Бестселлеры

Задний двор (сказка для взрослых, 15 а. л., окончен)

Романы, повести, сценарии

Модераторы: Gorgona Lite, Танго, Золотая Адель

Правила форума
ПРАВИЛА РАЗДЕЛА. ЧИТАТЬ ВСЕМ. СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНО.
Незнание правил не освобождает от ответственности.

Задний двор (сказка для взрослых, 15 а. л., окончен)

Сообщение Ричард Десфрей » 16 апр 2014, 17:18

    1. ДВА ОСТРОВА
    
    Сегодня что-то не заладилось. Получать упреки всегда неприятно, тем более с утра после выходных. Тем более от женщины. Но еще неприятнее – когда при этом не чувствуешь вины. Просто дети выводят меня из себя. Особенно плачущие. Это полная дрянь.
    Они прервали мой покой, когда я мирно размышлял, сидя в кресле, – молоденькая, младше меня, мамаша и ее сопливое, ревущее чадо. Ворвались ко мне, как ураган в окно. Понятия не имею, что у них там произошло, да и не хочу этого знать. Она пришла купить ему какую-нибудь игрушку в качестве утешения за то, что она же с ним наверняка сделала, а ребенок действовал мне на нервы, отказываясь от всего, что ему предлагали. Его бледное лицо походило на скомканную бумагу, и на каждый ее вопрос он пискляво кричал «Не-ет!», топая ногой и снова заливаясь плачем. А она все приговаривала: «Не кричи, мой хороший… Не видишь, люди смотрят…».
    Потом он начал колотить ее и пинать. Ее бесконечные вопросы только ухудшали ситуацию, зля этого психа еще больше.
    Я наблюдал за ними минут десять, в течение которых в моей голове раз за разом, становясь все четче, складывалась приятная злодейская картина: я подхожу к этому засранцу, поднимаю свою руку как можно выше, а затем со всей силы даю ему подзатыльник. Такой, от которого в глазах темнеет. Он отлетает к стене и падает, после чего смотрит на меня с невыразимым страхом, вообще потеряв умение производить какие-либо звуки. А я с жестокой ухмылкой смотрю то на него, то на его остолбеневшую мать, после чего начинаю неистово хохотать.
    Не знаю, что выражало мое лицо, когда я это представлял. Наверняка ничего, как обычно. Однако, сердце мое расстучалось не на шутку, словно готовясь к тому, что мозг сейчас примет какое-то тяжелое решение. И я не знал, что это за решение такое, пока во мне не появилась роковая фраза, в один момент сокрушившая все барьеры на пути к голосовым связкам.
    - Заткните своего малолетнего дебила, а то я его прикончу.
    Интересно, что эффект, произведенный этим громким заявлением, почти равнялся эффекту от привидевшейся мне картины. За тем исключением, что больше всего это заявление ошеломило меня самого.
    Помедлив секунд пять, она взорвалась потоком брани, так что я даже не мог бы объяснить, что я пошутил. Хотя шутить вроде как и не собирался. Ее искаженное гневом лицо стало похоже на лицо только что плакавшего ребенка, который теперь затих и с приоткрытым ртом наблюдал за своей родительницей.
    Я же, по-моему, в эти минуты ничего не слышал. Нет, мне не заложило уши, но ругань ее я воспринимал как белый шум на фоне собственных мыслей. А думал я о том, насколько мамочки привыкают к тому, что все вокруг сюсюкаются с их малышом, улыбаются ему и говорят о том, какой он хороший, – и тут внезапно натыкаются на искреннее раздражение…
    - Я сейчас мужу позвоню! Он тебе такое устроит, что до конца жизни не забудешь! Фашист!
    Тут я оторвал взгляд от пола и посмотрел прямо в глаза этой женщине. И подумал о ее муже. Да, вполне вероятно, что это какой-то безмозглый бугай. Сейчас женщины других и не выбирают. Как, впрочем, и всегда. Им ни к чему философы, романтики и прочие мягкотелые особи. Нужны такие, чтобы могли и шкаф поднять, и по морде кому-нибудь съездить. А главное условие – абсолютная покорность истеричному характеру. Не муж, а раб. Эта такого нашла. И ей кажется, что ее царствование над глупым индивидом продлится вечно – он всегда будет заезжать за ней, отказываться от пива с друзьями и тратить свой отпуск на капризы ребенка, слушая ее начальственные приказы и невротические претензии ради нескольких минут вымученного тепла, пока не проснулся их инквизитор. Но ей это только кажется. Ведь даже безмозглому хочется показать, что он не безмозглый. Поздние возвращения с работы, оставили на дополнительное время, завтра тоже, а после шести он идет к своей рыжей бестии, которая, как оказалось, живет совсем неподалеку, страстные вздохи, после которых – просмотр семейных фото и критический анализ, осложненный дурманом, который не выветрится, пока все не будет кончено, надо выпить, куда же без этого, нет, не выпить, а хорошенько напиться, ведь предстоит праздник, и, сделав это, он предстает перед нею и уже без особого волнения и даже с некоторой долей романтики отрывает от себя все то, что лишь несколько минут назад являлось его жизнью, думая только о том, что он в последний раз слышит этот голос, который, как ему кажется, вызывает у него тошноту, и тем же вечером она переезжает к матери, по пути выбросив из окна такси серьги, мешающие ей слушать того, кто их подарил, слушать жадно и вдумчиво, чтобы запомнить навсегда, выплавить черный блестящий шар для весов Астреи, который опустится вниз, навсегда лишив другую чашу возможности заполнить ее сердце воспоминаниями о том, как все начиналось.
    Думая обо всем этом, я молча смотрел ей в глаза. И, несмотря на то, что она продолжала орать, мне стало жалко эту дуру, которой суждено стать матерью-одиночкой, растящей еще одного этиолированного сорняка с кучей комплексов и отклонений.
    Она тоже не отводила глаз и, по-видимому, жалость в моем взгляде приняла за раскаяние в произнесенном, так как перешла с крика на повышенный тон. Но успокаиваться она явно не собиралась. Я уже ожидал вопроса «Чего вылупился?», на который мне было бы крайне трудно ответить, но тут, к счастью и сожалению, зашел Михей, который одной фразой - «Что здесь происходит?» - перенаправил поток на себя.
    Поглотив излившуюся на его уши ярость, Михей взглянул на меня безо всякой тени свойственной ему улыбки.
    - Это правда? Так все и было?
    Я кивнул. Он сделал мне выговор, представлявший собой довольно пространную речь о принципах работы с покупателями, о взаимном уважении, ответственности, репутации и еще о куче всякого дерьма, в которое он и сам не верил. Когда же он прерывал свою речь вопросом «Ясно?», я молча кивал, чувствуя благодарность за то, что он подает этот условный сигнал и тем самым дает понять мамаше, что я внимаю его словам.
    Впрочем, мой начальник хорошо знает о моем характере. Да и сам он – тоже холостяк и, в точности как я, рассматривает брак и семью как величайший идиотизм в жизни человека. Этим он мне нравится, хотя больше у нас, кажется, нет ничего общего.
    - Повторение инцидента – и ты уволен, - сказал он мне, всем видом стараясь показать, что это серьезно.
     Да, помнится, после обнаружения солидарности в этом вопросе мы лишь пару раз продолжительно побеседовали, а дальше возобновились работа и рутина. Потому что его холостячество не имеет с моим ничего общего. Он постоянно встречается с разными женщинами.
    - Хорошо, - сказал я непонятно кому.
    Чудо, что она не попросила извинений лично от меня. А то ведь я бы наверняка заупрямился, и весь этот детский понос зафонтанировал бы с новой силой. А так мне просто пришлось сказать:
    - Хорошо.
    Так мы и разыграли эту глупую комедию. Хотя он действительно уволил бы меня, будь я чуть наглее. Но у меня и вправду случился какой-то срыв, а не провокация, так что бояться мне нечего. И все равно настроение у меня упало на весь день, который я провел, клюя носом и с пустотой во взгляде ожидая приближения часовой стрелки к шести часам – чтобы уйти из этого проклятого магазина, отбирающего у меня треть суток.
    Все это время моя надежда была обращена лишь на ясную вечернюю погоду. К счастью, интернет-прогноз ее и не отрицал. Дождь должен был начаться только через три дня.
    Михей проводил мамашу взглядом и, когда эта дура вышла, повернулся ко мне и почти ласково спросил:
    - Да что с тобой такое?
    Я скривил губы и махнул рукой, произнеся общее в таких случаях «Да…». А он добавил:
    - Как маленький, ей-богу.
    Я не подал виду, хотя это было последним штрихом к моему вконец испорченному настроению, которое еще перед работой, несмотря на время года, было наполнено весенней свежестью. Штрихом тем более жирным, что он знал, как я обижаюсь на подобные сравнения.
    
    Жаль отпуск взять нельзя – последний кончился всего-то неделю назад. Хороший был отпуск. Такой, о котором я и мечтал. Валялся на диване, читал, изредка заходил в Интернет, курил, глядя в потолок, – и все это без наличия рядом зареванных детишек и их истеричных матерей. Полное одиночество, если не считать походов за покупками и ошибочных звонков в дверь.
    Однако, этот отпуск не значил бы в конечном счете ничего, если бы я наконец-то не нашел ее – свою Тайну.
    Именно о Тайне я размышлял этим утром, когда меня вывели из себя. Думай я о чем-то другом, срыва бы не случилось. Скорее всего. Но размышления о Тайне были особым, ни с чем не сравнимым удовольствием. Они целиком заполняли мое сознание. Так что ничего удивительного в моей реакции, в общем-то, нет.
    
    Вернувшись домой, я поужинал остатками завтрака и очень медленно выкурил сигарету, запивая каждую глубокую затяжку глотком теплого кофе. Таков мой ежевечерний ритуал, который отлично помогает мне избавиться от всех неприятных ощущений, привезенных из магазина на автобусе. Ну, то есть, почти от всех.
    Затем я выключил основной свет и зажег висячую лампу над маленьким столом у окна.
    Когда я заселялся, тут стояла обычная канцелярская настольная лампа, но в первый же вечер я вытащил из нее патрон, добавил к нему жестяной конус и повесил на провод, колышущийся от малейшего сквозняка. Тогда же на стене появилась дюреровская «Melencolia 1» - в виде распечатки, которую я приклеил к обоям кусочками скотча.
    Передо мной лежал чистый лист бумаги в клеточку. Я подсчитал, сколько в нем квадратов по горизонтали, потом по вертикали. Разделил оба числа пополам. Отсчитал результаты по вертикали, потом по горизонтали. Затем воткнул острую ножку циркуля в полученную мной середину листа, а другой ножкой описал максимальную окружность. Графитовый стержень даже слегка полоснул по поверхности стола.
    Некоторое время я смотрел на этот круг, пытаясь понять, зачем я его очертил и что еще можно тут нахудожничать. Но ничего в голову не пришло.
    Вздохнув, – впрочем, не от разочарования, – я выключил свет, надел куртку и вязаную шапку. А затем выкатил свою накрытую полотном драгоценность на задний двор.
    
