Бестселлеры

Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Романы, повести, сценарии

Модераторы: Gorgona Lite, Танго, Золотая Адель

Правила форума
ПРАВИЛА РАЗДЕЛА. ЧИТАТЬ ВСЕМ. СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНО.
Незнание правил не освобождает от ответственности.

Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Любимая » 02 янв 2015, 22:57

    Мне нравилось на неё смотреть. На её белое личико с порозовевшими от физической нагрузки и холода щёчками, на её чуть-чуть вздёрнутый прямой носик и слегка приоткрытую верхнюю губу, на еле заметные ямочки на щеках, проступающие, когда она улыбалась, демонстрируя два ровных ряда аккуратных белоснежных зубов. Рите шёл двадцать пятый год, и я не годилась ей в подруги по причине моего возраста. Я была старше более чем на десяток лет. Мне просто нравилось наблюдать за ней, видеть отражение чувств на её милом лице, следить за стремительностью её движений, удивляться её внимательности и терпению к детям и поражаться спокойствию в отношениях с их нетерпеливыми родителями. И я смотрела на неё по выходным дням в течение двух лет, не замечая ни в её внешности чего-то странного, ни в её поведении чего-либо необычного.
    Рита была тренером моей младшей дочери по фигурному катанию. Её особое внимание к моему ребёнку я относила к тому, что моя Машка, как мне казалось, обладает способностями, превышающими возможности других детей в этом виде спорта. Гордясь успехами дочери, я снимала на видео всё, что происходило на общих тренировках и на индивидуальных занятиях, чтобы запечатлеть для истории восхождение моей звёздочки на вершину славы. Я представляла её олимпийской чемпионкой, а себя счастливой мамой победительницы. Пересматривая ролики по прошествии нескольких лет после описываемых событий, я была очень удивлена тому, что почти в каждом кадре главная роль принадлежала Рите, а вовсе не Машке.
    В том, что у моей Машки талант, я нисколько не сомневалась, ибо тот факт, что тренерша пригласила её, в числе избранных, на индивидуальные занятия, говорил сам за себя. Разумеется, тренировки были платными, и обходились они мне достаточно дорого. Но это не смущало меня. Индивидуальные тренировки посещали в основном дети из обеспеченных семей. Мы с дочерью были как раз из такой имеющей средства семьи: муж занимал высокооплачиваемую должность в солидной компании. Моя зарплата, хоть и была намного меньше, считалась достаточно высокой, чтобы я имела право не причислять себя к тем женщинам, что живут на иждивении.
    После первого года обучения руководители школы фигурного катания организовали поездку в летний тренировочный лагерь, в который мы отправились всем семейством. Мы с мужем как бы сопровождали нашу будущую звезду Машку. Старшая дочь Катя присоединилась к группе в качестве начинающей.
    Конечно, лагерем трудно было назвать проживание в пятизвёздочном отеле, имеющем роскошный каток с искусственным льдом, аквапарк, боулинг, три ресторана, бассейн на крыше и сауну в каждом номере для отдыхающих. Отель соседствовал с судоходным озером, по берегам которого рос густой, но, тем не менее, ухоженный лес, где можно было полакомиться свежими ягодами черники и малины. Мы жили вчетвером в апартаментах на третьем этаже отеля в спальном крыле здания. В нашем номере было две спальни, гостиная с кухней, два санузла, сауна и громадный балкон. Девочки расположились в спальне с двумя раздельными кроватями, мы с мужем заняли другую, где была широкая, двуспальная кровать. По утрам дочки уходили на занятия по общей физической подготовке, а мы с мужем ещё целый час нежились в постели. Потом мы спускались вниз к шведскому столу, завтракали с девочками, вернувшимися с утренней разминки, и шли гулять. К одиннадцати часам девочки одевались и шли на каток, который находился в противоположном крыле здания. Мы с мужем и родителями других детей рассаживались по диванам в застеклённых ложах на втором этаже и сверху наблюдали за тренировками. Можно было сидеть внизу на скамьях прямо у бортика и фотографировать детей, но в зале было холоднее, чем зимой на улицах Москвы, и мы предпочитали более тёплый пункт для наблюдения.
    Муж пробыл с нами всего пять дней и уехал. Он не мог позволить себе долгого отпуска, ибо деньги любят, когда их зарабатывают. Либо ты работаешь, и твоя семья может отдыхать, где захочет, либо ты отдыхаешь, и твоя семья смотрит всё лето телевизор вместе с тобой. Есть деньги – есть на что отдыхать, но отдыхать некогда, ибо нужно зарабатывать деньги.
    Разумеется, существуют и бесплатные, спортивные школы. Но там очень жёсткий подход к обучению детей. Ежедневные многочасовые тренировки, силовые нагрузки, гимнастика, хореография. Мы же с мужем не хотели делать из дочери спортсмена-профессионала. Так, всего лишь любителя. Но мечтать об олимпийских высотах нам никто не запрещал. И мы мечтали.
    
    Без мужа мне стало скучно. Саша умел создавать атмосферу праздника даже в самые унылые дни. Когда мы были помоложе и победнее, он превращал даже обычное приготовление омлета в значимое событие. Яйцо он не разбивал, а поделывал в нём дырочки с двух сторон, потом выдувал содержимое скорлупы через отверстия, умудряясь сделать это так забавно, что я и наша, тогда ещё маленькая, старшая дочь покатывались со смеху. Скорлупки оставались целыми, и Саша проделывал с ними разные фокусы, веселя и разыгрывая нас с Катюшей. Вообще, всё, к чему прикасались Сашины руки, превращалось в волшебство, будь то лепка пельменей, выбивание ковров, или сооружение кормушки для птиц.
    Делать в отеле было абсолютно нечего. Нас кормили три раза в день. Номер убирали горничные. Они заправляли наши постели, раскладывали по местам разбросанные вещи, чистили санузлы и наводили порядок на балконе. Нам оставалось только выбирать развлечения.
    На третий день, после отъезда мужа, я встала, как обычно, рано, умылась и проводила девочек на ОФП. Возвращаться в объятия пустой кровати мне не хотелось, и я, приведя себя в маломальский порядок, отправилась на площадку, где занимались зарядкой мои будущие звёзды фигурного катания. Старшая, правда, уже не годилась в чемпионы: ей было четырнадцать лет, и встала она на коньки просто за компанию с младшей сестрой. Да и интересы у Кати были совсем другие. Она училась в «английской школе» и мечтала о продолжении учёбы в Лондоне.
    Группа занималась на большой поляне, с аккуратно подстриженной травой и одиноким кедром посередине. Я решила тоже немного размяться и побежала трусцой по бетонной дорожке вокруг поляны. На втором круге Рита остановила мой забег. Она бросилась мне наперерез и строго сказала:
    – Нельзя бегать по твёрдым поверхностям! Это вредно для суставов!
    Я удивилась, но возражать не стала и перешла на траву. Рита вернулась к детям, а мне вдруг стало хорошо и в то же время неловко от её заботы о моих ногах. А потом я поймала её взгляд, полный нежности и приязни, и совсем-совсем не такой, что она бросала в нашу сторону, когда мы с другими мамашами наблюдали за тренировками на льду из-за стекла зрительских лож. Я бегала, а в груди моей разливалось тепло, и губы растягивались в счастливой улыбке.
    Весь оставшийся день я пребывала в прекрасном расположении духа, и мне не было скучно. Но неожиданно для себя самой я не решилась пойти с девочками на каток и осталась в номере. Сидя в одиночестве, я упрямо отгоняла мысль, что боюсь снова увидеть недовольство и даже злость в мимолётных взглядах Риты, которые она бросала в нашу сторону на прошлых тренировках, когда Саша был ещё с нами. Однако на вечернее занятие по ОФП я всё-таки пойти отважилась. Мне понравилась утренняя разминка, и я решила не бросать начатое дело. Надев спортивный костюм и кроссовки, предназначенные для прогулок по лесу, я присоединилась к компании физкультурников. Я бегала, прыгала, делала растяжки и маршировала вместе со всеми под команды и счёт Риты. Получив массу удовольствия, я вернулась с девочками в номер. Мы приняли душ и, немного обсохнув, отправились на ужин.
    Риты в обеденном зале не было, и до конца дня я её больше не видела.
    Вечером, улёгшись в постель, я стала вспоминать прошедший день. Образ Риты не выходил у меня из головы. Её поведение на вечерней разминке слегка разочаровало меня, хотя я сама не знала, чего я ждала. Но мне было обидно, что она ни разу не посмотрела в мою сторону, не сделала ни одного замечания. Будто меня вовсе не было на поляне. Мне было грустно, и я решила не ходить утром на разминку. После звонка будильника я осталась в постели, невзирая на уговоры дочерей, звавших меня с собой. А когда они ушли, пришла, навалилась тоска. Меня так и подмывало спрыгнуть с кровати, одеться и броситься следом, но я вспоминала о вчерашнем подчёркнуто-сосредоточенном лице Риты во время разминки и не двигалась с места. Мне казалось, она была не рада моему присутствию, будто я помешала занятиям, припёршись незваной гостьей. Настроение моё поднялось только с возвращением девочек. Они наперебой стали рассказывать о Рите, которая сокрушалась о моём отсутствии и даже хотела послать за мной гонца, но потом передумала, сказав, что, наверное, этого делать не стоит, вдруг я плохо себя чувствую после вчерашних нагрузок. Я постаралась скрыть свою радость от дочерей. И опять мне стало неловко оттого, что меня охватил восторг из-за обычного человеческого внимания Риты к моей особе. Мои щёки пылали, и старшая дочь заметила это.
    – Мам, ты что, здесь зарядкой занималась? – подозрительно спросила она.
    – С чего ты взяла? – торопливо откликнулась я, пытаясь за грубостью скрыть смущение.
    – Нет? – искренне удивилась Катя. – А чего тогда так раскраснелась?
    – Не знаю! Давление, наверное, поднялось, – отговорилась я.
    Катюшу устроил такой ответ, хотя она знала, что в жизни я редко краснела. Наоборот, из-за бледности кожи мне приходилось пользоваться тональным кремом и румянами. Я была просто находкой для распространителей косметики. Машка же, напротив, запереживала. Ей часто приходилось оставаться вдвоём с бабушкой, которая вечно жаловалась на повышенное давление и глотала гору таблеток, чтобы, как она объясняла, не помереть от удара. Мне пришлось выкручиваться, успокаивать Машку, но она не унималась и, когда мы пришли на каток, доложила Рите о моём нездоровье. Я сидела, как обычно, в застеклённой ложе с другими мамашами, наблюдая за тренировкой. Машка подъехала к Рите и стала что-то говорить ей, размахивая руками и кивая в нашу сторону. За стеклом разговора не было слышно, зато очень хорошо были видны тревожные взгляды Риты, которые она бросала в мою сторону. В конце тренировки, когда я спустилась в раздевалку, чтобы помочь девочкам расшнуровать коньки и переобуться, Рита подошла ко мне и спросила, не требуется ли мне медицинская помощь. Я заверила её, что со мной всё в порядке, и что Машка сильно преувеличивает моё, и без того мнимое, недомогание.
    – Вы не шутите со здоровьем! – выслушав мои пространные объяснения, строго сказала Рита. – Если что, обращайтесь ко мне!
    – Хорошо! – покивала я, сосредоточенно разувая Машку.
    Девочки переобулись, собрали вещи, и мы торопливо покинули раздевалку.
    – Болтушка! – укоризненно сказала я Машке, когда мы вернулись к себе. Та сердито фыркнула, а Катя вступилась за сестру, хотя ей самой частенько приходилось страдать от её болтливости.
    – Нет! Она молодец! Правильно сделала! Мало ли что может случиться! И папы нет рядом!
    – Ну, мы же не в лесу, – возразила я, – а в цивилизованной стране.
    – Мам! Не будь такой наивной! Мы в чужой стране! И язык здесь чужой!
    – А для чего мы взяли тебя с собой! Ты ж у нас почти англичанка, – попыталась отшутиться я, намекая на её поездку в Лондон в прошлом году, организованную учительницей английского для погружения учеников в социум носителей языка.
    – Ну, мам! – недовольно мотнула головой Катя.
    – Ладно-ладно! – примирительно сказала я. – Не буду шутить со здоровьем! Пойдёмте пообедаем, пока народу мало.
    Девочки сходили в душ, благо их было два в нашем номере, привели себя в порядок, и мы отправились обедать.
    
