Бестселлеры

"Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Романы, повести, сценарии

Модераторы: Gorgona Lite, Танго, Золотая Адель

Правила форума
ПРАВИЛА РАЗДЕЛА. ЧИТАТЬ ВСЕМ. СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНО.
Незнание правил не освобождает от ответственности.

"Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Джин Бишер » 26 окт 2017, 16:02

    Добрый день, дорогие форумчане. Извините, я здесь второй день. Не могу разобраться с точными правилами. Если что-то не так, поправьте меня, пожалуйста. Критику приемлю любого уровня, рада ей буду безмерно. Добавляю пока несколько глав рукописи
    
    Глава 1: Летающий шифер.
    Средний мир
    Теплые дни в разгар осени были большой редкостью. Хмурые тучи уже подбирались к окраинам города, но в центре, где уже пестрел листьями парк, царило настоящее лето.
    Лучики мягкого солнечного света плясали на рыжих волосах. Катерина сорвала с головы шапку, позволяя ветру вдоволь наиграться непослушными кудряшками. Девушка улыбалась прохожим, а они, застигнутые врасплох, отвечали ей тем же. А потом оборачивались и озадаченно пожимали плечами.
    Катя принялась рыться в объемистом рюкзаке, пытаясь из горы ручек, тетрадей и совершенно бесполезных блокнотов выудить тонкие проводки. Когда клубок наушников, наконец, был найден, девушка разочарованно вздохнула: ритуал по их распутыванию вновь займет немало минут.
    Тяжелая туча, распластавшись во весь горизонт, натаскивала на голубое небо серую простыню. Вот и ветер подул сильнее, больше не сдерживая своих порывов.
    Первые крупные капли были обжигающе холодными. Они сыпались на отогретый солнцем асфальт, прибивая пыль, наполняя воздух свежестью.
    Катерина шмыгнула в первый попавшийся магазинчик и с напускным интересом начала рассматривать витрины. Тяжелый взгляд грузной продавщицы прямо-таки требовал что-то купить, и девушка, виновато улыбаясь, попросила продать ей пару сосисок. На большее мелочи из ее кармана не хватало. А спустя пару минут двери магазинчика за ней захлопнулись, мол, обед, и нечего по дождю тут шастать всяким.
    Непогода разыгралась не на шутку. День стал напоминать сумерки, улицы опустели. И только Катя, вздрагивая и чертыхаясь каждый раз, когда ледяные струйки стекали за шиворот, бродила вокруг мусорного бака. Она была твердо уверена, что именно здесь утром видела серого кота.
    Кот и на самом деле вскоре показался. Он продрог и ослаб. Холодный ветер с легкостью проникал под его жидкую шерстку, а дождь нещадно хлестал по двуцветному носу. Девушка хотела, было, приманить серого незнакомца и утащить домой, но тот лишь пугливо схватил сосиску, и, предупреждающе урча, нырнул под металлический контейнер.
    — Ой, ну и больно нужно было! — прикрикнула Катерина и показала язык.
    В голове ее уже зрел план, как завтра, а, может быть, и послезавтра, ну, или если все пойдет совсем не по плану, то через неделю, она приманит кота, и тогда маме будет не отвертеться. Всю свою жизнь Катя мечтала о собаке, могла она себе позволить хотя бы старого кота?
    Небо рассекла надвое яркая молния. Грохот разнесся по округе. Ветер был таким сильным, что казалось, шагнешь ему навстречу – и тут же взлетишь. Катерина расстегнула куртку и раскинула руки.
    — Ву-у-уху! – прокричала она, подпевая музыке алюминиевых труб.
    Но песня не задалась: куртка Катерины тут же закатилась до самой головы, холодный воздух кинулся щекотать тело под толстовкой. Девушка ойкнула и запрыгала на месте, пытаясь согреться. Ноги сами понесли ее в сторону дома.
    Многоэтажка, походившая на старый вытянутый скворечник, высилась на фоне леса, а рядом с ней стоял заброшенный брат-близнец, тихо поскрипывая, привлекая бездомных животных. Деревья в скверике, примыкавшем к домам, опасно кренились и стонали, вторя завываниям ветра. Кате в лицо прилетел мокрый, грязный лист, поднятый из разливающейся лужи.
    — Ого, а красивый, — усмехнувшись, сказала девушка, выплевывая изо рта песок. – Маме подарю.
    Порывы ветра ударяли ей в спину, призывая как можно быстрее спрятаться в уютном бетонном убежище. Подальше от сверкающих туч и летающих по воздуху веток. Катя кинулась к проходу между домами, чтобы добраться до своего подъезда – он был со стороны леса. Страшный скрежет раздался с крыши заброшенного дома. Что-то большое и серое стремительно летело вниз. Девушка вскрикнула и кинулась на землю, подняв руки над собой. Сердце бешено колотилось, перед глазами сверкали вспышки, казалось, что даже воздух стал вязким в ожидании рокового удара. Прошла секунда, другая, третья. Катерине показалось, что время специально остановилось, позволяя ей припомнить счастливые моменты жизни. Так, кажется, происходило в фильмах. Но воспоминания упорно не хотели лезть в голову, и девушка, наконец, открыла глаза. Кусок старого шифера завис всего в паре сантиметров от ее головы. Катя шумно вдохнула, даже не пытаясь пошевелиться.
    — Да сколько можно! — раздался раздраженный возглас.
    Кусок покрытой мхом кровли взлетел и тут же с грохотом опустился на землю, рассыпаясь на крупные осколки.
    — Чего?! – девушка, наконец, подскочила на ноги.
    — Что…?!
    Катерина обошла старое здание, еще раз осмотрела сквер. Никого поблизости не было. Дождь все так же хлестал по лицу, холодный ветер пробирал до костей. Но девушка перестала это замечать. Она вытерла ладонями лицо, всматриваясь в набухшее небо, глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться. «Голоса? Это что-то новенькое. Такого еще не было» — пронеслись пугающие мысли в ее голове.
    — Это просто порыв ветра, — с расстановкой произнесла Катя вслух, словно пытаясь оправдать нахлынувшую панику. Едва заметное ощущение чьего-то присутствия упорно ее не покидало.
    Катя быстрым шагом прошла к подъезду, рванула на себя дверь и легко взбежала по ступенькам. Палец ее привычно нашел вдавленный звонок, и Катерина понемногу успокоилась. Не любила она пользоваться своим ключом без надобности: приятнее было с порога понимать, что дома тебя кто-то ждет. За дверью раздались шаркающие шаги, и Катерина хлопнула себя ладонью по лбу. Она совсем забыла, что приехала бабуля. Уже в следующее мгновенье она теплилась в нежных объятьях, с наслаждением вдыхая запах пирожков и «Красной Москвы».
    — И где ты ходишь, чудо-юдо мое любимое? — бабуля покачала головой, осматривая внучку. Она протянула руку к ее волосам и выжала струйку дождевой воды на пол. – Ужас, ужас! До нитки промокла!
    Катя шагнула в заставленную прихожую, стаскивая размокшие кроссовки. Она как всегда ударилась головой о держалку для зонтов, и застыла, увидев беспокойную морщинку между маминых бровей.
    — Зонтик дома не забыла, да? — мама покачивала в воздухе поварешкой.
    — Ну, м-а-а-м, — протянула Катерина и тут же села на одно колено, доставая из-за пазухи яркий осенний лист.
    Мама игриво поправила короткий хвостик и рассмеялась.
    — Ой, горе ты мое луковое! Шестнадцать лет же скоро, а ты все…
    Катерина посмотрела на себя в зеркало и устало хмыкнула: веснушки разгорелись с новой силой, мокрые, почти бесцветные ресницы, слиплись. Да уж, красавица.
    Катя с удовольствием стянула с себя липкую холодную одежду, нырнула в теплую пижаму со смешными зайцами и уселась за стол. Стесняться было некого: в том и смысл, что родные люди примут тебя в любом виде. И даже в нелепой пижаме.
    
    ***
    — Э-эм, привет, — раздался над партой вкрадчивый голос.
    — Привет, — Катя улыбнулась однокласснику.
    Оля всего на миг взглянула на парня, переминающегося с пятки на носок, и вновь принялась править контурные карты.
    — М-да, — Игорь взлохматил рыжие волосы с медным отливом и, шумно вздохнув, удалился в конец кабинета.
    — Ну, и чего ты не поздоровалась? — зашептала Катя подруге на ухо.
    — Ты опять так коряво границы обвела, — Оля тонким пальчиком указала на ошибку. На бледных щеках ее выступили пунцовые пятна, и она из всех сил старалась не обернуться.
    — Он уже третий день с тобой поздороваться пытается, так-то, — Катерина ткнула подругу острым локтем промеж ребер.
    — И зачем он мне? Скоро опять на соревнования уедет. Сама же знаешь, у них сборы по несколько месяцев.
    — Ну, Оль! Он так смотрит на тебя!
    — Ой, да ну тебя, — тихо ответила подруга.
    
    ***
    Катерина медленно шла домой, любуясь спокойствием природы. Непроницаемо серое небо отпускало на землю осторожный, чуть заметный дождь. Усталые вороны перелетали с ветки на ветку, кидая грозные взгляды на прохожих. Сырой, наполненный свежестью воздух просачивался под одежду, пронимая до мурашек.
    Девушка устало потерла шею и тряхнула головой, пытаясь избавиться от навязчивой песни крокодила с баяном. День рождения вот уже несколько лет не доставлял ей никакой радости.
    Настроение совсем испортилось, когда Катерина не смогла найти серого кота. А каким бы он мог стать подарком…
    Подойдя к промежутку между двумя домами, Катя невольно замедлила шаг. Последние дни она старалась обходить свой дом с другой стороны, чтобы не проходить здесь. Девушка поморщилась, увидев осколки разбитого шифера. Назойливые мысли о том, что она видела, никак не унимались. Катя дернула рукой, привычным жестом прикрывая шрам на шее.
    — Катя? – вновь воззвал из пустоты тихий голос.
    — Да что такое?! – воскликнула Катерина. Она прижала руку к груди, пытаясь унять рвущееся наружу сердце.
    Голос молчал. Но кто-то был рядом. Совсем близко. На расстоянии вытянутой руки.
    Катя тряхнула головой и стремительно направилась к своему подъезду, от злости и беспокойства пиная маленькие кучки листьев на своем пути. Затхлый воздух ударил в нос, девушка чихнула и остановилась. Она прижала вспотевшую ладонь к дверной ручке и застыла. Тонкие волоски на ее затылке шевелились от страха, давая понять, что кто-то притаился за ее спиной.
    — Что тебе нужно?! – резко спросила Катя, не оборачиваясь.
    — Это ты кому?
    Оля застыла, стараясь унять нарастающее беспокойство. Она глупо улыбнулась и протянула подруге разноцветные шары. Катя была бледна, нижняя губа подрагивала.
    — Кать, ты чего? – Оля подошла и дотронулась до лба подруги. – Все хорошо?
    — Да, эм. Просто показалось, — Катя поморщилась, убрав прядь волос за ухо. Ты ведь никого не видела?
    — А должна была?
    — Вот и отлично! — Катерина притворно рассмеялась.
    — Ты себя точно нормально чувствуешь? Ничего не случилось?
    — Все в порядке, честно, — Катерина прикрыла волосами шрам и судорожно выдохнула.
    ***
    — Девчонки, вы только окно закройте, я проветривала.
    — Угу, спокойной ночи, мам, — крикнула Катерина, ногой толкая деверь в комнату.
    Оля сразу же упала на большую кровать с пружинящим мягким матрасом и начала считать количество пробоин на синих стенах. Дыры были следами от разноцветных кнопок. Еще совсем недавно всю комнату покрывали плакаты с актерами и музыкантами. Но в один прекрасный день Катерине все они порядком надоели, и она сорвала плакаты, бережно упрятав их в один из ящиков письменного стола. Осталась только одна небольшая репродукция картины «Звездная ночь над Роной», которую Катя купила в прошлом месяце, потратив все свои сбережения. А на белом потолке по ночам сверкала россыпь из флуоресцентных звезд. Краску разбрызгивала сама Катерина, стоя на письменном столе. Тогда она упала, и мало кто знал, что под светлым ковриком прячется флуоресцентный пол.
    Девчонки поежились от холода. Полупрозрачная занавеска развивалась от сквозняка, подоконник переливался серебром. Озадаченная Катерина захлопнула окно, и, нахмурившись, уставилась на букет полевых цветов.
    — Цветочки? – Оля улыбнулась. — А от кого?
    Катя озадаченно подняла букет, под ними оказалась коробка конфет из молочного шоколада. Ее любимого шоколада.
    — Полевые?...И эти конфеты?.., — тихо сказала девушка под нос, а потом уже ответила Оле. — Я не знаю даже. Вроде бы никто не заходил? – не дожидаясь ответа, Катя вышла к дверям и еще раз громко спросила:
    — Мам, а кто заходил?
    — Никто не заходил. А что? – озадаченная мама заглянула в комнату.
    — Ничего, — Катя закрыла собой подарки.
    Когда мама вышла, Катерина еще раз посмотрела на коробку с конфетами и тяжело вздохнула.
    — Кать? Все в порядке? – Оля вглядывалась в лицо подруги бледно-голубыми глазами. Такой цвет бывает у озера по ранней весне.
    Катерина очень не любила, когда подруга смотрела на нее вот так: долго и проницательно. Сразу же хотелось поделиться всеми на свете тайнами.
    — Марафон «Гарри Поттера»? Ты ведь за, я знаю. — Выпалила Катя, не в силах больше противиться.
    Оля недовольно поджала полные губы, но кивнула. Если подругу что-то и мучит, то побег в мир магии и волшебства всегда идет на пользу. На душе сразу светлеет, потому что в истории этой поселилось их детство.
    Девчонки, умотавшись за день, уснули к середине второй части.
    Кате приснился парк. Солнце, льющееся на сочную зелень, самокаты, крики детей на карусели. И она, совсем маленькая еще, с рожком мороженого в одной руке, с красным шариком – в другой. А рядом – папа. Такой большой и сильный. Улыбается ей, теребит за косичку. Катерине захотелось, чтобы шарик поднялся высоко-высоко, выше тонкого деревца, что стояло рядом.
    Она крикнула: «Папа, лови!» - и отпустила шарик. Но папа не поймал. И девочка, глотая слезы, смотрела, как красная точка поднимается все выше, отдаляется от нее навсегда. А папа стоял рядом, равнодушно почесывая усы.
    Катерина проснулась, недовольно провела рукой по мокрой щеке. Сон был нереальным, надуманным. Она никогда не видела отца. Никогда не ела вафельный рожок из его рук, никогда он не покупал ей шариков. Девушка села на кровати, почему-то на себя разозлившись, а потом и вовсе схватила подушку и улеглась на широком подоконнике. Колени уперлись в подбородок, стекло приятно холодило щеку. И дурные мысли раз за разом возвращались к детским кошмарам. Огненные сны возвращались, в этот раз приведя за собой таинственный голос. Катя потянулась за конфетами и сунула в рот сразу три. «Все будет хорошо. Все будет хорошо. Все будет хо-ро-шо» — как заклинание бубнила она.
    Фонари погасли, город погрузился во тьму. Лес чернел впереди беспокойным морем. Катерина упорно всматривалась вдаль, противясь властному, обволакивающему сну. Розовый туман стелился по упругой зеленой траве. По темно-голубому, почти синему небу ползли ленивые облака. И вдруг туман рассеялся, обнажая, как язвы на измученном теле, то, что бережно скрывал. Обломки стрел с пушистыми наконечниками, разрубленные надвое мечи, части доспехов. И сотни тел. Израненных. Мертвых. Девушка вертела головой, объятая животным страхом. И тут взгляд ее наткнулся на фарфоровое лицо прекрасного мальчика. Из плеча его торчала крупная стрела, струйка темно-вишневой крови стекала от уголка губы, беспощадно пачкая светлую рубаху.
    Катя услышала знакомый голос, он ворвался в ее сон, перекрывая звон металла и стоны раненых:
    — Да очнись ты! Катя! Катюша! Доченька! Очнись!
    Катя открыла глаза и рухнула в теплые, спасающие от всего объятья. Тело ее содрогалось, по щекам струились горячие слезы. Даже огненные сны не доставляли ей столько боли.
    — Ну–ну, успокойся. Что с тобой? Плохой сон, да? Кошмары снова? – побледневшие губы мамы тряслись, карие глаза были полны страха.
    — Нет, нет, все в порядке. Приснилось, что экзамены завалила, вот, — слабо улыбаясь, ответила девушка.
    