    Вечера наконец-то стали достаточно темными. Однако, вскоре наступят дожди, а следом – морозы. На холоде долго не постоишь, настраивать аппаратуру или записывать что-то – даже в перчатках – станет невыносимо. Так что скоро мои вечерние бдения станут медленно сокращаться. Два часа, час, полчаса… Пока, наконец, я в отчаянии не брошу свои занятия до столь же непродолжительной весенней поры наблюдений, которую убьют светлеющие ночи. Лишь два кратких периода в году я могу заниматься любимым делом – одна из главных причин ненавидеть город, в котором я живу.
    Впрочем, выбор у меня был, хотя и небольшой. Потратить деньги на оборудование или же – переехать на Юг, найти новый дом и работу. Я выбрал первое и наверняка скоро об этом пожалею – как только спадет эйфория от приобретения штук, о которых я так долго мечтал, и от Открытия.
    Хотя, если подумать, эти варианты были практически равноценны. Если бы я переехал, то наверняка долго не мог бы устроиться, так как, по сути, ни на что не гожусь. За это время у меня кончился бы запас денег, не говоря уже о более печальных перспективах. Здесь же я остался при той же работе – хоть и не нравящейся мне, как любая работа, но приносящей стабильный доход. Остался в доме, к которому уже привык за несколько лет. В доме на окраине. В доме с задним двором, с которого так уютно смотреть на небо.
    
    Я находил великое удобство в одной, на первый взгляд, незначительной особенности моего черного хода. Дело в том, что при весе всей установки под сто кило мне было бы крайне затруднительно перетаскивать ее даже через малейшие препятствия, а заниматься каждый вечер сборкой-разборкой вовсе не хотелось: это отняло бы целую кучу и без того драгоценного времени. Оставлять же установку на открытом воздухе, даже под навесом, было бы, разумеется, смерти подобно. Не говоря уже о совершенно фантастическом варианте создания вокруг нее крохотной сарай-обсерватории с обязательным отоплением и сухостью.
    Поэтому я находил чуть ли не благословлением свыше тот факт, что мой дом связан с задним двором двумя проемами без единого порога.
    От внешней двери прямо вперед вела бетонная дорожка, оканчивающаяся кругом диаметром метра в три. По бокам от центра круга, словно дырки в пуговице, зияли два круглых отверстия – напоминание о том, для чего изначально была создана эта площадка. Ранее здесь буквой «П» стоял остов качелей, состоящий из двух широких труб, явно с отопительным прошлым, и одной поуже. Качели, в свою очередь, возможно, были убраны, чтобы использовать основание в качестве турника. Конечно, попытка вырвать эту перекладину из бетона как пить дать обернулась бы разрушением всей площадки – тем более, что по той, ввиду старости, уже побежало несколько трещин. Так что я предпочел срезать эту «П» автогеном. Оставшиеся от нее туннели поначалу выводили меня из себя, так что я неоднократно собирался их зацементировать, но с течением времени привык обходить, не попадая туда ботинком, – обходить так, словно они были не ямами, а невидимыми столбами. Я кидал в них окурки.
    Где-то в метре от бетонного круга возвышался высокий, выше моего роста забор, которым была обнесена вся территория, примыкавшая к дому. В противоположность всему, что было в его объятиях, забор был относительно новым и, в отличие от других в округе, обит снаружи листами нержавейки. Забор обеспечивал мне полное уединение, а также хорошо защищал от проклятых городских огней, уже давно отнявших звезды у остальных людей. В принципе, я мог тут хоть нагишом плясать, ибо в округе не было ни одного дома с более чем одним этажом. Правда, забор и сам скрадывал значительную часть неба, но тут уж приходилось мириться.
    Весь остальной двор за пределами бетонного круга и дорожки был свободным театром разгула зеленых сил природы. Если раньше здесь и была какая-то упорядоченность, то она, похоже, исчезла еще до моего рождения. Двор зарос высокой травой, ромашками, пижмой, и в обилии – шиповником. В одном месте я нашел даже куст одичавшей розы, так что, возможно, тут даже был когда-то небольшой сад, но других доказательств тому я не обнаружил.
    Сейчас, в преддверии осени, трава уже пожухла и, словно поредев, стелилась по земле, обнажая обломки прошедшего века: блеск разбитых водочных бутылок, разорванную резину сапог, чужеродную пластмассу вдрызг раскуроченной магнитолы и проржавевшие насквозь днища всмятку раздавленных ведер.
    
    Сверившись с гидом, я направил глаз телескопа на нужную мне точку звездного неба, подправил наводку микрометренными винтами и припал к окуляру.
    Конечно же, я не мог ее увидеть. Даже будь в моем распоряжении самый большой телескоп в мире. Все, что я видел – это красноватую мерцающую точку. Тусклый красный карлик. Но результаты спектрометрии лежали на моем столе и неоспоримо доказывали: она там.
    Сегодня никаких исследований я проводить не собирался. Разве что перепроверять результаты предыдущих, но и это я уже проделал вчера. И позавчера. Все возможные параметры я уже получил, а остальные, увы, не позволяли вычислить ни методы, ни аппаратура.
    Настроив часовой механизм, я оторвался от телескопа и выпрямился. А затем, глядя на тысячи мерцающих огоньков, невольно задался вопросом: для чего же я тогда вышел?
    Вопросом, на который, в принципе, сам знал ответ.
    Просто так. Постоять, подумать, помечтать или повспоминать. Как я делал это еще до того, как приобрел телескоп, спектрограф, фотометр и кучу прочей вспомогательной техники. До того, как начал прощупывать безмолвную бездну надо мной в слепой надежде, что найду что-то необыкновенное. То, чего не нашли ни Хаббл, ни Кеплер, ни космические махины, названные их именами. Что-то, что они пропустили, что ускользнуло от их любопытного взора, будучи слишком незаметным. Или же то, куда их взор еще не заглянул.
    Это были блаженные дни, подобные предвкушению праздника. Дни, когда мечта еще не сбылась, но уже смутно маячила среди мыслей, которые кружились и сбивались, переплетаясь между собой в танце тихого счастья, которому еще даже не нашлось причины. Мечта о вознесении сама была вознесением. Неоформившаяся, а потому неосязаемая, она приподнимала мою душу над обезображенной землей, словно восходящие атмосферные потоки. Мечта, которая становилась тем желаннее, что казалась практически несбыточной. Мечта об исключительности и взгляде сверху вниз, преисполненном сокровенной насмешки над старым новым днем, который каждое утро обещает тебе показать весь мир, а к вечеру беспомощно ложится в прохладную могилу с извиняющейся эпитафией: возможно, завтра…
    Но праздник наступил. Праздник прошел. Его фейерверк догорал в моем сердце, и казалось, что все предшествующее ожидание послужило для него топливом, которое взорвалось в ту ночь, как склад боеприпасов. Фейерверк посреди снежной пустыни, для превращения которой в цветущий оазис не хватило бы и тысячи сполохов…
    
    - Можно посмотреть?
    Я вздрогнул и обернулся.
    Над забором у дальнего угла двора смутно белело чье-то маленькое лицо.
    Девчонка.
    - Нет. - От неожиданности я даже не узнал собственного голоса.
    Она не ответила и даже не шелохнулась.
    - Иди домой, - сказал я.
    Как можно более грубо. Но она опять не пошевелилась. Я даже прищурился: на лицо ли я смотрю или же это какой-то лист бумаги, которым школьники решили поиздеваться над угрюмым нелюдимом?
    Наконец, она сказала:
    - Ясно.
    Но белое пятно не сдвинулось с места, оставаясь там сиять застывшим призраком.
    Мне стало не по себе. Тем более, что это «ясно» было сказано тем спокойным тоном, после которого герой дешевого боевика обычно вынимает ствол.
    Я отвел глаза и снова стал смотреть в окуляр, хотя ничего, по сути, не видел, а только ощущал на себе пристальный взгляд – словно позади открылась настежь единственная дверь, защищающая меня от внешнего мира с его шумом и глупостью. Чтобы побороть это ощущение, я стал строить воображаемые линии между звездами соседних созвездий с целью получить новые фигуры и представить, как могла бы выглядеть альтернативная карта неба.
    
    Никогда не забуду тот момент, когда меня пронзили звездные иглы. Мне было лет семь, и мы с мамой возвращались вечером с отцовской работы. Стоял мороз, но дети – существа слишком мелкие и горячие, чтобы чувствовать его неприятные объятия так, как это чувствуют взрослые. Было ясно и безветренно, а воздух был необычайно прозрачен. Полоса дороги казалось черной бесконечной лентой, небрежно брошенной кем-то посреди моря мистически сверкающего снега. Мама посмотрела наверх, подняла руку и сказала: «Смотри». И я поднял голову.
    Океан звезд ворвался в мои тогда еще ясные глаза, лишь позднее испорченные книгами, компьютером и возрастом. Их было настолько много, что перехватывало дух; казалось, в целом мире больше ничего и не существует. Бездонный колодец, занимающий весь небосвод, а в черной воде его – застывшая взвесь серебряного порошка. Однако, несмотря на это сравнение, я тут же догадался, что передо мной – не крохотные искорки, а невероятно далекие, таинственные миры, чье великолепие никогда не откроется нашему разуму во всей своей полноте. Я понял это, еще ничего не зная о космосе, и это понимание наполнило мое сердце горячим счастьем: мир не изведан и никогда не будет изведан до конца, а значит – открытия никогда не прекратятся.
    
    Мир не до конца осознан,
    Небеса всегда в обновах,
    Астрономы к старым звездам
    Добавляют новые.
    
    Выучив впоследствии созвездия, я вскоре горько об этом пожалел. Теперь вместо калейдоскопической картины, поражающей рядового человека своей неизвестностью и постоянной новизной, я всегда вижу одно и то же. Мой разум находит знакомые сочетания, проводит заученные линии и делит небо на участки с безжалостно прямыми границами, как у стран Северной Африки. И получившаяся в итоге бессмысленная сетка, не более интересная, чем пустая шахматная доска, образует надо мной паутину, в которой застревает воображение. Закрытый свод – без глубины, без расстояния, без тайны.
    Память о звездном небе стереть нелегко. Я и не пытался. Вместо этого я предпочел ее обманывать.
    
