сравнивали со стилем Маяковского.
    И вот, в преддверии очередного школьного вечера, в актовом зале вовсю шли репетиции. Ариадна помогала ведущей в составлении списка выступающих, прикидывала расстановку стульев и столов для учителей. И здесь же был и Ариэль - он репетировал свой выход на сцену, решая как лучше выступать: с трибуны или просто со сцены и куда в таком случае положить листы со стихами. Давая себе передышку, он оглядел зал и заинтересовался спором ведущей и какой-то девушки. Подошел ближе. Ариадна доказывала ведущей, что дарить цветы учителям лучше в конце вечера, а то они завянут и будут выглядеть жалко.
    
    - А почему бы не принести несколько ваз и поставить в них цветы? По ходу дела вручать цветы гораздо логичнее. А если будут вазы с водой, то цветы не завянут до конца вечера, - внезапно вмешался в спор Ариэль.
    
    Вот так и состоялось их знакомство. С той поры Ариэль и Ариадна частенько проводили школьные перемены вместе. Они обсуждали все, что только можно было обсудить: школьные события, политические, спортивные. В глазах Ариэля Ариадна читала то уважение, то даже восхищение. Нет-нет, она не могла этого придумать! Она безусловно нравилась ему! Ариэль же ловил себя на том, что ему безумно интересно с этой восьмиклассницей. В ней не было жеманства его одноклассниц или детской наивности о любви. С Ариадной было интересно обсуждать, спорить, да просто разговаривать. И неприступный Ариэль даже провожал Ариадну домой, чем вверг в отчаяние с десяток девичьих сердец. Весну Рада ждала с особым нетерпением: вот уже несколько месяцев Ариэль провожал ее домой. Сугробы мало располагают к романтическим поступкам. То ли дело весна! Все распускается, цветет! Да и день рождения у нее скоро. Она по праву ждала первого букета именно от Ариэля. Даже как-то невзначай обронила, что любит черемуху. Ждала букета и... признания. Ведь для Ариэля это был последний школьный год. Он собирался поступать в университет и Рада хотела быть уверена, что отношения их будут развиваться. По мере приближения выпускных экзаменов их встречи стали реже - Ариэль после уроков устремлялся в библиотеку, где засиживался допоздна. Рада и не думала обижаться - ее Ариэль должен поступить с первого раза и быть лучшим среди всех абитуриентов. Результата вступительных экзаменов она ждала едва ли не больше, чем он. Даже пришла к университету первой в надежде застать развешивание списков поступивших.
    Однако после экзаменов Ариэль внезапно пропал. Ариадна знала наизусть расписание лекций его курса и приходила к началу первой пары, рискуя опоздать на первый урок в школе. Ариэль часто появлялся в компании однокурсников и буквально за считанные минуты до начала лекций. Кивал Ариадне, разводил руками, мол, опаздываю, видишь и скрывался за дверью университета.
    Ариадна и дальше бы продолжала терпеливо ждать, если бы не Вероника - ближайшая подруга, которой невмоготу было видеть, как бегает Рада за этим высокомерным Ариэлем, который чихать на нее хотел.
    
    - Ты что, не понимаешь, что он тебя бросил? Ты что, не видишь, как он избегает тебя? Что ты его караулишь? Перестань уже! Хотя бы два дня не приходи к университету, пусть поволнуется и сам тебя поищет.
 
Сообщения: 41
Зарегистрирован:
21 июл 2015, 00:04
Откуда: Рига-Прага

Re: Кафе «А помнишь?». Рассказ. Проза. Реализм. 46 000 зн.