    ***
    — Ну, как сегодня самочувствие? — Оля кинула обеспокоенный взгляд на шею подруги.
    Катя провела рукой по тонкому шраму, он шел, изгибаясь, от левой мочки уха до самой ключицы.
    — Да все хорошо. Но знаешь…, — девушка беспокойно оглянулась, — мне уже вторую неделю снится огонь.
    Широкие светлые брови Ольки сошлись на переносице.
    — Ты должна рассказать маме. А если все будет, как в прошлый раз?
    — Оль, мне тогда было шесть! Шесть, понимаешь? Я могла легко порезаться и обо всем забыть.
    — Ты же отлично понимаешь, что это…
    — Эй, привет! Девчонки, привет! – Игорь перебежал через дорогу, размахивая длинными руками.
    — Привет! – зло выпалила Оля, и всегда бледные щеки ее запылали. — Ну, что тебе?
    — Я…это, — парень взъерошил непослушные рыжие волосы. – Думал, может, до школы вас провести?
    — Отлично! – воскликнула Катя.
    Она безумно обрадовалась возможности избежать неприятного разговора.
    Ребята шли молча. Катерина воткнула в уши наушники, надеясь, что Игорь, наконец, соберется с мыслями и пригласит ее подругу на свидание. Но Оля, сконфуженная и разозленная, была не в силах выдавить из себя ни слова, а долговязый одноклассник поник, втянув голову в плечи.
    Школьный день не отличался от тысячи других: бесконечные контрольные, совершенно бессмысленные тирады учителей о будущей жизни, запах протухшей капусты и теплых булок из столовой. Но вот настроение у Катерины, отчего-то было приподнятое. Предчувствие чего-то близкого, неотвратимого, искрилось в ней. И даже геометрия, размявшая своими многогранниками ее самооценку, не смогла испортить день.
     — Гуманитарий… я – гуманитарий, – прошептала Катя, опустив голову на раскрытую тетрадь.
    Она приложилась щекой к своему перекошенному октаэдру и посмотрела в окно. По стеклу барабанили мелкие капельки, сливающиеся постепенно в струйки, стекая на карниз. Катя поняла, что ужасно устала и не выспалась. Она стала все чаще и все дольше моргать, пока ее не разбудил назойливый звук звонка.
    — Кать, ты без меня домой иди, ладно? – Оля замялась, теребя воротник персиковой рубашки.
    — Ты идешь с кем-то гулять? – Катя улыбнулась и поиграла бровями.
    — Нет, ты чего! – воскликнула подруга и опасливо обернулась.
    — Да не услышал, не услышал! – Катерина мягко похлопала подругу по спине и покосилась на Игоря, который отчего-то свой рюкзак собирал со скоростью улитки.
    — Я просто пообещала ему, что приду на соревнования, — пискнула Оля. — Я случайно.
    — Я побегу тогда, ладно? Не выспалась сегодня, — Катерина улыбнулась и незаметно подмигнула Игорю.
    Катя быстро вышла из школы и, не снимая рюкзак со спины, пыталась нащупать там наушники. Рука пару раз натыкалась на небольшой складной зонтик, но девушка упорно не хотела его замечать. Будет она еще от такого приятного дождика прятаться. Наконец, музыка стремительно ворвалась в ее мысли, окрашивая день новыми красками.
    Узкая улица между двумя рядами домов была совершенно пуста, и девушка, не боясь выглядеть глупо, шла пританцовывая. Как только дело дошло до припева, Катя начала поочередно размахивать руками в стороны в такт песне. От удовольствия она зажмурилась и не видела, как за руками ее начали следовать стайки опавших листьев. Вверх, вниз, в сторону и снова вверх. Они весело подрагивали, словно именно музыка, рвущаяся на свободу из наушников, их вела. Катерина открыла глаза, споткнулась о плитку и чуть не упала. Сердце ее сжалось от испуга, но девушка не остановилась и на ходу резко развернулась и подняла обе руки над головой – листья тут образовали двухметровую стену всего в нескольких сантиметрах от нее. Пару листочков даже случайно коснулись ее лица. Катя испуганно сдернула наушники и кинула их на землю. Листья сразу же безжизненно упали.
    — Да какого..?! Это не смешно! – голос девушки отразился от соседних зданий и вернулся к ней эхом.
    Катя яростно протерла глаза кулаками: небольшой скверик и детская площадка пустовали, новостройка выглядывала из угла, а толстый кот дяди Гриши мрачно оглядывал улицу со своего подоконника. Ничего не изменилось. Кроме этих чертовых листьев.
    Катя ускорила шаг, почти добежала до дома и влетела по ступенькам. Перед дверью квартиры она остановилась, пытаясь отдышаться. Уперлась лбом в дверной глазок и медленно выдохнула. «Что же это все-таки было? Опять показалось? В который раз показалось?» — с нарастающим отчаянием подумала она.
    Девушка тихо пробралась в свою комнату, и сразу же села за уроки. Только они могли ее сейчас немного отвлечь. Когда Катя забивала голову информацией, оставалось мало сил, да и времени на собственные мысли. Из-за дождя и бессонной ночи уравнения не лезли в голову, а рассказ по литературе становился убаюкивающей сказкой. Глаза у Кати начали закрываться, и она сама не заметила, как уснула. Ей снился луг, зеленая сочная трава которого колыхалась под порывами теплого ветра. Вдали виднелась череда небольших холмов, покрытых желтыми цветами, похожими на лютики.
    Катерина услышала рядом с собой шорох и приоткрыла глаза – это мама поцеловала ее перед тем как уйти к подруге. Девушка улыбнулась. Такой теплый, нежный сон ее успокоил.
    Катя широко открыла окно: оттуда пахнуло свежестью. Девушка вспомнила о своем трепетном обещании вымыть всю посуду, обреченно вздохнула, и, полистав плей-лист, включила «Sum 41» на всю квартиру.
    Посуда была преспокойно забыта, а хорошее настроение летало из комнаты в комнату. Полы скрипели от безумных танцев Катерины, небольшая люстра с хрустальными шариками опасно подрагивала. И тут занавеска раздулась, как парус отважного корабля, и принялась выплясывать собственный танец. Девушка остановилась. Поставила гитару и выключила музыку. Надоедливый кусок ткани тут же безжизненно повис.
    Катя захлопнула окно и еще долго вглядывалась в темноту, но видела там только свое озадаченное лицо. Девушка зарычала от бессилия. В висках стучало. Опять проскочила опасная мысль, что она сходит с ума. Как и тогда, в детстве. Катя пару раз тряхнула головой, стащила с кровати мягкий разноцветный плед и уселась на подоконник.
    Дождь беспрерывно шел уже который час, вот только небо теперь было не серым, а темно-синим. Вокруг фонарей парила ореола из тонкого света, превращая их в сказочные, почти нереальные источники света. Катя обернулась и мельком посмотрела на картину, на которой вокруг звезд были такие же размытые круги.
    Девушка, прижалась лбом к холодному стеклу и тихо запела: «прилетит вдруг волшебник, в голубом вертолете…» Внезапно на запотевшем стекле вырисовалась голубая буква с причудливыми завитушками, а потом еще и еще одна. Катя начала лихорадочно дышать на стекло, и через несколько секунд можно было прочесть все послание. Простое до невозможности, но ужасно пугающее. «С днем рождения» — вновь прочла Катерина.
    Девушка прерывисто выдохнула, обняла колени и уставилась на любимый медальон, висевший на запястье левой руки. Он был похож на древнюю китайскую монетку, да и символы на нем были, чем-то смахивающие на иероглифы. Катя и не помнила себя без него: так давно мама его подарила. Катерине всегда казалось, что он ее охраняет абсолютно от всего, поэтому никогда его не снимала.
    
    Глава 2: Как важно порой упасть в лужу
    Верхний мир.
    Огромный дворец эспритов спал, охваченный полумраком. Мягкий серый свет, отражаясь от ослепительно белого снега, проникал в стеклянные окна. Гулкие шаги стражников разносились по тронному залу, звуча в полной тишине зловеще, настораживающе. А все потому, что в одной из комнат затянули старинную песню:
    
    «Черный саван зарыт в лесу,
    Хей-хо-хей.
    По тропинке туда мы идем,
    Эй, смелей.
    Сказку я тебе расскажу
    всех страшней:
    Ужасом полнится старый лес,
    Хей-хо-хей,
    Но всех мрачнее коварный мертвец,
    Эй, смелей,
    Ты не беги, не пой, не плачь,
    Я с тобой.
    Видишь, глаза его ярко горят.
    Он живой.
    Мы бы с тобой по тропинке ушли,
    Хей-хо-хей.
    Но кости наши теперь часть земли.
    Эй, смелей»
    Тонкий мальчишеский голос еще несколько минут эхом звучал под сводчатым потолком. Казалось, что в комнате стало еще холоднее. Нэт сжала тонкой ручкой рубашку старшего брата.
    — Фар, ну что ты творишь?! – Алькир рассерженно покачал головой. Сестра в его руках, такая маленькая и беззащитная, с бледной кожей, в сумерках казавшейся голубой, дрожала. Старший принц сдержано выдохнул, пытаясь прогнать плохое предчувствие. Ему тоже было страшно.
    Фаранихиус залился звонким смехом, щеки его покраснели от удовольствия.
    — Дурашка, — он потрепал сестру за щеку. — Это просто старая легенда!
    — Ты читаешь не те книги, братец, вот, что я хочу тебе сказать, — пробурчал Алькир.
    — Но ведь они были! Ты же знаешь! – горячо возразил Фар.
    — Были, конечно, были, — кивнул старший принц, и тут же спешно добавил, — Но все сгинули. Давным-давно сгинули.
    — А в этой эйнийской книге написано, что Первый эрд просто уснул. И я ей верю! Он был самым сильным во всех мирах! Никто не смог бы его убить! – неожиданно громко воскликнул младший принц.
    Алькир встал, быстро дошел до двери и, приоткрыв ее, облегченно выдохнул. Коридор был пуст.
    — Кто приносит тебе эти книги, братец? – спросил старший принц, не оборачиваясь.
    — Хватит, — Фар слез с подоконника и раздраженно засопел. – Ты старше меня всего на пять лет. А обращаешься, как с ребенком.
    Нэт, оставшись одна, обняла острые коленки и уставилась на старших братьев. Ей было страшно, бесконечно страшно. А глупые мальчишки снова нашли повод повздорить.
    — Я упросил одну старушку в среднем мире. Она приносит в свой магазин их книги, — насупившись, ответил Фар.
    Он не умел долго противиться старшему брату. В каждом движении, в каждом слове Алькира было что-то властное, требовательное. Его хотелось слушать, ему хотелось отвечать. И даже непроницаемо серые глаза его, похожие на глаза всех эспритов, казались более ясными, более пытливыми.
    Алькир подошел к брату, крепкие ладони его легли на покатые плечи. Старший принц старался всеми силами унять дрожь.
    — Ты ведь помнишь, что было с тобой, когда отец нашел их книги, братец?
    Фар прижал подбородок к груди, пытаясь не всхлипывать. Он так хотел напугать брата старой сказкой, что совсем позабыл о том, что станет с его горячо любимыми книгами.
    — Я прочел все в нашей библиотеке. Они все о нашем мире и нашими глазами. Книги эйнов интереснее. В них есть легенды о всех мирах.
    — Фар, братец, — голос Алькира потеплел, — Я понимаю, что твоему могучему разуму тесно здесь, понимаю, что ты не можешь делать всего, что хочется. Но я боюсь за тебя. Отец вновь рассвирепеет.
    Губы Фара затряслись, полные ладошки вспотели. Алькир, не говоря больше ни слова, крепко прижал брата к себе.
    Короткий девичий крик прервал их примирение. Нэт рухнула на пол, раскинув руки и выгнув спину. Глаза ее заволокла тяжелая пелена. Старший принц бросился к девочке и, легко подняв на руки, переложил на кровать.
    — О, Святые Первейшие, это опять происходит! – раздосадовано прошептал Алькир и прижал холодные губы ко лбу сестры. Мелкие вздохи, вырывавшиеся из ее узкой, словно птичьей грудки, то и дело прерывались протяжным клокотанием.
    Фар полными неуклюжими пальцами принялся убирать липкие черные волосы с лица девочки, то и дело испуганно поглядывая на спокойного и сосредоточенного старшего брата. Внутри которого бушевало отчаянное беспокойство, губительное чувство собственной беспомощности.
    Беспощадный водоворот времени остановился, чтобы впустить в свой бесконечный ход маленького проводника. Чтобы раскрыть перед ним свои тайны и замыслы. Чтобы дать всем мирам шанс.
    Наконец, девочка коротко закашляла, глаза ее вновь посерели. Она с силой вцепилась в руки братьев, пытаясь удержаться в своем мире, не рухнуть в пучину грядущих событий.
    — Я видела, Фар, я видела, — заикаясь, прошептала она. Отдающие синевой тонкие губки ее подрагивали. — Деревья исчезли в дыре. Лес проснулся.
    — Землетрясение? Моя хорошая, — Алькир отрывисто поцеловал сестру в макушку. – Завтра мы все расскажем отцу. И сможем кого-нибудь спасти.
    — Фар, я видела, — девочка, казалось, не слышала, что говорит старший принц. Взгляд ее впился в наполненные ужасом глаза второго брата. Он ее точно понял, она это чувствовала.
    — Она видела что-то еще…Что-то…страшнее..?
    — Красные глаза и разорванный саван. – На выдохе произнесла маленькая принцесса эспритов.
    