    И тут, с помощью какого-то безымянного чувства, - подобного тому, что позволяет некоторым слепым без прикосновения определить форму предмета, появившегося перед ними, - я ощутил, что взгляд, сверливший меня, исчез.
    Я обернулся и посмотрел туда, где до этого маячил призрак. Темнота. На всякий случай, я подошел ближе и включил фонарь, направив его свет на угол забора.
    Призрак пропал. Я даже подпрыгнул, чтобы осмотреться, но за пределами двора увидел лишь пустынную улицу с редкими фонарями.
    Облегченно вздохнув, я вернулся к телескопу. Подойдя к нему, я случайно направил фонарь на ближайший участок ограды.
    Что за…
    Луч фонаря выхватил из темноты ее щуплое тело в черной кофте, уцепившееся руками за край забора. Несмотря на вытянутые ноги, ей не хватало до земли более полуметра.
    Я вздрогнул и отпрянул.
    - Помогите, - сказала она, заметив свою освещенность.
    Но у меня пропал дар речи.
    - Помогите. Я так долго не продержусь.
    Во мне появилось острое желание уйти, пока я еще не сказал ни слова. Еще лучше – убежать со всех ног. Желание, подобное тому, когда впереди по улице замечаешь бомжа или скинхеда: не обращать внимания, не поднимать взгляда, не помогать, не лезть на рожон, обогнуть, пройти мимо…
    Но бежать было некуда. Поэтому я спросил:
    - Что ты делаешь?
    - Я…
    - Ты воровка?
    - Нет.
    Она висела неподвижно, а я разглядывал ее темную фигуру в вязаной шапке. Давно я не видел чего-то более жалкого и беспомощного.
    - Тогда зачем ты сюда залезла?
    - Мне надо.
    - Зачем?
    - Поставьте меня, пожалуйста, на землю.
    - За тобой что, кто-то гонится?
    Пауза.
    - Да.
    - Так прыгай. Тут же невысоко.
    - У меня пуговица зацепилась.
    - О, Господи.
    Я положил фонарь на землю. Сложив ладони, поднес их к ее правой ступне. Она освободила одну руку и отцепила свою чертову пуговицу. Потом я резко убрал опору и поймал ее за подмышки, после чего тут же поставил на землю и брезгливо развел руки.
    Подняв фонарь, я направил свет прямо ей в лицо. Она сощурилась и заморгала, причем после каждого хлопка веками направление ее взгляда менялось.
    - П-простите меня, - выдавила она.
    Я склонил голову набок и поднял брови.
    - Я соврала. Никто за мной не гонится.
    - Ну, я так и понял.
    Довольно долго мы молчали. Я понятия не имел, что сказать. Она с усилием сжимала себе пальцы и, по-моему, дрожала.
    Наконец, меня осенило.
    - Ты, наверное, заблудилась?
    - Нет, - ответила она. – Я вон там живу.
    Она слабо махнула рукой на один из домов по ту сторону улицы. Это мало что прояснило. Я не был знаком ни с одним из своих соседей и не знал ни одной из их фамилий.
    - Ясно. Тогда… Почему ты гуляешь здесь одна, вечером?
    Она опять начала давить себе пальцы.
    - Я не гуляю. Я… Мне надо, понимаете. Я очень хочу…
    - Что ты хочешь?
    - Посмотреть.
    До меня дошло.
    - Туда? – я кивнул головой в сторону телескопа.
    - Да.
    Я задумался.
    - Девочка, тут… не парк аттракционов. Понимаешь? Извини, но я не могу пускать любого просто так смотреть на звездочки. У меня профессиональное оборудование. Я исследователь.
    - Да, я понимаю. Но мне… мне и не надо всех этих звезд. Я хочу посмотреть только туда, куда смотрите вы… все эти дни.
    - Дни? Погоди-ка…
    Приоткрыв рот, я смотрел ей в глаза, пытаясь припомнить, видел ли ее когда-то. Лицо, без сомнений, казалось знакомым, но никакого конкретного эпизода с ее участием моя память выловить не смогла.
    Я отвел фонарь в сторону.
    - И как долго ты за мной шпионишь?
    Она поправила шапку.
    - Все лето. Почти.
    - Все лето?
    - Нет-нет, не все. Не знаю даже… Сначала я за вами просто наблюдала, когда вы мне попадались. Вы же такой странный… Когда же вы купили трубу, я стала иногда подходить сюда. Просто из любопытства. Но после того вечера… я уже не могла терпеть.
    Во мне что-то екнуло. Я тут же понял, что она имеет в виду, но все же спросил:
    - Какого вечера?
    - Ну, того самого, пару недель назад. Это было что-то… что-то из ряда вон. Никогда бы не подумала, что взрослый человек может испытывать такой восторг.
    И снова язык меня предал.
    - А что было тем вечером?
    - Откуда же мне знать? – ее неожиданный прямой взгляд заставил заморгать меня самого. – Сначала вы что-то шептали себе под нос, крутили эти колесики. – Она махнула рукой на телескоп. – Потом внезапно подпрыгнули на месте. У меня аж дух перехватило… И еще раз. Опять вернулись к трубе…
    - Это не труба, а телескоп. Самый настоящий телескоп.
    - Да, телескоп. Так вот, вы долго рассматривали там какой-то листок. А потом испустили такой странный звук – «Уи-и-и-и!». Я вся съежилась. А вы опять подпрыгнули. А потом, в конце, стали кружиться и плясать. Остановились, закурили и опять начали кружиться с сигаретой во рту.
    Сомнений не осталось: она описывала День Открытия. Должно быть, я сильно покраснел, но, к счастью, темнота не дала бы ей это увидеть.
    - Все это выглядело довольно смешно, но я не засмеялась. Мне стало просто радостно.
    - И что же дальше?
    - Я была очень рада за вас, и мне захотелось узнать, что сделало вас таким счастливым. Но тогда я не решилась подойти. Потому что… потому что это был ваш вечер. Весь, без остатка.
    Она снова надавила ладонью на голову, потом потянула края шапки вниз. Что-то ей мешало.
    - И ты решила подождать?
    - Да.
    - Чего?
    - Пока вы не окажетесь в нужном настроении.
    Я хмыкнул.
    - Видишь ли, сегодня я совсем не в настроении.
    - Это я и имела в виду.
    Я не стал уточнять. Мы замолчали. Она еще раз поправила шапку, а потом, не выдержав, сняла ее.
    Густые темные волосы упали ей на плечи, смешавшись с сумерками и придав лицу завершенный вид. И только тогда в моей памяти отчетливо предстала картина того жаркого июльского дня.
    
    Около месяца назад я возвращался домой с покупками через безлюдный, замусоренный переулок. Навстречу мне шла какая-то девчонка. На голове у нее были наушники, и она что-то напевала вполголоса, увлеченно пиная крышку от пластиковой бутылки. Поравнявшись со мной, она звонко крикнула «Здравствуйте!», а я тихо буркнул что-то в ответ, лишь мельком взглянув на нее. Потому что люди с наушниками, в общем-то, не нуждаются в ответах, да и слишком часто в жизни я попадал в глупую ситуацию, когда отвечал на обращение не ко мне.
    
    - Что ж, - сказал я, - я дам тебе посмотреть.
    - Спасибо.
    - Но недолго. К тому же, после этого ты сразу уйдешь.
    Она опустила глаза.
    - Хорошо.
    Тогда я картинным жестом пригласил ее на свое место.
    Она подошла к телескопу, откинула волосы за шею и наклонила голову. Только голову, так как росту в ней было не ахти. К моему удивлению, она смотрела в окуляр профессионально, не зажмуривая свободного глаза. Меня всегда бесило это зажмуривание. Хуже только, когда глаз ладонью прикрывают. Я считаю это вопиющим невежеством, хотя и не могу объяснить, почему это меня так раздражает.
    Смотрела она минуты две, не более. Затем выпрямилась и, подумав о чем-то секунду, взглянула на меня.
    - Ладно, я пойду домой.
    Я кивнул. Но тут вдруг осознал, что это будет не так-то просто.
    Мой двор зарос настолько, что выйти к калитке, обогнув дом, стало практически невозможно: густые кусты шиповника отрезали путь с обеих сторон. Она бы изодрала себе всю юбку и расцарапала ноги. Тащить же ее на руках я не собирался. Единственным способом, каким сам я попадал на задний двор, был черный ход, но использовать этот способ означало провести ее через мой дом. А в дом я никогда и никого не пускаю. Даже на пару минут. Кроме, конечно, тех случаев, когда прием нужно оказать обязательно, но тогда я заранее готовлюсь к визиту и навожу необходимый порядок.
    Уже, по сути, попрощавшись, мы стояли в растерянности. Я подошел к забору.
    - Как ты сюда попала? – спросил я, будто это помогло бы решению проблемы.
    - Что?
    - Забор слишком высок. Ты бы даже прыжком не достала до верха. Ты что-то там поставила?
    - Да, я принесла маленькую стремянку.
    У меня не имелось никакой стремянки. Перебрав в уме все вещи в доме, хоть немного похожие на нее, я не нашел ничего подходящего. Похоже, не оставалось иного варианта, как поднять ее на плечи. Не кровать же к забору тащить.
    - А много их у вас?
    Я повернулся. Она указывала на смятые ведра.
    - Целых, я имею в виду.
    - Точно, - обрадовался я. – Поставим их друг на друга, и…
    - И я дотянусь до верха. Не волнуйтесь, подтягиваться я умею.
    - Я не за это волнуюсь. Твои родители часто разрешают тебе гулять по вечерам?
    - Нет, совсем не разрешают. – Она сделала паузу и добавила: – Но сейчас их нет дома.
    - А где же они?
    - На даче.
    Я уставился на нее.
    - Они оставили тебя одну в доме? Быть не может.
    - Ничего особого. Я умею настоять.
    Я почему-то не поверил. Хотя, в принципе, врать ей было незачем. Уже незачем.
    - А почему ты не захотела на дачу?
    - Потому что я там была уже сто раз. Ничего интересного. А тут…
    Она не договорила. Хотя в этом и не было необходимости.
    Я сбегал в дом, принес несколько ведер, и мы состроили из них колонну. Мне снова пришлось взяться за подмышки, чтобы поставить ее на верхушку этого сооружения, но тут уже ничего нельзя было поделать. Все лучше, чем задница на плечах.
    Немного потоптавшись, проверяя надежность конструкции, она повернулась ко мне и слегка склонила голову набок.
    - Стало быть, пока?
    Я посмотрел на нее снизу вверх. И в моей душе наступила смута.
    Инстинктивная неприязнь. Жажда одиночества. Сохранение Тайны. Все они подсказывали мне простое решение – попрощаться. Она обидится и больше не придет. Она и сейчас наверняка уже обижена. Но какое мне до этого дело? Приглашений не поступало. Ее интерес и слежка за мной – ее личное дело. Я никак этого не поощрял. Я даже не знал о ее существовании. Но, между тем, она еще не сделала ничего, что подействовало бы мне на нервы. А ее речь, столь несхожая с говором большинства детей, усваивающих мат раньше теоремы Пифагора, вызывала четкое ощущение, что передо мной – ботаник. Но какого типа?
    Она ухватилась руками за верх забора.
    - Постой.
    Не знаю, каким тоном я это произнес, но она мгновенно застыла.
    - Что вы сказали?
    Меня все еще терзали сомнения, но поворачивать назад было поздно.
    - Ты не хочешь ничего сказать по поводу… того, что ты увидела?
    Она отпустила забор и посмотрела на меня.
    - Я так понимаю, вы открыли новую звезду.
    Минус один, подумал я, минус один.
    - Нет. Эта звезда давно числится в каталоге МАС.
    - Тогда… значит, планету.
    - А ты разве видела диск?
    - Нет, я там видела только красную звезду. Думаю, вы открыли планету, которая обращается вокруг этой звезды.
    У меня мысленно отвалилась челюсть. Хотя я не подал виду.
    - С чего ты взяла?
    - Как это с чего? А разве есть еще варианты, кроме планеты, которая слишком тускла, чтобы ее можно было увидеть рядом с материнской звездой?
    Я остолбенел. Плюс десять, черт возьми. Нет, плюс тридцать…
    - Все верно, - сказал я.
    Она опустилась на корточки и подперла рукой подбородок. Я немного отступил назад.
    - Вы уже отправили куда-нибудь заявку об открытии?
    - Нет.
    - А почему?
    Я хмыкнул.
    - Потому что это не принесет мне денег. Да и славы тоже.
    - Неверно, - задумчиво произнесла она. – Вовсе не поэтому.
    - С чего мне врать?
    - Почем я знаю? – Она встала на ноги. – К тому же, я не говорю, что вы врете. Я знаю только, что вы не сделали этого совсем по другой причине.
    - Это по какой же?
    - Простой. Человеческой. Эгоистичной.
    Я с любопытством смотрел на эту странную девчонку. Она возвышалась надо мной. Не так уж сильно, но возвышалась.
    - Как только вы сообщите о новой планете – это открытие станет достоянием всего человечества, - продолжала она. – Вы останетесь первооткрывателем, но планета вызовет интерес других людей. Она перестанет вам принадлежать.
    - Она и так мне не принадлежит.
    - Конечно. Ведь вы там даже не были. - Она произнесла это так, будто сама там побывала. – Но осознание того, что вы – единственный, кто знает о ее существовании, вполне можно приравнять к принадлежности планеты только вам.
    - Это преступление?
    - Нет, - с равнодушной рассеянностью сказала она. – Да и я не судья. Хотя, если бы я была судьей… я бы вас поддержала.
    Я поднял брови.
    - Почему?
    - Не знаю. – Она помолчала и через несколько секунд добавила: - С одной стороны, вы лишаете человечество знания, но оно его все равно когда-то получит. С другой – вы сами себя лишаете известности. Это похоже на жертву, хотя причины все равно эгоистичны…
    - Ставишь эгоизм выше тщеславия?
    - Не знаю. Наверное. Эгоизм не так противен.
    Последовал долгий взгляд. Наши души общались между собой без единого слова. Хотя вокруг и так стояла тишина, мне показалось, что она стала еще глубже – будто весь мир навострил уши, безуспешно стараясь понять наш безмолвный разговор.
    Я спросил:
    - Как тебя зовут?
    И она ответила:
    - Мира.
    Омикрон Кита, подумал я. И сказал:
    - Спускайся, Мира.
    И, впервые за этот вечер увидев на ее лице улыбку, я подумал: не ради этого ли я сказал «Постой»?
    