    Рита с напарницей, которая вела занятия с группой великовозрастных любителей фигурного катания, уже была там. Девушки сидели за столиком, уставленным тарелками с горой листьев салата, который можно было брать сколько угодно из большого тазика, стоящего посреди подносов и плошек с блюдами «шведского стола».
    Я тоже набирала много салата. Им я прикрывала основательную горку сыра, который мне очень понравился, и который я стеснялась брать в больших количествах. Мне почему-то казалось, что люди вокруг с неодобрением поглядывают на мою тарелку, когда в ней навалено много еды. Гора же салата, который я тоже любила, как мне казалось, не вызывала осуждения, и я прятала под ним сырную пирамиду Хеопса.
    Рита приветливо помахала мне рукой, а её напарница Настя окинула критическим взглядом, в котором, помимо отрицательной оценки моей внешности, мне почудилась мелькнувшая искра ненависти. Видимо, Рита тоже почувствовала враждебность, источаемую подружкой, или что-то отразилось на моём лице. Она перевела взгляд на Настю. Огонь ненависти тут же погас, уступив место милой, фальшивой улыбке. Рита, похоже, ничего не заметила, а мне стало не по себе. Я выбрала столик в глубине зала за колонной, чтобы нас с девочками не было видно с Настиного места, и этим сильно расстроила Машку, которая хотела усесться за соседний с Ритой стол.
    
    Ученики Риты обожали своего тренера. Они липли к ней во время тренировок, ревностно следили за тем, чтобы никто не мог единолично завладеть её вниманием. Стоило кому-то из детей подъехать к ней с вопросом, или просьбой – как тут же она оказывалась в окружении трёх-четырёх питомцев, которые, задрав головы, как котята, увидевшие миску в руках хозяйки, заглядывали ей в глаза.
    Одна девочка, достаточно способная и усердная, специально делала вид, что не может справиться с новым элементом. Таким способом она привлекала к себе внимание тренера, ведь детям, у которых не получалось выполнить упражнение, Рита помогала. Она кружила их, держа за руку, за ногу, поддерживала за плечи, или спину. Ещё одна ученица устраивала на льду истерики, чтобы Рита бросалась её успокаивать, уговаривать и утирать ей слёзы. После занятия дети окружали Риту, словно стая птенчиков возле мамы-птички, в ожидании похвалы. Рита каждому находила доброе слово и никогда не ставила плохих оценок за работу на льду. Я ни разу не видела, чтобы она сердилась на кого-либо из детей, или их родителей, которых мне лично иногда очень хотелось придушить. Мамаша одной девочки (слава Создателю, что они не смогли поехать с нами в летний лагерь) вечно орала на дочь во время тренировок. Она подскакивала к бортику и на весь каток комментировала успехи, или неуспехи дочери. Она постоянно поучала её, громко объясняла как «правильно» выполняются те или иные элементы. Эту женщину, вместе с её дочерью, которая также громко, на весь каток, огрызалась, мне хотелось распылить на атомы. От раздражения, готового выплеснуться на несносную мамашу, меня удерживало лишь поведение Риты. Меня умиляла выдержка, с которой она молча, с полуулыбкой глядела на распалённую родительницу, пока та разорялась у бортика, браня дочь. Ни одна искорка неприязни, или осуждения не вспыхивала в её глазах. Я в свои тридцать восемь лет так и не научилась сдерживать эмоции. У меня всё и всегда было написано на лице, отражалось в глазах и звучало в голосе. Возможно, поэтому мне пришлось по нраву виртуальное общение с людьми в чатах, социальных сетях и на форумах в Интернете. Там мои чувства и мысли невозможно прочесть между чёрно-белых строчек. Там можно слукавить, и никто этого не заметит.
    
    На вечернюю разминку я не пошла, чем очень расстроила дочек, ожидавших от меня обещанного показательного выступления вокруг шеста. Шест я присмотрела в тренажёрном зале. Не знаю, для каких целей он там был поставлен среди беговых дорожек, силовых станков, турников и велосипедов, но его размеры соответствовали размерам пилона, на котором мы с подружками упражнялись в фитнес-клубе.
    Разумеется, Машка опять выдала меня Рите. Она рассказала ей о моём обещании, и та напросилась к нам в гости, когда закончилась разминка. Я не была готова к приёму гостей. Рита застала меня, валяющейся на кровати в махровом отельном халате, уродующем фигуру, непричёсанной и без макияжа. Я не слышала её шагов и уверенная, что пришли только девочки, осталась лежать. Когда девушка появилась на пороге спальни, мне уже некуда было деваться. Неловкость намертво пригвоздила меня к подушке. Машинально я запахнула халат и подтянула к себе одеяло, прикрыв обнажённые колени. Рита разглядывала меня с любопытством и, похоже, испытывала удовольствие от моей неловкости.
    – Маша проговорилась, что вы можете показать нам мастер-класс на пилоне, – сказала она и, обойдя кровать, присела на краешек с заправленной стороны.
    После отъезда мужа я не разбирала кровать полностью, а лишь откидывала покрывало со своей половины. Его место пустовало, так как девочки с рождения были приучены спать отдельно от родителей.
    – Ой, да что вы! – всплеснула я руками. – Какой там мастер-класс! Так! Баловство!
    Рита стала расспрашивать меня об уроках полиденса: где я занимаюсь, как давно и что умею. Я отвечала и, видимо, опять раскраснелась от смущения, которое с недавних пор стала испытывать в присутствии Риты, а вернее, от её выразительных взглядов.
    – Вы хорошо себя чувствуете? – спросила она и, приподнявшись, потянулась ко мне. Взяв меня за руку, она проверила пульс.
    Я забыла сказать, что в числе всех прочих достоинств девушки, у неё имелось начальное медицинское образование, без которого сложно стать старшим спортивным тренером.
    От прикосновения Риты сердце моё забилось с бешеной скоростью. Такого трепыхания оно не испытывало давно: с тех пор, как Саша сделал мне предложение.
    – У вас учащённый пульс. Он достаточно ровный и пока можно не бить тревогу. Но показаться врачу, когда вернётесь домой, нужно будет обязательно.
    Наставительный тон Риты привёл меня в чувство. Голова стала соображать, и меня посетила неожиданная мысль, что в мои годы подобные всплески румянца могут оказаться симптомом надвигающейся менопаузы. Мысль была неприятной, хотя я мечтала о том времени, когда не нужно будет таскать за собой пачки крылатых и хвостатых творений рук человеческих.
    Рита вернулась на облюбованное ею место, вопреки моим ожиданиям: мне хотелось, чтобы она ушла, ибо я чувствовала себя не в своей тарелке. Но, вместе с тем, что-то тайное внутри меня умоляло её остаться. Сердце моё сладко щемило, а запястье горело, словно опалённое жаром. Да и сама я вся полыхала огнём, как в далёком детстве, когда родители застали меня за чтением «Декамерона». А Рита, как ни в чём не бывало, продолжала болтать об опасности сердечных заболеваний, о танцах вокруг шеста, об успехах девочек, которые вернулись из душа и взобравшись на постель, заполнили пространство между мной и гостьей своими неугомонными телами. Девочки разрядили наэлектризованную обстановку. Глядя на них я успокоилась, отогнала мысли о своей странной реакции на присутствие Риты, оставив размышлениям время на потом, когда мир вокруг погрузится в сон.
    Потормошив девчонок, с обожанием глядевших на неё, Рита ушла. На прощание она шутливо погрозила мне пальчиком, намекая на моё легкомысленное отношение к здоровью. Девочки отправились в свои постели. Я слушала их разговоры и смех, дожидаясь, когда они угомонятся, и я смогу предаться раздумьям. Но сон сморил меня раньше. И он был здоров, крепок и без сновидений. Утром я проснулась с ощущением счастья на душе. Потом опять была утренняя зарядка, завтрак, катание детей на коньках, прогулки и всё прочее – по распорядку.
    Вечером я надела купальник, поверх него длинное платье, с глубоким разрезом сзади и почти таким же вырезом на груди, и мы с девочками спустились в тренажёрный зал. Зрителей собралось немного, и я порадовалась этому обстоятельству, ибо раньше мне не доводилось выступать перед чужими людьми. Не считая, конечно, подруг по фитнес-клубу.
    Утренние и вечерние разминки, которые я стала посещать после отъезда мужа, оказались кстати. Я с лёгкостью крутилась вокруг шеста, без труда выполняла сложные элементы, которые мне не всегда удавались на занятиях. Кружась, я ловила восхищённые взгляды Риты, и это прибавляло мне сил и смелости. Зрители дружно аплодировали, подбадривая звонким улюлюканьем после каждого удачного оборота. Танец я закончила эффектным спуском на пол. Зрители, которых неожиданно оказалось в два раза больше, чем в начале представления, восторженно кричали браво, ребятишки скакали вокруг меня, норовя взобраться на шест и покрутиться, как это делала я. Рита, растолкав зрителей, бросилась обнимать меня. Я пыталась отстраниться, но она не дала мне вырваться. Придерживая за талию, она вывела меня из шумящей толпы обитателей отеля.
    – Вы доставили мне массу удовольствия! – сказала она, неохотно отпуская мою руку, когда мы вышли из зала и остались одни. Она хотела ещё что-то сказать, но в это время из дверей вылетела Машка и закружилась вокруг нас. Я с облегчением выдохнула и, торопливо попрощавшись с Ритой, потащила Машку домой в номер. Дочка попыталась протестовать, но, вероятно, почувствовав моё напряжение, послушно поплелась следом. Я очень боялась, что она пригласит в гости Риту, присутствие которой меня бы сейчас совершенно не радовало. Я всё ещё чувствовала отпечаток её горячей руки на своей пояснице, и меня пугал отклик собственного тела на объятия девушки.
    Следующие дни прошли чередой, не оставив впечатлений. Я не перестала посещать занятия, чтобы не провоцировать новую волну заботы со стороны Риты. Та, видимо, определив по лицу моё настроение, не проявляла особого внимания к моей персоне. Мы общались официально, и меня устраивали такие отношения. Время нашего пребывания в лагере подходило к концу, и я готова была без сожаления расстаться с гостеприимной Финляндией, с компанией любителей фигурного катания и с Ритой.
     В последний день, на тренировке Рита объявила об отмене вечерней разминки. Вместо неё она официально пригласила всех на закрытие катального сезона в ресторан, который располагался вторым ярусом вдоль катка, и где столики для посетителей отделялись от ледовой арены стеклянной перегородкой до самого пола.
    Принарядившись, мы втроём пришли в ресторан в назначенное время. Официант проводил девочек к накрытому детскому столику, а мне предложил устраиваться в компании взрослых. Риты и Насти среди гостей не было. Я села на свободное место и принялась вертеть в руке пустой бокал для вина. Мне было скучно, и я без внимания слушала болтовню молодых мамаш за соседним столиком. Официант принёс напитки. Мои соседки не обратили внимания на наполненные бокалы и продолжали щебетать, нетерпеливо поглядывая на ледовую арену, будто ожидая чуда. Поддавшись их настроению, я тоже глядела в сторону затемнённого катка. Заиграла музыка, зажёгся свет, головы присутствующих разом повернулись в сторону прозрачной стены. На белом поле льда стояли Рита с Настей в костюмах Ромео и Джульетты. Миниатюрная Настя была Джульеттой, более крупная и высокая Рита изображала Ромео.
    Девушки танцевали под романс в исполнении Энгельберта Хампердинка из старого фильма «Ромео и Джульетта», изображая страсть, нежность и горечь расставания. Зрители в восторге аплодировали красивому танцу, сложным элементам, забыв про бокалы с вином и закуски, которые бесшумно разносили видавшие виды официанты. И только я, чувствуя себя неуютно среди чарующего великолепия, зажав в руке тонкую ножку бокала, глотала терпкий напиток, чтобы отогнать нахлынувшее чувство неизбежной покорности судьбе. Выражение глаз танцоров отсюда не было видно, но я чувствовала, что каждое движение, каждый поворот головы в нашу сторону адресованы лично мне. Один – пылающий любовной страстью, другой – полный скорби и боли. Мне хотелось убежать. Но танец был завораживающе-красив, и чувство неловкости перед другими зрителями, которые не поняли бы моего ухода, удержало меня на месте.
    Завершив представление сценой с драматическим умиранием, девушки раскланялись перед восторженными зрителями и ушли переодеваться.
    Воздушный поцелуй Риты, посланный мне, окончательно испортил моё, и без того плохое, настроение. А последовавший за ним испепеляющий взгляд Насти уничтожил крупицы чувства долга перед дочками, радующимися нежданной вечеринкой. Подойдя к Катюше, я шепнула ей на ухо, что мне нужно ненадолго уйти.
    – Что-то случилось? – спросила она.
    – Нет-нет! – как можно спокойнее ответила я, на ходу придумывая причину ухода. – Мне нужно позвонить папе. Я ему обещала. А здесь слишком шумно. Я пойду в номер и вернусь, как только закончу разговор. Если не успею к концу вечеринки, вы с Машей возвращайтесь без меня.
    Катя согласно кивнула, и я поспешила покинуть ресторан, пока Рита с Настей не присоединились к гостям. Спешка моя оказалась ненапрасной. По дороге меня затошнило от осознания того, что я лицемерка, что я бессовестно спекулировала именем мужа, сыграв на чувствах Кати, обожающей отца. В номере меня вырвало. К счастью, я успела добежать до туалета, и мне не пришлось заметать следы очередного «симптома» моей, набирающей обороты, мнимой болезни. На этом мои злоключения не закончились. Чувство вины породило в моей душе жалость к себе любимой, и я разрыдалась. Немного поплакав, я заставила себя успокоиться, вспомнив о том, что девочки могут отправиться на поиски пропавшей родительницы.
    Уняв слёзы и приведя в порядок свои растрёпанные, непонятно чем, чувства, я позвонила Саше. К моей радости, он не стал расспрашивать меня о причине звонка и больше говорил, чем слушал. Он задавал вопросы, на которые можно было отвечать односложно: да, или нет, не вдаваясь в пространные объяснения. Мы поговорили о том, как он будет нас встречать в аэропорту, о том, что приготовить нам на ужин, рассказал о делах на работе, о погоде и прочих житейских мелочах. Он будто чувствовал, что мне сейчас не до рассказов о наших делах. Возможно, он не желал расстраивать девочек, которые захотят рассказать отцу о своих делах сами и будут разочарованы его преждевременной осведомлённостью.
    Поговорив с мужем, я снова разрыдалась. Однако, боясь скорого возвращения девочек, я отправилась в душ. Прохладная вода успокоила мой пыл и смыла следы слёз. После купания заплаканность глаз можно было списать на раздражение шампунем, или на избыточное смывание водой косметики. Когда Катюша и Машка довольные вернулись с вечеринки, я встретила их с полотенцем на голове и в бодром расположении духа. Моя истерика осталась для них тайной.
Последний раз редактировалось Любимая 06 янв 2015, 22:07, всего редактировалось 2 раз(а).
" Никому не дано написать иначе чем он способен написать." © Vlad
"А схожесть с кем-то неизбежна, все люди мыслят примерно одинаково." © Vlad
Анкета
Душа