    ***
    Средний мир
    Катерина искоса смотрела на Ольку. Та надела наушники и тихо подпевала: «Километры превратятся в прошествии лет в киноленты…». Подруга накручивала на палец локон густых белых волос: она всегда так делала, когда слушала музыку. Тактика игнорирования была весьма успешна, Катя готова была выложить все, что ее волнует, лишь бы услышать мнение Ольки.
    — Ну, хватит, ну! Сними уже свои наушники, а! – Катерина потрепала подругу за локоть, недовольно поджав губы.
    — Ты так на домового похожа, — Олька хмыкнула, — Лохматая и злая.
    — Я не лохматая, я с мокрой головой вчера уснула, — буркнула Катя.
    — Так и будем о твоих волосах говорить? – Оля остановилась и потянула Катерину за куртку.
    — У меня все в порядке, правда.
    — Кать, ничего, что я тебя знаю уже четырнадцать лет, да? Это ничего совсем не меняет? И не вижу я, что не спишь ты уже почти месяц, что дерганная стала, беспокойная.
    — Ох, ладно, смотри! – выдохнула Катерина.
    Девушка достала телефон, на экране которого светились голубые буквы. Предатели. Так и остались на своих местах. Катя надеялась, что наутро их будет не найти.
    — Стекло в твоей комнате?
    — Оль, я слышу кое-кого, он окликает меня по имени. А вчера я нашла еще и это, — голос Катерины дрогнул. — Как думаешь, все? Я тронулась?
    Оля всматривалась в фото, нахмурив брови. Она только, было, открыла рот, как совсем близко раздался веселый голос:
    — Девчонки! Привет! Вы в кабинет идете? Может, провожу?
    Олька залилась краской, и гневно сжала кулаки. Это конопатое, вечно растрепанное и всегда улыбающееся чудо, ей уже который раз хотелось треснуть.
    — Проводи, — Катя улыбнулась и незаметно пнула ботинок подруги.
    Когда Оля возмущенно на нее взглянула, Катерина шепнула одними губами: «Улыбайся». Олька криво улыбнулась, обнажая острые клыки. Катя когда-то дразнила ее вампиром.
    Игорь, не переставая улыбаться, сказал лишь: «Ну, ладно!» и пошел чуть спереди.
    Олькино раздражение порядком поутихло, когда долговязый одноклассник галантно открыл дверь и ей подмигнул. Катерина только заметила, что глаза у него темно-зеленого цвета, совсем как листья вишневого дерева.
    Парень обогнал девчонок, раздвигая толпу поднимавшихся по широкой лестнице. Оля специально ускорила шаг и поравнялась с Игорем. Когда ладони их случайно соприкоснулись, они удивленно дернулись. Может быть, это и была пресловутая «искра».
    Катерина, улыбаясь во весь рот и совершенно не смотря под ноги, стянула лямку рюкзака с одного плеча. Она тут же потеряла равновесие и, подвернув ногу, громко вскрикнула.
    — Катя! Осторожно! – Игорь выкинул руку вперед и успел поймать ладонь Катерины, взлетевшую в воздух.
    — Ох, спасибо, — ответила Катя, пытаясь отдышаться.
    Голова ее кружилась. В глазах темнело. Она с ужасом и удивлением посмотрела на Игоря. Глаза его теперь казались изумрудными. И свет их, пробивающийся через веснушчатую рябь обеспокоенного лица, околдовывал. Смутное воспоминание назойливо крутилось в голове Кати, но она не могла понять, что именно произошло.
    — Все в порядке?
    — Оль, — Катя быстро перевела взгляд с парня на подругу. – Ногу подвернула, я пойду в медпункт.
    — Да, идем. Игорь, скажешь Надежде Станиславовне?
    — Нет, я проведу ее. Если нужно будет, то донесу, — Игорь спустился на одну ступень и стал рядом с Катей.
    — Меня, эммм, Виталик проведет, — Катерина ухватилась за плечо низенького одноклассника со светлым пушком на лице. Он просто проходил мимо и удивленно уставился на одноклассницу. — Ты же проведешь меня к медпункту, правда? – с нажимом спросила она.
    Виталик испуганно закивал головой.
    — Пойду домой, есть повод выспаться. Прикроешь меня, ладно? – шепнула Катя подруге на ухо.
    — Как с ногой по ощущениям, несерьезно?
    — Я ее почти не подвернула, просто есть повод уйти.
    Олька коротко кивнула.
    Медсестра из медпункта долго охала, что сейчас ученики пошли совсем другие, носятся как угорелые, не думают ни о ком и ни о чем. Что было бы, если бы Катя толкнула ребенка? А если бы сама упала с лестницы и свернула шею?!
    Коротенькие черные усики над губой медсестры противно шевелились, а глупый бинт все не хотел занимать свое место.
    Наконец, Катя выпорхнула из здания и недовольным взглядом осмотрела пустынный школьный двор. Ветер усилился. Катерина подняла воротник и включила музыку, чтобы не оставаться наедине с будуражащими мыслями.
    Как только она свернула на безлюдный проулок недалеко от своей улицы, листья, застилавшие все вокруг, в одну секунду поднялись в воздух, образовав воронку вокруг. Катя резко сорвала наушники. Листья тут же упали на землю.
    — Что, черт возьми, тут происходит?! – вскрикнула девушка, окончательно выходя из себя.
    — Простите, Катя! Я не хотел вас напугать! — раздался взволнованный голос сверху.
    — Что-о-о?! – девушка бешено завертела головой, отошла назад, оступилась. Упала.
    — Пожалуйста! Не кричите. Когда придете домой, просто оставьте форточку открытой. Мне не терпится с вами поговорить.
    — Форточку?! — взвизгнула Катя. Она развела ладони в сторону и вновь, теперь чуть более спокойно повторила, словно объяснив что-то самой себе: — Форточку…
    Девушка встала и, не отряхнувшись, рванула к дому. Так на физ-ре она никогда не бегала. Побег к безумию не сравнится ни с какими нормативами. Катя была полна решимости: быстро вошла в свою комнату, проворно забралась на подоконник. Рука ее дрогнула, коснувшись оконной рамы. Катя закрыла глаза, выдохнула и решительно рванула ручку на себя. Девушка считала удары своего сердца, которые так походили теперь на звуки заводного ирландского танца. «Девяносто восемь», — прошептала Катерина на выдохе и открыла глаза. Слабое белесое солнце пыталось подсушить лужи после очередного дождя, деревья мирно колыхались, о чем-то перешептываясь. И ничего, ровным счетом ничего не происходило.
    Через час Катя устала стоять и в куртке упала на кровать, и, сжав руки в замок, начала деловито шевелить пальцами.
    — Здравствуй, Катя! — голос, донесшийся от окна, видимо, радовался.
    Катерина фыркнула: конечно, это ведь не он сходил с ума.
    — Ну, привет, кто бы ты ни был, — девушка коротко кивнула в сторону окна.
    «Господи, да что же я делаю. Аа-а-а-а-а-а-а-а!» — пронеслось в этот момент в ее голове.
    — Ох, ничего, что сразу я на «ты»?
    Девушка закусила губу и нахмурилась: голос явно принадлежал парню не многим старше ее. Может быть, одноклассники шутят?
    — Катя?
    — Катя, — Катерина кивнула, закусив губу. — А ты?
    — Свивент.
    Девушка улыбнулась.
    — Смешно? — тихо проговорил незнакомец.
    — ЧуднО.
    Катя молча встала с кровати, стянула куртку, отнесла в прихожую. Вернулась, и, поежившись, закуталась в плед.
    — Ты холодный, — буркнула она.
    — Да, этого не отнимешь.
    — Итак? — Катя выжидающе уставилась в окно. «Ну, познакомились. Что теперь? Письмо из Хогвардтса, кольцо в Мордор…»?
    — У меня смутное впечатление, что ты меня не боишься. Я уже столько раз подбирался к тебе, намекал, что рядом что-то такое, что выходит за рамки реального, а ты…
    — Нет, листья меня действительно пугали, — Катя покачала головой. — Да и ты пугаешь, но не так…Как-то не так пугаешь. — она нахмурилась. — Я, скорее, боюсь, что сошла с ума, а не твоего появления…
    — Мама и подруга видели конфеты? А цветы? Они ведь были вполне реальны?
    — Да, вроде бы, — Катерина закусила губу.
    — Я существую, я рядом. И поэтому ты должна бояться. Может, я – твой кошмар?
    — О, поверь, мой кошмар выглядит иначе… — девушка усмехнулась. Обстановка становилась менее напряженной. — У него глаза красным светятся.
    — Что? Ты это серьезно?
    — Да нет же, я шучу, — Катерина закусила губу, чтобы улыбка не выходила такой нервной. Что мешает правде натянуть маску шутки?
    — Твоя нога повреждена?
    Катя с удивлением посмотрела на небольшой отек в области левой лодыжки. Ногу тут же окутала струйка холодного воздуха, светящаяся голубым.
    — Завтра все будет не так плохо, как могло бы быть, — самодовольно сказал голос.
    — С-с-спасибо, — девушка удивленно повертела ногой, которая теперь совершенно не болела.
    — Мне пора, Катя, — голос незнакомца дрогнул. — Возле шифера через пару часов.
    Не успела Катерина прийти в себя, как телефон ее пронзительно зазвонил. Девушка глупо уставилась на него. Предмет мира вещного вдруг показался нереальным.
    — Ты жива там вообще? Что с ногой? – раздался обеспокоенный Олин голос.
    — Да с ногой все хорошо. Я так устала чего-то. Завтра все расскажу, хорошо?
    — Я зайду за тобой и, если ты все еще будешь хромать, ни в какую школу ты не пойдешь, поняла?
    Катя кивнула и нажала на «отбой». Она пролежала на кровати полтора часа, не шевелясь и едва дыша, словно боясь что-то спугнуть.
    Через назначенное время она была на уговоренном месте. Девушка нервно всматривалась в серое небо, ковыряла кроссовкой старый асфальт, но боялась прикоснуться к осколкам шифера. Сознание разыгралось: ей показалось, что на деревьях заговорщически затрепетали листья, стая ворон пролетела над ее домом, грозно созывая своих сородичей, соседский пес выглянул в окно и завыл.
    Она боялась заговорить первой. Хотя, этот кто-то пообещал, что придет. Не лучше уж подождать немного? Катя прислонилась к стене, закинула руки на голову и уставилась суетящихся птиц. Наверное, каждый подросток хоть раз думал, что создан для чего-то большего. Вот и Катя иногда подолгу размышляла о том, что мир, такой большой и скучный, не подходит ей. Что где-то есть место, где блестящие монеты заменяют замусоленные купюры, где песни и танцы не затихают до утра, где рыцари парят верхом на драконах…А вокруг нее все было так обычно. По-людски. Люди не способны на чудо. Они не умеют летать, не умеют управлять стихиями, передвигать предметы, не способны перемещаться в пространстве и времени. А весь прогресс? На чем он основан? На том, что человек пытается с помощью машин совершать то, что природой ему не дано. Разум – единственная сила людей. Великое оружие. Позволяющее им прикасаться к облаками, приближаться к звездам, опускаться ко дну океанов, управлять дикой энергией атомов, подчинять себе бури и ураганы, искать жизнь на других планетах, вытаскивать из лап смерти безнадежно больных.
    Катя всегда восхищалась способностью людей создавать что-то невероятное. Но любой, даже самый великий человек, будет всегда оставаться лишь человеком. Без своих изобретений и устройств. Маленьким существом, которому не подвластно ни время, ни стихии, ни его собственная жизнь.
    — Привет, — оторвал ее от рассуждений уже привычный голос.
    — Оу-у-у-у-у-ух, — Катя прислонилась лбом к стене, — Я опять тебя слышу!
    — Ты разве не за этим сюда пришла? – голос усмехнулся.
    — Я пришла узнать, наконец, кто ты такой. И что тебе от меня нужно.
    — Постарайся меня услышать, ладно? Это все так нелепо звучит, что не знаю, смогу ли это повторить…Итак,— незнакомец шумно выдохнул, и стена дома покрылась толстым слоем инея. Я – Свивент Альтервардский. Принц Великого Северного Дельвига. Я…как бы это сказать. Ветер. Ну, на самом деле, нас очень много. Я не один такой. И, чисто теоретически, ветер мной не является, и я – буквально не ветер, в вашем понимании. Но… — замямлил голос, — О, Первейшие, я никогда об этом не рассказывал! Наш народ зовется Эспритами. Мы из верхнего мира и управляем воздухом.
    Катя с удивлением провела пальцем по стене, чтобы убедиться, что иней настоящий. «Если это галлюцинации, то они отменного качества» — подумала девушка.
    — Итак. Ветер.
    — Да. Ты удивлена? Напугана? Я не могу ничего прочесть на твоем лице, — эсприт сглотнул. Похоже, он здорово волновался.
    — Я сама толком не понимаю, что я чувствую, — Честно ответила Катерина, — Уж слишком это все необычно. А наш мир?... Нижний?
    — Средний.
    — А кто в нижнем?
    — Эйны. Рыжие. Большеглазые. С острыми ушами. Там Эрремур, их королевство.
    — Ага! — Катя подскочила на месте. – Существуют! Всегда знала, что эльфы существуют! — девушка истерически расхохоталась.
    Эсприт тактично молчал, позволяя ей принять незримое расширение ее привычного мира.
    — И какие они? Правда, безумно красивые, с дивными голосами? Какая у них магия? – защебетала Катерина.
    — А ты не хочешь узнать, как выгляжу, например, я? – со слабо скрываемой обидой в голосе спросил Свивент. — И вообще я сказал «эйны», а не «эльфы»
    — Ой, — Катя провела рукой по волосам, пытаясь прийти в себя. — А вы…как выглядит твой народ?
    — В вашем мире мы бестелесны. Выглядим мы примерно как люди. Все-таки, предки у нас одни. Дома мы вполне ощутимы, скажем так. Тело тоже состоит из плоти. Ну, не совсем такой, как у вас. Кровь у нас совсем другая, уже другая. Ну, не будем пока об этом. Я, кажется, уже тебя совсем запутал. И начинаю запутываться сам.
    — Свивент…
    — Кстати, об именах. Свиф. Можешь называть меня Свиф, — вновь быстро выпалил голос.
    Катя рассмеялась. «Свиф». Слово было похоже на фырканье маленького котенка.
    — Почему так?
    — Я не помню, откуда это пошло, но неофициально меня называют именно так. Друзья называют меня так, — собеседник запнулся, а потом быстро добавил, — Я хочу, чтобы ты была моим другом.
    Кровь прилила к щекам девушки, и она поспешно ответила:
    — И что же тебе нужно, Свиф? Почему ты так волнуешься?
    — Я волнуюсь? — возмущенно воскликнул эсприт и тут же согласился. – Ох, да. Я волнуюсь. С тобой уже случалось подобное? Кто-нибудь говорил с тобой?
     Катя закусила губу, перед тем, как ответить, а потом, подумав, сказала:
    — В детстве у меня были психические расстройства. Которые все больше усугубляются. Сейчас меня мучают кошмары. Это считается?
    — Нет, — Свиф смутился, — не думаю. Понимаешь, меня очень влечет мир людей. Я часто наблюдаю за вами. Около полугода назад я встретил тебя. Может быть, помнишь, когда ты упала в лужу? Середина весны, грязь. А ты сидела в холодной луже и смеялась, долго смеялась. Все ходили мимо, оглядывались, — голос эсприта потеплел, стал мягче, — Мне стало понятно, что такое поведение странно не только для меня, но и для людей. После этого я тебя периодически навещал. А тут крыша рухнула! Я едва успел остановить этот отломок!
    — Кстати, я не сказала спасибо. И за поздравления с днем рождения тоже, — Катя позволила себе перебить собеседника. – И я тогда случайно упала, — смущенно добавила она и густо покраснела.
    Это действительно вышло глупо: она пыталась достать жужжащий телефон из кармана джинсов, но неудобная куртка стесняла все движения, а в руках ее были тяжелые пакеты с продуктами. До кармана было не дотянуться, поэтому Катя попросту запуталась в наушниках, поскользнулась на грязи, упала в лужу. А звонил ей злополучный будильник, который она все время забывала выключить.
    — Да ничего. Мне было не сложно. — Свивент говорил быстро, словно боясь что-то упустить, — Ну, так вот. Несколько раз я пытался заговорить с людьми. Все было тщетно, никто не замечал моего присутствия! И я нашел тебя. Я вскрикнул, и ты меня услышала! Представь мое удивление! Я был просто поражен! Столько лет, столько попыток! И тут ты, Катя!
    Девушка слушала нового знакомого, открыв рот. Она с трудом осознавала, что этот разговор был удивителен не только для нее.
    — И что мне от тебя нужно? Да ничего! Честно слово! Только говори со мной, будь обычной. Я так люблю ваш мир, что сейчас просто умру от счастья! Мне нужен в нем проводник…
    — Аулен! – властный голос вдруг прервал тираду принца эспритов. — Ты разве должен быть здесь?
    «Молчи. Вожмись в стену и не дыши» — прошипел Свиф над самым ухом Катерины.
    Катя невольно отшатнулась, шифер хрустнул.
    — Отойдем, Аулен, здесь неразумное. Оно отчего-то пялится в небо.
    — Кральо, — пробубнил Свивент не своим голосом. — Мне необходимо разобраться с этим участком.
    Катерину по щеке полоснул холод: эсприт умчался.
    
    ***
    — Ка-а-а-а-а-ать, ну что такое? Ты выходишь? Я внизу!
    — О, прости. Спускаюсь.
    Катерина сбежала по ступенькам, запихивая на ходу в рот бутерброд и запивая его молоком из картонной коробки.
    — Мы опоздаем так, — Оля забрала у подруги рюкзак, чтобы та смогла натянуть на себя куртку.
    — Маму на работу собирала, — Катя пожала плечами, — Она у меня несамостоятельная такая.
    Оля рассмеялась, а потом спросила:
    — Что с ногой? Что это вчера было вообще?
    — Я тебе говорила, что придумала новое шикарное имя для собаки? Так звали собаку моей бабушки!
    — Тему переводишь, мартышка ты такая?
    — Да все хорошо, честно.
    Катя даже не представляла, как можно обо всем рассказать подруге, да и, судя по всему, нельзя было ничего рассказывать.
    — Я просто кое с кем познакомилась. Он не отсюда. И его зовут Свиф. И я пока ничего не хочу говорить. Боюсь все испортить.
    — Но первым человеком, которому ты обо всем расскажешь, должна быть я, понятно тебе? – Оля больно ущипнула подругу за руку.
    — Хорошо-хорошо-хорошо! Как только соберусь с мыслями, все тебе расскажу.
    День уже начал укорачиваться, поэтому по улице все еще парил серый свет. С леса на город переполз вязкий густой туман. Оля все пыталась рассказать подружке одну из городских страшилок, услышанных ею от дедушки, а Катя визжала и убегала, закрывая уши. У Катерины была слишком хорошая фантазия, чтобы слушать такие истории.
    Девчонки подошли к школе, и принялись приводить себя в порядок: Катя начала сдувать капельки воды, похожие на маленькие стеклянные бисеринки, осевшие на ее завившиеся волосы, а Оля сетовала на то, что сейчас росой смоет всю ее пудру, и кожа ее будет недостаточно идеальной.
    Из тумана им навстречу шагнул сияющий Игорь.
    — Доброе утро, девчонки! Это становится традицией! – перень мило улыбнулся и взмахнул рукой.
    Оля опять сразу же покраснела, и никакая пудра этого скрыть не могла.
    — Доброе утро,— Катерина кивнула.
    — А я вот тоже только подошел, — Игорь поежился, а девчонки с трудом сдержались, чтобы не расхохотаться.
    Волосы одноклассника промокли так, что даже перестали топорщиться. Воротник и плечи джинсовой куртки потемнели.
    — А ты далеко отсюда живешь? – стараясь не улыбаться, спросила Катя.
    — Пять минут вообще, — Игорь махнул куда-то рукой, вероятно, указывая направление к своему дому. — Все в порядке? Как твоя нога, Катя?
    Катерина тряхнула головой, как от приступа внезапной зубной боли. Вновь беспокойство настигло ее, мешая сосредоточиться. Перед ее взором появился Игорь, хватающий ее за руку, только освещение было другим. И обстановка. Она невидящим взглядом посмотрела на одноклассника, а потом перевела взгляд на Ольку.
     — Я…я, я лед сразу приложила, — запинаясь, сказала Катя, — Р-ребят, пойдем в класс, да? Мы ведь промокли уже?
     Катя подняла воротник куртки, словно от чего-то защищаясь, и взбежала по ступенькам. Оля и Игорь, обменявшись ничего не понимающими взглядами, пожали плечами и пошли вслед за ней.
    