    - А что известно о планете? – спросила она.
    Мы сидели перед телескопом, друг напротив друга, на ведрах из разобранной колонны. Стало уже довольно холодно, но Мира совсем не дрожала, хотя и спрятала ладони в рукава кофты. Я боялся, что завтра у меня будет болеть горло.
    - Она сферической формы, - ответил я.
    - А серьезно?
    Я вздохнул.
    - Не уверен, что ты все поймешь.
    Она нахмурилась.
    - Почему?
    - Я не умею выражаться простым языком, а там сплошная наука. Было бы неприятно рассказывать, объясняя каждое слово. Но я и не желаю, чтобы собеседник ничего не понял.
    - Я пойму, - твердо сказала она.
    Я улыбнулся.
    - Извини, но… сколько тебе лет?
    Вопрос ей явно не понравился.
    - Тринадцать.
    Тринадцать!
    - Это имеет какое-то значение?
    - Да нет, в принципе.
    Мне стало неловко за свой вопрос. Вернее, он вообще был не моим, а каким-то пришлым.
    - Уверяю вас, я пойму.
    - Как хочешь, - сказал я.
    
    Планета открыта с помощью гравитационного микролинзирования, а спустя несколько дней ее существование было подтверждено методом Доплера. Материнская звезда – красный карлик KBF 63949+10 – находится на расстоянии в 14000 световых лет от Солнца. Орбитальные характеристики планеты довольно странные. Эксцентриситет составляет примерно 0,7, период обращения – более 4000 лет. Большая полуось орбиты ≈ 270 а. е. Перицентр, соответственно ≈ 80 а. е, апоцентр ≈ 460 а. е. Данные параметры несколько напоминают аналогичные для Седны, однако, орбита планеты ретроградна, с наклонением в 250,3º относительно звездного экватора. Период вращения вокруг оси – неизвестен. Диаметр, а потому и плотность – тоже. Масса – более 8,5 земных. Химический состав поверхности определить не удалось, как не удалось установить и наличие атмосферы, так что трудно сказать, является планета сверхземлей или мини-нептуном. Ввиду удаленности орбиты температуру поверхности можно крайне приблизительно оценить как 20-30 K – в зависимости от близости к перицентру и альбедо, которое также неизвестно. Однако, если планета обладает сколько-нибудь значительной атмосферой или до сих пор поддерживает внутренний разогрев, эта оценка может быть значительно повышена…
    
    Мира соскочила с места.
    - Поразительно! – воскликнула она. – И как вы все это узнали?
    - Эм-м…
    Я не ожидал такой реакции.
    - Для этого я и приобрел все эти штуки, - я махнул рукой на телескоп. – Впрочем, сейчас основная их часть находится у меня дома. Но дело не только в чувствительной аппаратуре – дело в терпении и упорстве. Хотя, как видишь, я все равно узнал мало. Да и точность сильно хромает…
    - Но и то, что получено… это же потрясающе! Да к тому же – самостоятельно, без чьей-либо помощи. И в таком неподходящем месте. Открыть планету…
    - Экзопланету.
    - Да какая разница! Чем это открытие хуже открытия Урана или Нептуна? Ничем! Какая разница, где находится планета? Она все равно – планета. Нет, это невероятно! Никогда бы не подумала, что это можно сделать здесь…
    Я с удивлением глядел на нее. Ее глаза горели, не оставляя никаких намеков на малейшее притворство. И тогда что-то, зародившись в груди, жаркой волной прошло по всему моему озябшему телу, заставив вспыхнуть лицо. Избыток чувства, давно позабытого, как первые стихи, - захлестнул меня. И безо всякой скованности я произнес:
    - Спасибо.
    
    Должен сказать, что я крайне редко благодарю людей. Нет, само слово «спасибо» я произношу довольно часто. Приходится. Но делать мне это так же противно, как смывать чужие фекалии. Да, именно это чувствуешь, когда благодаришь не из чувства благодарности, а согласно правилам этикета. Да и вообще весь этикет – гнусная штука. Не хочешь говорить сам, но обижаешься, когда тебе не отвечают. Иногда я сожалею, что люди не могут общаться одними глазами вместо всех этих «привет», «здравствуйте», «пока», «до свидания», «спасибо», «пожалуйста», «приятного аппетита», «спокойной ночи»… Правда, это бы привело к другим проблемам – например, к необходимости постоянно поворачиваться к собеседнику лицом. Да и сложно представить, что человек сможет выразить что-то предельно ясно таким способом, когда он и словами-то орудует немногим лучше, чем медведь капканом.
    И после того, как обдумаешь вариант возврата к каменному веку жестов, а также телепатического будущего, начинаешь понимать, что не этикет как таковой вызывает в тебе отвращение, а его главная, осевая черта – повторяемость, которая не исчезнет ни в какой его ипостаси. Повторяемость, столь ненавистная любому творческому уму, так как не оставляет последнему никакой надежды.
    
    Но сейчас я не узнавал себя. Это вырвавшееся из меня «спасибо» не было фальшивым, и я понял – почему. Моя душа невероятно истосковалась, изболелась по искренности. Искренности признания того, что твое дело – не пустая трата времени, не детские игрушки, не бессмысленные манипуляции. Я тосковал по этому всю жизнь.
    Я сменил множество хобби, но ни одно из них не находило понимания среди моих родственников и знакомых. Вместо этого я слышал только постоянные упреки. «Это не принесет тебе денег». «Это не сделает тебя успешным человеком». «Занялся бы лучше чем-то полезным». «Твои ровесники уже так многого добились, а ты до сих пор сидишь на месте». «Женился бы уже – всю дурь из головы сразу бы вышибло». И это лишь самое мягкое.
    А горестнее всего мне становилось тогда, когда человек, казавшийся мне тем самым, долгожданным братом по духу, узнав о моих увлечениях, задавал простой, односложный вопрос, надолго отнимающий у меня охоту продолжать свое дело, а порой и вовсе убивающий это желание:
    «Зачем?».
    Как голое дерево, ждущее весну, моя душа все эти годы ждала признания в обмен на признательность. И вот неожиданно оказалось, что мне не особо-то и нужно мнение тех, кто старше и опытнее меня. Не нужно памятников после смерти, которых я все равно не увижу. Не нужно похлопываний по плечу от седых профессоров, президента или даже Нобелевского комитета. Ибо я думаю, что никто из них не смог бы подарить мне большего ощущения своей полезности и значимости, чем эта маленькая, невзрачная девчонка-из-за-забора, для которой мои жалкие исследования были самым важным делом на свете.
    
    - Вы ведь уже назвали ее? Какое у нее имя?
    Я поморщился.
    - Вообще-то, личные имена экзопланетам не дают. Их называют по имени звезды. К примеру, наша звезда называется KBF 63949+10. Тогда первая обнаруженная в ее системе планета будет названа KBF 63949+10 b. Следующая – KBF 63949+10 c. И так далее.
    Теперь поморщилась она.
    - Фу, уродски. Представляю, как человек говорит: «Я полетел на КейБиЭф шестьдесяттритысячидевятьсотсорокдевятьплюсдесять си».
    - Это было бы уродски, если бы люди летали к этим планетам. Но пока это – лишь номера в каталоге. Никто их, по сути, и не произносит. Их только пишут. И такие названия очень удобны для номенклатуры…
    - Все равно уродски.
    Я пожал плечами.
    - Неужели никто не дает планетам нормальные названия?
    - Почему же, дают. Только неофициально. 51 Пегаса b, например, некоторые называют Беллерофонтом. А еще есть Осирис…
    - Ну, это тоже не то.
    - В смысле?
    - Я имею в виду… почему мы вообще должны называть звезды и планеты уже затасканными именами? Ведь это совершенно новые миры! Почему нельзя выдумать абсолютно новое слово, обозначающее только имя небесного объекта и ничто другое? Ведь столько разных слов крутится на языке, ожидая своего произношения и вхождения в мир…
    - Каких таких слов?
    - Да всяких. - Она закатила глаза. – Ташладак. Рудгав. Глуфаций. Зез. Кафликун. Цлак. Певинака. Кулубрик. Нилиппантра. Дас-а-Крух. К’хланнш. Кудажав. Даппра. Тидруни…
    - Похоже на ответы к кроссворду Антона Ольшванга, – улыбнулся я. - Ладно, ладно. Я тебя понял.
    - Так почему?
    - Не знаю. Либо людям нравится вносить дополнительный смысл в старые слова, либо…
    - Воображения не хватает.
    - Ну да. Возможно, звезды и планеты должны называть дети. Вроде тебя и Венеции Берни. Хотя, если подумать дальше… кто дал нам право давать имена звездам и планетам? Или вообще называть их звездами и планетами? Ведь они неизмеримо старше и могущественнее нас.
    Она прищурилась.
    - Я тоже об этом не раз думала. Но сейчас вы, кажется, издеваетесь.
    - А ты проницательна, - усмехнулся я.
    - Нужны же хоть какие-то обозначения. Не для них, а для нас.
    - Само собой.
    Она некоторое время постояла, устремив свой взгляд в ту же сторону неба, что и телескоп. Губы ее шевелились, порождая еле слышимые звуки.
    - Что ты там бормочешь? – спросил я.
    - Вы должны дать этой планете имя.
    - Я?
    - Да. – Она подняла брови. – А вы что…
    - Сомневаюсь, что мне нужно какое-то имя. Достаточно и того, что я о ней знаю.
    - И как вы ее будете называть?
    - Так же, как и называл – просто планетой. А если у меня когда-то будут брать интервью, то – КейБиЭф шестьдесяттритысячидевятьсот…
    - Но как же так? Я просто не понимаю, как можно оставить планету безымянной.
    - Так придумай имя сама.
    Ее глаза расширились.
    - Я? Я одна? И вы не против?
    - Нет. Да я и не могу этого запретить.
    - Почему? Ведь это ваша планета.
    Я улыбнулся.
    - Я никогда не умел выдумывать названия. Ни для чего. Сколько раз пытался – все без толку. Получается либо уже существующее имя, либо что-то совсем дурацкое. Если эта планета и должна иметь название, то никто не даст ей худшее имя, чем я. Попробуй лучше ты.
    Вид у нее был недоуменный, но она сказала:
    - Ладно.
    А я задумался.
    