Радуга за облаком
 
Сообщения: 1611
Зарегистрирован:
07 ноя 2012, 17:34

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Konkasser Z » 02 янв 2015, 23:35

    Хорошо пишете. А когда они трахаться будут?
 
Сообщения: 2262
Зарегистрирован:
21 дек 2014, 20:50

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Dagaz » 03 янв 2015, 20:19

    Текст ровный, но много лишних слов. Из этого абзаца
    
Муж пробыл с нами всего пять дней и уехал. Он не мог позволить себе долгого отпуска, ибо деньги любят, когда их зарабатывают. Либо ты работаешь, и твоя семья может отдыхать, где захочет, либо ты отдыхаешь, и твоя семья смотрит всё лето телевизор вместе с тобой. Есть деньги – есть на что отдыхать, но отыхать некогда, ибо нужно зарабатывать деньги

    можно было бы оставить одно первое предложение. Из остального особенно начало хорошо бы проредить. Имхо.
 
Сообщения: 2186
Зарегистрирован:
05 сен 2014, 15:10

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Любимая » 03 янв 2015, 22:23

    
Хорошо пишете. А когда они трахаться будут?

    Спасибо на добром слове, добрый человек! Трахаться будут все, обязательно! Как же без этого! Непременно будут. :mrgreen:
    
Текст ровный, но много лишних слов.

    И вам спасибо, Дагац!
    Слов много, согласна! Люблю я это дело многословное! Кто-то сжато излагает историю, а я вот такая балаболка! :D
" Никому не дано написать иначе чем он способен написать." © Vlad
"А схожесть с кем-то неизбежна, все люди мыслят примерно одинаково." © Vlad
Анкета
Душа

Радуга за облаком
 
Сообщения: 1611
Зарегистрирован:
07 ноя 2012, 17:34

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Konkasser Z » 03 янв 2015, 22:41

    
Babolia писал(а):Трахаться будут все, обязательно

    тогда с нетерпением жду продолжения))
    
    
Babolia писал(а): Слов много, согласна

    меня как раз многословие не смущает, в данном случае. В рамках жанра, мне кажется. У всяких Ымануэлей преамбула тоже, будь здоров.
 
Сообщения: 2262
Зарегистрирован:
21 дек 2014, 20:50

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Любимая » 03 янв 2015, 23:00

    
тогда с нетерпением жду продолжения))

     :D
    Тогда ради вас не стану тянуть с продолжением!
" Никому не дано написать иначе чем он способен написать." © Vlad
"А схожесть с кем-то неизбежна, все люди мыслят примерно одинаково." © Vlad
Анкета
Душа

Радуга за облаком
 
Сообщения: 1611
Зарегистрирован:
07 ноя 2012, 17:34

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Любимая » 03 янв 2015, 23:07