    ***
    Верхний мир
    — Куда-то спешишь?
    Свиф замер, проклиная всех святых. Он развернулся на каблуках и, увидев кривую усмешку на лице брата, с вызовом ответил:
    — Да, спешу. А у тебя ко мне какое-то дело?
    — Да нет, братец. — Миссер провел рукой по светлым волосам, наслаждаясь нервозностью Свифа. — Просто интересуюсь, не нужна ли тебе моя помощь в чем-то.
    — Не смеши Первейших, — младший принц стремительно направился к выходу, намеренно задев брата плечом.
    Миссер изогнул тонкие брови и приложил руку к груди:
    — Как грубо! – нарочито возмущенно проговорил он.
    Когда Свиф уже был в дверях, Мисс добавил:
    — Ну, чего еще от тебя ждать. Ты – сын своей матери, — эсприт улыбнулся, обнажая ослепительно белые зубы. Он ждал взрыва, криков, хоть какой-нибудь реакции.
    Но Свиф промолчал. Второй раз за утро и тысячный раз за всю жизнь. Ответом на оскорбление стали лишь гулкие шаги.
    Свивент запаниковал: уже который раз Аулен оставлял ему свою темно-синюю мантию простого рабочего. Из-за широких капюшонов никто и не догадывался, что в средний мир спускается сам принц. Но теперь Мисс обо всем прознал, он не позволит ему так просто сбегать из дворца.
    — Ой, да не все ли равно! — в Свифе все еще кипела ненависть к брату. — Я хочу спуститься вниз. И я это сделаю.
    ***
    Средний мир
    Из школы Катерина поспешила к лесу, она уже давно там не гуляла. Да и думалось ей, что Свиф станет охотнее разговаривать, если поблизости совсем не будет людей. Но за четыре часа Катя устала до ломоты в костях и закоченела, так что пришлось бежать домой, в обжигающе горячий душ. Пальцы неприятно ныли от теплой воды, ей хотелось упасть в ванной и уснуть.
    Девушка с трудом доползла до кровати. Электрический чайник громко щелкнул на кухне, но Катя прошептала только «не сейчас» и с наслаждением натянула одеяло до самого носа.
    Ей приснился серый кот, старый и мягкий. Он лизал шершавым языком ее руку и щурился от счастья. Чем дольше он лизал, тем Кате становилось больнее. Она пошевелила рукой, но кот вцепился в нее и принялся грызть. Девушка открыла глаза и глупо уставилась в темноту своей комнаты. Боль в руке не проходила. Катя посмотрела в дальний угол комнаты, на любимую картину, на письменный стол, а потом на стул, стоявший около стола, почти у изголовья ее кровати. И тут же пришла в чувства, окончательно проснувшись. Между стулом и ее кроватью, совсем близко от головы что-то шевелилось. Сердце у девушки бешено забилось, она стала часто моргать, надеясь на то, что скоро глаза привыкнут к темноте, и она увидит, что-то, что не умеет шевелиться самостоятельно.
    Но, вопреки ожиданиям, теперь Катя стала лишь отчетливее видеть темную фигуру, которая склонилась над ее рукой, выглядывающей из-под одеяла. Девушка вскрикнула, выдернула руку, прижалась к стене. Спустя долю секунды незнакомец уже сидел на одеяле, зажав Кате рот рукой. Ночной гость откинул капюшон, закрывающий лицо, и сердце Кати проделало сальто — так ужасно было то, что она увидела. Вот они: черного цвета раскосые глаза, серая, испещренная мелкими рубцами кожа, высокий лоб с толстым шрамом, впалые щеки, тонкие, словно линии, губы. Ужас воплоти, пришедший из детских кошмаров Катерины, сидел теперь у нее на кровати. Девушка начала задыхаться: незнакомец зажал огромной рукой в кожаной, отвратительно пахнущей перчатке, не только ее рот, но и нос.
    — Сиди тихо, поняла? – незнакомец приблизил омерзительное лицо, и знакомый запах гнили и разложения, что преследовал ее все детство, окутал Катю.
    Девушка энергично закивала, и страшный гость убрал руку. Катерина проверила челюсть, ей показалось на минуту, что она вывихнута.
    — Снимаешь его, отдаешь мне, и я ухожу, — проскрежетал незнакомец. Глаза его стали наливаться алым.
    — Я не знаю, о чем вы, — прохрипела Катя, вжавшись в стену еще сильнее.
    — Сейфул меня побери! — гость отпрянул от девушки. – Это еще кто?
    Удар. Второй. Третий. Стекло опасно дребезжало.
    — Кто это, я тебя спрашиваю?! — незнакомец опять кинулся к Кате, но тут же отпрянул. — Еще и этот здесь! Ха.
    Пугающий старик стал в центре комнаты в полный рост, и Катя наконец-то смогла его разглядеть. Маленький, коренастый. Пышущий злобой и отвращением.
    Стекло, больше не в силах сопротивляться, треснуло. Осколки звенящим дождем ворвались в комнату. Катя едва успела закрыть лицо одеялом.
    — Все в порядке?! Ты цела?! — прокричал Свиф.
    — Катя! Боже мой! Что случилось?! Катя! — мама вбежала в комнату и, смахнув осколки с одеяла, покрывшегося толстым слоем инея, стала осматривать дочь. По одеялу медленно расползались кровавые пятна.
Последний раз редактировалось Джин Бишер 30 окт 2017, 22:32, всего редактировалось 1 раз.
 
Сообщения: 12
Зарегистрирован:
24 окт 2017, 20:06

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Sokol » 26 окт 2017, 20:19

    Здравствуйте, автор! Прочитал пока только первую главу Вашего произведения. Впечатления очень положительные. Интересное и интригующее начало с довольно необычным сюжетом. Приятный стиль, интересные персонажи.
    Самое важное замечание. У героини есть шрам на шее (ох, что на лбу, что на шее, зря Вы, ну да ладно — привычка закрывать его волосами придаёт живости, а загадка с происхождением этого шрама окончательно компенсирует ощущение сходства с Сами-Знаете-Каким-Мальчиком) и медальон, без которого она себя не представляет. Две вещи, сопровождающие её всегда и везде, и о которых мы узнаём в первом случае на исходе первой трети главы (ещё ладно), во втором — на последних строках главы (совсем не ладно). Про медальон лучше бы впервые упомянуть пораньше.
    И ещё. Описания. Не стал выносить примеры, но вариант самого начала довольно типичен: тёплые дни тогда-то были чем-то, хмурые тучи уже подбирались туда-то, лучики плясали там-то. Порядок слов один и тот же, а это очень мо-но-тон-но. Краем взгляда зацепил песню во второй главе: вот то же самое, если её текст будет: "Чёрный саван зарыт в лесу. Мы идём туда по тропинке. Я тебе расскажу сказку…" Вся мелодика фразы мгновенно пропадает. Надеюсь, объяснил понятно.
    По тексту.
    
Теплые дни в разгар осени были большой редкостью.

    Они таковой и остаются. Такие вещи лучше писать в настоящем времени, даже если само произведение в прошедшем.
    
Катерина проснулась, недовольно провела рукой по мокрой щеке. Сон был нереальным, надуманным. Она никогда не видела отца. Никогда не ела вафельный рожок из его рук, никогда он не покупал ей шариков. Девушка села на кровати, почему-то на себя разозлившись, а потом и вовсе схватила подушку и улеглась на широком подоконнике. Колени уперлись в подбородок, стекло приятно холодило щеку. И дурные мысли раз за разом возвращались к детским кошмарам. Огненные сны возвращались, в этот раз приведя за собой таинственный голос. Катя потянулась за конфетами и сунула в рот сразу три. «Все будет хорошо. Все будет хорошо. Все будет хо-ро-шо» — как заклинание бубнила она.
     Фонари погасли, город погрузился во тьму. Лес чернел впереди беспокойным морем. Катерина упорно всматривалась вдаль, противясь властному, обволакивающему сну. Розовый туман стелился по упругой зеленой траве. По темно-голубому, почти синему небу ползли ленивые облака. И вдруг туман рассеялся, обнажая, как язвы на измученном теле, то, что бережно скрывал. Обломки стрел с пушистыми наконечниками, разрубленные надвое мечи, части доспехов. И сотни тел. Израненных. Мертвых. Девушка вертела головой, объятая животным страхом. И тут взгляд ее наткнулся на фарфоровое лицо прекрасного мальчика. Из плеча его торчала крупная стрела, струйка темно-вишневой крови стекала от уголка губы, беспощадно пачкая светлую рубаху.

    Из-за того, что только косвенно ясно, что девушка смотрит в окно, а абзацы довольно объёмные — приходится перечитывать, чтобы понять, что происходит. Совет: добавить как-нибудь красиво в начало второго абзаца слово "окно".
    
— Гуманитарий… я – гуманитарий, – прошептала Катя, опустив голову на раскрытую тетрадь.

    Вообще не очень понятно, зачем это. Можно было и по-другому дать понять, что она гуманитарий.
    
Как только дело дошло до припева, Катя начала поочередно размахивать руками в стороны в такт песне.

    Немного пусто. Не обязательно называть конкретную песню, но хотя бы показать, что именно слушает в этот момент героиня (слышит ли она нежные басы, или мощные гитарные рифы (по упомянутому ниже Sum41 подозреваю, что именно это), или мелодичные переливы нот…), стоит для усиления эмоционального эффекта.
    
Поставила гитару и выключила музыку

    Здесь непонятно, откуда взялась гитара. Очевидно, что перед этим она держала её в руках, но это совсем не упоминается.
 
Сообщения: 187
Зарегистрирован:
06 июл 2014, 16:29
Откуда: Москва

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Смайлик » 27 окт 2017, 01:37

    Здравствуйте, Джин Бишер. :lol: Рада приветствовать вас на форуме. :D
    
Джин Бишер писал(а):Хмурые тучи уже подбирались к окраинам города, но в центре, где уже пестрел листьями парк, царило настоящее лето.

    Повтор.
    
Джин Бишер писал(а): Кот и на самом деле вскоре показался.

    Возможно, появился.
    
Джин Бишер писал(а): В голове ее уже зрел план,

    Лишнее.
    
Джин Бишер писал(а):Усталые вороны перелетали с ветки на ветку, кидая грозные взгляды на прохожих.

    Возможно, это вороны волшебные? Так, в жизни, грозных взглядов я у этих птиц не наблюдала.
    Впечатление от текста приятное. Энергетика от него идет теплая и добрая. Хочется читать. :D
 
Сообщения: 655
Зарегистрирован:
11 фев 2017, 16:52

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Andrey Rymin » 28 окт 2017, 23:06

    Я бы не стал пихать в самое начало рыжие кудряшки, еще и трепещущие на ветру )) Моветон, однако
 
Сообщения: 606
Зарегистрирован:
06 авг 2015, 13:18

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Джин Бишер » 30 окт 2017, 22:23

    Ох, прошу прощения, не могу понять, как отвечать конкретному пользователю(( всем огромное спасибо за замечания, обязательно пересмотрю))
 
Сообщения: 12
Зарегистрирован:
24 окт 2017, 20:06

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Джин Бишер » 30 окт 2017, 23:42

    Смайлик, спасибо большое за разбор)) Буду рада, если где-нибудь еще попинаете))
 
Сообщения: 12
Зарегистрирован:
24 окт 2017, 20:06

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Джин Бишер » 30 окт 2017, 23:43

    Andrey Rymin, а не подскажете, как по-вашему, лучше подавать внешность персонажа?)
 
Сообщения: 12
Зарегистрирован:
24 окт 2017, 20:06

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Джин Бишер » 30 окт 2017, 23:44

    Sokol, Огромное спасибо!) На самом деле, текст был растянутый довольно, пыталась при редактировании сократить) Вот и досокращалась, что некоторые моменты нелогичны уже совсем)
 
Сообщения: 12
Зарегистрирован:
24 окт 2017, 20:06

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Джин Бишер » 30 окт 2017, 23:54

    Добавляю третью главу) Может быть, кто-то захочет чем-нибудь помочь)
    Глава 3: О давно исчезнувших эрдах
    
    Верхний мир
    — Я видел эрда, говорю тебе! — Свиф откинул темные волосы с лица.
    Младший брат его задумчиво листал страницы толстой книги.
    — Я верю тебе, правда. — Альк нахмурился. Лицо его уже потеряло детские черты, но все еще не приобрело взрослых. — Но как ты объяснишь отцу, Свиф? Если он узнает, что ты был внизу…Тем более, если ты расскажешь, что говорил с неразумным…
    — С человеком, — поправил Свивент, поморщившись.
    — Хорошо-хорошо, с человеком.
    — Может быть, упросить его один раз спуститься? Всего раз. А там уж скажу, что внезапно увидел эрда.
    — Разгуливающим по улице.., — Альктариус поморщил нос. Он был очень похож на земных котов, когда так делал.
    Заброшенная библиотека Фаранихиуса, младшего брата короля, была для принцев излюбленным убежищем. Практически все эсприты считали ее сборищем мусора. Комната, об которую можно испачкаться, едва прикоснувшись к двери. Верховный Эсприт, однако, не позволял выбрасывать богатства ополоумевшего брата. Он говорил всем, что это – память, не более того. Но сам он знал, что все в этой комнате – бесценные сокровища, кропотливо собранные за три с лишним сотни лет. Книги эти были историей. Историей не Дельвига и его обитателей, но историей всех миров. В них хранились ответы на вопросы, которые зададут потомки через много веков, в них были страшные тайны, доступные лишь тем, кто умеет видеть загадки в простых словах. В них были пророчества, что спасут мир. Что спасут его милого сына.
    — Что он делал у Кати в комнате?... — Свиф сунул палец в рот, пытаясь отгрызть ноготь, и сразу же одернул руку. Я вот все думаю... Кто разбудил его? И когда? Вот в чем вопрос.
    — Может, он жил все это время? Просто скрывался.
    — Эрд? Не заявляющий о себе столько лет? Не смеши меня. Я все думаю, не тот ли это эрд…Помнишь, «…глаза его ярко горят»?..
    — Ох, ты что, Свиф! Кому могло прийти в голову разбудить самого Кахатуба?!
    ***
    Нижний мир
    Когда морок спал, Акмил открыл глаза и рассеяно улыбнулся. В душе его плескалась теплота, расслабляя и наполняя спокойствием. Он нашел себя.
    — Серый, отец, — на выдохе проговорил он, вспомнив, наконец, как дышать.
    Глаза Карадира удивленно расширились, огонек надежды всего на миг зажегся в нем, но пожилой эйн тут же себя одернул. Густые седеющие брови вновь вернулись к переносице, неизменная морщина по центру лба стала еще глубже.
    — Не дури, парень! — раздраженно воскликнул эйн и шагнул к сыну, жадно всматриваясь в его яркие глаза. — Не увидишь свой цвет, значит, ты один из этих, — тонкие губы презрительно скривились, — эйнронгов. Ты знаешь, слово мое крепкое. А я такого выродка в доме не потерплю.
    — Но… я видел серый пепел. Я на самом деле Серый, говорю тебе, — замямлил молодой эйн. Радость от внезапно обретенной силы рассыпалась на мелкие песчинки, налетев на твердь отцовского гнева.
    Звук хлесткой пощечины повис в воздухе. Акмилу долго еще казалось, что звон этот парил вокруг, напоминая о презрении отца.
    — Иди в дом, — бросил кузнец. — Завтра я объявлю королю, что породил ничтожество.
    Молодой эйн опрометью бросился с холма, глотая горячие слезы. Сила кипела в нем, он наконец-то ее почувствовал. Знал, что нет равных ему теперь во всем Эрремуре, а может, и во всех трех мирах.
    Сухая трава настойчиво цеплялась за ботинки из мягкой кожи. Несколько раз эйн оскальзывался и летел вниз. Но ссадины заживали мгновенно, а боль душевная, рвущаяся наружу, заглушала все сигнала тела. И только щека, опаленная отцовским негодованием, напоминала о себе.
    Факелы подземелья уже погасли, и Акмил с трудом разобрал соседнюю деревушку, до которой успел дойти. Эйн замер на мгновенье. Может быть, и не зря он сюда пришел?... «Алеш так силен, посмотри!», «Алеш, сын моего брата, сегодня на охоте подбил баймука!», «Алеш нашел невесту. Скоро у Алеша будут славные дети!», «Почему моему брату Первейшие дали такого сына, как Алеш, а мне…»
    Ярость медленно забурлила внутри, смешиваясь с Силой, окрашивая ее в красный. Цвет насилия и отмщения.
    Алеш был Синим. Он увидел свой цвет восемь лет назад. Впрочем, как и другие, менее примечательные дети эйнов. И только Акмил, единственный из пяти деревень, не знал своего цвета. Поговаривали, что во всем Эрремуре все чаще стали рождаться дети без Силы. А что за эйн, без огня? Позор той семье, что породила эйнронга.
    Акмил на ватных ногах подошел к аккуратному каменному домику. Желтый свет лампы еще плясал на его стенах, внутри слышались тихие разговоры. От дома этого веяло теплом: тихим, семейным. Молодой эйн оглянулся, всматриваясь в череду холмов, туда, где виляла белая тропинка, уходя к его дому. Где на крыльце стоял отец, заправляя сухой горькой травой потертую трубку и проклиная Первейших за такого сына.
    Акмил постоял еще немного, прислушиваясь к воинственной барабанной дроби своего сердца. Оно требовало мести. За долгие годы боли, несправедливости и жесткости. Утробный рык зародился где-то в груди, но застрял в горле твердым комом. Эйн еще не знал, что сделает, но руки его вспыхнули, словно немой призыв к действию. В старом саду протяжно закричал плигас, предвещая недоброе.
    — Алеш, сынок, — бархатистый голос Ратмирры, матери семейства, прозвучал совсем близко.
    Акмил, было, дернулся, но остался на месте. Его заметили.
    — Алеш, — повторила Ратмирра. — Там на улице твой друг, сын кузнеца.
    — Он мне не друг, мама, — насмехался голос Алеша.
    Он вышел из дома и удивленно вскинул тонкие брови. Несмотря на немалую силу, Алеш был невероятно хорошо сложен. Он был так красив, что его заметила сама королева. Она избрала его своим личным стражем.
    — Эй, и правда ты. Я собираюсь. Завтра перебираюсь во дворец, — эйн самодовольно улыбнулся. — Сам понимаешь, дел много. Чего нужно?
    — Алеш, я вызываю тебя на бой, — сквозь зубы просипел Акмил.
    Алеш присвистнул и улыбнулся, снисходительно, надменно.
    — Парень, в прошлый раз твои раны с трудом зажили. Помнишь? Ты бы шел домой. Догонять не стану, не до тебя сейчас.
    — Алеш, я вызываю тебя на бой, — твердо повторил сын кузнеца, постепенно успокаиваясь. Впервые перед боем в душе его зарождался не страх, а животное желание напасть на противника, поразить его, любоваться бездыханным телом.
    Алеш никогда не был глупцом. Хищные огоньки в глазах соседа не ускользнули от него.
    — Матушка, беги в кузницу, — коротко крикнул он.
    Мать его, безумно красивая эйнийка, испуганно взглянула на Акмила, словно моля о чем-то, и тут же кинулась по тропинке вверх по холму. Мать Акмила, полная и склочная, никогда бы не выполнила просьбу сына. Она принялась бы ругаться и спорить. Так она делала до самой смерти.
    — Я принимаю твой вызов, — спокойно сказал Алеш и встал перед сыном кузнеца. — Я вижу, ты узнал свой цвет?
    — Узнал, Алеш. И я убью тебя теперь, — ответил Акмил, глотая слезы.
    — Ты тоже Син…
    Огонь сорвался с рук Акмила и впился в тело Алеша. Парень злобно вскрикнул, отражая атаку. Акмил, тонкий и беспомощный раньше, выстоял. И мало того, даже не заметил удара. Сын кузница осклабился, и Алеш испугался. Впервые за свою недолгую жизнь.
    — Сын? – донесся хриплый голос запыхавшегося эйна. — Гнев Первейших на твою голову! Что ты удумал?! После прошлого раза едва не околел!
    Акмил не ответил. Только нижняя губа его предательски дрогнула, да глаза повлажнели. Молодой эйн, повинуясь зову Силы, поднял руки над головой. Пламя с обеих рук слилось, становясь гранатово-красным. Алеш бегло взглянул на кузнеца, словно предчувствуя беду. Карадир бросился к сыну, но огонь уже выскользнуло из рук Акмила и шипя, и рыча, принялся терзать плоть Алеша. Кузнец отпрыгнул от сына, прикрывая собой его противника.
    — Сын, я верю тебе, — эйн бросил горький взгляд на стонущего от боли юношу, на кровавые пузыри, наливающиеся на его коже. — Я верю тебе. Я верю, что ты – Серый.
    — Что мне вера твоя. — Акмил криво улыбнулся. — Когда я – Серый.
    Пламя устремилось к кузнецу, чтобы вместо одной жизни унести две.
    