Сообщение Svenika » 14 янв 2018, 23:53

    Рада так и сделала. Но ни через два дня, ни через неделю Ариэль не появился. К тому времени ее успеваемость сильно пострадала и нужно было восстаналивать свое реноме и исправлять двойки. К выпускному классу на Раду свалилось столько, что это на какое-то время отодвинуло мысли об Ариэле: нужно было готовиться к поступлению в университет, заниматься организацией выпускного вечера в школе. А тут еще Лев - одноклассник Рады - то помощь предложит, то домой проводит, то книги из библиотеки принесет. Словом, молчаливый и тихий поклонник начал наступление по всем фронтам. Только Раде дела до него не было. Помощь принимала, но и только.Об Ариэле не думала, только внутри надежда жила: вот станет и она студенткой, снова будет проводить время с Ариэлем. Действительно, он же уже студент, ему и неинтересно со школьницей.
    Дурную весть принесла Вероника. Ариэль женится. На однокурснице. И свадьба уже скоро.
    Наверное только тогда Рада заплакала по-настоящему, навзрыд. И только тогда ответила на ухаживания настойчивого Льва. Тот, ошалевший от такой милости, время тянуть не стал и быстро сделал Раде предложение.
    Ирония судьбы - свадебные кортежи Ариадны и Ариэля встретились у загса. Свадьба Ариэля постоянно откладывалась (говорили о вздорном характере невесты), а Лев торопил Раду – боялся, вдруг передумает.
    Рада старалась не смотреть на Ариэля. Она вообще ничего не видела и не помнила как сказала "да" на регистрации, как поздравляли родители, как сверкали вспышки фотоаппаратов. Она лишь старалась не упасть в обморок.
    Семейная жизнь, учеба в университете, рождение дочери - жизненная карусель захватила Раду в своей плен. И только раз в год, в свой день рождения Рада обнаруживала у дверей квартиры букет черемухи. Она не сомневалась, от кого он и воспринимала как тайный знак. Впрочем, через несколько лет перестал появляться и букет. Надежда на чудесное появление в ее жизни Ариэля исчезла. Не исчезло только осознание возможности его появления. И это ощущение оказалось живучее самой сильной надежды.
    И вот через 34 года они столкнулись в городской администрации. Овдовевшая Ариадна и Ариэль, заехавший к своему другу - главе администрации. Все такой же статный, красивый, уверенный. Он сочувственно обнял Раду, узнав о ее потере, выразил соболезнования и исчез за дверью главы администрации.
    
    А сейчас, спустя еще 20 лет, он сидит напротив Ариадны в кафе воспоминаний.
    
    - Прости меня, Рада, - внезапно нарушил молчание Ариэль. - Прости меня за все эти годы.
    - Что ж теперь-то. Жизнь сложилась так, как сложилась, - Ариадна словно и не удивилась его словам.
    - Я ведь испугался тогда. Ты была такой... такой умной, так отличалась от наших девчонок. С ними все было просто и понятно. А с тобой... легко и сложно. Интересно и страшно. Когда мы встретились тогда, у загса, я подумал, что это какой-то знак. Я смотрел на тебя, думал, что ты подашь мне его. Но ты меня не замечала. А потом жизнь закрутила, завертела.. Да и жизнь такая была, что хорошо бы себя не потерять. С женой у нас не сложилось, но о разводе никто и не думал – все же дочка влиятельного человека, который для меня все двери открыл. А я тебя вспоминал. И черемуху срывал. Ты ведь понимала, что это я, да? Я хотел, чтобы ты знала,что я думаю о тебе.
    - Ариэль, к чему все это теперь ворошить? Мы прожили эту жизнь как смогли, другой не будет.
    - Моя жена умерла год назад. Я раньше не решался.
    - Да и сейчас не нужно было.
    - Я могу приходить сюда?
    - Конечно, это кафе открыто для всех.
    - Нет, я могу приходить сюда к тебе?
    - Не думаю.
    
    Ариадна поднялась из-за столика. Сегодня в кафе было на удивление много посетителей и нужно было подумать о внеочередном заказе кондитерской продукции. И никакой Ариэль не мог помешать этому.
    Ариэль стал завсегдатаем кафе воспоминаний. Несмотря на то, что он не был знаком с остальными, приняли его хорошо. Для мужского контингента он стал стимулом тщательнее следить за своим внешним видом, а для дам - предметом обсуждений. Да, спустя 60 с лишним лет Ариэль снова стал завидным женихом. Единственным, кто совершенно не радовался появлению Ариэля , был Александр Францевич. Он так открыто заявлял свои права на Ариадну Львовну, что Ариэль даже спросил, не является ли Александр Францевич официальным кавалером. Ариадна Львовна внимательно посмотрела на Ариэля и спросила:
    - Если и так, то что это меняет?
    