    Следующее утро прошло в дорожных хлопотах. Мы собирали вещи, упаковывали чемоданы, убирали номер, чтобы не оставлять после себя беспорядка и не давать повода персоналу думать плохо о русских туристах.
    С Ритой и Настей мы встретились уже на выходе из отеля. Наша группа возвращалась домой на поезде в сопровождении тренеров. И только мы и ещё одна семейная пара с тремя детьми улетали особняком на самолёте. Таким образом, наши пути с Ритой разошлись, как только мы вышли из отеля. Мы отправились в аэропорт, а она на вокзал. После полудня мы были уже дома. Девочки радовались встрече с отцом, возвращению в свои уютные комнатки к любимым вещам, книгам, игрушкам, а я весь оставшийся день чувствовала себя не в своей тарелке, и еле сдерживалась, чтобы не выплеснуть на детей и мужа своё раздражение.
    Саша с удивлением поглядывал на меня, когда я впадала в задумчивость, или морщилась при упоминании имени Риты девочками, которые с восторгом рассказывали отцу о днях, проведённых в отеле после его отъезда. Однако он не задавал вопросов, видимо, списав моё угнетённое состояние на усталость после перелёта.
    К ночи, уложив детей спать, мы выпили с ним по бокалу вина и отправились в спальню. Алкоголь подействовал на меня расслабляющее, и все мои нафантазированные страсти-мордасти показались мне совершенно ничтожными, надуманными и пустыми. Я с удовольствием отдала мужу супружеский долг, исполнением которого мы с Сашей в последнее время частенько пренебрегали. Он остался доволен и сказал, что нам надо почаще расставаться, чтобы наши ночи наедине снова стали волшебными. Счастливая, я заснула в его объятиях, а когда проснулась, его уже не было рядом. Он уехал на работу.
    Мой отпуск закончился пару дней спустя. Я вышла на работу, девочки отправились на дачу к бабушке, и я до конца лета ни разу не вспомнила о Рите.
    В сентябре возобновились занятия в школе фигурного катания. Саша по выходным сам возил Машку на тренировки, а я оставалась дома и занималась хозяйством. Всё, что происходило между мной и Ритой во время поездки в Финляндию, показалось мне сном, выдумкой моего, валяющего от безделья дурака, воображения. Иногда я присоединялась к Саше, и мы вместе возили Машку на тренировки. Рита не обращала на меня никакого внимания. Да и мне было как-то наплевать на неё. Машка делала успехи в катании, чего нельзя было сказать об учёбе в обычной школе. Делая с ней уроки, я замечала, что она не справляется со школьной программой. После очередного решения задачки со слезами и криками, меня стали посещать мысли о её месте в обществе, когда она закончит школу.
    Саша смеялся над моими страхами, уверяя меня, что нет ничего страшного в том, что дочка отстаёт в начальной школе, что ко времени перехода в средние классы она выправится, догонит и перегонит сверстников. Но меня не успокаивала его уверенность. Я стала подумывать об альтернативном обучении для Машки, чтобы обеспечить её будущее. Работа тренером по фигурному катанию очень подошла бы для неё. Вполне приличная, достаточно доходная, востребованная, с обязательным отпуском летом и возможностью путешествовать по миру. Очень даже неплохая работа! Лучше, чем просиживать зад у компьютера, в какой-нибудь торговой кампании.
    Вбив себе в голову этакую идею, я приступила к её осуществлению. Первым делом я уговорила Сашу напроситься к Рите на индивидуальные тренировки, которые мы забросили после летнего лагеря. А поскольку Саша не мог возить Машку на занятия в будние дни, мне пришлось это делать самой. Я снова начала снимать на видео все тренировки, с прицелом на то, что Машке в будущем, когда она станет тренером, ролики, заснятые мною, станут служить наглядным пособием.
    На моё появление с Машкой на первом индивидуальном занятии Рита отреагировала спокойно и, как мне показалось, немного равнодушно. Она поздоровалась со мной так, будто мы виделись с нею только вчера. У меня снова мелькнула мысль, что происходящее в Финляндии, было, всего-навсего, разукрашено моим буйным воображением и что в действительности ничего особенного не происходило. Вероятно у девушек выплёскивались какие-то их собственные эмоции, отражаясь во взглядах, улыбках, жестах, а моя фантазия приняла чужие страсти на свой счёт. Скорее всего, они не поделили одного молодого человека на двоих.
    Я с удовольствием водила Машку на занятия. С Ритой мы официально здоровались при встрече, перекидывались парой слов об успехах Машки после тренировки и быстро прощались, так как её ждала следующая ученица.
    Иллюзия того, что наши отношения с Ритой никогда не выходили за рамки официальных, рассеялась накануне Дня защитника Отечества. Мы с дочкой пришли, как обычно, к началу занятий. Риты не было. Она опаздывала, чего с ней никогда не случалось. После десяти минут ожидания я начала раздражаться: время тренера стоило дорого, а срок аренды льда был строго регламентирован. Отмеренные нам шестьдесят минут без пользы утекали сквозь талию песочных часов. Машка, чувствуя моё недовольство, самостоятельно и очень старательно выполняла элементы разминки. Моё раздражение поднялось до такой степени, когда его стало трудно удерживать внутри. В этот момент открылась дверь и в ледовый зал вошла Рита, обутая в коньки. На ней, вместо спортивного костюма, было надето маленькое, чёрное коктейльное платье и тонкие капроновые колготки. Её лицо, в обрамлении массивных, свисающих до самых плеч серёжек, украшал вечерний макияж. Такой красивой я её никогда не видела. Она всегда была одета в скрывающий фигуру, утеплённый спортивный костюм. Из-за высокого роста и пышной груди она выглядела в нём громоздко. В летнем лагере она одевалась в лёгкий, но благодаря свободному покрою, тоже уродующий фигуру, костюм. Я не имела представления, что там скрыто одеждой. Только острый взгляд мужчины может разглядеть фигуру женщины под любым одеянием, и, даже, если она закутана в ватное одеяло. Женщины видят иначе. Они замечают то, как сидит одеяние на потенциальной сопернице, не важно, кто она и каков её возраст.
    На прощальной вечеринке в Финляндии, по рассказам девочек, Рита сменила костюм Ромео на вечернее платье, но я этого уже не увидела. Судя по всему, на ней сейчас было надето то самое платье с вечеринки. Рита скользила по льду уверенно, как всегда: словно родилась в коньках. Она показывала Машке, как правильно выполнять элементы, как правильно держать руки, ставить ноги. И без того короткое платьице задиралось, обнажая роскошные ноги, которые притягивали мой взгляд. Внутри меня разливалось нечто горячее, заставляющее неровно дышать и сжимать руки. Я отводила глаза в сторону, принуждая себя смотреть на что угодно, но только не на Риту. Предчувствия запретно-сладкого будоражили мою кровь. Воображение несло меня по волнам бурного моря страстей. Арена катка растворялась. Перед глазами возникали картины недозволенного, возбуждая чувственную плоть. Время тренировки незаметно пролетело. Затуманенным взором я глядела на Машку, прибежавшую ко мне за чехлами от коньков, не понимая, где я. Голос дочери вернул меня к действительности. Я торопливо достала из сумки чехлы и салфетку для вытирания лезвий.
    – Мама, ты почему такая грустная? – обеспокоено спросила дочь.
    Удивлённая её странным предположением, ибо вовсе не грусть должна была отражаться на моём лице, я ответила:
    – С чего ты взяла, что мне грустно!
    – У тебя лицо такое расстроенное, – прокряхтела она, надевая чехлы и отпыхиваясь после физической нагрузки.
    – И вовсе не расстроенное, а задумчивое, – возразила я и, чтобы предупредить следующий вопрос, добавила: – Просто я думала о том, что тебе пора поменять коньки, и прикидывала, какое выбрать время для похода по магазинам.
    Машка угукнула и направилась в раздевалку. Тема покупки новых коньков ей была не интересна, поскольку накануне обсуждалась мной и Сашей в её присутствии. Я поспешила вслед за дочерью, чтобы моё лицо не оказалось предметом внимания Риты. Машка не стала капризничать, как это она обычно делала, и мы достаточно быстро переоделись. Рита, к радости моей, задержалась на льду, видимо, кто-то из родителей, желавших, чтобы его ребёнок попал в нашу группу, привлёк её внимание. Одевшись, мы с дочерью бегом покинули спорткомплекс. Машка торопилась поскорее вернуться домой, где её ждала новая игрушка, и моё паническое бегство не вызвало у неё вопросов, ибо было оправдано. Саши дома не было. Он уехал по делам, и мой виноватый вид остался только достоянием зеркала. Я не понимала, в чём собственно заключалась моя вина, однако чувствовала я себя грешницей, достойной адского пламени.
    К приходу мужа я успокоилась, вернула лицу благочестивое выражение заботливой хозяйки добропорядочного семейства. Саша пришёл уставший, тем не менее, половину ночи мы провели достаточно бурно. Нам даже пришлось сдерживаться, чтобы не быть услышанными в детских комнатах.
    В следующий выходной Сашу снова отвлекли срочные дела, и на тренировку мы опять поехали без него. Настроение у меня было прекрасное. Мои переживания четырёхдневной давности были выброшены из головы, как не заслуживающие внимания глупые фантазии. Воспоминания о прелестях Риты не будили уже во мне греховных желаний.
    Мы немного припозднились, попав в вялотекущую пробку, и нас встретил шум и гвалт переполненных юными фигуристами и их родителями раздевалок. Всё же, к выходу на лёд мы успели переодеться, но в помещение катка заходили в числе последних. Машка протиснулась вперёд, а я, сама не зная отчего, спряталась за спины родителей, что сгрудились у бортика. Усевшись на скамью для зрителей, я наблюдала за Ритой сквозь просвет между их телами.
    Машка вышла на лёд последней. Рита, увидев её, приветственно кивнула и торопливо обвела глазами толпу зрителей. Возможно, она сделала это просто так, но мне почему-то подумалось, что она ищет меня, или Сашу.
    Тренировка шла своей чередой. Толпа родителей передо мной понемногу рассосалась. Кто-то ушёл погреться, ибо в помещении было холодно, кто-то отыскал место поудобнее, кто-то отправился по делам, оставив чадо на попечение тренеров. Рита заметила меня, сидевшую в одиночестве. Подъехав к бортику, она приветливо улыбнулась мне. Улыбка так и осталась на её губах до самого конца тренировки. А у меня мелькнула мысль, что её обрадовало отсутствие подле меня Саши.
    Потом наступили дни, когда Рита не обращала на меня внимания. Она официально здоровалась, делала замечания в адрес Машки, если та работала спустя рукава, раздавая квитанции на оплату, пеняла мне наравне со всеми за просрочку, хотя я всегда платила вовремя, не допуская задержек.
    Близились новогодние каникулы. Юные фигуристы разучивали танец для участия в праздничном представлении. Машке досталась роль Герды из «Снежной королевы». Родители других юных звёздочек были недовольны выбором. Каждый считал, что его ребёнок достоин главной роли. Рита объяснила расстроенным родителям, что танец Герды слишком прост, поэтому он достался не самому сильному исполнителю, и что выступление Маленькой Разбойницы намного сложнее, а программа снежинок – и того круче, так как им придётся кружиться на льду всё занятое представлением время. Накалившиеся было страсти, улеглись. Все остались довольны, кроме меня. С кислой миной я повела Машку в раздевалку. Мы молча переоделись и направились к выходу. Уйти мы не успели. Нас окликнула Рита.
    – Задержитесь, пожалуйста! – попросила она. – Нам с вами нужно обсудить, каким будет костюм для выступления.
    Машка и я покорно опустились на свободную скамейку и стали ждать, когда Рита освободится. Дочка сидела поджав губы и сердито сложив руки на груди. Мы с Сашей всегда хвалили её, говорили, что она катается лучше всех. Похвала отца заставляла её лезть из кожи, чтобы соответствовать, и вдруг, оказалось, что она катается не лучше, а хуже всех.
    Тем временем, довольные участники нашей группы, получив наставления Риты, расходились по домам, и вскоре, мы остались одни. Рита, наконец, занялась нами.
    – Что за печальный Пьеро посетил нас? – весело спросила она, склонившись к Машкиному лицу.
    Та сердито дёрнув плечами, отвернулась. На её ресницах повисли две слезинки, готовые сорваться вниз, дав дорогу бурному водопаду.
    – Маш! Ну, ты чего, расстроилась-то! – Рита обняла девочку. – Я же специально всех обманула, чтобы не завидовали заранее! Конечно же ты – самая лучшая моя ученица! Поэтому ты получила самую главную роль! Никто не догадывается, что у тебя будет самая красивая программа. Это сюрприз! Я буду Снежной Королевой, и мы такой танец покажем, что все ахнут! Надо только хорошенько отрепетировать его и подобрать красивое платье. У меня есть такое, только нужно его померить и, если нужно, подогнать под тебя.
    Слёзы Машки мгновенно высохли. От избытка чувств она запрыгала на месте. Потом застыдившись, она бросилась ко мне и зарылась лицом в палантине у меня на груди.
    – Сегодня мне некогда, – обращаясь уже ко мне, сказала Рита, – у меня дела в городе. Вы можете завтра в первой половине дня подъехать по этому адресу и забрать платье? – Рита протянула мне клочок бумаги. – Это здесь, неподалёку. Я дам вам платье для Маши, вы его дома примерите. Если будет великовато, мы его отдадим на подгонку.
    – Ну, всё! Я убегаю, – заторопилась Рита. – Жду вас, Александра, завтра в одиннадцать.
    Потормошив на прощание Машку, и, сказав ей на прощание пару ободряющих слов, Рита упорхнула. Оцепенев, я стояла с зажатым в руках листком с адресом и глупо пялила на него глаза, не видя, что там написано.Последние слова Риты, обращённые ко мне, прозвучали так многозначительно, и с таким выражением глаз и ударением на моём имени, что только слепоглухонемой не понял бы, что приглашение адресовано мне в единственном числе и категорически не распространяется на каких-либо спутников, ни на маленьких, ни на больших. Рита откровенно дала понять, что я должна прийти одна.
    У меня заныло внизу живота и, скорее всего, что-то отразилось на лице. Я бросила сумку на скамейку и, сказав Машке, что мне приспичило в туалет, скрылась за спасительной дверью санузла. Постояв минуту возле умывальника, чтобы успокоить рвущееся из груди сердце, я плеснула в лицо холодной водой и только после этого осторожно поглядела на своё отражение в зеркале. Оттуда на меня смотрели до одури порочные глаза. Ещё раз ополоснув лицо, я промокнула остатки влаги бумажной салфеткой и, стараясь глядеть в пол вышла к дочке. Она, занятая собственными ощущениями, не обратила на мой вид никакого внимания. Я подхватила сумку с коньками, мы вышли из раздевалки и отправились домой.
    Вечером, вспоминая Ритины слова, я засомневалась в том, что она пригласила меня на свидание. Мне казалось, что моё пылкое воображение опять сыграло со мной злую шутку. И, почему-то, мне не захотелось рассказывать Саше, что назавтра мне нужно съездить за платьем для Машки. Я боялась, он вызовется в провожатые. Кроме того, я, на всякий случай, предложила ему сходить с девочками в кино на утренний сеанс, чтобы и дети не увязались за мной. Зачем я всё это делала – я и сама не знала. Собственные поступки были для меня неожиданностью. А самым главным было то, что я понятия не имела чего я жду от нашей с Ритой встречи наедине. Меня томили тайные желания, но я гнала от себя мысли, рисующие натуральные картины удовлетворения этих желаний. Тем не менее, я упорно двигалась в том направлении, куда меня звала необузданная плоть.
    