    ***
    Средний мир
    Катерина открыла глаза. Короткая борода — первое, что она увидела. За ней – крючковатый тонкий нос, и только потом – постоянно улыбающиеся серо – зеленые глаза.
    — Доктор Квазовский, — Катя улыбнулась и села на кровати. – Неожиданно.
    — Не ожидал, что ты меня сразу узнаешь. Мама мне позвонила.
    — Вы почти не изменились, — девушка скользнула взглядом по лоснящимся щекам и объемистому животу доктора.
    — Растолстел, да, — мужчина хохотнул.
    Катерина смутилась и закрыла лицо руками.
    — Извините, не хотела ничего такого сказать.
    — Катюш, все меняется. Ты выросла, я постарел. И это нормально, не было бы этого, не было бы самой жизни.
    — Сеанс психотерапии уже начался? — фыркнула Катерина.
    — Ладно стекло, его мог разбить ветер…Но мама сказала, что ты кричишь ночами. Опять те же кошмары?
    — Ей показалось. Честно.
    — И рана тогда сама собой появилась, да?... — доктор кивнул подбородком в сторону Катиной шеи. — Ты уже разучилась мне доверять, да?
    — Мне больше не шесть. О каких-то вещах стало говорить сложнее.
    — Катюш, ты только помни, что всегда рядом есть те, кто может помочь.
    ***
    — Слава Первейшим, с тобой все хорошо, Катя! — донесся взволнованный голос из форточки.
    Катерина застыла спиной к окну, глупо улыбаясь. Она так боялась, что все исчезнет, как только она вернется домой.
    — Катя? Ты не хочешь больше со мной говорить? Я все понимаю! Прости. Я виноват во стольких бедах! Я покину тебя, не медля!
    — Эй, да все в порядке! Боже мой, подумаешь, пару швов и нервный срыв! — воскликнула Катя, поворачиваясь.
    — Я не рассчитал силу. Стекло могло ранить не только твои руки… Но стоило подумать, что эрд тебе навредит…
    — Эрд? – Катя залилась смехом. — Еще какой-то из ваших народов? Смешно звучит! И я его всю жизнь боялась, вот это да!
    — Катя? Мне нужно знать. Очень нужно знать. Он приходил к тебе и раньше?
    — Я…, — девушка почувствовала себя глупо, — Это сложно объяснить. Когда я была ребенком, он снился мне. Точнее, я думала, что снился. А потом эти сны…Или не сны…Да я не знаю, что это было! Но потом все это прекратилось. Прекратилось до тех самых пор, пока не появился ты.
    — Он очень опасен…Эрдов не видели, по меньшей мере, три тысячи земных лет. Ума не приложу, откуда он взялся.
    — И откуда ты тогда знаешь, что это эрд? — Катерина смешалась и тихо добавила. — Тебе ведь не три тысячи лет, правда?
    — Я читаю. Много читаю. Может быть, то, что даже не следовало читать…
    — Может, расскажешь мне об этом? Хочу прогуляться немного, засиделась совсем в больнице.
    — Я, э-м-м-м-м…
    — Торопишься? Не хочешь говорить? Пришел попрощаться?
    — Мне не стоит задерживаться, на самом деле…Я должен быть во дворце.
    ***
    Катя свернула в сторону, уходя вглубь города. В полюбившемся ей парке было пустынно. Теперь он не был так красив, как летом: деревья стояли почти голые, потемневшие, засыпающие. Единственный фонтан, радующий прохожих своим веселым журчанием, теперь притих, словно тоже готовясь к спячке. Цветы давно убрали, а тонкие листья, постепенно теряя свою пеструю окраску, превращались в землю. Но Катерина любила это очарование увядания: прохожие говорили тихо, птиц почти не было слышно, порывы ветра терялись в ветвях деревьев. Будто величественное животное впало в спячку, и все вокруг боялось его побеспокоить.
    — Это же ненормально? Никто кроме тебя меня не слышит, люди пугаются таких вещей. Ты можешь уйти куда-нибудь, где менее людно? – Свифа, вероятно, беспокоила одинокая бабушка с коротконогой собакой.
     Катерина рассмеялась:
    — В век высоких технологий живем, — она потрясла перед глазами проводом от наушников, — это называется гарнитура. Все подумают, что я говорю по телефону, а это, поверь мне на слово, нормально.
    — О, я, кажется, замечал таких людей. Они словно говорят сами с собой, особенно девушки с длинными волосами – у них наушников и вовсе не видно. Так теперь мы можем разговаривать, ни о чем не беспокоясь?
    — Ага.
    — Помнишь, я вчера сказал, что я – принц Северного Дельвига? – заговорил Свивент. Мой отец – Верховный Эсприт. Всесильный и всемогущий.
    — О, как все вышло, — Катя улыбнулась, — А где твой конь?
    — Эм. На Святой земле. Их у нас зовут викорнами. А что? — эсприт недоумевал.
    — Прости, я пошутила. Так разволновалась, что и не заметила, что ты – принц. Теперь вот спрашиваю, где конь. Ну, принц на белом коне. Понимаешь?
    — Нет. Не совсем. Причем тут мой конь?
    — Ох, проехали. Неудачная шутка, — отчеканила Катерина, — Просто все девушки ждут принца на белом коне. Это своеобразный идеал.
    — О! Так я – твой идеал? Ты же девушка! – Свиф рассмеялся. И смех у него был неземным. Звонким, как замерзшие сосульки, бьющиеся друг о друга боками.
    — Спасибо, что догадался, — Катерина поклонилась, не в силах скрыть улыбки.
    — Мой отец лишь раз отпустил меня на землю. Сегодня.
    — Раньше сбегал без спросу, так выходит?
    — Звучит как-то не очень, но, получается, примерно так…Я вашим миром бредил. Читал о нем много книг. Не наших, конечно.
    Девушка уселась на спинку лавки, поставив ноги на сидение, натянула капюшон – начинал моросить дождь.
    — Тебе холодно? Какой я глупый! Сам не мог догадаться!
     В одно мгновение матово-серое низкое небо стало проясняться, ветер на несколько минут усилился, а потом совсем стих. Катерина подняла голову и ахнула: абсолютно голубое небо, теплое осеннее солнце. Сразу значимо потеплело.
    — Воу, я еще к этому не привыкла! Волшебство настоящее!
    — Мы этому обучены, мы для этого созданы, — похоже, Свиф довольно улыбался.
    — А вон то-о-от листик достанешь? – Катя указала рукой на верхушку дерева в метрах тридцати от нее. Листья на нем почти полностью облетели, и теперь дерево казалось темным, неживым, практически готовым к зиме. Тут же мимо нее что-то пронеслось на большой скорости, а затем на ее руку упал кленовый листочек, красный и желтый с боков и зеленый в середине.
    — Спасибо! – девушка восхищенно вертела листик за черешок, — Прости, пожалуйста, — Катя тут же посерьезнела. Ты что-то рассказывал?
    — Я говорил о том, что раньше мечтал сбежать на землю. Знаешь, Эсприты такие…холодные. И я не только о температуре тела. Мало чувств, мало эмоций, словно, под стать дворцу, все заледенели. Когда я впервые попал на землю, я чуть не свихнулся от буйства красок! Все у вас разноцветное, яркое! Ваши жизни, ваш мир просто прекрасен! – с воодушевлением говорил эсприт, но, вдруг добавил, тихо и серьезно, — Но, совсем скоро я буду вынужден от всего этого отказаться. Я – не единственный наследник престола, у меня есть еще два брата. Но Альк, мой младший брат, еще совсем ребенок, он очень наивен. А вот старший брат, пФ-ф-ф…Даже не знаю, как сказать. Именно он сейчас возглавляет Кражет, именно из-за него отношения с эйнами…Мягко сказать, натянутые. Он убивает всех без разбора. Если я откажусь от престола, мое место займет он. А этого нельзя допустить. Наш отец болен, он планирует оставить трон через пару десятков лет…И мне придется навсегда покинуть средний мир…
     — Знаешь, жизнь ведь штука не предсказуемая, — Кате стало жаль ее нового друга. — Может быть, во время своего правления ты обретешь свое истинное счастье? Сейчас ведь невозможно все предугадать…
    — Пойдем, я провожу тебя домой. Скоро начнется гроза, и отменить ее я не в силах, — грустно сказал эсприт, погрузившись в свои мысли.
    ***
    — Он остался совсем один. Его младшего брата изгнали, и единственная сестра вскоре тоже покинула Дельвиг. Вот поэтому мой отец такой скрытный. Все, на чью долю выпало одиночество, привыкли полагаться только на себя. Верховный Эсприт женился трижды, и все три раза неудачно, представляешь? Все жены погибали, о них никто ничего не знает…
    — А твоя мама тоже…?
    Катя сидела, прислонившись к самому высокому дереву в округе: Свиф поднял ее. Отсюда открывался великолепный вид на лес и часть города, да и людей здесь совсем не было, — девушка провела рукой по волосам, — Я вот об отце тоже совсем ничего не знаю, словно его и не было никогда.
    — Знаешь, у меня тоже есть такое ощущения, что я из воздуха родился, — эсприт горько усмехнулся. — Никаких записей, никаких знаков. Никто не может сказать была ли она вообще на самом деле. Говорят, что она была воительницей, и ее убили эйны. Это все, что я смог разузнать.
    — Эти эйны… Почему вы воюете?
    — О, на самом деле, истинной причины не знает никто. Наша вражда настолько затяжная, что новые схватки все больше разжигают ее, не выявляя побежденных или победителей. Ты еще не устала? Я могу тебе них рассказать.
    — Смеешься? В это время я обычно сижу дома с книжкой. А это...все, что ты рассказываешь…лучше тысячи книг! Потому что это происходит на самом деле. Совсем рядом. И я хочу знать как можно больше, — восторженно подытожила Катерина.
    — Хорошо – хорошо, секунду только, а то ты уже замерзла. Кардинально, конечно, погоду я изменить не могу, но во-о-от эта туча тут я-я-я-явно лишняя, — с усилием сказал принц, и на небе вновь показалось солнце.
    — А другие эсприты не против этого? Ну, расписание, ты что-то говорил о нем? – спросила девушка, улыбнувшись солнцу и закрыв глаза.
    — А, расписание, да, но…не будем об этом, — Свиф смутился, — Ты похожа на нахохлившегося воробья, — он усмехнулся, а потом прокашлялся и начал свой рассказ:
    — Когда-то давно было четыре Великих народа: Эсприты, управляли воздухом, Эйны – огнем, Акнары повелевали водой, а Эрды – землей. В общем, вначале Эрды истребили Акнаров, потом Эйны и Эсприты объединились и в ходе Второй Великой войны уничтожили Эрдов. Силы каждого народа были заключены в особые предметы. Итак, появились два предмета, наделенные Силой и могуществом целого народа, ты можешь себе это представить? — Свиф постепенно распалялся от своего рассказа, видимо, эта история его очень волновала, — Ну, а дальше версии расходятся. Кто-то говорит, что Эсприты и Эйны не поделили земли, золото Эрдов. Но есть и версия, что кто-то забрал оба Символа Силы. Кто-то из Эйнов, или Эспритов. И вся дальнейшая вражда из-за них, ибо Народ, собравший у себя Силу всех четырех элементов, станет непобедим.
    Символы пропали больше трех тысяч лет назад, и о них больше не слышали, вот так вот. В книгах пишут, что они уничтожены, — задумчиво сказал Свиф, — А Эйны и Эсприты, два оставшихся Великих народа, продолжают воевать. Мы мстим за павших, они делают тоже самое. Я пытался как-то остановить это безумство. Не вступать с ними в перепалки, но Кражет настолько их разозлил, что они сами теперь нападают. Раньше такого не было, но, когда Кражет возглавил Мисс…Это отряд эспритов, что следит за порядком. Я не знаю, почему отец этому не противится, но схватки все жарче, а жертв все больше. Боюсь представить, чем это все может обернуться, — Свиф тяжело вздохнул. Поэтому эйны предпочитают пока не высовываться. Поверхность земли – наша территория. Мы управляем почти всем здесь, над землей. А они под землей.
    — А эрды? Где живут они?
    — Они как раз и жили под землей. Только потом они поднялись на землю и попытались все здесь захватить. Правда, случилось все это около пяти тысяч лет назад…
    — Здорово, — Катя посмотрела вдаль. – Ко мне приходил призрак? А ты отца ничего не спрашивал на этот счет?
    — Спрошу. Сегодня вот и спрошу…Но, когда он узнает, что я был в жилище человека…
    — Но у вас ведь не запрещено общаться с людьми?
    — А, я забыл тебе сказать, — Свивент замялся. — В общем-то, теперь запрещено. Официально Указ пока не издали, но он находится на рассмотрении Совета. Отец планирует запретить мне даже покидать замок.
    — Но ты здесь, — Катя с негодованием посмотрела куда-то в занимающийся закат. Красное холодное солнце медленно опускалось в розовом и вязком, как кисель, небе.
    — Да, я здесь.
    — Зачем?! Это ведь опасно!
    — Мне не страшно. И вообще. Я – принц. Забыла? Я сам вправе решать, что делать, хорошо?
     Девушка смутилась.
    — Хорошо, прости, — Катерина виновато посмотрела вниз, и тут ею овладело странное желание. Катя выпрямилась на ветке, осторожно обвив руками ствол дерева и неуклюже пошатываясь.
    — Ты чего? – Свиф насторожился.
    Катерина прыгнула вниз. Легкие уперлись в подбородок, желудок поднялся к шее, волосы развивались. До земли оставалось не более метра, когда девушку резко подняло вверх течение воздуха.
    —Ты в своем уме?! — закричал Свиф, поднимая Катю еще выше, а та только смеялась из-за нахлынувшей эйфории.
    Через пару секунд Катя оказалась на крыше своего дома.
    — Зачем ты это сделала? — кричал эсприт, а небо, повинуясь ему, затянулось черными тяжелыми тучами.
    — Мне так захотелось, — Катя чувствовала себя провинившейся. – Ты ведь был рядом! Я знала, что ты меня поймаешь.
    — А если бы что-то случилось?! – принц все еще не мог прийти в себя. Если бы меня там не было?! Если бы меня не было рядом?
    — Но ты ведь был, — девушка чуть не плакала. Она судорожно вздохнула и более твердым голосом сказала, — Теперь я точно знаю, что ты есть. И никто меня не разубедит.— Катя села на край крыши и свесила ноги. – Садись рядом.
    — Красивый закат, — Свиф совсем остыл и небо сразу очистилось.
    — Да. А что, если я проснусь, а тебя совсем не будет? — Катя улыбнулась. – Ведь я совсем в тебя поверила.
    — Н–но ведь я есть, — запнулся эсприт. — Как меня может совсем не быть?
    — А, может быть, ты мой воображаемый друг?
    — Но ты ведь летала. И, значит, я вполне реален. И я буду рядом. Веришь?
    — Может, это мне только кажется, но я да, — язык заплетался, — Я верю. Я хочу, чтобы ты был. Рядом, — тут Катя почувствовала, как ее плечи оплетает легкий холодок. – Что это?
    — Я тебя обнял, — прозвучал невозмутимый голос.
    — Почему? – Катя покраснела и приподняла одну бровь.
    — Потому что мне так захотелось.
 