    Дело в том, что до сего дня у меня и вправду даже мысли не было давать планете какое-то имя. Странно и даже несколько печально, но объяснение тут простое: названия без общения – ничто. Человек на необитаемом острове не говорит себе «Я беру камень» или «Это дерево слишком тонкое». Он не произносит этого ни вербально, ни мысленно. Процесс мышления не принимает названий, он оперирует образами. Проще говоря, если тебе не с кем разговаривать – то нет и никаких слов.
    
    - Это слово должно быть абсолютно новым, - сказала она.
    - Ну, это я уже понял. Ты тут назвала несколько имен, можешь выбрать любое из них. Мне-то все равно, потому что сам я…
    - Нет-нет, слово должно быть совсем новое и… пустое. Оно должно не то что ничего не обозначать, но даже не быть похожим на слух на другое слово. Оно не должно вызывать ассоциации – ни с мифологией, ни с историей, ни с географией. Не должно быть анаграммой или аббревиатурой. Не должно быть сшито из частей каких-то слов. Не должно быть…
    - Угу, - перебил я, - оно просто не должно быть.
    - …похожим на чье-то имя. Не должно звучать ни по-толкиеновски, ни по-лавкрафтски. Не должно звучать так, будто произнесено на каком-то смутно знакомом языке или диалекте. Не должно обладать родом, склонением и ударением на какой-либо слог. Оно должно быть совершенно пустым звуком – сосудом, который ждет наполнения. В идеале оно, конечно, вообще не должно как-либо звучать…
    - Ну-ну! – усмехнулся я. – Удачи в выдумывании такого слова.
    Она промолчала и начала ходить взад-вперед – сгорбившись, заложив руки за спину и без перерыва что-то шепча. Сделав несколько своих детских шагов и оказавшись на краю площадки, она нелепо-артистично разворачивалась на левой ноге и шла обратно. Выражение лица ее было предельно сосредоточенное и, в то же время, – совершенно отсутствующее. Понаблюдав за ней пару минут, как за ходиками, я тихо прыснул: пародия на ученого, разрешающего великую головоломку, была столь ужасна, что вызывала смех. Она не обратила на это никакого внимания и продолжала ходить.
    Минут через десять ее лицо стало проясняться. Нет, сосредоточенность с него не ушла, но углы губ приподнялись над линией рта, а глаза засветились странным маниакальным светом. Шепот ее стал отрывистее и громче, хотя я все равно ничего не мог разобрать.
    И тут случилось неожиданное: коротко вскрикнув, она разомкнула руки и упала лицом вниз. Послышался страшный, тупой звук удара ее лба об бетон.
    Я дико перепугался. Хотя мне и ранее случалось видеть эпилептические припадки, этот был каким-то уж совсем странным и внезапным. С трудом придя в себя, я подбежал к ней, чтобы привести в чувство, но, к моему великому облегчению, она уже сама поднималась, держась за ушибленную голову.
    - Что такое? – спросил я.
    - Что там… - ее лицо все сморщилось от боли, - что там за яма?
    Я тут же понял, куда она угодила ногой.
    - Тебе больно?
    - Конечно, - ответила она.
    - А кровь идет?
    - Нет.
    - Ты здорово грохнулась. Может, тебе в больницу надо?
    - Ерунда.
    Она села на свое ведро, одной рукой потирая лоб, другой – лодыжку пострадавшей ноги. Не зная, что мне еще сказать, я спросил:
    - Так ты придумала?
    Она посмотрела на меня, явно не понимая вопроса. Потом кивнула.
    - Да. Кажется.
    - Может, озвучишь?
    Несмотря на боль, она улыбнулась и почти шепотом произнесла краткое имя.
    - Как? – переспросил я.
    Она снова произнесла его, уже погромче. Но я все равно не понял.
    - Как?
    Тогда она поднялась на ноги, набрала в легкие побольше воздуха и крикнула прямо в небо:
    - Кюнэй!
    
    История Кюнэй насчитывает более 11-ти миллиардов лет, что делает планету, по астрономическим меркам, почти ровесницей самой Вселенной.
    Изначально планета представляла собой газовый гигант, сформировавшийся на орбите вокруг крупной белой звезды спектрального класса B7 из шарового скопления, которое, в свою очередь, располагалось в одной из первых небольших галактик, поглощенных молодым Млечным Путем. Из четырех крупных планетезималей Кюнэй была наиболее удаленной от светила, что послужило главным фактором ее последующей судьбы. Спустя всего лишь несколько десятков миллионов лет после формирования планетной системы, ее родительская звезда взорвалась как сверхновая, в результате чего Кюнэй получила мощное ускорение и оставила орбиту, потеряв по итогам катаклизма всю свою водородную атмосферу и большую часть мантии, а также все полусформировавшиеся спутники, которых, согласно знаниям мюввонов, было пять. Несмотря на катастрофические последствия, именно диссипация газовой оболочки спасла Кюнэй от полной гибели – как испаряющееся цинковое покрытие сохраняет целостность ракеты при ее трении о воздух. В результате от планеты осталось металлическое ядро с силикатной оболочкой общей массой около 8,5 земных. Остальные же планеты в системе были полностью разрушены.
    Скорость Кюнэй после взрыва была настолько велика, что позволила ей покинуть пределы шарового скопления. Около трех миллиардов последующих лет планета блуждала по галактике, постепенно охлаждаясь и замедляясь под воздействием гравитации окружающих небесных тел.
    Самым вероятным сценарием дальнейшего развития событий, помимо бесконечного свободного полета, было бы попадание планеты в систему крупной звезды, способной ее задержать и ухватить. Однако, так случилось, что, испытав значительное торможение в поле тяготения красного гиганта, Кюнэй все же оторвалась от него, попав в плен находящегося поблизости обыкновенного красного карлика KBF 63949+10 с недоразвитым протопланетным диском.
    Кюнэй начала обращаться вокруг звезды по довольно сильно вытянутой ретроградной орбите, внося возмущения в окружающий карлика кометный рой. Эта привело к рассеянию облака, часть которого выпала на планету ледяным дождем. Падение сопровождалось разогревом, расплавлением и частичным испарением кометных частиц. Пары метана, аммиака, азота и прочих летучих веществ позднее собирались в облака, изливавшиеся на планету мощными ливнями. Так, на некоторое время, Кюнэй снова обзавелась атмосферой и климатом, хотя и радикально другими, чем ее горячее прошлое.
    Но сохранению этих достижений препятствовала ее слишком сильная удаленность от красного карлика: даже в перицентре при нулевом альбедо нагревание, вызванное излучением звезды, не способно было бы вызвать потепление поверхности планеты свыше 50 K. Преодолению этого порога не содействовал бы и эксцентриситет орбиты, компенсирующийся удаленностью и крайне долгим периодом обращения. Посему, когда кометная бомбардировка пошла на убыль, баланс между нагревом и отдачей тепла вакууму естественным путем сместился в сторону последнего, хотя наличие облаков, экранирующих инфракрасную радиацию, позволило на некоторое время задержать этот процесс. Тем не менее, началось глобальное похолодание, а затем и оледенение. Из-за разнообразного состава атмосферы оно прошло в несколько этапов, в результате чего на планете образовался дифференцированный глобальный замерзший океан: слой аммония на дне, выше - метановый лед, а на самом верху – корка азотного льда.
    Застывший океан покрыл собою почти всю поверхность планеты, кроме двух возвышенностей, образовавшихся еще во время взрыва сверхновой. Так появились два острова – Рэниш и Катлуада.
    Остатки газов еще многие тысячи лет медленно выпадали на замороженную поверхность в виде осадков, представлявших собой нечто среднее между снегом и мелкозернистым льдом. В результате вся Кюнэй покрылась белым покровом, который только еще более понизил температуру поверхности, увеличив отражательную способность планеты.
    И прошло еще около пятисот миллионов лет, в течение которых на планете ничего не происходило: все та же бесконечная снежная пустыня без каких-либо признаков разнообразия, а наверху – черная пустота с ярким разноцветьем звезд, никак не рассеивающих холод и тоску этого мира, который, несмотря на необычное прошлое, похоже, завершил свою эволюцию, став никому не нужным гигантским ледяным шаром. И ничто – ни на земле, ни в небе – не предвещало перемен, которые могли хоть каким-то путем разбудить это царство вечного покоя. Пока…
    
    - Что – пока? – спросил я.
    Мы снова сидели на ведрах, на этот раз прикрыв ими проклятые отверстия в бетоне.
    Но Мира застыла, приоткрыв рот и смотря остановившимся взглядом куда-то мимо меня.
    - Что – пока? – повторил я.
    - Ничего, - ответила она. – Я еще не знаю.
    - Не придумала?
    - Не знаю, - повторила она.
    Мы помолчали некоторое время. Похоже, Мира обдумывала свой рассказ гораздо глубже, чем я. Впрочем, я почти его и не обдумывал, все еще ошарашенный тем, что встретился с вундеркиндом, который так долго живет со мной по соседству.
    - Ну, по крайней мере, ты не упомянула, что ядро планеты состоит из сплава флеровия и унбигексия, - усмехнулся я, хотя в этот момент мне совсем не хотелось ни умничать, ни глумиться. – Тогда бы я уж точно не поверил твоей истории.
    Мира перевела свой странный взгляд на меня.
    - Эта история только началась, - сказала она.
    - Нет, - сказал я, - ничего подобного. Что бы там ни произошло, мы видим… ладно, не видим, но знаем конечный результат: планета превратилась в огромный ледяной шар с температурой под абсолютный нуль.
    - Я этого и не отрицаю, - сказала она. – Глупо было бы отрицать факты.
    - Тогда что? Хочешь сказать, что на планете зародилась жизнь?
    - Нет.
    - Да это и невозможно. С таким-то составом, температурой и орбитой…
    Она промолчала.
    - Или, быть может, ты хочешь сказать, что планету заселили пришельцы?
    - Нет. – Она прищурилась. - А почему вас вообще это так интересует?
    - В каком смысле?
    - Вы сказали, что вам абсолютно все равно. Что вы просто открыли планету, измерили ее параметры, и на этом ваше любопытство удовлетворено.
    - Верно.
    - Тогда к чему вопросы? Ведь, судя по всему, вас совершенно не интересует то, что нельзя проверить.
    Я облизнул губы.
    - Да, меня интересуют только фактические данные. Просто… просто я люблю критиковать всякую ахинею.
    Непонятно почему, но она улыбнулась.
    - Хорошо, - сказала она, а потом посмотрела на часы. – Я, пожалуй, пойду. Поздно уже.
    - Вот и славно, - выдохнул я.
    Мы снова сложили ведра стопкой. Я помог ей подняться, а она доказала, что умеет подтягиваться.
    - Пока, - сказала она, когда ее лицо уже скрывала ограда.
    - Береги голову, - сказал я.
    