    Дом Риты я нашла сразу. Навигатор привёл меня точно по адресу. Подстёгиваемая страхом перед неизвестностью и обуреваемая мыслями о стыдности моего неудержимого влечения, я добралась до подъезда с указанным номером квартиры. Дверь подъезда открылась до того, как я нажала кнопку домофона. Навстречу мне вышел мужчина с крошечной собачкой на руках. Наши взгляды скрестились, и мне почудилось осуждение в его глазах. Отыскав нужную квартиру, я тихонько постучала. Дверь открылась. На пороге стояла Рита и, как мне показалось, в тревожном ожидании заглядывала мне за спину. Я быстр проскользнула в прихожую и захлопнула за собою дверь. На лице хозяйки засияла восторженная улыбка. Она радостно бросилась ко мне и стала помогать раздеваться. Развесив вещи по местам, Рита взяла меня за руку и повела в гостиную. Там, безо всяких объяснений, она прижала меня к себе и принялась целовать в губы. Мир вокруг меня исчез. Я жадно отвечала на её поцелуи. Мы расстёгивали и снимали друг с друга кофточки, блузки и бюстгальтеры. Упав на диван, полуобнажённые мы сплетались в жарких объятиях, покрывали лицо, плечи, шею и грудь поцелуями, ласкали соски, изнемогая от желания. Сколько времени продолжалось это безумие, я не знала. Потеряв голову, я упивалась ласками Риты, с одним лишь желанием, чтобы они не кончались. Руки Риты скользили по моему телу. Незаметно, я оказалась полностью обнажённой. Я испытывала блаженство, но когда рука Риты соскользнула и очутилась в моей промежности, меня будто холодной водой окатили. «Что я здесь делаю? – взорвалась в сознании ошеломляющая мысль. Я дёрнулась, чтобы отодвинуться от вонзившихся в меня пальцев. Рита поняла мой порыв по-своему. Ловко крутанувшись, она оказалась на мне. Её пальцы уступили место языку, а мои губы попали между ног Роты, точно под истекающую розовую плоть. Пути назад у меня не было. Задыхаясь от стыда, я повторяла за Ритой то, что делала со мной она. Мне было неприятно, но её скользящий в моей промежности язык сделал своё дело. Наступила развязка, и Рита удовлетворённо сползла с меня.
    Пряча глаза, я стала одеваться. Рита, оставаясь голой, не спускала с меня глаз. Когда я направилась в прихожую, она спросила
    – Вы уже уходите?
    – Да! Мне нужно идти! Меня, наверное, уже заждались! – ответила я, не уточняя, кто и где меня ожидает.
    Рита принесла мне пакет с платьем для Машки и, поцеловав в щёку, проводила до дверей.
    Еле сдерживаясь от отвращения к себе самой, я добралась до машины, которую припарковала в соседнем дворе. Сев за руль, я заблокировала двери и, закрыв глаза, некоторое время сидела без движения и без мыслей в голове. Возможно, я даже задремала – такое со мной случалось, когда я сильно нервничала. Из забытья меня вывело осторожное постукивание по стеклу. Я открыла глаза. Возле машины стоял незнакомый мужчина. Он вопросительно глядел на меня и что-то говорил. Я приоткрыла окно.
    – Вам плохо? Может быть, нужна помощь? – обеспокоено спросил он.
    – Нет-нет! Всё хорошо! Просто немного устала! – ответила я и улыбнулась ему, как старому знакомому.
    Он кивнул головой и отошёл от машины. Я глядела ему вслед, и тёплое чувство к чужому человеку растекалось в моей душе.
    – Боже, – подумала я, – как я могла променять ласки мужчины на этот … эрзац! – Слово, пришедшее мне на ум, развеселило меня. Оно было немного созвучно некоему матерному выражению, которое очень точно обозначает то, что произошло со мною сегодня.
    Я повернула ключ в зажигании и поехала домой.
    Заходя в подъезд родного дома, я молила Бога, чтобы в квартире никого не было. Молитва распутницы была услышана. Меня встретила пустота и тишина. Я быстро разделась, бросила бельё и блузку в корзину для стирки и залезла под душ. Поливая себя водой, я представляла, как поцелуи и прикосновения Риты смываются с меня, утекая в канализацию.
    К приходу Саши с девочками я совсем успокоилась. Забота абсолютно чужого мужчины вернула меня к действительности. Я, как Мюнхгаузен из детского мультика, искала павлина, пение которого хотела услышать. Искушение было сильным, но разочарование оказалось уж слишком велико. Ночью я удивила Сашу своею ненасытной страстью. Утром, собираясь на работу, он был молчалив и задумчив сильнее обычного. Меня же мучили угрызения совести. В голове вертелись одни и те же вопросы: «Простишь ли ты меня, Саша, если узнаешь о моей супружеской измене? Сможешь ли после этого любить меня как прежде? Будешь ли доверять, как в первые годы нашей совместной жизни?» Мне хотелось броситься перед ним на колени, рассказать ему о моём падении и со слезами выпрашивать у него прощения. Я была согласна даже на то, что он ударит меня, обзовёт шлюхой, уйдёт, хлопнув дверью так, что посыплется штукатурка, но после вернётся и примет моё раскаяние. Но меня останавливало что-то, мелькавшее в его взгляде. Казалось, он смотрит, но не видит меня, будто душа его витает где-то далеко-далеко отсюда.
    Было утро понедельника. Пора было отправляться на работу. Саша поднимался на работу рано. Он уезжал, когда я только начинала будить девочек. Проводив его, я кормила детей завтраком и отвозила в школу. Потом ехала на работу. Дела отвлекли меня от размышлений и переживаний. О Рите я не вспоминала. Но о мужчине, что постучался в окно моей машины, я почему-то всё время думала. В памяти, то и дело, всплывало его лицо и глаза, выражавшие искреннюю заботу обо мне. На душе теплело.
    Вечером я забрала девочек из школы, мы заехали в магазин за продуктами и в другой магазин, где продавалась одежда для занятий фигурным катанием. Я решила не пользоваться платьем, которое мне вручила Рита. Не хотелось, чтобы Машка надевала наряд с чужого плеча. Мы перемерили дюжину платьев и выбрали самое красивое, которое оказалось ещё и самым дорогим. Машка была в восторге. Дома она надела новый наряд и долго кружилась перед зеркалом, делая ласточку, флажок, выполняя прыжки и вращения. Саша вернулся поздно. Девочки к тому времени видели уже десятый сон. В любимом Сашином кресле красовалось купленное в магазине платье. Машка специально положила его на видное место, чтобы удивить папу. Увидев платье, Саша с восхищением сказал:
    – Какая красота! И не жалко было Рите отдавать его в чужие руки?
    – Нет! Это не Ритино платье. Это платье мы сегодня купили в магазине, – отозвалась я, слегка удивлённая Сашиной осведомлённостью. Видимо, Машка не удержалась и рассказала отцу о щедрости Риты, хотя я достаточно понятно намекнула ей, что папе пока не надо об этом говорить.
    – Рита обманула? – удивился Саша.
    – Нет! Она дала нам своё платье, но мы решили, что не стоит выступать в наряде с чужого плеча.
    – А! Понятно! – неопределённым тоном ответил Саша и оправился принимать душ. Я осталась одна и принялась размышлять о неумении детей хранить секреты.
    Саша долго плескался в ванной. Я успела задремать, дожидаясь его, и не слышала, как он вошёл и улёгся рядом. Он не стал будить меня поцелуями и ласками, как это делал обычно. Я проснулась сама. Он лежал, повернувшись ко мне спиной. Я попыталась привлечь его внимание, но он, как мне показалось, притворился спящим. Списав его нежелание предаваться вечерним, любовным играм на усталость после трудного дня, я тоже отвернулась и попыталась снова уснуть. Однако это оказалось нелёгкой задачей. Воспоминания полезли в голову, а воображение дорисовывало к ним омерзительные картины продолжения. Промучившись до середины ночи бессонницей, я нашла спасение от навязчивых картин: я заставила себя думать о мужчине, который проявил обо мне заботу в момент моего падения в собственных глазах. Я видела его лицо мельком, сквозь окно автомобиля, но оно запомнилось, будто я встречалась с этим человеком каждый день много лет. И его силуэт, когда он, повернувшись, уходил к своей машине, был до боли знаком мне. И ещё, я запомнила машину, в которую он сел и номерной знак, мелькнувший перед моими глазами, когда он выезжал со стоянки, чётко отпечатался в моей памяти.
    Удерживая образ незнакомца, я незаметно уснула. Сон мой был крепок, без сновидений. Проснулась я отдохнувшей, в хорошем расположении духа, а Саша, напротив, был хмур и задумчив. Видимо на работе у него что-то не клеилось.
    Вечером следующего дня мне позвонила Рита. Она спросила, подошло ли Маше платье, и требуется ли ему переделка. Я рассказала ей о покупке нового наряда и пообещала вернуть платье в день следующих занятий. Она тут же попросила незамедлительно вернуть ей его, чтобы можно было отдать другой девочке, у которой родители недостаточно обеспечены, чтобы покупать дорогие наряды на одно выступление. Я ответила, что постараюсь вернуть, как только смогу. Рита стала подробно рассказывать мне, когда её можно застать дома.
    – Да-да! Хорошо! Я буду иметь это в виду, – ответила я и, извинившись за то, что не могу сейчас долго говорить, ибо встречаюсь с очень важным клиентом буквально через пару минут, попрощалась и отключила телефон.
    Разумеется, я не стала ни запоминать, ни записывать распорядок дня Риты, поскольку не собиралась отвозить ей платье ни домой, ни куда-либо ещё, кроме как на тренировку. Тем более, что отдать его другой девочке она могла только в день группового занятия. Мы же с Ритой должны были встретиться накануне, на индивидуальной тренировке Маши.
    
    Пришло время ехать на каток. Саша опять не смог присоединиться к нам, и это было кстати. Я не представляла себе, как смогу спокойно глядеть в глаза Саше, непринуждённо улыбаться Рите и прятать эмоции от Машки, которая остро чувствовала любые изменения в моём настроении. Отсутствие одного из трёх раздражителей облегчит моё существование во время вынужденной встречи с источником моего стыда.
    