    И Ариэль, смутившись, пересел за другой столик. Александр Францевич, тем временем, наводил справки о новоявленном бывшем ухажере Ариадны. К сожалению, кроме Вероники никто ему ничего рассказать не мог. Далекое прошлое волновало лишь немногих, гораздо волнительнее было вспоминать недавнее прошлое. Шутки, которые с нами играет возраст, крайне жестоки: мы хорошо помним наше детство и юность, а вот куда положили очки или когда день рождения у внуков вспоминается гораздо тяжелее и от этого на душе становится тягостно.
    А Вероника Анатольевна решила проучить Ариэля. Она помнила ту страшную истерику Рады, когда та узнала, что Ариэль женится и поняла, что час расплаты настал. Наверняка, Ариэль считает, что можно поухаживать за Радой даже спустя 60 лет, словно ничего и не было! Как бы не так! Пусть хотя бы поволнуется.
    Она окружила Александра Францевича вниманием и, заодно, снабдила его нужной информацией. Уже с несколько месяцев как Александр Францевич появился в кафе и столько же его ухаживаниям за Ариадной Львовной. И тому была рассказана завуалированная история Ариадны, в которой Ариэль был чудищем заморским, а она - безвинно пострадавшей стороной. И вот сейчас, когда заморское чудище снова появилось на горизонте чтобы помучить бедную девушку, может ли храбрый рыцарь, до сей поры находившийся в тени, остаться равнодушным?
    Однако старания Вероники обрели совсем не тот эффект. Александр Францевич враз потерял интерес к Ариадне Львовне и обратил все свое внимание и пылкость (сообразно возрасту) на... Веронику Анатольевну. Та была совершенно сбита с толку и впадала то в молчаливость, то в излишнюю болтливость. Александр Францевич же, галантно осведомившись о семейном статусе Вероники и получив ответ, что она разведена, стал преданным кавалером Вероники Анатольевны.
    Ариадна Львовна сразу же заметила исчезновение поклонника и даже обрадовалась. Все же Александр Францевич был излишне назойлив. Общих знакомых они так и не вспомнили, хотя и учились в одной школе. Не нашли они и общих тем. В любовь с первого взгляда Рада не верила еще будучи девчонкой, так что и понять не могла, с чем связан такой настойчивый интерес Александра Францевича. Вероника же чувствовала себя не в своей тарелке - с одной стороны, ухаживания Александра Францевича ей были очень приятны, с другой - она не знала, как отнесется к этому Ариадна. О, разумеется, спроси Вероника ее напрямую, Ариадна бы ответила что-то вроде: "Никочка, да забирай ты этого кавалера со всеми потрохами!", но кто знает, чтобы она подумала. Ухаживания Ариэля она не принимала и это лишало Веронику честного разделения кавалеров.
    Словом, Вероника Анатольевна была озадачена и растеряна. Несколько раз она издалека начинала разговор с Ариадной, но когда дело подходило к конкретному выяснению, вниманием Ариадны завладевал кто-то другой. Когда наконец Вероника решилась на прямой разговор, то он снова не случился, так как Ариадна была занята:
    - Никочка, дорогая, давай попозже. Мне нужно сейчас сделать одно объявление.
    - Конечно, времени на подругу у тебя совсем не осталось!
    - Никочка, позже, все позже. Аглая, деточка, вы не могли бы сказать громко, что у нас на повестке дня важный вопрос, боюсь, меня они не услышат.
    - Конечно, Ариадна Львовна.
 
Сообщения: 41
Зарегистрирован:
21 июл 2015, 00:04
Откуда: Рига-Прага

Re: Кафе «А помнишь?». Рассказ. Проза. Реализм. 46 000 зн.