Сообщения: 12
Зарегистрирован:
24 окт 2017, 20:06

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Andrey Rymin » 31 окт 2017, 15:51

    
Джин Бишер писал(а):Andrey Rymin, а не подскажете, как по-вашему, лучше подавать внешность персонажа?)

    
    Тут дело не в том, как подать внешность, а в самой внешности. Рыжие кудрявые (так и хочется сказать - Бестии :mrgreen: ) уже порядком поднадоели. Каждая вторая героиня обязательно рыжая и кудрявая. Это уже прямо-таки штамп. Причем, штамп, не с лучшей стороны характеризующий книгу. Для меня по крайней мере. Наткнувшись в начале текста на такую стандартную героину, сразу начинаю подозревать банальный ЛФР. :wink: Но це, сами понимаете, вкусовщина
 
Сообщения: 606
Зарегистрирован:
06 авг 2015, 13:18

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Джин Бишер » 31 окт 2017, 16:09

    Andrey Rymin, черт)
    Нет, на самом деле, даже близко не лфр) ну, пусть будет штамп) к сожалению, не могу увидеть гг другой) хотя и понимаю, что рыжие сейчас на каждом шагу)
 
Сообщения: 12
Зарегистрирован:
24 окт 2017, 20:06

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Kirra » 31 окт 2017, 18:04

    Джин Бишер,
    Несколько мыслишек по ходу чтения
    Героиня милая, вызывает симпатию -это хорошо.
    первый абзац в топку.
    Описание природы, надвигающийся дождь и шагающая куда-то героиня- мягко говоря, не оригинально. Начало должно цеплять- обязанность у него такая :lol:
    Ну если разбирать его по предложениям, то
    
Теплые дни в разгар осени были большой редкостью. Хмурые тучи уже подбирались к окраинам города, но в центре, где уже пестрел листьями парк, царило настоящее лето.

    Не тучи, а просто катастрофа в стране вечного лета :))) и город такой минималистичный: с одним парком, двумя домами и помойкой.
    Предложение, где ветер натягивал простыню туч, хорошо;)
    Можно все прочее убрать
    
Кате в лицо прилетел мокрый, грязный лист, поднятый из разливающейся лужи.
     — Ого, а красивый, — усмехнувшись, сказала девушка, выплевывая изо рта песок. – Маме подарю.

    Ага, так же залеплю в пачку :mrgreen:
    Усмехнулась в данном тексте не смотрится. Героиня у вас вся такая позитивная, жизнерадостная, как щенок. Усмехнулась - совсем другой настрой
    "Девушка вскрикнула и кинулась на землю, подняв руки над собой. "
    Она на спину упала? Если нет, то попробуйте упасть лицом вниз и поднять над собой руки. Ужасно неудобно и бесполезно. Лучше: накрыла голову руками.
    С шифером и голосами путаница сплошная
 
Читательница

Сообщения: 1136
Зарегистрирован:
16 июн 2015, 18:03

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Джин Бишер » 31 окт 2017, 18:34

    Kirra, Спасибо большое!) вот такой критики и искала))
    И да, на спину упала :D пересмотрю обязательно, чтобы не было таких глупостей))
 
Сообщения: 12
Зарегистрирован:
24 окт 2017, 20:06

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Kirra » 31 окт 2017, 20:35

    
Джин Бишер писал(а):вот такой критики и искала))

    
     :) видите, как мы нашли друг друга
    
И да, на спину упала :D

    при падении на спину можно сильно удариться затылком. Или еще чем-нибудь. Спиной, опять же. В любом случае, падать больно. А героиня жизнь свою пытается вспомнить, как в фильме :)
    
За дверью раздались шаркающие шаги, и Катерина хлопнула себя ладонью по лбу. Она совсем забыла, что приехала бабуля.

    если бы бабуля не приехала, а жила с ними, что бы это изменило в сюжете?
    
Она как всегда ударилась головой о держалку для зонтов, и застыла, увидев беспокойную морщинку между маминых бровей.

    сама мама в прихожую еще не выходила :lol: Только брови. Типа улыбки у Чеширского кота
    
Мама игриво поправила короткий хвостик и рассмеялась.
    

    где, простите, у нее хвостик? :wink:
    
Катя с удовольствием стянула с себя липкую холодную одежду, нырнула в теплую пижаму со смешными зайцами и уселась за стол. Стесняться было некого: в том и смысл, что родные люди примут тебя в любом виде. И даже в нелепой пижаме.
    

    это понравилось. И вообще хорошо, когда у героини дома любовь и взаимопонимание. Обычно описывают, как все плохо-плохо, тяжелое детство, прибитые к полу игрушки (с)
    
— Э-эм, привет, — раздался над партой вкрадчивый голос.
     — Привет, — Катя улыбнулась однокласснику.
     Оля всего на миг взглянула на парня, переминающегося с пятки на носок, и вновь принялась править контурные карты.
     — М-да, — Игорь взлохматил рыжие волосы с медным отливом и, шумно вздохнув, удалился в конец кабинета.
     — Ну, и чего ты не поздоровалась? — зашептала Катя подруге на ухо.
     — Ты опять так коряво границы обвела, — Оля тонким пальчиком указала на ошибку. На бледных щеках ее выступили пунцовые пятна, и она из всех сил старалась не обернуться.
     — Он уже третий день с тобой поздороваться пытается, так-то, — Катерина ткнула подругу острым локтем промеж ребер.
     — И зачем он мне? Скоро опять на соревнования уедет. Сама же знаешь, у них сборы по несколько месяцев.
     — Ну, Оль! Он так смотрит на тебя!
     — Ой, да ну тебя, — тихо ответила подруга.
    

    эммм... :roll: этот диалог вообще к чему? Он совсем не вписывается в текст, как будто случайно сюда из черновика попал. Если уж хотите описать взаимоотношения с одноклассниками, лучше строить по всем правилам.
Последний раз редактировалось Kirra 01 ноя 2017, 00:04, всего редактировалось 1 раз.
 
Читательница

Сообщения: 1136
Зарегистрирован:
16 июн 2015, 18:03

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Джин Бишер » 31 окт 2017, 21:00

    Kirra, ой, спасибо, что столько времени уделили!)
    Насчёт бабули - пыталась показать, что она с ними как раз не живёт) бабуля со своими секретами)
    А дурацким диалогом пыталась ввести главного второстепенного персонажа :D видимо, вышло не очень)) спасибо!)
 
Сообщения: 12
Зарегистрирован:
24 окт 2017, 20:06

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Kirra » 31 окт 2017, 21:30

    Джин Бишер,
    "Насчёт бабули - пыталась показать, что она с ними как раз не живёт) бабуля со своими секретами) "
    Ну тогда ладно :) только почему героиня запах пирогов почуяла только когда бабушку обняла? Если бабушка пекла пироги у них, то героиня почуяла бы запах ещё на площадке:)
    А если у бабушки в принципе от одежды пахнет пирогами, то, сдаётся мне, " Красная Москва" бы запах сдобы перешибла. :mrgreen:
 
Читательница

Сообщения: 1136
Зарегистрирован:
16 июн 2015, 18:03

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Sokol » 02 ноя 2017, 00:10

    По второй главе. Ох, и хочется Вас временами отругать, но насколько же интересная задумка с листьями, и показано очень реалистично, словно картинка из фильма. Очень здОрово :wink:
    Общее.
    1. "Верхний мир" с дворцами и принцами ломает всё хорошее впечатление. Это процентов на семьдесят тема проигрышная именно из-за исхоженности вдоль и поперёк. С другой стороны, у Вас это довольно-таки хорошо встроено в сюжет. В общем, надо смотреть дальше.
    2. Пожелание. Побольше портретов персонажей. Имён много, а в картинку не складываются.
    По тексту.
    
Гулкие шаги стражников разносились по тронному залу, звуча в полной тишине зловеще, настораживающе. А все потому, что в одной из комнат затянули старинную песню:

    Полная тишина — это когда совсем тихо. Никаких песен.
    
Тонкий мальчишеский голос

    Из-за текста песни голос её представляется сначала грубым и мужицким, эдакий бывалый моряк в тельняшке. В результате когда читаешь про мальчика, возникает диссонанс. Но если хотите, можно оставить, эффектно.
    
Сестра в его руках

    Криво, тормозит взгляд. "Сестра … дрожала в его руках" более понятно.
    
Катерина только заметила, что глаза у него темно-зеленого цвета

    "Только заметила" — единственное, что заметила. В контексте логичнее "только сейчас заметила".
    
Катерина ухватилась за плечо низенького одноклассника со светлым пушком на лице. Он просто проходил мимо и удивленно уставился на одноклассницу.

    Во-первых, повтор, во-вторых, показано как рояль в кустах. Ну, не прямо рояль, но минимум ксилофон :D Перенесите то, что он проходил мимо, в начало, по хронологии.
    
Через час Катя устала стоять и в куртке упала на кровать, и, сжав руки в замок, начала деловито шевелить пальцами.

    Снова повтор. Лучше разделите предложение на два.
    
Письмо из Хогвардтса

    "Д" в этом слове нет, внутренний поттероман негодует :) Но чуть-чуть.
    Здесь
    
— Ка-а-а-а-а-ать, ну что такое? Ты выходишь? Я внизу!
     — О, прости. Спускаюсь.

    и далее только диалог, авторского текста почти нет. Тормозит чтение.
    
на письменный стол, а потом на стул, стоявший около стола, почти у изголовья ее кровати.

    Стол, стул, стоявший, стола…
    
Пугающий старик стал в центре комнаты в полный рост

    Персонаж в сюжете уже несколько абзацев, но только сейчас выясняется, что он старик. Может быть, героиня только сейчас этот факт осознаёт, но тогда это стоит отметить.
 
Сообщения: 187
Зарегистрирован:
06 июл 2014, 16:29
Откуда: Москва

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Джин Бишер » 02 ноя 2017, 04:29

    Sokol, ох, спасибо Вам огромное!) да на самом деле, это моя первая история, тут штампов достаточно, сама осознаю :D но сюжет вылился в трилогию, и уже хочется, все-таки, довести до финала и сделать хоть чуточку лучше)
    Господи, как я это ХогварДс посмела написать :shock: я настолько поттероман, что сгорела со стыда!)
 
Сообщения: 12
Зарегистрирован:
24 окт 2017, 20:06

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Sokol » 06 ноя 2017, 01:31

    По главе 3.
    Вот и появился Нижний мир. И это что-то новое, и это круто. Немного непонятно, но от этого ещё круче. Развитие Свифа как характера тоже очень хорошо показано.
    Единственное. Разговор Кати с доктором пустой. В нём нет ничего, кроме диалога. Хотелось бы получше понять, как она относится к нему — не на словах, а что думает. Может быть, он ей в своё время помог? А может, он всего лишь надоедливый мозгоправ? Ответа, я к сожалению, не увидел.
    То же самое примерно по следующему эпизоду. Там бы не помешало просто немного мыслей героини вдобавок к диалогу. Может, ещё воспоминаний.
    По тексту.
    
Он был очень похож на земных котов

    Они называют Землю не Землёй, а Средним миром. Задумывайтесь о таких вещах, когда дело с другими мирами, они ведь именно что другие.
    
В них были пророчества, что спасут мир. Что спасут его милого сына.

    Два элемента в перечислении ("что спасут...", "что спасут...") вызывают чувство неоконченности. Нужен третий. Я бы посоветовал что-то среднее по значимости между миром и сыном, чтобы усилить градацию.
    
Желтый свет лампы еще плясал на его стенах, внутри слышались тихие разговоры. От дома этого веяло теплом: тихим, семейным.

    Повтор.
    
Теперь он не был так красив, как летом: деревья стояли почти голые, потемневшие, засыпающие. Единственный фонтан, радующий прохожих своим веселым журчанием, теперь притих, словно тоже готовясь к спячке.

    Во-первых, снова повтор; во-вторых, сейчас фонтан явно прохожих уже не радует, вернее будет "радовавший" или "обычно радующий".
    
абсолютно голубое небо, теплое осеннее солнце. Сразу значимо потеплело.

    Вы уже знаете :D
    
Отсюда открывался великолепный вид на лес и часть города, да и людей здесь совсем не было, — девушка провела рукой по волосам, — Я вот об отце тоже совсем ничего не знаю, словно его и не было никогда.

    Наверное, недоглядели — авторский текст вдруг прерывается пояснением к непрозвучавшей реплике.
 
Сообщения: 187
Зарегистрирован:
06 июл 2014, 16:29
Откуда: Москва

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Джин Бишер » 06 ноя 2017, 20:57

    Sokol, Спасибо Вам огромное! Вроде бы редачила, редачила, а повторы и глупости все равно остаются. Обязательно пересмотрю, спасибо!
 
Сообщения: 12
Зарегистрирован:
24 окт 2017, 20:06

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Джин Бишер » 09 ноя 2017, 21:17

    Глава 4: Три Стирателя.
    Верхний мир
    Высокие ворота из белого мрамора медленно отъехали в стороны. На воротах алмазной вязью были изображены лошади, чью голову венчал рог, а бока скрывали крылья. Свивент, всегда с большим интересом рассматривающий выход в Дельвиг, лишь нетерпеливо покачивался с пятки на носок. Он пропустил отца и вперед и продолжил беседу:
    — Эрд приходил к ней не один раз…
    — Когда неразумное…
    — Отец, прошу вас, — Свиф болезненно поморщился.
    Король нахмурил густые брови, и плотно сжал губы, отчего пышные сребристые усы его тут же слились с бородой.
    — Итак. Когда человек видел эрда впервые?
    — Около десяти земных лет назад.
    — Мой мальчик, я не хочу ставить под сомненья твои слова, — Верховный Эсприт сошел с дороги, покрытой светлой плиткой, и встал на полупрозрачный диск, — Прости, этот путь пешком мне уже не преодолеть. На чем я остановился?
    Свиф ступил на соседний диск, жмурясь от чересчур яркого белого света, заполнявшего все вокруг. Эсприты медленно поплыли вперед.
    — Ты говорил, что не хочешь ставить под сомненья мои слова, — хмуро напомнил принц. – Но…?
    — Но, если бы сам эрд, и, как ты говоришь, древний эрд, побывал у … человека. Я не думаю, что тот бы остался жив.
    — Но отец…
    — Твой дядя, Фаранихиус, верил, что один эрд был разбужен. Самый опасный эрд, самый злобный. Первый эрд.
    Свиф взволнованно выдохнул, едва не потеряв равновесие. Вдали уже виднелась голубая стена Эуварда. Дозорные кинулись отворять ворота королю и его сыну.
    — А ты? Ты в это веришь, отец?
    — Твой дядя был гениальным безумцем. Если бы эрд восстал тогда, тем более тот эрд, о котором он говорил… — Король обернулся и всмотрелся в обеспокоенное лицо сына. —Нашего мира уже давно бы не было.
    — Но, я вот подумал, — Свиф замялся. — В общем, в книге, которая хранилась у Фара в библиотеке…Она старая и эйнийская. «Сказания пяти миров»…Там, вроде бы, детские стишки, но… Там есть строки, посвященные Символам. Может быть, вернувшийся эрд захочет вернуть свой Символ Силы? Тогда нам нужно поскорее его отыскать.
    — Мой мальчик, — Верховный Эсприт снисходительно улыбнулся и поправил ослепительно-белую мантию. — Символов нет. Это старая, как мир, легенда. Нельзя верить всем глупостям, что ты можешь прочесть в этих книгах. Я привел тебя в настоящую библиотеку, — король кивнул на эспритов, в небесно-голубых мантиях, что спешили к ним навстречу. — Можешь читать здесь все, что тебе вздумается. И, еще, ты ведь помнишь наш уговор?
    — Три Стирателя, — Свиф хмуро кивнул. — Могу наблюдать, но не приближаться…
    — Ты уверен, что трех будет достаточно?
    — Да, отец.
    