    Несмотря на все мои страхи и опасения, наша встреча с Ритой на катке ничем не отличалась от предыдущих. Соблазнительница вела себя так, будто между нами ничего не происходило, и мы, всего лишь, обычный тренер, выполняющий свою работу и заботливая мамаша юного дарования. Пакет со злополучным платьем я дала Машке, и та вручила его Рите, не дав ей даже взглянуть в мою сторону, так как мельтешила перед девушкой и тараторила, рассказывая о новом платье, которое безумно-безумно красивое.
    На следующий день мы поехали на групповое занятие. На этот раз, Саша был с нами. Машка была страшно довольна. Рита делала вид, будто не замечает нас. А с Сашей творилось что-то непонятное. Он был рассеян и не замечал Машкиных стараний на льду. Его взгляд был направлен в другую сторону катка, где занимались малыши под руководством Марины – старшей сестры Риты.
    Марина была великолепна. Тонкая, изящная, грациозная, с роскошными длинными волосами, забранными в тугой конский хвост. На ней был надет такой же утеплённый спортивный костюм, что и на Рите, но он абсолютно не скрывал её точёную фигурку. И, хотя, меня немного задевало внимание к ней Саши, я его понимала. Не мог мужчина равнодушно отворачиваться, когда перед глазами кружится такая красотень. Меня утешало знание того, что Марина не может быть мне соперницей: Рита, когда мы были на сборах, нечаянно проговорилась, что её сестра, на самом деле, родилась мальчиком, но потом что-то там произошло, и Гриша стал Мариной, хотя физиологически продолжает оставаться мужчиной. Я полагаю, знание этой пикантной подробности сыграло злую шутку с моим необузданным воображением, заставив меня броситься в объятия бисексуалки Риты.
    
    Наступил день праздничного представления. Мои терзания к тому времени улеглись, поскольку Рита потеряла ко мне всякий интерес. После первого и единственного свидания, получив, по всей вероятности, от меня то, что ей было нужно, она поняла, что я не подхожу ей в качестве сексуального партнёра. Меня устраивал такой оборот дела. Дни потекли своей чередой. Я снова водила Машку на каток одна. Саше по-прежнему было некогда. Он зарабатывал деньги, которых почему-то перестало нам хватать. Но я с беспечностью объясняла нехватку денег возросшими потребностями взрослеющих дочерей.
    Прошла зима, наступила весна, её, как полагается, должно было сменить солнечное лето. Рита объявила о наборе желающих поехать на сборы в Грецию. Машка готова была тут же записаться в кандидаты, но я сказала ей, что мы никуда не поедем. Она надула губы и не разговаривала со мной, пока мы не добрались до дому. По дороге я пыталась объяснить ей, что запланировала провести отпуск всей семьёй в другом месте. Она ничего не хотела слушать. На помощь мне пришла Катюша, когда мы вернулись домой, и Машка пожаловалась той, что я не хочу везти их на сборы.
    – Что там хорошего на этих сборах? Фигня одна! – презрительно сказала она сестре. – Лучше уехать на всё лето в Таиланд, или в Хорватию. А ещё лучше, в Турцию. Там хоть пожрать вкусно, да на пляже поваляться. Дались тебе эти тренировки!
    Машка попыталась возразить сестре, однако та и слушать не хотела ни о каких сборах. Ей хватило прошлогодней скуки. Я не стала вмешиваться в их разговор и ушла на кухню, готовить ужин. Они ещё долго о чём-то спорили, но когда я позвала их к столу, между ними уже было полное согласие. Катюше удалось убедить младшую сестру, что сборы – фигня.
    Саша пришёл с работы, как обычно, поздно. Я лежала в постели. Ужинать он отказался. Я подождала, когда он примет душ и уляжется, и рассказала о нашем с девочками решении. Его реакция меня сильно удивила. Подскочив, словно ужаленный, он сел в кровати и зло спросил:
    – А моего мнения вы не забыли спросить? Вы отказались! Вы решили! Чем вас Греция не устраивает?
    Меня, как будто облили холодной водой: «Откуда он знает, что сборы будут проходить в Греции? Я не говорила ему о Греции! Девочки не могли ему сказать – они давно спят. Я точно знала, что не обмолвилась, ибо намеренно умолчала о месте сборов. Может быть, он прочёл информацию на сайте школы? Однако, с какого перепугу он стал бы это делать! Или я плохо знаю своего мужа?» – Мысли одна любопытнее другой роились в моей голове, и я чуть было не пропустила мимо ушей самое важное из того, что говорил мне муж, пока я размышляла о его неожиданной для меня осведомлённости.
    – Нет денег на Турцию? – Я была поражена. Не так уж велики были затраты на поездку в эту страну по сравнению даже с моей зарплатой, не говоря ужо том, сколько получал Саша.
    – Представь себе, нету! – Издевательский тон, с которым была произнесена эта фраза, лишил меня дара речи. Я протянула руку и включила ночник. Сидящий рядом человек не был похож на моего Сашу. Искажённые злобой губы. Неприязнь во взгляде. Сложенные крест-накрест руки, будто он старается отгородиться не только от меня, но и от воздуха, которым я дышу.
    – Как нету? Куда они делись? – запинаясь, спросила я.
    – Нету и всё! Я не обязан ничего тебе объяснять! И, вообще! Я ухожу от тебя!
    – Уходишь? Куда?
    – Ухожу к другой женщине.
    Саша встал и принялся одеваться.
     Ничего не понимая, но сильно догадываясь о причине происходящего, я молча глядела на то, как он торопливо натягивал на себя одежду, доставал из шкафа чемодан, скидывал в него рубашки, носки, трусы и прочие вещи. Потом слушала, как он собирал в прихожей верхнюю одежду и обувь, как хлопнула входная дверь и в наступившей тишине, как тиканье часов, зазвучали два имени. Рита и Марина. Рита и Марина.
    Мне хотелось плакать, но слёз не было. Мыслей тоже не было. Я выключила свет и уставилась открытыми глазами в ночную темноту. Потом я уснула.
    Прозвонил будильник. Я машинально поднялась, умылась и пошла на кухню готовить завтрак для девочек.
    Машка не заметила, что из гардероба в прихожей исчезли вещи отца. Но от глаз Катюши эти перемены не ускользнули. Одеваясь в школу, она открыла шкаф и, обернувшись, вопросительно уставилась на меня. Я, незаметно для Машки, приложила палец к губам. Катюша, поджав губы, качнула головой, но смолчала. А мне вдруг подумалось, что она давно знает то, что я не замечала, а может быть, не хотела замечать.
    Я отвезла девочек в школу и вернулась домой. По дороге я позвонила на работу и попросила выходной, сославшись на плохое самочувствие. Дома я занялась делами: сделала уборку квартиры, разобрала вещи. Сашиных вещей набралось на две большие коробки. Я не питала иллюзий на счёт скорого возвращения Саши, ибо слишком хорошо его знала. Ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра, ни через месяц, ни через год он не прибежит, как побитая собака, чтобы умолять меня простить его за ошибку. Он не станет оправдываться, говоря, что не ведал что творил, что на него нашло затмение и прочее. Саша никогда не принимал скорых решений. Каждый свой шаг в сторону серьёзных изменений он тщательно продумывал. Покорная судьбе, я собрала оставшиеся личные вещи мужа, понимая, что рано или поздно он за ними пришлёт кого-нибудь из друзей. Я находила для себя новые занятия, усердно отгоняя от себя знание того, о чём я не хотела знать. Забрав девочек из школы, я привезла их домой, покормила обедом, и они ушли в свою комнату делать уроки. Я была благодарна Катюше за то, что она избавила меня от объяснений с Машкой. Видимо, ещё в школе, она рассказала ей об уходе отца. Не знаю, каким образом ей удалось заставить Машку до сих пор хранить молчание.
    Я тоже была спокойна весь оставшийся день. Но наступившая ночь стала для меня мучением. Барьер, за которым я старательно пряталась, разрушился, и всё то, от чего я отгораживалась днём, поглотило меня вместе с душой и телом. Как в кинофильме, но только плёнка крутилась в обратную сторону, передо мною плыли картины последнего года нашей с мужем жизни. Мелочи, которые фиксировал мозг, не затрагивая сознания, всплывали сейчас в мельчайших подробностях: вот Рита о чём-то шепчется с сестрой, виновато поглядывая в мою сторону; вот она отводит смущённый взгляд, когда назначает мне время свидания, а я самонадеянно решаю, что ей неловко совсем по другой причине. Вспоминаются другие мелочи: срочные дела у Саши во время Машкиных тренировок и внезапные исчезновения тренера у младшей группы в это же время. Я бы не вспомнила сей факт, если б не случайно услышанный однажды в раздевалке разговор женщин из взрослой группы о том, что Марина бросила тренерскую работу из-за любовника. Сейчас мне стало понятно, кто был этим таинственным для меня любовником, и какие неотложные дела похитили Сашу у дочери, которая очень хотела, чтобы отец радовался её достижениям воочию, а не по моим рассказам.
    Ещё много чего вспоминалось мне, возможно, не имеющего отношения к Марине. Обида выдёргивала из памяти всё больше и больше фактов, подтверждающих давность отношений Саши с Мариной и мою слепоту.
    