Сообщение Svenika » 14 янв 2018, 23:54

    Когда гул в кафе стих, Ариадна Львовна поднялась.
    - Дорогие мои, сегодня у нас знаменательный день – день рождения нашего Евгения Карловича! Евгений Карлович, не прячьтесь от нас, покажитесь!
    Евгений Карлович, смутившись, поднялся и, обойдя столик, вышел на середину кафе. Его собеседники тотчас окружили его, отрезав пути к отступлению.
    - Евгений Карлович, от всего сердца поздравляем вас с днем рождения! Желаем вам крепкого здоровья, хорошего настроения и побольше оптимизма! Примите от нас всех вот этот торт и небольшой конверт. И, конечно же, букет!
    Круг расступился, пропустив Аглаю, которая несла белый торт с витиеватой шоколадной надписью «Поздравляем!». Торт был поставлен на столик Евгения Карловича и все, кто был в тот момент в кафе, дружно прокричали «С днем рождения!». Евгений Карлович совсем смутился от такого внимания: почему-то засуетился, стал пододвигать стул.
    Ариадна Львовна вручила ему букет и конверт, расцеловала в обе щеки и с удовольствием отметила, что всегда хмурый Евгений Карлович наконец улыбнулся.
    - Спасибо большое, - произнес именинник. – Очень неожиданно и приятно.
    - Говорите речь, Евгений Карлович, сегодня вам отсидеться не удастся! – Полина Марковна, питавшая искренню симпатию к Евгению Карловичу, радовалась торжественному моменту.
    - Да ну что вы, Полина Марковна, какая уж тут речь. – Евгений Карлович вдруг стал серьезным. – В нашем возрасте дни рождения – это, скорее повод погрустить, чем порадоваться. Знаете, а ведь многие из моих друзей не дожили до моих лет.
    - Это ли не повод порадоваться, Евгений Карлович?
    - Это повод погрустить. Вот этот совершенно прекрасный торт, цветы и даже конверт – это очень приятно. Но, знаете, я бы отдал все торты мира за то, чтобы сейчас со мной были мои приятели. Сашка, с которым мы вот такую щуку однажды поймали, Даниил, который был лучшим моим соперником по шахматной доске. И пусть мы уже не пойдем на рыбалку и не сыграем в шахматы, но мы могли бы сидеть и вспоминать. Самое ценное – это когда живы люди, которые помнят тебя молодым, которые были свидетелями твоей жизни. Тогда жизнь имеет смысл. А так мне иногда кажется, будто я и не жил вовсе – ведь никто уже не помнит что я делал в своей жизни, каким другом был, каким специалистом, каким начальником. Свидетелей моей жизни уже не осталось.
    Евгений Карлович замолчал, посмотрел вверх и вздохнул:
    - Я никогда не был верующим человеком, слишком прагматичен. Но последнее время я молюсь. Молюсь, чтобы меня поскорее забрали туда, - он ткнул пальцем вверх. - Там ведь такая хорошая компания собралась. Там все мои. И я хочу туда. Я им там нужен.
    Он опустил голову, взял со стола букет и вышел из кафе.
    Никто не решался прерывать молчание. Наверное каждый из посетителей кафе Воспоминания мог согласиться с Евгением Карловичем. Быть живым – значит быть нужным.
    