    Некоторое время я продолжал стоять возле забора. Возврат к одиночеству, которое лишь недавно было лучшим из состояний души, оказался слишком внезапным и болезненным. Улетучившись на все время разговора с Мирой, оно словно побывало в неведомых краях за границами мироздания, принеся на своих крыльях моего старого недруга – черную тоску. Врага, с которым я сражался долгие годы, так и не сумев победить до конца. Врага, который теперь уверенно выходил на арену очередной дуэли, заручившись, как и любой трус, поддержкой бескрайнего мрака, всегда готового принять обличье своего союзника и стать им.
    Но ни я, ни мой противник не знали, что, сделав несколько шагов, он споткнется и упадет, мгновенно потеряв величие и надежду на ближайшую победу.
    Ибо меня посетила неожиданная мысль: Мира ушла слишком бесшумно. Я даже не слышал, как она сложила стремянку. Не слышал шуршания травы. А вдруг… вдруг она тоже до сих пор стоит там?
    Стараясь не шуметь, я подошел ближе и приложил ухо к забору, изо всех сил стараясь отыскать в монотонном пении ночи какой-либо диссонанс.
    Ничего. Только еле слышимое бормотание телевизора из соседнего дома да отдаленный лай враждующих собачьих кланов.
    Впрочем, она могла делать то же самое.
    Постояв еще немного, я улыбнулся собственным мыслям. А затем вернулся к телескопу и снова приставил глаз к окуляру.
    
    Звезда была там. И планета, конечно же, тоже, пусть и невидимая. Но, глядя на них в телескоп, я видел теперь совсем не то, что видел ранее.
    Вместо красной мерцающей точки пред моим взором возник висящий в черной пустоте огромный красновато-желтый шар кипящей плазмы с полупрозрачной короной, пятнами и протуберанцами. Шар медленно вращался вокруг оси, и мне даже показалось, что я чувствую на своих щеках исходящий от него жар – словно прямо перед моим лицом распахнули печную заслонку. Затем шар отступил, а взор мой стремительно понесся к незримой точке чуть сбоку от него. Десятки астрономических единиц пронеслись с невообразимой скоростью – и вот он передо мной. Другой шар, полная противоположность первому, медленно продолжающий свой век по гигантскому эллипсу орбиты. Замерзший океан, скрывающий сортированный лед. Красновато-белый снег, терзаемый жестким космическим излучением. И две возвышенности, разделенные тугим телом планеты.
    Кюнэй…
    Я хмыкнул и промолвил:
    - Инопланетянка.
    Рот мой растянула непроизвольная улыбка. Я закусил нижнюю губу. И только тут вспомнил, что не спросил Миру о том, кто такие мюввоны.
    
    Вернувшись домой, я выкурил сигарету. Сквозь холодное стекло мерцали искаженные точки звезд. Затем я зажег свет.
    Некоторое время я в нерешительности стоял перед столом, уставившись в черное окно и думая о прошедшем вечере. В конце концов, от этих размышлений у меня скосились зрачки и замылился взгляд. Тряхнув головой, я опустил глаза долу. Передо мной лежал все тот же тетрадный лист.
    Я перевернул лист и, присмотревшись к нему, нашел в центре окружности крохотную дырочку. Воткнув в нее ножку циркуля, я начертил окружность, идентичную той, с другой стороны. Сверяться в их размерах не понадобилось – ведь границей служил край листа.
    Затем, чтобы оставаться честным до конца, я снова перевернул лист. И, взяв красный карандаш, написал большими буквами в левом верхнем углу листа:
    КЮНЭЙ
    Затем, подумав еще пару секунд, добавил чуть пониже:
    Полушарие 1
    Взяв простой карандаш, я опустил его на бумагу недалеко от центра окружности и закрыл глаза, постаравшись ни о чем не думать, кроме как о замкнутости формы. Именно о замкнутости, а не о самой форме. Затем позволил руке сделать серию прерывистых, но не резких движений…
    Открыв глаза, я посмотрел на результат. Перевернув карандаш и стерев лишние черты, я получил контур, не вызывающий у меня никаких ассоциаций – ни с предметами, ни с понятиями. Просто очертания неведомо чего, подобные разве что пятнам на стене от сорванных обоев. Подобные только своей аморфной непостижимостью. Отдельный участок этого контура еще можно было принять за некий «клюв», но с очень большой натяжкой.
    Снова перевернув карандаш, я написал им наискосок, чтобы захватить как можно больше очерченной площади:
    Рэниш
    Разглядывая полученную картинку, я подумал минутку и стер внутреннюю надпись. Вместо этого я написал за пределами контура, возле его нижней части довольно мелкими буквами:
    о. Рэниш
    И опять перевернул лист…
    Границы Катлуады получились гораздо более плавными, почти не изрезанными мелкими полуостровами и бухтами. Я даже хотел стереть ее очертания и попробовать снова – настолько она казалась мне неправдоподобной, игрушечной, как континенты на примитивных картах Древнего мира. Но все же я не стал этого делать. Ни общей формой, ни ее частями Катлуада вообще ничего не напоминала. Размером она была примерно в полтора раза больше Рэниша.
    Закончив работу, я выключил свет, снова закурил и стал смотреть на звезды сквозь неровное стекло. Приближалась полночь.
    
    А на кухне, в другом конце квартиры, в глубине окна на дальнем небоскребе горела неоновая надпись: вЦти. Именно так: «Ц» - большая, желтая, письменная, остальные – маленькие, красные, печатные.
    Ни тогда, ни после я так и не узнал, что это значит.
    
    Глава 2: АНТИ-ВСЁ
    Глава 3: ЖИВЫЕ И РАЗУМНЫЕ
    Глава 4: ДОЖДЬ
    Глава 5: ЛЕПЕСТКИ БЕЗУМИЯ
    Глава 6: МАЛЕНЬКИЕ НЕИСТОВЫЕ ВЕЩИ
Последний раз редактировалось Ричард Десфрей 22 окт 2017, 13:14, всего редактировалось 24 раз(а).
Не смогли помочь нам Красный Крест и Гринпис,
Ведь кислостойкая одежда больше нас не спасёт.
В бункере подземном средь разгневанных крыс
Мы ждём какую ещё дрянь нам новый день принесёт.
 
Сообщения: 589
Зарегистрирован:
10 апр 2014, 08:04
Откуда: из облака Оорта

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Kotoprizrak » 16 апр 2014, 17:29

    Слишком много текста для первого раза) выкладывай по чуть-чуть) а то осилить никто не сможет (может кто и сможет, но я точно нет)
 
Сообщения: 67
Зарегистрирован:
09 апр 2014, 22:18

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Ричард Десфрей » 16 апр 2014, 17:34

    Извиняюсь, но у меня интернет только через телефон, а браузер глючит от работы с большими постами. Так что исправить пост не могу, но на следующий раз - учту.
    
    Можно читать хоть до какого момента. И критиковать любой фрагмент.
Не смогли помочь нам Красный Крест и Гринпис,
Ведь кислостойкая одежда больше нас не спасёт.
В бункере подземном средь разгневанных крыс
Мы ждём какую ещё дрянь нам новый день принесёт.
 
Сообщения: 589
Зарегистрирован:
10 апр 2014, 08:04
Откуда: из облака Оорта

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Monk » 18 апр 2014, 19:24

    Ну, раз вы высказались, то выскажусь и я. :) Приступим...
    
Ричард Десфрей писал(а):Она пришла купить ему какую-нибудь игрушку в качестве утешения за то, что она

    Многовато "она".
    
Ричард Десфрей писал(а):Я наблюдал за ними минут десять, в течение которых в моей голове

    Ясно, что в вашей - текст от первого лица. Моей - лишнее.
    
Ричард Десфрей писал(а):поднимаю свою руку

    А то чью же?
    
Ричард Десфрей писал(а):а затем со всей силы даю ему подзатыльник

    Ясно, что ему - не себе же...
    
Ричард Десфрей писал(а):Он отлетает к стене и падает, после чего смотрит на меня с невыразимым страхом

    Разумеется, на вас - вы ж ему подзатыльник дали...
    
Ричард Десфрей писал(а):моё лицо, когда я это представлял. Наверняка ничего, как обычно. Однако, сердце моё

    Многовато "моё" на единицу текста. ;)
    
Ричард Десфрей писал(а):наблюдал за своей родительницей.

    А что, у ребенка может быть две родительницы??? Своей - лишнее, если не поняли.
    
Ричард Десфрей писал(а):посмотрел прямо в глаза этой женщине.

    К чему уточнение: этой? Там, вроде, других женщин не было, не? ;) Лишнее.
    Дальше читал по-диагонали. Текст слабоват. Много ошибок и лишних слов, беда с паразитами: свой, своё, мой, моё, себе, своей и так далее... Действия мало, а потому скучновато. В общем, не зацепили вы меня своим творчеством. Увы.
Характер нордический, скверный, упёртый. Правдоруб, отчего и страдает. В связях, порочащих его, не замечен...
 
Сообщения: 2681
Зарегистрирован:
25 сен 2009, 23:15
Откуда: С-Петербург

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Hank » 18 апр 2014, 23:53

    
Ричард Десфрей писал(а): Аннотация (какая-то банальщина):
        Большинство людей вырастает, вступает во взрослую жизнь и благополучно живёт по её законам, не испытывая особых проблем. Работа, деньги, семья, дом, машина, поездки за границу – таковы общие цели и ценности этого большинства.
        Но есть люди, которые этих целей не признают – потому что просто не понимают. Таких людей называют чудаками. В их сердце живы романтика и детство, воображение и тяга к вещам за гранью повседневности. Они не бунтари, так как отлично понимают, что им суждено поражение. Но и чужака на свою территорию они не пустят. Эти люди живут словно на заднем дворе общества. Или даже на его задворках. Многие из них ведут одинокую жизнь, и многих затягивает болото безысходной тоски. Но тем сильнее радость и крепче дружба, когда сходятся двое таких людей. Это и произошло, когда встретились угрюмый астроном-любитель и одиннадцатилетняя девочка.