    Скрыть от Катюши, кто стал виновницей ухода отца, было невозможно. Она, в отличие от меня, смотрела на мир открытыми глазами, замечая любую мелочь, не говоря уж о том, что проморгала я. Ну, а от Машки, нам пришлось утаить имя разлучницы, поскольку сказать правду, было равносильно лишению её любимого занятия. Я вынуждена была водить дочь на тренировки к Рите, которую Машка обожала, и молча сносить унижение, которое я испытывала при виде пособницы моей соперницы.
    Терпеливо перенося встречи с Ритой на катке, я делала вид, что не замечаю её присутствия. Я надеялась, что грядущие летние каникулы, когда занятий в школе фигурного катания нет, и Машка не будет видеть Риту, мне удастся уговорить её перейти в другую школу. Пока же, я крепилась, не позволяя чувствам завладеть мною.
    Саша вскоре забрал оставшиеся вещи, прислав за ними, как я и предполагала, своего приятеля. Со мной он не общался, и лишь изредка звонил по телефону Катюше. О чём он говорил с нею, я не знала. Я слышала только её односложные ответы «да и нет» и короткие вопросы «где, когда и зачем». Вероятно, он назначал ей встречи, и они виделись тайком от меня, ибо на следующий день после звонка она передавала мне деньги от него. Катюша кидала купюры на стол и презрительно говорила:
    – С паршивой овцы, хоть шерсти клок!
    Я пыталась возразить, но дочь отвечала, что не следует отказываться, так как мы имеем законное право на часть доходов родного отца. Девочка не понимала, что Саша передаёт ей деньги, так как хочет увидеться с нею. Если б дело было только в деньгах, он прекрасно мог обойтись без звонков и встреч, просто переведя нужную сумму на мою банковскую карту.
    Тем временем наступил момент, которого я ждала и боялась. Я знала, что когда-то он непременно произойдёт. Рано или поздно Саша подаст на развод, но меня беспокоил не этот факт, а то, что произойдёт следом. Сообщение о желании развестись официально он прислал мне по электронной почте. А на следующий день, у выхода с работы меня поджидала Рита.
    – Мы можем с вами поговорить? – спросила она, ёжась словно от холода и избегая моего прямого взгляда.
    Не знаю, что было страшного в моих глазах, но Рита явно этого не ожидала. Даже в свете уличных фонарей было заметно, как кровь бросилась ей в лицо, покрывая щёки пунцовыми пятнами.
    – Ну, что ж! Давай поговорим! – стараясь придать голосу твёрдости, ответила я и предложила ей сесть в мою машину.
    Она молча кивнула. Я села за руль. Рита устроилась рядом на пассажирском сиденье.
    – Слушаю вас, Маргарита Валерьевна, – сказала я, повернувшись к ней вполоборота.
    Судорожно вздохнув, Рита стала рассказывать. Она говорила о том, как она любит меня, как не может забыть нашего единственного свидания. А потом перешла к разговору о сестре, которая будто бы узнав о её тайной страсти ко мне, воспользовалась ею, чтобы поймать в любовные сети понравившегося ей мужчину, то бишь, Сашу. Рита рассказала, как Марина заставила её отвлечь моё внимание, чтобы я не заметила связи мужа с нею.
    Она долго-долго говорила, оправдывалась, просила у меня прощения, а я смотрела на её хорошенькое личико и ждала главных слов, ради которых была затеяна наша встреча. Моё молчание обескураживало Риту. Видимо, она ожидала, что я стану отвечать, задавать вопросы, и это позволит ей перейти к тому, во имя чего она, собственно, и пришла. Но я не открывала рта. Время шло, Рита нервничала. Я же размышляла о том, что сказать ей в ответ, когда она, наконец, решится.
    Исчерпав поток красноречия, Рита замолчала. Мне было жаль её, но я не собиралась помогать ей.
    – Александра, – собравшись, наконец, с духом, сказала она, – могу я попросить вас об одолжении?
    Я молча кивнула и потёрла ладонью лицо, будто стирая снежинки, прилипшие к щекам. На самом деле, я хотела скрыть горькую ухмылку предвидения от глаз Риты. Мне не хотелось, чтобы она прочитала в моих глазах то, что я думаю и какие чувства испытываю в преддверии важного сообщения.
     – Пожалуйста, не препятствуйте вашему разводу с Сашей!
    Изобразив молчаливое удивление, я в упор посмотрела на Риту. Она торопливо отвела взгляд и, тяжело вздохнув, продолжила разговор, который давался ей с трудом, в отличие от меня, готовой к нему.
    – Ваши отношения с Сашей уже не наладить, а Марина беременна от него. Ей сейчас очень нужна поддержка и покой, нельзя нервничать. Переживания могут отразиться не только на её здоровье, но и на здоровье малыша. Ребёнок ведь не виноват, что всё так получилось!
    – Хорошо, – ответила я ровным голосом, – я не буду препятствовать разводу. Можете передать это тем, кто послал вас ко мне. И, если вам больше нечего сказать, то прощайте!
    Рита неуклюже выбралась из машины, попрощалась и исчезла за углом.
    Я не стала говорить Рите, что мне плевать на Марину и её будущего ребёнка, и что меня волнует душевное и физическое состояние здоровья моих дочерей, о которых сёстры-разлучницы не заботились, когда лишали их отца. Я завела машину и поехала домой. На душе было гадко и противно. Я старалась не думать о разговоре с Ритой, но меня всю дорогу будто что-то подмывало. И уже подъезжая к дому, я сообразила, что упустила в спектакле самое важное: в просьбе Риты не было просительных ноток, в её словах была не мольба, а угроза. До меня дошло, что если бы я стала возражать, Рита пригрозила бы мне раскрытием тайны наших с нею отношений. Ей бояться нечего, о её половых пристрастиях не знает только слепой, а вот мне такой компромат может серьёзно навредить, и, в первую очередь, это коснётся моих дочерей.
    
    Суд состоялся в назначенное время. Саша отказался от имущественных претензий, нас быстро развели, и мы даже не успели взглянуть друг другу в глаза. Машу я перевела в другую школу фигурного катания. Саша выплачивал нам приличные алименты, и вскорости наша с девочками жизнь потекла в привычном, спокойном темпе.
    
    После развода прошло около двух лет. Я отдавалась работе, ревностно занималась воспитанием дочерей. У меня появились поклонники, но я игнорировала их ухаживания, ибо все они имели семьи. Пару раз мне звонила по телефону Рита, но я не отвечала на её вызовы. Однажды она подкараулила меня после работы, слёзно просила выслушать её. Она падала на колени, цеплялась за мои одежды, молила о прощении, умоляла о свидании, выкрикивая признания в любви и прочие глупости, которые мне были просто смешны. Она вынудила меня затащить её в машину и отвезти к ней домой. Я довезла её до знакомого двора, где три года назад парковала свою машину. Риту мне пришлось вытаскивать из салона машины буквально за шкирку. Сначала она упиралась, а потом резво выскочив, вцепилась в меня, пытаясь утащить к своему дому. Она была сильнее меня, и ей удалось протащить меня через весь двор. Вокруг были люди, но мне было стыдно позвать на помощь кого-нибудь из них. Да и со стороны это выглядело бы шуткой: одна дамочка тащит подругу в гости, а та упирается и зовёт на помощь.
    Ни на что не надеясь, я всё-таки пыталась сопротивляться. Неожиданно хватка Риты ослабла. Я подняла глаза и увидела знакомое лицо. Позади Риты стоял мужчина, крепко держа девушку за запястья. Рита выпустила меня и, громко ругаясь, попыталась вырваться из захвата мужчины. Тот хладнокровно отодвинул взбесившуюся Риту от меня на несколько шагов и, резко развернув, толкнул её в спину. Она, пробежав несколько шагов, развернулась и попыталась броситься ко мне. Мужчина поймал её, и они несколько секунд стояли обнявшись лицом к лицу. Толи он что-то сказал ей, толи как-то посмотрел ей в глаза, но она остановилась, повернулась и ушла.
    Всё произошло очень быстро. Я стояла как вкопанная. Мужчина подошёл ко мне, бережно взял под руку и повёл к моей машине.
    – С вами всё в порядке? – спросил он, усаживая меня за руль.
    – Не знаю! – пролепетала я, заикаясь.
    – Давайте, я вас провожу! – предложил он.
    – Давайте! – согласилась я.
    Он забрался в машину, и мы тронулись в путь.
    Всю дорогу мы молчали. Только один раз, он сказал мне «поехали», когда я, задумавшись, не заметила, как загорелся зелёный фонарь светофора.
    Привычно припарковав машину у дома, я выбралась из неё. Мужчина вышел следом.
    – Меня зовут Андрей, – сказал он, протягивая мне руку для прощания.
    – Александра, – ответила я, подавая ему свою.
    Его рука была крепкой и тёплой. Я вцепилась в эту руку, и мы несколько секунд стояли молча.
    – Я вас помню, – не отпуская его руки, сказала я, – вы во второй раз спасаете меня.
    – Я тоже вас помню, – улыбнулся он, – вас трудно забыть!
    Меня обдало жаром, захотелось обнять его и не отпускать. Я прижалась к нему, как к родному человеку.
    – Что этой женщине нужно было от вас? – спросил он.
    – Это длинная история, – хлюпнула я и уткнулась лицом в воротник его куртки.
    – Я никуда не тороплюсь, – ответил он, бережно прижимая меня к себе левой рукой, так как правая всё ещё держала мою руку.
    Я счастливо засмеялась, и мы направились к подъезду, держась за руки, как старые добрые друзья.
    Машка и Катюша сидели по своим комнатам. У них были каникулы. Появление Андрея на пороге нашей квартиры не вызвало у них удивления. Катюша улыбнулась ему, представилась и, извинившись, ушла к себе в комнату, сказав, что еда стынет на плите. Машка принялась нас обслуживать. Она принесла гостю полотенце и заставила вымыть руки. Потом побежала на кухню и стала накрывать на стол. Когда всё было готово, мы позвали Катюшу и сели ужинать вчетвером. Потом девочки разошлись по своим комнатам, оставив нас с Андреем наедине. Я рассказывала ему свою историю. Он внимательно слушал, задавал вопросы. Я отвечала. Мы проговорили с ним до полуночи. Он засобирался домой, но я остановила его, и, взяв за руку, увела в спальню.
    Вскоре я родила ему сына. Мы поженились. И не было на свете никого счастливее меня!
" Никому не дано написать иначе чем он способен написать." © Vlad
"А схожесть с кем-то неизбежна, все люди мыслят примерно одинаково." © Vlad
Анкета
Душа

Радуга за облаком
 
Сообщения: 1611
Зарегистрирован:
07 ноя 2012, 17:34

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Konkasser Z » 03 янв 2015, 23:30

    Ну, вот не касаясь содержания (это я всегда оставляю на усмотрение автора), могу казать, что стиль и композицию Вы держите блестяще. Да, немного многословно, да можно добавить динамики, да можно развить финал, но в целом очень не плохо.
 
Сообщения: 2262
Зарегистрирован:
21 дек 2014, 20:50

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Silent Hallucination » 04 янв 2015, 00:35

    Здравствуйте, Babolia!
    Рука у вас легкая - текст плавный, гладкий, без ухабов, то есть, читая, не спотыкаешься. Но вот над этими фразами
    
Предчувствия запретно-сладкого будоражили мою кровь. Воображение несло меня по волнам бурного моря страстей. ... Перед глазами возникали картины недозволенного, возбуждая чувственную плоть.

    
Меня томили тайные желания, но я гнала от себя мысли, рисующие натуральные картины удовлетворения этих желаний. Тем не менее, я упорно двигалась в том направлении, куда меня звала необузданная плоть.

    изрядно посмеялась. Махровейшие штампы из романчиков в мягкой обложке. Вы можете написать гораздо лучше, я не сомневаюсь! :)
    Удачи в творчестве! :)
Я буду молчаливой галлюцинацией.(c)

Самые невыносимые люди – это мужчины, считающие себя гениальными, и женщины, считающие себя неотразимыми.(c)
 
Просто Глюк

Сообщения: 309
Зарегистрирован:
24 июл 2013, 01:25
Откуда: средне-полосатая Россия

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Любимая » 04 янв 2015, 01:13

    
изрядно посмеялась. Махровейшие штампы из романчиков в мягкой обложке. Вы можете написать гораздо лучше, я не сомневаюсь! Удачи в творчестве!

    Спасибо, Галлюцинация, за лестный отзыв! :)
    Вопросик один, позвольте! Вы любите читать романчики в мягкой обложке? Порекомендуйте что-нибудь для ознакомления с махровейшими штампами. А то я, кроме фантастики, лет двадцать ничего не читала!
    Вообще-то, приведённые вами цитаты, это подражание Боккаччо. Смешного не вижу, ибо чувствую так. :wink:
" Никому не дано написать иначе чем он способен написать." © Vlad
"А схожесть с кем-то неизбежна, все люди мыслят примерно одинаково." © Vlad
Анкета
Душа

Радуга за облаком
 
Сообщения: 1611
Зарегистрирован:
07 ноя 2012, 17:34

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Roger d'Altavilla » 04 янв 2015, 01:24

    
Babolia писал(а):Вообще-то, приведённые вами цитаты, это подражание Боккаччо.

    Не трогайте Боккаччо!
    Младшая дочь, которой так гордится героиня, 64 раза названа Машкой. Других уменьшительных форм у имени Мария автор не знает.
    Джованни в гробу переворачивается.
 
Сообщения: 1179
Зарегистрирован:
17 дек 2014, 11:14

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Konkasser Z » 04 янв 2015, 01:25

    А кто такая Боккаччо?
 