    Вероника Анатольевна принимала у себя Александра Францевича. Пос ле драматичной речи Евгения Карловича Вероника задумалась: развелась она давно, сыновья, Саша и Богдан, самостоятельные, уже и внуки взрослые, того и гляди скоро правнуки пойдут. Времени на маму и бабушку у них остается немного. Подружки есть, конечно, но сейчас они только созваниваются – трудно выходить из дома, кто-то даже уже с кровати не встает. Да и телефонные разговоры иногда так тяготят – говорят же, в основном, о том, что у кого болит, какие дорогие лекарства, да о том, что дети и внуки не звонят и не приезжают. Так тоскливо становится на душе от этих разговоров. А вот так, чтобы поговорить вечерком за кружкой чая – так и не с кем. Смешно, конечно, в их возрасте говорить про любовь, скорее можно думать о партнерстве и о пресловутом стакане воды. И если бы Александр Францевич согласился бы, то вдвоем все же легче доживать свой век.
    А Александр Францевич вовсе и не чувствовал себя гостем – он по-хозяйски осматривал квартиру Вероники, отмечая про себя все достоинства и недостатки. После того, как с крючка сорвалась Ариадна (ох, какой лакомый кусочек был!), Александру Францевичу пришлось искать другую избранницу. Из всех дам он выбрал Веронику Анатольевну – она казалась ему легкой добычей. Оставалось только посмотреть на жилплощадь. Да, несмотря на свой преклонный возраст Александр Францевич был охотником за состоятельной невестой. Он, конечно, не собирался травить жену с целью остаться богатым вдовцом, просто ему негде было жить. Просто негде.
    Жизнь Александра Францевича сделала крутой вираж в тот зимний день, когда его жена с дочерью и внуками ехала к нему в больницу и попала в страшную аварию. Александр Францевич лежал в больнице после операции на сердце и не сразу узнал о том, что потерял всех, только удивлялся, почему к нему никто не приходит, и почему домашний телефон молчит. Страшную новость сообщил Александру его старинный друг Эдуард, пришедший сразу после похорон. Не сразу можно было осознать это горе. Не сразу поверить. Только оказавшись в пустой квартире сердце сжало тисками – Неллина кружка с недопитым чаем, игрушки внуков-близнецов. И тишина. Зловещая, звенящая.
    Через пару дней Эдуард заглянул проведать друга и очень вовремя. Оказалось, Александр Францевич не ел вот уже сутки. А через месяц оказалось, что одной пенсии не хватает для оплаты квартиры и более-менее сносного проживания. Что делать одинокому старику под 80, когда уже и ноги-то еле держат? На глаза попалась газета с рекламой пансионата. Под пансионатом, конечно же, подразумевался дом престарелых, но кто же так прямо вот напишет – предлагаем вам в обмен на вашу пенсию жить в нашем доме престарелых? Дочка Эдика, Наталья, позвонила в пансионат, узнала все условия. Пенсия у Александра Францевича была небольшой и ее могло не хватить – в пансионате условия приема были жесткие, а условия содержания чуть лучше, чем в остальных подобных заведениях. Решено было продать квартиру. Александр Францевич и так не хотел оставаться в ней: слишком много напоминало о том, чего он лишился. И так он спешил избавиться от квартиры, что не дождался пока дочка Эдика найдет проверенного маклера – позвонил по первому попавшемуся объявлению и, конечно же, нарвался на черных маклеров.
    Так, за полтора месяца Александр Францевич лишился не только семьи, но и дома. Эдик предложил пожить у него, но это была временная мера – дочь Наталья заканчивала ремонт в своем доме и намеревалась забрать престарелого отца к себе. Квартиру планировалось продать. Наталья же и подкинула идею о том, чтобы сойтись с одинокой женщиной и помочь друг другу достойно дожить до конца. Не сразу ей удалось донести свою мысль до Александра Францевича. Тот долго отказывался понимать,что так можно. Он так и спрашивал: «Нежто так можно, Наташа? Это же ведь постыдно». Но жизнь диктовала свое.
    Конечно, он никогда не учился с Ариадной Львовной в одной школе, он вообще ее не знал. Однажды Наталья принесла ему газету, в которой была заметка о кафе «А помнишь?», кафе, в котором собираются пожилые люди, чтобы поддержать друг друга, повспоминать молодость.
    - Сходите туда, Александр Францевич! Это ведь недалеко от нас. Может у них вообще есть какой-то фонд помощи или спонсоры, которые могут помочь.
    Эдик предложил сыграть в игру:
    - Представь, что это игра. Что ты такой вот дамский угодник и ищешь кого бы охмурить. Ну хоть на старости лет позволь себе пошалить. Надо же думать, где тебе жить.
    Вот так Александр Францевич и появился в кафе воспоминаний. Он действительно играл роль галантного ухажера и решил начать сразу с владелицы кафе Ариадны Львовны. Потом он узнал, что никакая она не владелица, а что-то вроде управляющей, но решил не отступать. Ему важно было материальное состояние будущей супруги, так как его пенсия была слишком крохотной, чтобы быть основным доходом в пожилой семье. Появление Ариэля разрушило все планы. Он видел, что Ариадна не благоволит к Ариэлю, но испугался, что тот быстро поймет, что Александр никогда с ними не учился и вообще, никого не знает. Выселение из квартиры Эдика имело свой срок, поэтому рисковать было нельзя. И Александр Францевич переключился на Веронику Анатольевну. Он так вжился в роль ухажера, что уже и не помнил, что когда-то спрашивал Наталью «Нежто так можно, Наташа? Это же ведь постыдно». А может и помнил, но придавливал совесть тяжелой крышкой действительности.
    Говорят, ноябрь самый тяжелый месяц в году. Слякотная погода, хмурые серые дни без солнца, до Нового года с его кутерьмой и застольями еще далеко и в человеке просыпаются черные мысли. И если ты работаешь, потом бежишь в магазин, потом домой приготовить ужин домочадцам черные мысли отступают. Они выжидают момент, когда дел совсем не будет, когда будет время подумать. У стариков дел почти нет, а времени очень много.
    Ариадна Львовна уже неделю плохо себя чувствовала. Она приходила на кухню и не могла вспомнить, зачем пришла туда. Брала утюг, а потом с удивлением смотрела на него. Почему-то очень трудно стало ходить. Бывали дни, когда Ариадна Львовна вообще не вставала с постели.
 