    
    
    оо! Звучит как что то мое!
    
    Протрезвею, приду читать!
 
Ван хит вандэр

Сообщения: 5358
Зарегистрирован:
24 мар 2011, 21:39
Откуда: Москва

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Alice_L » 19 апр 2014, 00:24

    Здравствуйте, автор.
    
    
Ричард Десфрей писал(а):Аннотация (какая-то банальщина)

    Это, конечно, здорово, что вы не страдаете манией величия. Вот только только в моем предложении так и напрашивается "стараетесь казаться, что...". Ибо так обычно девушки себя ведут: " - Ой, я такая страшная! - Да ты что?! Ты - красавица!". Это так, мысли в слух.
    
    
Ричард Десфрей писал(а):Сегодня что-то не заладилось.

    Не конкретно и не образно. Неужели герой сам не знает, что сегодня не заладилось? Если не знает, то предложение - мусор. Если знает, то скажите читателю что, вымученной интриги не надо. А если просто весь день кувырком, то так и напишите.
    
    
Ричард Десфрей писал(а):Получать с утра упрёки всегда неприятно, тем более после выходных.

    А под вечер в самый кайф?
    "Получать упреки всегда неприятно, тем более в утро понедельника/в понедельник с утра".
    
    
Ричард Десфрей писал(а):Сегодня что-то не заладилось. Получать с утра упрёки всегда неприятно, тем более после выходных. Тем более от женщины. Но ещё неприятнее – когда при этом не чувствуешь вины. Просто дети выводят меня из себя, особенно плачущие. Это полная дрянь.

    Логика хромает. Вот, что сказано в этом кусочке: Утро понедельника выдалось у героя плохим, т.к. его упрекнула какая-то женщина, но вины он не почувствовал. Дети выводят его из себя в принципе, и плачущие в частности. Это дрянь.
    1. При чем тут дети к упреку? Наверное, герой им сделал замечание. А может и не сделал, а пнул. А может и не пнул, а просто косо глянул. Больше конкретики.
    2. Что дрянь-то? Плачущие дети? Упреки женщины? Что нет чувства вины? Что утро после выходных? Что день не заладился?
    3. Вот это "просто" как бы намекает читателю, что герой вину таки чувствует, раз оправдывается.
    3. Фразу "дети выводят меня из себя, особенно плачущие" читатель в идеале должен понять сам. Покажите это. Дайте картинку конфликта с женщиной. Или, как вариант, покажите эмоции героя:
    "Не день, а дрянь. Что за радость ехать на "любимую" работу в час пик под аккомпанементы мелкого отродья. А мамаша! Тоже хороша. Нет, чтобы отпрыска своего успокоить, так она его просто игнорит! А я еще и виноват, что спросонья гаркнул на него. Ну хоть малой заткнулся.".
    Образно? Да. У читателя сразу есть представление о герое, есть картинка, есть понимание. А можно и не так резко. Все от характера зависит.
    
    
Ричард Десфрей писал(а):Они прервали мой покой, когда я мирно размышлял, сидя в кресле

    В каком кресле? Дома перед камином с бокальчиком портвейна? В кожаном кресле за офисным столом?
    Мирно - мусор. Вы и так сказали, что прервали покой, а значит герой не метался по кабинету/комнате/другое.
    
    
Ричард Десфрей писал(а):молоденькая, младше меня, мамаша и её сопливое, ревущее чадо.

    Тоже мусор. Повествование от лица героя. Вряд ли бы он назвал женщина старше своих лет молоденькой мамашей.
    
    
Ричард Десфрей писал(а):Ворвались ко мне, как ураган в окно.

    Нехороший ураган так и норовит ворваться в окно.
    
    
Ричард Десфрей писал(а):Понятия не имею, что у них там произошло, да и не хочу этого знать. Она пришла купить ему какую-нибудь игрушку в качестве утешения за то, что она же с ним наверняка сделала, а ребёнок действовал мне на нервы, отказываясь от всего, что ему предлагали.

    Первое предложение противоречит второму. Герой знает, что они пришли за игрушкой, а ребенок от всего предложенного отказывается.
    
    
Ричард Десфрей писал(а):Она пришла купить ему какую-нибудь игрушку в качестве утешения за то, что она же с ним наверняка сделала

    1. Они. Их двое, как бы.
    2. С чего такие выводы, что в качестве утешения за некий поступок?
    3. Стесняюсь спросить, а что она собственно с ним такого сделала?
    
    
Ричард Десфрей писал(а):Его бледное лицо походило на скомканную бумагу, а на каждый её вопрос он пискляво кричал «Не-ет!», топая ногой и снова заливаясь плачем.

    Не верю. Вы видели плачущих деток? У них лички, наоборот, раскрасневшиеся.
    
    Я прочитала уже два абзаца, а картинки никакой так и нет. Где происходит действие? Кем является герой? Больше образности, больше конкретики.
    С уважением.
 
Сообщения: 28
Зарегистрирован:
11 май 2013, 12:41

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Kotoprizrak » 19 апр 2014, 00:38

    По моему авторитетному мнению :P , монк написал какие-то уж совсем глупые придирки!
 
Сообщения: 67
Зарегистрирован:
09 апр 2014, 22:18

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Ричард Десфрей » 19 апр 2014, 01:41

    Здравствуйте, плюшевый пингвин! Спасибо, что заглянули.
    
    Monk действительно написал ерунду, но ему большое спасибо. Я специально наехал на его рассказ, чтобы он наехал на что-то из моего и поднял обсуждение. Получилось.
    
    hank, спасибо! Будем ждать.
    
    Прежде всего, хочу сказать, что повествование ведëтся от лица социопата. Не клиника, конечно, но это серьëзно влияет на его жизнь и поведение.
    Почему я не надеюсь на это текст? Потому что привык считать: если создано медленно и без вдохновения - значит, провал.
    
Это, конечно, здорово, что вы не
    страдаете манией величия. Вот только
    только в моем предложении так и
    напрашивается "стараетесь казаться, что...".
    Ибо так обычно девушки себя ведут: " - Ой,
    я такая страшная! - Да ты что?! Ты -
    красавица!". Это так, мысли в слух.

    Я написал аннотацию, и она показалась мне противно банальной, будто я читал подобное на корешках тысяч книг.
    
Если знает, то скажите читателю что,
    вымученной интриги не надо

    Вот сразу после этого и идëт сценка, поясняющая это.
    
А под вечер в самый кайф?
    " Получать упреки всегда неприятно, тем
    более в утро понедельника/в понедельник с
    утра ".

    Согласен.
    
В каком кресле? Дома перед камином с
    бокальчиком портвейна? В кожаном кресле
    за офисным столом?

    Кресло в детском магазине.
    "Въезжание" в обстановку и характер героя - нарочито неспешные. Сперва думаешь - обычный нервный человек, но потом начинаешь догадываться, что что-то в нëм не так.
    
Мирно - мусор.

    Да.
    
Вряд ли бы он назвал женщина старше
    своих лет молоденькой мамашей.

    А вот этот диссонанс как раз и выдаëт героя. Он чувствует себя ребëнком даже перед женщинами младше его. Потому что девственник.
    
Нехороший ураган так и норовит
    ворваться в окно.

    А что - нет?) У меня много раз сильными порывами ветра во время дождя раскрывало створки окон.
    
Герой знает, что они пришли за
    игрушкой, а ребенок от всего
    предложенного отказывается.

    Герой знает, что мать пришла утешить ребëнка, и знает, что в большинстве случаев родители сами виноваты в плаче (потому что своей тупой нервозностью и истериками доводят детей). Что же конкретно произошло между мамой и ребëнком - ему неинтересно. Выводы - из наблюдения за своими сëстрами. Но об этом... в своë время.
    
Вы видели плачущих деток?

    Вижу постоянно, и они мешают мне жить. Один плачет искренне и краснеет, другой, бледный, плачет для привлечения внимания, когда причина плакать уже им забыта.
Не смогли помочь нам Красный Крест и Гринпис,
Ведь кислостойкая одежда больше нас не спасёт.
В бункере подземном средь разгневанных крыс
Мы ждём какую ещё дрянь нам новый день принесёт.
 
Сообщения: 589
Зарегистрирован:
10 апр 2014, 08:04
Откуда: из облака Оорта

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Alice_L » 19 апр 2014, 02:05

    Хм...
    
    
Ричард Десфрей писал(а):Вот сразу после этого и идëт сценка, поясняющая это.

    Нет. Не идет никакая сценка, увы.
    
    
Ричард Десфрей писал(а):Кресло в детском магазине.

    Как читатель должен это угадать? Я в детском магазине кресел не видела. Я вообще не видела, чтобы продавцы-консультанты сидели(!) во время рабочего дня. Они все время на ногах.
    
    
Ричард Десфрей писал(а):А вот этот диссонанс как раз и выдаëт героя. Он чувствует себя ребëнком даже перед женщинами младше его. Потому что девственник.

    Какой диссонанс вообще? Та фраза ничего не выдает, ничего не показывает.
    
    
Ричард Десфрей писал(а): А что - нет?) У меня много раз сильными порывами ветра во время дождя раскрывало створки окон.

    ))) Автор, вы сами же ответили на свой вопрос) Ворваться может ветер, на крайний случай - ураганный. Но не сам ураган, ага.
    
    
Ричард Десфрей писал(а):Герой знает

    Он не знает. И знать этого не может. Он лишь может предположить.
    
    
Ричард Десфрей писал(а):другой, бледный, плачет для привлечения внимания, когда причина плакать уже им забыта.

    Как так-то? О_о Если причина забыта, то не плачет. Если плачет, то причина есть. Как минимум - привлечение внимания. Вы же сами указали причину.
    
    Теперь самое интересное для меня)
    
Ричард Десфрей писал(а):Прежде всего, хочу сказать, что повествование ведëтся от лица социопата.

    Ок.
    
Ричард Десфрей писал(а):Не клиника, конечно, но это серьëзно влияет на его жизнь и поведение.

    Ок.
    
    Но я ничего этого не увидела. Я вообще ничего не увидела. Я вам пытаюсь объяснить, что образа нет в принципе.
    Представьте кресло. Представили? Какое? Синее, мягкое, что так и манит в него присесть? Ха! А я говорила о желтом, потертом и пятнышком от разлитого кофе на подлокотнике. А где кресло стоит? В гостиной с паркетным полом? А вот и нифига! В сарае оно, в сарае.
    Понимаете о чем я? Нету конкретики, не за что зацепиться, нечего представлять.
    
    А на счет социопатии... Вы хоть с материалом ознакомьтесь, чтобы знать различия между психо- и социо- патиями.
    У Харриса, того, что Томас, получился великолепный социопат! Поведение, мотивация на пятерку. Догадались о ком я? А вот у Эллиса - психопат, и дело даже не в том, что название романа как бы намекает. Просто автор с материалом ознакомился, образ героя создал, в голове персонажа обосновался и перед каждым эпизодом задавал себе вопрос: "Что если...?". Разница между этими двумя героями на лицо.
 