    ***
    Нижний мир
    — И сколько лет ты уже так бродишь, парень? — трактирщик протер грязной тряпкой глиняный кубок и наполнил его огненной водой.
    — Пошел пятнадцатый, Залихват, пятнадцатый. — Акмил криво улыбнулся. — Что там Зелла?
    — Да вспоминала тебя долго. Ее уж и замуж звали, — грузный эйн провел толстым обрубком пальца по усам, опустив взгляд. – Алеш и звал.
    — Я не держу на него зла. Я перед ним виновен, — Акмил осушил кубок и выложил три сотни рубиновых эльков на исцарапанную столешницу. – Передай Зелле, пусть будет подарком на свадьбу.
    — Эк ты и разбогател. Еще что ли есть? Платить чем будешь?
    — Еще есть, — Акмил положил на стол потертый золотой перв и тут же прикрыл его ладонью. Таких монет в деревнях Эрремура давно не видывали, за такое не один эйн кинется в драку. – Я наемником у Дворцовых работаю. Кого припугну, кто сам от одного моего вида бежит без оглядки. Немало у них таких монеток во дворце, ой немало, — молодой эйн поиграл мешком, и веселый звон разнесся по трактиру. – Они от нас тем отличаются, что Силу чувствуют. И этой Силы боятся. Так что со свадьбой-то?
    — Да не будет свадьбы, — трактирщик облизал жирные губы и жадно покосился на деньги, — Узнал он, что Зелла…ну…да ты и сам знаешь, чего я буду тебе рассказывать.
    — И он отказался? – Акмил натянул на плечи тяжелый, еще совсем мокрый плащ, стал укладывать принесенный Залихватом сыр и хлеб в плотную сумку. – Да ты возьми, мне хватит.
    — Ну, а кто бы не отказался? – трактирщик пожал плечами и тут же сгреб волосатыми пальцами деньги, засунув их за ворот засаленной рубахи.
    — Я бы не отказался, — молодой эйн добродушно улыбнулся. – Да только не пойдет она за меня.
    Залихват долго и пристально всматривался в лицо Акмила, прищурив один глаз, и, наконец, сказал:
    — Тебя-то она и ждет. Сходил бы ты к ней, поговорил бы.
    — А нужен тебе такой зять, Залихват? Отдашь мне свою дочь?...
    — Да что было, то и прошло. Отец твой жив, Алеш жив. Болели долго, но видят все Первейшие, они оба это заслужили. Так что, парень, придешь к нам?
    — Приду. Но после того, как схожу в средний мир. Там есть кое-что…, — Акмил закусил губу. – Кое-что очень интересное…Может, богатства, может зло, а может и смерть моя, Залихват.
    — Зелла подождет, в этом будь уверен. Да только сам ты не дури, парень. Зачем тебе в тот мир? Что тебя там ждет хорошего, а, Акмил?
    — Хорошего? – задумчиво проговорил молодой эйн. – Решительно ничего. Но я должен попробовать, Залихват. Скучно жить мне стало здесь. Тесно.
    — Правду, значит, толкуют? – трактирщик придвинулся к Акмилу и прошептал, — Серый?
    — Серый, Залихват, Серый, — кивнул молодой эйн. – И, понимаешь, не хочется мне жизнь свою впустую растрачивать. Не зря же меня Сила выделила, не зря. Чего-то хочет от меня, что-то требует.
    — Так ты это, — Залихват обернулся и бегло посмотрел на стражников, неразборчиво орущих песни. – Мог бы и самим королем стать.
    — И это скучно, Залихват. – Амил опустил лицо в ладони, медленно хмелея. На ярко-рыжих блестящих волосах его заиграли блики от факелов. — Ну и вода у тебя сегодня! Удалась, удалась. – сдавленно проговорил он.
    — А что же не скучно тебе, парень? Чего ты хочешь? – Залихват придвинулся поближе к мешку с монетами, но, поколебавшись с минуту, отпрянул.
    — Хочу победить того, кто в земле давно спит. А как его одолею, так и пойду к королю. Признаюсь, мол, я – Серый. Хочу служить верой и правдой…Алеш-то в слугах у него, просто так к Кранату мне не подобраться. А так кину голову эрда ему под ноги, да и скажу, чтоб простил меня, чтобы погоня за мной кончилась. Свободно жить хочу.
    Залихват отодвинулся от молодого эйна и покачал головой. Весь вечер думал трактирщик, что с умным парнем толкует. А оказалось, что не в себе мальчишка, не в себе.
    ***
    Средний мир
    Светлая занавеска рванула в комнату и резко остановилась, как птица, которую схватили за лапку. Она трепыхалась и взмахивала крыльями, приветствуя новый день. Катерина проснулась от холода и нырнула под одеяло с головой. Она не хотела открывать глаза. Воспоминания, теплые, солнечные, искрились в ней. И казалось, если не повторить мысленно весь вчерашний разговор, все чудеса, что произошли, то они исчезнут. Рассыплются в серебристую пыль и развеются ветром.
    Солнце скользнуло по Катиному лицу, словно прикосновенье мягкой кошачьей лапки. Девушка выдернула из-под головы подушку, и положила на лицо, пытаясь скрыть счастливую улыбку.
    Пронзительное гитарное соло разрезало морозный воздух комнаты. Занавеска безжизненно повисла над окном.
    — Да выключи ты его ради Бога! – крикнула мама из коридора. – Если этот мужик опять начнет истошно орать, с соседями будешь разговаривать сама!
    — Еще пять минуточек, — прошептала Катерина, нажав на будильнике «отложить». Она еще не готова была вставать.
    — И никаких пяти минуточек, Катя! Вста-а-а-ва-ай! – опять крикнула мама.
    Спустя несколько минут звук электрогитары вновь донесся из Катиного телефона. Девушка подумала, что на этот раз она точно встает, а это значит, что и до кульминации дослушать можно. И тут песня перешла к припеву: « Let’s go-o-o-o-o-o-o-o-o-o», — истошно закричал типично волосатый вокалист типичной металл – группы. Раздался звук бьющегося стекла с кухни. Катя моментально подскочила с кровати.
    В комнату вошла мама с ручкой от ее любимого стеклянного кувшина. На синей юбке, в которой она собиралась буквально через несколько минут выходить из дома, красовалось огромное мокрое пятно. Мама смотрела на Катю расширившимися глазами, губы ее были плотно сжаты. Размытое чувство надвигающейся бури мгновенно помогло Катерине скинуть с себя остатки сна.
    — А я тут цветочкам твоим воду меня. Ты ведь не меняешь никогда. В кувшин свой любимый поставить хотела, — с расстановкой проговорила мама.
    — Ну, ма-а-а-а-а-ам, — Катерина улыбнулась во весь рот, — Ну, чего ты его пугаешься…Ну, покричит немного и все. Музыка же хорошая.
    — С тебя на мой день рождения – новый кувшин, поняла? – мама усмехнулась. Она не могла сердиться на дочку долго, — И меня ничего не волнует. Бегом гладить мои брюки.
     Девушка улыбнулась, подумала, какая же у нее классная мама, и поспешила достать гладилку из-за шкафа.
    Катерина выбежала из дома раньше времени, больше не в силах сидеть на месте. Ей хотелось на улицу. Идти так быстро, чтобы заныли ноги, петь до хрипоты, смеяться до боли в щеках. Что-то теплилось в ее груди, разливаясь по спине и наделяя крыльями.
    — Ка-а-а-а-атя! Стой! — донесся запыхавшийся голос Ольки. — Догнать тебя сегодня не могу!
    — Привет! Все отлично! — А ты чего сегодня одна?
    — Ну вот, тебя догоняю, — Оля улыбнулась, заметив блеск в глазах подруги. — Ну, так что случилось-то? Неужели так рада, что из больницы отпустили?
    — Я не знаю, что случилось. — Катерина шумно выдохнула, — Мы вчера вечером сидели со Свифом на крыше. И он сказал, что будет рядом, и я сказала, что мне бы этого хотелось, — девушка стала мямлить и заламывать руки. — В общем. Он мне, кажется, совсем немного нравится. Чуточку. Совсем немного.
    — Ого! И ты мне о нем ничего не рассказала? Он откуда вообще, что за имя?
    Катерина врезалась в невидимую стену и тут же помрачнела.
    — В каком смысле?
    — В каком смысле что? — Оля тоже остановилась, недоумевая.
    — Ты что, не помнишь? Я говорила, что кое с кем познакомилась.
    Губы Катерины тряслись. К горлу неприятно подкатывался уже давно знакомый удушающий комок. На улице похолодало.
    — Кать, не помню ничего такого…У меня хорошая память, ты же знаешь. Может быть, ты забыла о том, что мне рассказывала?
    — Может быть, — Катерина закусила губу и поплелась уже медленно, словно к ногам ее подвесили тяжелый якорь.
    — Я так рада, что тебя выпустили, наконец.
    — Если бы ты ко мне не приходила, я бы умерла от скуки, — задумчиво ответила Катя.
    — Угу. А мне ужасно скучно было одной в школу ходить.
    — Ты же только вчера мне по телефону рассказывала, что теперь за тобой заходит Игорь.
    Девчонки остановились, глядя друг на друга.
    — Игорь? — Оля попыталась улыбнуться, но улыбка вышла вымученной, дрожащей.
    — Рыжий. Перевелся к нам два года назад. И уже полгода за тобой ухаживал.
    Оля протянула дрожащую руку ко лбу Катерины. Подруга казалась ей бледной, слишком взволнованной. Сеточка красных сосудов покрывала ее глаза, веснушки разгорались пламенем.
    — К-кать, у нас нет никаких Игорей. Никогда не было.
    Катерина смотрела долго, исподлобья. Пока по щеке не скользнула слеза.
    — Мне…мне нехорошо еще, мне нужно домой.
    — Идем, и я с тобой. — Оля взяла подругу под руку, словно боясь, что та рухнет прямо здесь – на побитой плитке, посреди многолюдной улицы.
    Катерина всю дорогу молчала, сосредоточенно глядя на носки своих ботинок, Оля достала наушники и воткнула один себе, а один – подруге. Между двумя старыми домами – башнями девчонки остановились. Катя прижалась спиной к стене и села на корточки. Трясущимися, мокрыми от пота руками, она достала телефон и попыталась найти снимок, единственную сохранившуюся реальную вещь, которая может доказать существование Свифа. Снимок исчез. Катя бессмысленно водила глазами по сторонам. "А что, если я проснусь, а тебя совсем не будет " — вспомнила девушка фразу, которую она вчера насмешливо обронила.
    — Девчонки, все в порядке? — донесся голос из-за угла.
    — Здрасьте, дядь Гриш, — Оля шагнула вперед, заслоняя собой подругу.
    — Школу прогуливать не хорошо, да? — добродушный сосед погрозил пальцем.
    — Мы это, случайно. Несчастная любовь, — шепнула она на ухо дяде Грише, кивая на Катю.
    Мужчина многозначительно поднял брови и поджал губы.
    — Да-а-а, была у меня такая, — задумчиво проговорил он. — Наташей звали.
    Катя встала на ноги, совладав с собой.
    — Доброе утро, дядь Гриш. Ну, не совсем и несчастная, раз вы на ней женились. Или не на ней?...
    Сосед почесал жидкую щетину правой рукой, и приподнял одну бровь. Катерина отшатнулась: кольца на пальце не было.
    — Да и не женился я, вы же знаете, — дядя Гриша виновато улыбнулся.
    Катя истерично хихикнула и кинулась мимо него в дом. Попасть ключом в замочную скважину ей помогала Олька.
    — У него нет жены?! Ты слышала?! — Катя ворвалась в квартиру и пнула ботинком подставку под зонты. Оля застыла в дверях.
    — Кать, у него нет жены, — тихо проговорила она.
    — Ну же, О-о-о-оля! Такая шикарная женщина! У нее волосы гуще, чем у тебя, ну?! И глаза светлые-светлые, бледно-голубые такие! Помнишь?
    Оля намотала на тонкий палец локон и удивленно на него уставилась.
    — А цвет, цвет волос какой?
    — Какой цвет? Да ты что! Мы же спорили, что темнее, ее волосы или перья воронов из парка! Помнишь?!
    — Совсем. Ни ее, ни Игоря. Ни Скифа.
    — Свиф! Его зовут Свиф!
    
    ***
    Свивент завис под Катиными окнами и, услышав свое имя, закрыл лицо руками. Зачем он заговорил с ней тогда? Он знал, что отец рано или поздно об этом узнает, знал, что Миссер не оставит его в покое. Но он поддался своим прихотям. Катя появилась как раз в тот момент, когда чувство одиночества заполнило его дополна. Он увидел в ней что-то от себя. Тоску по тому, чего еще не знавал, отрешенность от своего мира. И вот теперь она кричит его имя, думая, что сошла с ума. Может быть, так вскоре и произойдет. Произошла чудовищная ошибка, а Стирателей больше не осталось.
    ***
    — Катюш, эти цветочки я тебе подарила, помнишь?
    — Мам, нет! – Катя почти плакала, — Я пришла домой. А они были там. И в комнате иней. Ты сказала, что никто не заходил!
    — Я точно помню, что эти цветочки я купила тебе. И твои конфетки любимые. Положила на подоконник. С тобой точно все в порядке? — мама переводила удивленный взгляд с Катерины на Ольку, стоявшую у стены с отрешенным видом.
    — Мам, мне кажется, что я схожу с ума. Пора позвонить доктору Квазовскому, — Катя отодвинула стул и устало на него опустилась.
    — Кому, Катюш? – мама недоумевающее хлопала большими голубыми глазами.
    Катя сглотнула и шумно выдохнула, провела по лицу ладонями.
    — Квазовский. Петр Иванович. Я лечилась у него в детстве. А совсем недавно он оставил мне свой номер. Там, в больнице.
    — Гайморит твой что ли? — мама напряженно рассмеялась. — Во втором классе? Разве у него такая фамилия была?
    — Мам! Какой, к черту, гайморит! В шесть лет! Я лежала в больнице! У Квазовского, помнишь?!
    — Доченька, какая больница? Ты чего? — мама сняла фартук и как подкошенная опустилась на стул напротив Катерины.
    — Мам! — Катя оголила шею, убрав волосы одной рукой, — Откуда у меня этот шрам?!
    — Качели. Тебе было шесть. Ты ударилась. Потекла кровь. Я отвезла тебя в больницу, — мама уже сама чуть не плакала. Она схватила стакан с водой и сделала пару жадных глотков.
    Катерина обернулась к Оле и та коротко кивнула. Все так и было. Никаких кошмаров, никаких порезов. Просто качели и ничего больше.
    — Тогда бабушка у нас была, — устало проговорила Катя. — Может, она хоть что-то помнит…
    Мама Катерины тут же подавилась водой. Она покраснела, хватая ртом воздух. Девчонки кинулись к ней, пытаясь хоть чем-то помочь, но женщина взмахнула руками, показывая, что все в порядке.
    — Катя?! Ты хочешь сказать, что видела бабушку? — наконец, прохрипела она.
    — Да вы чего все!? Что происходит?! — взревела Катерина и кинулась к выходу.
    Оля смогла догнать ее только на площади, где уже выстроились ряды небольших цветных палаток. Ежегодная ярмарка набирала свои обороты: никому не нужные безделицы расползались по прилавкам, продавцы со всех сторон любезно подкарауливали своих жертв.
    Катерина всматривалась в толпу, пытаясь выудить нескладную фигуру в зеленой шапке.
    — Ты сказала вчера, что вы собирались с Игорем на ярмарку, — ответила она на незаданный вопрос подруге.
    Оля поежилась, кутаясь в светло-голубое пальтишко, что зажигало ее глаза новым светом. Девушка собрала руки в замок и принялась на них дышать. Ей было не по себе. Катерина с детства была странноватой, вечно выдумывала сказочные миры и немыслимых животных, но сейчас все зашло чересчур далеко.
    Вдруг легкое прикосновение обожгло Олю и взволновало: руки ее держал в своих рыжеволосый парень с темно-зелеными глазами.
    — Вам помочь? — он улыбнулся, и вокруг глаз и губ его собрались складочки. Он выдохнул влажный воздух, и прохладный день превратился в лето.
    — И-и-и-игорь! — Катя оторвала парня от подруги и повисла на его шее.
    — Кать, Кать, все в порядке? — одноклассник отстранился, удивленно глядя на рассерженную и оторопевшую Олю и визжащую от счастья Катерину.
    — Я, вроде бы, не опоздал? — парень взглянул на спортивные наручные часы.
    — Тут дурдом какой-то, Игорь! — Катя еще раз подпрыгнула на месте. — Понимаешь, она не помнит тебя, совсем не помнит. И много кого еще не помнит. Я же не сумасшедшая. И бабушка моя исчезла, и соседка зачем-то, и…
    — Оль, мы собирались сегодня есть мороженое. Персиковое, помнишь? — Игорь зажал маленькое лицо Ольки в своих ладонях. — Ну?
    Девушка дернулась, борясь с желанием влепить нахалу пощечину. Ее белесые, почти прозрачные брови, сошлись на переносице, нос брезгливо дернулся.
    — Видишь? Чертовщина какая-то! — взвизгнула Катя.
    Игорь попятился. Натянул на волосы тонкую зеленую шапку. И не успела Катя открыть рот, как он кинулся бежать.
    Катерина надрывисто расхохоталась, больше не в силах сдерживать себя.
    — Тихо! Тихо! – Оля тащила подругу в соседнюю подворотню, под арку, подальше о людей. — Тихо! Слышишь меня! Тихо! Я тебя сейчас ударю, серьезно! Я тоже его видела. Ты не чокнутая!
    Девушка приутихла. Начала всхлипывать.
    — Оль, я ничего не понимаю. Совсем ничего не понимаю. Бабуля, доктор, Свиф, Игорь, тетя Наташа…А кто еще?... Они ведь есть? Они ведь были? Если Игорь есть, то, значит, все были? Совсем все были? — Катя сползла спиной по стенке и села на холодный асфальт. Она рассказа подруге все. О листьях, о своем полете. О Ветре.
    Оля провела рукой по волосам, устало выдохнула и присела рядом с Катериной.
    — Я тоже не помню никаких врачей. Совсем. Я была с тобой рядом, когда тебя ударили качели. И Свифа этого не было... Игоря я тоже не помню. Но он знает, какое мороженое я люблю. Я обожаю есть мороженое по такой погоде, ты же знаешь! – Оля вскинула руками, а потом вновь нахмурилась, — У меня сердце так заколотилось, но я впервые в жизни его увидела.
    Катя вздохнула. Какое-то время девушки сидели на земле и смотрели на кирпичную кладку обвалившейся арки.
    — Оль, а вдруг кого-то еще не станет? – наконец, прохрипела Катерина. — Может, завтра исчезнешь ты, или мама? А все будут говорить, что вас никогда не было. А послезавтра исчезну я. И никто не скажет, что я была. Знаешь, это странно на самом деле. Нам с детства внушают, что в каждом из нас целый мир. Но куда он девается, когда человек уходит? Получается, он жив только чужими воспоминаниями? Живешь так, что-то значишь. А потом раз…И тебя не существует.
    — Но пока мы есть. И мы вместе. И мы что-нибудь придумаем. Обещаю.
    