Сообщения: 41
Зарегистрирован:
21 июл 2015, 00:04
Откуда: Рига-Прага

Re: Кафе «А помнишь?». Рассказ. Проза. Реализм. 46 000 зн.

Сообщение Svenika » 14 янв 2018, 23:54

    У старого кирпичного здания остановилась машина. Сидящая в ней девушка не спешила выходить, она рассматривала здание, приоткрыв окошко, словно пыталась отгадать, какой прием ее ждет. Наконец она решилась и резким движением открыла дверь.
    В холле было тускло: серые стены, два серых кресла для посетителей и белоснежный прилавок ресепшена. Постучав по стеклу посетительница отвлекла от чтения любовного романа женщину средних лет.
    - Здравствуйте. Я... Мне позвонили... Словом, мне сообщили, что умерла моя бабушка и я приехала.
    - Здравствуйте. Мне нужны ваши документы и документы, подтверждающие ваше родство.
    
    В делом тоне секретаря было столько обыденности, что казалось она уже давно не удивляется тому, что родственники узнают о смерти члена семьи от сотрудников дома престарелых.
    Девушка протянула документы. Повисла пауза. А что тут еще скажешь. Она ведь не навестить приехала, она приехала забрать вещи, да спросить, где могилка.
    
    - Да, она умерла две недели назад, - проверив наконец документы, нарушила молчание секретарь. - У нас отмечено, что на момент ее поступления к нам, у нее были родственники. Сразу после констатации факта смерти, мы направили уведомление по адресу. Так как ответа не было, на четвертый день ее похоронили на нашем кладбище, это через парк по диагонали. Вещи у нас хранятся месяц, по истечении которого, если родственники не объявляются, они уничтожаются.
    
    - Я, понимаете... Мы переехали в другую страну, а бабушка осталась тут. Потом она заболела, а взять к себе мы не смогли, мама приехала и устроила ее сюда, к вам. Мамы не стало год назад. Тогда же я продала квартиру и окончательно переехала к мужу зарубеж. Только недавно мне передали все письма, которые пришли на старый адрес. У бабушки была сестра, но они не общались и я не знаю, где она и что с ней. По ее адресу живут уже другие люди.
    - Да-да, конечно, - рассеянно отозвалась женщина за стойкой, словно не впервой слышала оправдательные откровения от родственников, забывших свою престарелую родню. - Вот, номер 34, это номер участка, на котором могила вашей бабушки. Я сейчас отведу вас в архив, где хранятся ее вещи. Или, если хотите, могу вызвать Аглаю, нашу санитарку, она числится последней, за кем была закреплена ваша бабушка, они вроде даже приятельствовали.
    - Да, хочу. Спасибо.
    - Тогда присядьте, подождите.
    Девушка опустилась в серое кресло. Бабушку свою она помнила очень смутно. Иногда мама привозила ее на старую квартиру и оставляла с бабушкой на целый день. Кажется, они что-то готовили вместе: маленькая Ира и строгая Ариадна Львовна. Булочки с маком, да, это были булочки с маком. И какое-то неуловимое ощущение трагедии витало в бабушкиной квартире. Ира спрашивала мать, но та только отмахивалаь, мол, бабушка сложный человек, не обращай внимания. А потом они переехали в другую страну и по праздникам стали приходить открытки. Текст почти не менялся: бабушка непременно желала внучке здоровья, успехов в учебе и благополучия. Со временем Ира привыкла к однообразным текстам и даже не заметила, что открытки перестали приходить. В век мобильных интернет технологий открытки казались чем-то устаревшим и даже ненужным. Она по привычке передавала через маму привет бабушке и спасибо за поздравление.
    И вот сейчас она приехала за бабушкиными вещами. Не то, чтобы она ожидала там какие-то ценности найти. По сути, Ира даже не знала, зачем она сюда приехала. Речи о перезахоронении и быть не может - вся семья уже давно живет в другой стране, а отношения у Ариадны Львовны с семьей были натянутые, так что вряд ли кто-то будет приезжать на могилку.
    - Здравствуйте, вы Ира? - Ира подняла глаза. Перед ней стояла невысокая худенькая девушка. - я Аглая, я присматривала за вашей бабушкой.
    - Да, я Ира. - Ира протянула руку. - Здравствуйте.
    - Ира, а что бы вы хотели? Мне передали, что вы хотите поговорить об Ариадне Львовне?
    - Да. Понимаете, я почти не помню ее, я была маленькая, а потом мы уехали.
    - Понимаю. Хорошо. Пройдемте, я покажу вам ее комнату. Это в другом корпусе.
    