Сообщения: 2262
Зарегистрирован:
21 дек 2014, 20:50

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Silent Hallucination » 04 янв 2015, 01:27

    
это подражание Боккаччо

    не опознала, потому что читала "Декамерон" давным-давно и, как и ваша героиня, тоже в школьном возрасте :)
    А порекомендовать ничего не могу, увы. Мне не стыдно признаться, что я читала такие романчики. В больнице, например, когда от скуки чего только не прочтёшь! Совсем не любительница и не разбираюсь; это вам к кому-нибудь еще. Может, есть какая-нибудь знакомая, у которой в квартире пара полок забита такими книжками? :wink:
    
    П. С. По делу. Вспомнилась пара тем в Мастерской: Как создать обаятельного мужского персонажа?
    viewtopic.php?f=97&t=37756
    И еще эта: Руководство по написанию шЫдевра в жанре ЛР
    viewtopic.php?f=97&t=36229
    Если не пригодится, хоть улыбнетесь :wink:
Я буду молчаливой галлюцинацией.(c)

Самые невыносимые люди – это мужчины, считающие себя гениальными, и женщины, считающие себя неотразимыми.(c)
 
Просто Глюк

Сообщения: 309
Зарегистрирован:
24 июл 2013, 01:25
Откуда: средне-полосатая Россия

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Любимая » 04 янв 2015, 01:42

    
Младшая дочь, которой так гордится героиня, 64 раза названа Машкой. Других уменьшительных форм у имени Мария автор не знает.

    И на что только не тратят люди время своей жизни! :)
    Вы не поверите, но если в семье кого-то привыкли называть уменьшительно-ласкательным именем, то другим уже не кличут, даже мысленно. :D
    Кстати! Кто-то из критиков писал, что использование в тексте разных форм имени героя, это признак непрофессионализма автора. :mrgreen:
" Никому не дано написать иначе чем он способен написать." © Vlad
"А схожесть с кем-то неизбежна, все люди мыслят примерно одинаково." © Vlad
Анкета
Душа

Радуга за облаком
 
Сообщения: 1611
Зарегистрирован:
07 ноя 2012, 17:34

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Любимая » 04 янв 2015, 01:46

    
Если не пригодится, хоть улыбнетесь

    Спасибо, Галлюцинация, конечно, но весь этот бред я читала уже!
" Никому не дано написать иначе чем он способен написать." © Vlad
"А схожесть с кем-то неизбежна, все люди мыслят примерно одинаково." © Vlad
Анкета
Душа

Радуга за облаком
 
Сообщения: 1611
Зарегистрирован:
07 ноя 2012, 17:34

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Roger d'Altavilla » 04 янв 2015, 01:53

    
Babolia писал(а):И на что только не тратят люди время своей жизни!

    Если нажать Cntrl+F и набрать в поле нужное слово для поиска, то браузер подсчитает число повторений за вас. :D Это так, если вдруг кто-то думает, что я вручную считал.
    А вообще грустно видеть грубоватое "Машка" рядом с претензией на подражание неподражаемому Боккаччо.
 
Сообщения: 1179
Зарегистрирован:
17 дек 2014, 11:14

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Любимая » 04 янв 2015, 01:58

    
Если нажать Cntrl+F и набрать в поле нужное слово для поиска, то браузер подсчитает число повторений за вас. Это так, если вдруг кто-то думает, что я вручную считал.

    Никто и не думал, что вы пальцем тыкали в экран :mrgreen:
    Нажать, набрать, написать пост для автора - время потраченное впустую!
" Никому не дано написать иначе чем он способен написать." © Vlad
"А схожесть с кем-то неизбежна, все люди мыслят примерно одинаково." © Vlad
Анкета
Душа

Радуга за облаком
 
Сообщения: 1611
Зарегистрирован:
07 ноя 2012, 17:34

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Roger d'Altavilla » 04 янв 2015, 02:06

    
Babolia писал(а):Нажать, набрать, написать пост для автора - время потраченное впустую!

    Ну почему же впустую? Своей цели я добился.
 
Сообщения: 1179
Зарегистрирован:
17 дек 2014, 11:14

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Любимая » 04 янв 2015, 02:10

    
Ну почему же впустую? Своей цели я добился.

    Если не секрет, что за цель была? :wink:
" Никому не дано написать иначе чем он способен написать." © Vlad
"А схожесть с кем-то неизбежна, все люди мыслят примерно одинаково." © Vlad
Анкета
Душа

Радуга за облаком
 
Сообщения: 1611
Зарегистрирован:
07 ноя 2012, 17:34

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Атерес » 04 янв 2015, 12:55

    привет ) сразу оговорюсь - жанр не мой.
    
Я была старше более чем на десяток лет

    Я бы перефразировал. "более чем на десяток лет" - как-то нагроможденно
    
Мне просто нравилось наблюдать за ней, видеть чувства, отражающиеся на её милом лице, следить за стремительностью её движений, удивляться её внимательности и терпению к детям и поражаться спокойствию в отношениях с их нетерпеливыми родителями.

    Мне просто нравилось наблюдать за ней, видеть отражение чувств на её милом лице, следить за стремительностью её движений, удивляться её внимательности и терпению к детям и поражаться спокойствию в отношениях с их нетерпеливыми родителями.
    Отражение-стремительность. Так мне больше нравится :)
    
Её особое внимание к моему ребёнку я относила к тому, что моя Машка, как мне казалось, обладает способностями, превышающими возможности других детей в этом виде спорта

    Мама, очевидно. работает в НИИ где-то около физики. Когда я работал в школе, родители говорили о своих детях "он лучший в группе", но никак не "возможности моего ребенка выше всех в его группе".
    
моя Машка

    Соглашусь с парнем, который посчитал "Машек" в тексте. Смотрите, в чем суть:
    Машка - какой оттенок у слова? Простой, даже простецкий. Мама же возлагает на дочку чемпионские надежды. Это гордость, переходящая в тщеславие.
    Здесь уместно имя "Мария", "Машенька", но никак не "Машка". Машка - это торговка на базаре.
    Машенька - даже более уместно, если у мамы очень нежные чувства к дочери, а не выоские требования. Тут надо внимательно проследить, чего вы хотите от отношений мамы и дочери.
    
    Просто сравните три предложения:
    
    
В том, что у моей Машки талант, я нисколько не сомневалась

    
В том, что у Марии талант, я нисколько не сомневалась

    
В том, что у Машеньки талант, я нисколько не сомневалась

    Чувствуете разницу?
    
    
Индивидуальные тренировки посещали в основном дети из обеспеченных семей. Мы с дочерью были как раз из такой имеющей средства семьи: муж занимал высокооплачиваемую должность в солидной компании. Моя зарплата, хоть и была намного меньше, считалась достаточно высокой, чтобы я имела право не причислять себя к тем женщинам, что живут на иждивении.

    Это слишком отстраненно для рассказа от 1 лица.
    Героиня говорит о себе без гордости, без некоего высокомерия, присущей "имеющей средства семьи".
    Далее, какую должность занимал муж? Героиня специально о ней умолчала? Что за компания? Да, это может быть не важно. Но это погружение. это правдоподобность истории. Не пренебрегайте ей.
    
    У меня ощущение. что женщина, рассказывающая историю о себе Очень Высоко Интеллектуальная и пытается со стороны рассказать о себе. Как будто она проводила эксперимент над своей семьей и вот он результат.
    
    
руководители школы

    Руководство
    
как бы сопровождали

    Как бы? Значит не сопровождали?
    
где можно было полакомиться свежими ягодами черники и малины

    Возможно я предвзят к состоятельным людям, но как давно вы видели бизнесмена или бизнес-леди, которые лакомятся ягодами в лесу, пусть даже ухоженном?
    
более тёплый пункт для наблюдения

    Либо "более теплое место для наблюдения" либо "более теплый пункт наблюдения"
    
Так, всего лишь любителя. Но мечтать об олимпийских высотах нам никто не запрещал. И мы мечтали.

    Эм... Ну допустим, что такое сочетание возможно
    
    Пока все. Надеюсь мое впечатление от текста поможет вам взглянуть на него с другой стороны. Будет время - дочитаю остальное :)
 
42

Сообщения: 1006
Зарегистрирован:
12 ноя 2013, 07:29
Откуда: Йошкар-Ола

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Любимая » 04 янв 2015, 13:32

    Спасибо, Атерес! Очень полезный для меня разбор!
    
. Как будто она проводила эксперимент над своей семьей и вот он результат.

    Вы здесь почти угадали! Только эксперимента не было! Я фантазёрка. Увидела девушку, наблюдала за её поведением (речь идёт о Рите) и у меня родилась вот такая фантазия. Я придумала историю о ней, пережила её в своём воображении, и вот что получилось.
    Про отражение чувст исправила! В остальном пока сомневаюсь. Подумаю!
    Ещё раз спасибо! :)
" Никому не дано написать иначе чем он способен написать." © Vlad
"А схожесть с кем-то неизбежна, все люди мыслят примерно одинаково." © Vlad
Анкета
Душа

Радуга за облаком
 
Сообщения: 1611
Зарегистрирован:
07 ноя 2012, 17:34

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение V.Miller » 04 янв 2015, 13:40

    
Babolia писал(а): Вы не поверите, но если в семье кого-то привыкли называть уменьшительно-ласкательным именем, то другим уже не кличут, даже мысленно.

    
    Машка - это не уменьшительно-ласкательное, а фамильярное и даже несколько презрительное. Машками в деревнях часто коров называют. Правильно Маша, Машенька и пр.
Бон Скотт жив!
 
Сообщения: 471
Зарегистрирован:
04 окт 2014, 16:27
Откуда: Планета Земля

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение V.Miller » 04 янв 2015, 14:00

    
Атерес писал(а):Машка - это торговка на базаре.

    
    Хуже. У моей тёщи была корова по имени Машка.
Бон Скотт жив!
 
Сообщения: 471
Зарегистрирован:
04 окт 2014, 16:27
Откуда: Планета Земля

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение Любимая » 04 янв 2015, 14:15

    А у моей свекровки была корова Зорька! Но это не мешает другим людям называть возлюбленную зорькой ясной! :mrgreen:
" Никому не дано написать иначе чем он способен написать." © Vlad
"А схожесть с кем-то неизбежна, все люди мыслят примерно одинаково." © Vlad
Анкета
Душа

Радуга за облаком
 
Сообщения: 1611
Зарегистрирован:
07 ноя 2012, 17:34

Re: Радуга за облаком. Повесть. 60т.зн. (жп)

Сообщение V.Miller » 04 янв 2015, 14:31

    
Babolia писал(а): А у моей свекровки была корова Зорька! Но это не мешает другим людям называть возлюбленную зорькой ясной!

    
    Мою бабушку звали Мария. Её соседки-ровесницы называли Машей, Маней, но никогда Машкой.
    
    Девчонки могут называть друг друга Машка, Танька, Маринка. Но родители детей - никогда. У меня был в друг. Дружил с девушкой. За глаза называл при пацанах называл Машкой. А в лицо всегда Машей. Я хорошо помню, мы несколько раз вместе бухали в компании.
Бон Скотт жив!
 
Сообщения: 471
Зарегистрирован:
04 окт 2014, 16:27
Откуда: Планета Земля

След.

Вернуться в Большая форма

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 7