    ***
    Прошло несколько недель, может быть, месяц. Катя с головой ушла в учебу, осунулась, становилась с каждым днем все молчаливее и молчаливее. Из нее будто вытащили то, что заставляло ее светиться.
    Катерине часто казалось, что она не на своем месте. Словно где-то, совсем далеко, есть что-то большее. Есть что-то, что выходит за рамки всеобщего понимания. Катя даже иногда забывала, как дышать и ходить, будто даже ее тело полностью ей не принадлежало. Даже собственное имя и лицо иногда казались ей чужими.
    Но тут появился Свиф. Он расширил до размеров вселенной ее маленький мир. Показал, что где-то есть то, во что она верила, то, что искала. И Катя почувствовала себя счастливой, впервые за всю жизнь. Ей казалось, что часть того, что должно было быть с ней от рождения, была утеряна, и эсприт вернул ее назад. Но он исчез, унесся с собой не только доказательства своего существования, но и некоторых людей из жизни Кати, некоторых очень важных людей.
    Катерина долго билась над вопросом, чем же они связаны, почему исчезли именно они. Но не могла найти ни единой зацепки. Теперь она не могла жить как раньше. Она не переставая думала о голосе Свифа, о своем полете с дерева, о докторе и бабушке.
    Опять вернулись кошмары, изматывающие Катю почти так же сильно, как и ее мысли.
    ***
    Катя сделала музыку громче, натянула капюшон. Она видела только ноги людей, единую спешащую массу, и ничего больше. Оля спокойно шла рядом. Она уже свыклась с тем, что подруга почти ни с кем не разговаривала, все время ходила в наушниках.
    Катерина споткнулась, бегло извинилась, но Оля тут же дернула ее за рукав куртки.
    Дорогу им преградил нескладный парень.
    — Привет, — он смущенно улыбнулся.
    Катя, не говоря ни слова, продолжала вопросительно на него смотреть. Игорь переминался с ноги на ногу, кидая беспокойные взгляды на Ольку.
    — Не молчите, пожалуйста, — одноклассник подсунул под зеленую шапку рыжие волосы, провел вспотевшими ладонями по джинсам. — Я не могу ничего объяснить. Катя, все есть. Ты в порядке. Остальные просто все забыли. Я не могу ничего объяснить, повторяю. Но я вернулся. Быть рядом и помогать вам.
    — Почему ты не пришел раньше? – раздражение Катерины нарастало.
    — Не мог, — Игорь пожал плечами.
    — И ты не объяснишь ничего? Ты знаешь, где мои родные? Где бабушка? Свиф?
    — Свиф? Необычное имя, – Игорь удивленно вытаращил глаза и закашлялся.
    — Оп! — Катя истерично рассмеялась, — А ты в курсе!
    — С ними все в порядке. Они там же, где и были. Окружающие их не помнят. Не могу сказать, почему. Но он вполне мог выйти с тобой на связь. Он не исчез никуда. Как и все остальные.
    — М, — Девушка сглотнула. Значит, он мог появиться и все рассказать, — Ты его знаешь?
    — Можно сказать, что да, — Игорь улыбнулся, обнажая кривоватые зубы. – Но это только мои предположения. Может, уйдем с этой улицы? Холодно.
    — Да, уйдем, — наконец-то обрела голос Оля.
    Щеки ее полыхали красным, глаза сверкали. Катерина покачала головой и улыбнулась: «Не уйдешь от судьбы» — тихо прошептала она.
    ***
    Верхний мир
    Алькир довольно осмотрел тронный зал, медленно скользящих в танце Эспритов, музыкантов старательно перебирающих пальцами по струнам арф. Свет сегодня приглушили, и оттого россыпь драгоценных камней на колоннах заиграла новыми красками. Все было прекрасно. Король поднял серебряный кубок и намочил пушистые усы криплейном, а потом поежился от удовольствия. Напиток сегодня выдался что надо.
    Алькир искал кого-то глазами, медленно осматривая каждого гостя. Верховный Эсприт нахмурился так, что многие в зале стали взволнованно перешептываться. Он нашел того, кого искал: непосредственного виновника торжества. Алькир недовольно фыркнул и поманил рукой Стафируса. Когда помощник быстро подошел к нему и низко поклонился, король спросил:
    — Ваш принц здоров? Он выказал неудовольствие по поводу праздника?
    — О, нет, Ваше Величество, что вы, — Стафирус улыбнулся, а потом пожал плечами, — Вы же знаете, что причина его беспокойства столь деликатна…
    — Он выполнил все мои требования? – король понизил голос, — Три Стиратиля? Понадобилось всего три?
    — Да, Ваше Величество. У…причины Вашего беспокойства весьма узкий круг знакомств. Она практически нигде не бывает, кроме жилья и ее учебного дома. Принц Свивент собственноручно распылил по одной порции Стирателя в местах обитания неразумного.
    Король довольно хмыкнул и откинулся на спинку трона.
    — Бардстроукир уже прибыл?
    — Да, Ваше Величество, — понятливый Стафирус сладко улыбнулся. — С дочерью.
    — Пойди-ка к нашему хмурому принцу, подпирающему весь вечер колону, и скажи, что его отец просит станцевать для него следующий танец. Он сам поймет с кем.
    Стафирус поспешил откланяться, но король вновь поманил его рукой.
    — А где Миссер? Я просил его посетить день Имени его брата.
    — Ваше Величество, Вы же знаете, что...,— Стафирус скривил тонкие губы.
    — Что он никогда не посещал день Имени Свивента, да. — Король отмахнулся, словно от назойливой мухи. — Ну, иди же.
    Алькир проследил глазами за удаляющимся помощником, аккуратно обходившим танцующих. Но колонна, возле которой коротал весь вечер Свиф, оказалась совершенно свободна. Верховный Эсприт недоумевая осмотрел зал: в душу закрадывалось некоторое беспокойство. Наконец, он заметил Свивента. Принц спешил вслед за своим младшим братом, Альктариусом. Король поерзал на троне, пытаясь обуздать накатившее предчувствие чего-то непоправимого.
    
    ***
    
    Средний мир
    Катерина вычитала в интернете, что уснуть помогают вечерние прогулки. И гуляла она до тех пор, пока ноги ее не наливались почти непреодолимой тяжестью. Ну, или пока мама не звонила ей с криками. Мол, поздно, а ты все еще где-то…
    Катерина уселась с ногами на самую отдаленную лавку в парке: даже по вечерам там практически не бывало людей. Не долго думая, девушка откинулась на спинку включила на всю громкость «Petricor» и закрыла глаза. Она нервно теребила медальон на браслете. Даже он сейчас не дарил привычное чувство защищенности. Олька пропадала то в бассейне, то с Игорем, у мамы была куча дел на работе. Эх, как бы могла сейчас помочь собака…Настоящая…С теплым носом…
    Девушка провалилась в сон практически мгновенно, и когда она открыла глаза, на улице было совсем темно. Парк освещался только тусклыми желтыми фонарями вдоль немногочисленных аллей. Катя, наконец, осознала, что в кармане ее куртки вибрирует телефон, он-то ее и разбудил. Звонила мама.
    — Ты где? Ты сказала, что на часик пойдешь.
    — Я уже бегу, мам.
    — Темно уже. Может такси вызвать?
    — Да нет, я уже близко. Я дойду.
    — Тебе навстречу выйти?
    — Все в порядке. Я сама.
    — Ну ладно. Давай быстрее, я волнуюсь.
    — Хорошо.
    Катя засунула телефон в карман, с кряхтением девяностолетней бабули размяла ноги и спину. И дала себе обещание больше никогда не спать на лавках.
    Катерина пошла по аллее, все ускоряя шаг. Она с детства панически боялась темноты. Ночью звуки казались звонче, каждый обретал свою форму. Треск сучка превращался в ломающиеся бревна под бугристыми ногами клыкастых троллей, шептание листьев казалось древним заклятием василиска. Уханье непонятно откуда взявшейся совы походило звук сторожевого рога невообразимой жуткости огра.
    Впереди, посередине аллеи белело пятнышко. Катя замедлила шаг: «Пакет? Гнездо? Деталь от велика?»
    — Собака! — взвизгнула Катерина, поняв, что комочек шевелится. Она схватила его на руки, прижимая к груди. Щенок дрожал, он промок и замерз.
    — Мой хороший, мой маленький, — девушка расстегнула куртку и засунула щенка за пазуху. — Ты только держись, хорошо?!
    — Как мило, само благородство!
    Катя напряглась. Сердце ее сбилось с ритма. Эсприт. Другой. Не Свиф. От этого голоса веяло опасностью. Девушка сжала зубы, подняла глаза в вверх и, естественно, никого там не увидела. Она начала судорожно перебирать пальцами по грязной мокрой шерсти поскуливающего щенка, пытаясь успокоиться.
    — Ну же, неразумное! Я знаю, что ты меня слышишь, — голос раздался совсем рядом, над правым ухом.
    Катя прижала щенка к груди. Во рту пересохло. Колени подрагивали.
    — Ну же, скажи хоть слово, красавица, — голос злорадствовал.
    Катя почувствовала ледяное прикосновение на щеке. Эсприт был перед ней. Но она его не видела.
    — Не смей к ней прикасаться! – громогласный голос Свифа прозвучал, казалось, надо всем парком.
    — О! Ты покинул празднество, братишка? Ну, подожди. Я развлеку тебя сегодня, так уж и быть. Мы только начали веселиться, да? — этот вопрос, видимо, предназначался Кате. — Проблемку мы так и не уладили…
    — Я ее впервые вижу, — голос Свифа стал любезно ледяным, — Ты не имеешь права нападать на людей.
    — О, имею, — голос рассмеялся, — Я имею право убирать каждого, кто угрожает нашей безопасности.
    — Она не помнит меня. Она ничем нам не угрожает.
    — Она разглашает тайну о нашем существовании. А еще она знает тебя, она тебя помнит…
    Локоны на Катиной голове зашевелились. Она все еще стояла вытянувшись, как стрела, и смотрела вниз. Кажется, она узнала причину, по которой Свиф не появлялся.
    — Она не помнит меня, — Свивент старался говорить твердо.
    — Братец, я что, вышиб тебе все мозги? — голос опять неприятно усмехнулся, —Неразумное остановилось, когда я заговорил. Значит, может слышать Эспритов. И Стиратель на нее не подействовал. И она, эта милая земная девочка, улыбнулась, Свивент. Она улыбнулась во весь рот, когда услышала твой голос. Не значит это ли то, что между вами завязались дружеские отношения? М? Что скажет отец? Это ведь разобьет его сердце! А что скажет Совет! Наследник Престола! Ай-яй-яй!
    — Отпусти ее. Мы поговорим позже, — Свиф начинал выходить из себя.
    — Но это нарушит наш нерушимый закон! А, я совсем забыл. Что наши законы тебя совсем не волнуют, — Мисс опять рассмеялся.
    Катю приподняло над землей. Щенок сжался еще больше, да и сама девушка внутренне сжалась.
    — Поставь ее на место, — Свиф говорил медленно, холодно. От его голоса исходила опасная энергия.
    — А то что?
    Катю резко подбросило вверх, подняло на пару метров над землей. Что-то держало ее только за левую ступню. Она изо всех сил старалась не разжимать рук, не выпустить щенка. В голове стучала барабанная дробь. Сосуды наливались кровью.
    — Убери руки! – опять крик, как громовой раскат.
    Девушка постаралась приподнять голову, чтобы определить, где Свивент.
    — О, воздушный смерч? Свифи, ты ведь понимаешь, что за применение этого против другого эсприта тебя ждет смертная казнь?— голос прозвучал уже настороженно.
    — Поставь ее. Ты ведь знаешь, что я на это способен. А у тебя этого никогда не получалось, — теперь веселился Свиф. Но от каждого слова веяло отчаянием и решимостью.
    Там, откуда шел голос Свивента, начал образовываться светящийся диск из воздуха.
    Катю подняло выше макушек деревьев. Она едва сдержалась, чтобы не закричать. Дыхание перехватило. Она поняла, что все может обернуться не очень удачно. Новый полет мог стать для нее последним.
    — Катя, доверься мне. Просто мне доверься. Ты мне доверяешь?
    Катерина что-то замычала сквозь слезы. Диск из воздуха весел на уровне ее левой ноги. Правая же нога свободно и совершенно неуклюже висела в воздухе.
    — Я заберу ее к нам!— голос рассмеялся, и девушку рвануло вверх.
    — Нет, Свиф! — третий, совсем юный голос.
    Рядом с Катей что-то просвистело. Ногу прошибло разрядом тока. Голова закружилась от свободного полета.
    — Оп, держу! – раздался над ухом знакомый голос одноклассника.
 
Сообщения: 12
Зарегистрирован:
24 окт 2017, 20:06

Re: "Сказания пяти миров", фэнтези, подростковая литература

Сообщение Sokol » 17 ноя 2017, 20:54

    Джин Бишер, одно пожелание — почаще давайте картинку места действия. Например, при первом вводе Нижнего мира Вы упомянули некоторые виды флоры и фауны. В следующих главах можно намекнуть на фоне, что они примерно из себя представляют, добавить новые и добавить что-то такое в Верхний мир. Средний мир тоже временами сбивается на сплошные диалоги, без "мяса"… Слентяйничали, в общем. :wink:
    Добавили пару внезапных сюжетных поворотов — это здорово.
    Эмоции Кати, когда Свиф пропадает, показаны очень сжато и слабо. Это были бы настоящий душевный ад, сомнения в собственной адекватности, срывы, но не такое равнодушие. Словом, больше психологизма, больше драмы.
    
И тут песня перешла к припеву: « Let’s go-o-o-o-o-o-o-o-o-o», — истошно закричал типично волосатый вокалист типичной металл – группы.

    Такое описание уместно, если бы героиня не слушала, а смотрела. Здесь же логичнее сакцентировать внимание не на внешности, а на голосе. Хриплый ли он, низкий, высокий, визгливый…
    
О листьях, о своем полете. О Ветре.

    Либо всё через запятую, либо всё через точку, иначе сбивается ритм.
    
— Но это нарушит наш нерушимый закон! А, я совсем забыл. Что наши законы тебя совсем не волнуют, — Мисс опять рассмеялся.

    Сцену мы видим глазами Кати, она не может знать, как его зовут.
    
Щенок сжался еще больше, да и сама девушка внутренне сжалась.

    Повтор. Вместо "внутренне сжалась" можно было подобрать какой-нибудь образ на Ваш вкус.
 
Сообщения: 187
Зарегистрирован:
06 июл 2014, 16:29
Откуда: Москва


Вернуться в Большая форма

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot] и гости: 3