    Второй корпус ничем не отличался от первого: те же серые стены, серые кресла, тусклое освещение. В коридоре было тихо, даже из комнат, мимо которых они проходили, не доносилось ни звука.
    - Сейчас все на занятии в парке, - уловив незаданный вопрос, сказала Аглая. - Знаете, как в школе детей выводят на прогулку, так и мы выгуливаем наших стариков. Ну вот, мы и пришли.
    Аглая толкнула дверь. Та была незаперта и, чуть поскрипывая, открылась.
    - Тут планировался ремонт, но пока с финансированием не очень. Так что комнату даже не разбирали, новичков здесь селить все равно не будут. Так что все осталось как было при вашей бабушке. Вы пока побудьте тут, я принесу из архива вещи.
    Ира огляделась. Небольшая комната. Обои голубоватого оттенка. Бесхитростная мебель: кровать у стены, рядом тумбочка с лекарствами. Письменный стол у окна, небольшой телевизор на нем, и кресло. на стене над креслом следы от постера, скорее всего, календаря. Простая и понятная, но совершенно чужая обстановка. Ничего родного, даже отдаленно напоминающего, что здесь жил родной человек. Родной по крови, но такой далекий по духу и ощущениям.
    Коробка, которую принесла Аглая, была совсем небольшой. Вот так жизнь человека может уместиться в одной маленькой картонной коробке с инициалами и номером, написанными маркером на крышке.
    Словно угадав, какие мысли промелькнули у Иры, Аглая подтвердила:
    - Ариадна Львовна иногда целые дни проводила, держа эту коробку, перебирая вырезки и фотографии.
    
    И правда, в коробке были фотографии, вырезки из газет, журналов, в основном, с фотографиями людей - репортажи, сообщения. На самом дне лежала небольшая медная заколка для волос с черной бусинкой. Приглядевшись, можно было понять, что когда-то бусинок было много, видно со временем отвалились.
    
    - Расскажите мне о ней, - попросила Ира.
    - Я вам лучше раскажу об этих людях. Вот это, - Аглая взяла пожелтевшую вырезку из газеты, на фотографии был усатый военный, - это ее поклонник, Александр Францевич. Он приходил в кафе в то же время, что и Ариадна, и как мог, ухаживал за Ариадной, но когда появился Ариэль, то Александр Францевич переключился на Веронику Анатольевну, подругу Ариадны.
    Вот это, - Аглая вытащила черно-белую фотографию красивого юноши, - и есть тот самый Ариэль, они вместе учились, она его любила, а он женился на другой, но даже после свадьбы он присылал Ариадне букет черемухи, как раз в ее день рождения. Много позже он ее нашел и на этот раз ему хватило смелости признаться, что он до сих пор ее любит. Ариадна Львовна рассказывала, что это было очень романтично, но поздно. Это Ника, Вероника Анатольевна - подруга вашей бабушки. Они дружили со школы и до самого конца. А это – Евгений Карлович, один из завсегдатаев.
    - Аглая, извините, у меня голова кругом. Но эти люди на фотографих в газетных вырезках... Тут же везде разное время. И люди разные. Они, что, все знали бабушку? И когда все это было? И какое кафе вы все время упоминаете?
    
    Аглая помолчала, потом тихо произнесла:
    - Ариадна Львовна считала, что руководит кафе для престарелых. Такое кафе воспоминаний. А все эти люди... Я уверена, что они существовали только в ее воображении. То есть, они, конечно, реальные, но она с ними незнакома. Это воображаемое кафе было ее отдушиной. Стоило только мне зайти в комнату, она принималась рассказывать мне о том, что она никак не может вспомнить Александра Францевича, что Ника снова забыла, как зовут ее внучку. Как-то я нашла у нее журнал с изрезанными страницами. В тот день в кафе воспоминаний появился новый посетитель, Ариэль. Ариадна Львовна рассказывала обо всех так подробно, что мне казалось, что это все действительно было в реальности. Только о себе ничего не говорила. Я больше знаю об этих людях, чем о ней самой. Она была неуловимой, как-то я ее спросила, не пишет ли ей кто-то из родственников, а она ответила, что никто не пишет и тут же стала рассказывать смешную историю из жизни Ники.В последние пару месяцев память ее стала подводить, она путала Александра с Евгением и почему-то считала Нику своей сестрой, которую она потеряла в детстве.
    
    Ира поднялась. В комнате вдруг стало нестерпимо душно.
    - Ира, вам плохо? - от глаз санитарки не укрылась то, как побледнела Ира.
    - Нет, все в порядке. Просто душно. Можно открыть окно?
    - Сейчас попробую, помню, тут ручка не поддавалась. Если хотите, пройдем в парк.
    - Нет, я... можно я побуду здесь?
    - Конечно. Я могу вас оставить? С вами все в порядке?
    - Да-да, идите. Я подойду на ресепшн потом.
    Аглая вышла. Ира разложила на письменном столе фотографии и газетные вырезки. Герои репортажей и статей даже не подозревали, что в рассказах Ариадны Львовны прожили вторую жизнь.
    - Да, - произнесла Ира, обращаясь к ним. - Кафе воспоминаний. Для тех, кто вдруг оказался ненужным, забытым. Для тех, кто хочет поделиться воспоминаниями и, может быть, обрести едимномышленников.
    
    Они ведь с мужем уже думали открыть кафе-булочную. Но зачем открывать очередную булочную, если можно открыть кафе воспоминаний? И назвать кафе именно так. Не Ариадной, нет. Именно - Кафе «А помнишь?». Может быть когда-то там появится своя Ариадна Львовна.
    Идя через парк, к автомобильной парковке, Ира крепко держала небольшую картонную коробку, словно там было самое ценное. Внезапно она остановилась. Посмотрела в сторону кладбища, вспомнив, что не зашла на могилку.
    - Не сейчас, когда все будет готово, - прошептала Ира. И уже громче: - Я вернусь, бабушка! Я приеду!
    
    Конец
 
Сообщения: 41
Зарегистрирован:
21 июл 2015, 00:04
Откуда: Рига-Прага

Re: Кафе «А помнишь?». Рассказ. Проза. Реализм. 46 000 зн.

Сообщение Золотая Адель » 15 янв 2018, 01:11

    Модераториал.
    
Если это все, то, наверное, логично перенести в Малую форму, т.к. на роман явно не тянет.
Каждый сюжет чего-то стоит,
С потом и кровью смешан хлеб.
Неизбежно большой выходит
Цена побед…
Обо мне Нянька, реал, 30-е годы
История в Новом Южном Уэльсе, дамское чтиво
 
дорогу осилит идущий

Сообщения: 2547
Зарегистрирован:
23 май 2012, 17:14
Откуда: Украина, Харьков

Re: Кафе «А помнишь?». Рассказ. Проза. Реализм. 46 000 зн.

Сообщение Svenika » 15 янв 2018, 01:19

    
Золотая Адель писал(а):Если это все,

    
    Да, рассказ закончен.
    Как мне его перенести? Открыть новую тему в Малой прозе, а тут удалить?
 
Сообщения: 41
Зарегистрирован:
21 июл 2015, 00:04
Откуда: Рига-Прага

Re: Кафе «А помнишь?». Рассказ. Проза. Реализм. 46 000 зн.

Сообщение P-X » 20 янв 2018, 02:35

    
Svenika писал(а):- И как, вкусные? Пробовала уже?
     - Да знаете, их скоро съедят уже!

    
    Чисто тупо -- отсебяк...
    - И как? Вкусные? Пробовала уже?
     - Да знаете... их скоро съедят уже... Ужики -- они тонкие...
Имеются противопоказания. Требуется консультация со специалистом.
 
Сообщения: 2306
Зарегистрирован:
20 мар 2009, 15:41
Откуда: ...


Вернуться в Малая форма

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4