Сообщения: 28
Зарегистрирован:
11 май 2013, 12:41

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Ричард Десфрей » 19 апр 2014, 02:24

    Во-первых, социопаты бывают разные - от просто равнодушных к социуму индивидов до жестоких убийц-каннибалов.
    Во-вторых, я, конечно, нигде в романе прямо не назову героя социопатом. Вдруг он и не социопат вовсе? Оценку его отклонениям должен дать читатель. Но здесь, между нами, я не знаю, каким термином его ещё охарактеризовать. В одном месте романа он поджигает урну с мусором и быстро вскакивает в автобус. В другом - едва сдерживается, чтобы не убить гопника, пытающегося вытрясти из него деньги. Что это за тип?
Не смогли помочь нам Красный Крест и Гринпис,
Ведь кислостойкая одежда больше нас не спасёт.
В бункере подземном средь разгневанных крыс
Мы ждём какую ещё дрянь нам новый день принесёт.
 
Сообщения: 589
Зарегистрирован:
10 апр 2014, 08:04
Откуда: из облака Оорта

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Alice_L » 19 апр 2014, 02:40

    
Ричард Десфрей писал(а):Что это за тип?

    Вы мне этот вопрос задаете? :lol:
    
    Те ситуации из жизни героя, что вы привели, говорят лишь об одном - у него аддиктивное(зависимое) поведение. Зависимость - эмоциональная, а конкретнее - невозможность реализации своих сексуальных желаний. Для того, чтобы поставить диагноз (а вы хотите именного этого, как я поняла), нужна рассматривать пироманию и агрессию в контексте, а именно - мотивацию героя, что побудила его к тем или иным действиям. Агрессия может быть вызвана, как проекцией своих чувств на гопника и последующее их непринятие, так и демонстративным поведением, что свидетельствует об истерии. Пиромания, как и издевательства над животными, вообще часто явление и в основном это лишь способ выражения невербальной агрессии.
 
Сообщения: 28
Зарегистрирован:
11 май 2013, 12:41

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Ричард Десфрей » 19 апр 2014, 02:51

    В том-то и дело, что пиромании у него нет. Это лишь один из способов совершения мелких преступлений для ощущения своего превосходства над "жалкими людишками". Показать себе собственную значимость и влияние на окружающих.
    
    Животных ГГ любит. И гораздо больше, чем людей.
Не смогли помочь нам Красный Крест и Гринпис,
Ведь кислостойкая одежда больше нас не спасёт.
В бункере подземном средь разгневанных крыс
Мы ждём какую ещё дрянь нам новый день принесёт.
 
Сообщения: 589
Зарегистрирован:
10 апр 2014, 08:04
Откуда: из облака Оорта

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Alice_L » 19 апр 2014, 03:00

    
Ричард Десфрей писал(а):В одном месте романа он поджигает урну с мусором

    
Ричард Десфрей писал(а): В том-то и дело, что пиромании у него нет.

    ...
    
Ричард Десфрей писал(а):повествование ведëтся от лица социопата. Не клиника, конечно, но это серьëзно влияет на его жизнь и поведение.

    
Ричард Десфрей писал(а): Во-первых, социопаты бывают разные - от просто равнодушных к социуму индивидов до жестоких убийц-каннибалов.

    
Ричард Десфрей писал(а):Это лишь один из способов совершения мелких преступлений для ощущения своего превосходства над "жалкими людишками". Показать себе собственную значимость и влияние на окружающих.

    ...
    
    Ричард Десфрей, извините, что я тут влезла. За сим откланяюсь.
 
Сообщения: 28
Зарегистрирован:
11 май 2013, 12:41

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Ричард Десфрей » 19 апр 2014, 03:05

    Нет, это Вы извините, если я Вас чем-то обидел или шокировал (невнятностью образа, отсутствием логики или чем ещë). Я действительно не понимаю многих Ваших претензий. Поступок может сказать о человеке многое, но не для каждого найдëшь сразу чëткую мотивацию. А вам нужно всë сразу: человек такой, мебель такая-то, поступил он так потому-то. Писать так, как Вам хочется, было бы скучно. И читать получившееся - тоже.
Не смогли помочь нам Красный Крест и Гринпис,
Ведь кислостойкая одежда больше нас не спасёт.
В бункере подземном средь разгневанных крыс
Мы ждём какую ещё дрянь нам новый день принесёт.
 
Сообщения: 589
Зарегистрирован:
10 апр 2014, 08:04
Откуда: из облака Оорта

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Monk » 19 апр 2014, 09:21

    
Kotoprizrak писал(а):По моему авторитетному мнению , монк написал какие-то уж совсем глупые придирки!

    Почитайте Маркеса, что ли... Человек годами подбирал нужные слова. А здесь элементарные ошибки МТА, моментально указывающие на авторскую незрелость. У серьезных авторов таких ошибок нет. И это не мелочь, а качество текста.
    Да, я придирался к тому, как написано, а другие люди - больше к тому, о чём. Вот и вся разница. Я просто хотел увидеть уровень автора по тому, как он строит рассказ. Я увидел.
    
Ричард Десфрей писал(а):Monk действительно написал ерунду, но ему большое спасибо. Я специально наехал на его рассказ, чтобы он наехал на что-то из моего и поднял обсуждение. Получилось.

    Это не ерунда, но я рад, если вы сделаете какие-то выводы.
    А почему наехали специально и именно на мой рассказ? Не откроете тайну? :)
    На самом деле, вам повезло. Я редко делаю то, что вы мне приписываете: наезжаю в ответ. Просто бездельничал и было определенное настроение. И я не наезжаю, а стараюсь быть объективным. А вас еще пока ласково "погладили". :)
    
Ричард Десфрей писал(а):А вам нужно всë сразу: человек такой, мебель такая-то, поступил он так потому-то.

    Вам, кстати, правильные советы дают. Вам бы прислушаться, а не вставать в позу. У вас действительно проблема с картинкой. Это факт.
    Знаете, чем хороший автор отличается от плохого? Хороший выслушает советы и запомнит, а плохой встанет в позу... Это намек, если что. :)
    Гуд лак.
Характер нордический, скверный, упёртый. Правдоруб, отчего и страдает. В связях, порочащих его, не замечен...
 
Сообщения: 2681
Зарегистрирован:
25 сен 2009, 23:15
Откуда: С-Петербург

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Barbarella » 19 апр 2014, 09:38

    Здравствуйте, Ричард :)
    Любопытный текст, прочла еще не весь выложенный, но почитаю еще. :) Нравятся мне чем-то такие слегка двинутые на своих увлечениях герои.
    Единственно, я бы чуть-чуть сократила поток мыслей гг до встречи с девочкой.
    Девочка тоже понравилась.
    
Мне стало не по себе. Тем более, что это «ясно» было сказано тем спокойным тоном, после которого герой дешёвого боевика обычно вынимает ствол.
вот этим вы прекрасно показали ее характер. Очень образно. +100 баллов :D
    
- Помогите, - сказала она, заметив свою освещённость.
заметив свою освещенность - как-то не по-русски
 
Сообщения: 2257
Зарегистрирован:
27 май 2011, 13:30

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Ричард Десфрей » 19 апр 2014, 10:02

    Здравствуйте, Barbarella! И спасибо за первый положительный отзыв.
    
    Изначально Мира была очень наглой девчонкой, но потом я выбросил старый диалог на свалку и написал новый, потому что после такой наглости ГГ и не подумал бы с ней дружить. В итоге сошëлся на мнении, что Мира должна быть скромной, застенчивой, но и достаточно смелой и увлечëнной, чтобы забраться на территорию взрослого незнакомого человека, да ещë и вечером, когда он там стоит собственной персоной.
    
    Мне больше всего не нравятся диалоги. Никак не подберу формулу "детский лепет + ботанство". А ещë герои постоянно спрашивают друг друга о чëм-либо.
    
Единственно, я бы чуть-чуть сократила
    поток мыслей гг до встречи с девочкой

    Хм. А я ещë хотел перенести еë появление во вторую главу. Как-то слишком быстро появляется.
    
    Насчëт освещенности - подумаю.
Не смогли помочь нам Красный Крест и Гринпис,
Ведь кислостойкая одежда больше нас не спасёт.
В бункере подземном средь разгневанных крыс
Мы ждём какую ещё дрянь нам новый день принесёт.
 
Сообщения: 589
Зарегистрирован:
10 апр 2014, 08:04
Откуда: из облака Оорта

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Любимая » 19 апр 2014, 10:11

    Здравствуйте, Ричард!
    Великолепно! Читала не отрываясь. Жаль, что выложили мало! Очень точно переданы чувства героя и в начале романа(мне довелось поработать в сфере торговли: именно так чувствует себя "продавец поневоле" и подобные мысли и образы возникают в голове), и идущие далее по тексту размышления.
    Единственное замечание: если девочке всего 11лет, она не должна говорить так, как читает лекции убелённый сединами преподаватель университета.
    Я понимаю, что девочка вундеркинд, ботаник и прочее, но всё-таки добавьте в самый первый диалог немного детскости. Если, конечно, она у вас не инопланетянка в прямом смысле слова и далее по тексту не окажется кем-то другим, а не ребёнком.
" Никому не дано написать иначе чем он способен написать." © Vlad
"А схожесть с кем-то неизбежна, все люди мыслят примерно одинаково." © Vlad
Анкета
Душа

Радуга за облаком
 
Сообщения: 1515
Зарегистрирован:
07 ноя 2012, 17:34

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Диаген » 19 апр 2014, 10:19

    У меня тоже большая претензия к стилю: он не гениальный.
    А должен быть гениальным в таком тексте - с таким содержанием.
    Во всяком случае, он должен быть мастерским и блестящим. И при этом, наверное, технически немного другим - по построению.
    
    
Ричард Десфрей писал(а):Но ей это только кажется. Ведь даже безмозглому хочется показать, что он не безмозглый. Поздние возвращения с работы, оставили на дополнительное время, завтра тоже, а после шести он идёт к своей рыжей бестии, которая, как оказалось, живёт совсем неподалеку, страстные вздохи, после которых – просмотр семейных фото и критический анализ, осложнённый дурманом, который не выветрится, пока всё не будет кончено, надо выпить, куда же без этого, нет, не выпить, а хорошенько напиться, ведь предстоит праздник, и, сделав это, он предстаёт перед нею и уже без особого волнения и даже с некоторой долей романтики отрывает от себя всё то, что лишь несколько минут назад являлось его жизнью, думая только о том, что он в последний раз слышит этот голос, который, как ему кажется, вызывает у него тошноту, и тем же вечером она переезжает к матери, по пути выбросив из окна такси серьги, мешающие ей слушать того, кто их подарил, слушать жадно и вдумчиво, чтобы запомнить навсегда, выплавить чёрный блестящий шар для весов Астреи, который опустится вниз, навсегда лишив другую чашу возможности заполнить её сердце воспоминаниями о том, как всё начиналось.

    
    Судя по этому отрывку, автор представляет - куда ему можно двигаться. (Я вовсе не призываю весь текст писать в такой манере - просто это один из элементов нужного в данном случае инструментария.)
    При этом я не могу согласиться с тем, что автор не может в принципе написать выражение "я почесал СВОЙ затылок" - под тем предлогом, что в радиусе полутора миль никакого другого затылка, кроме затылка героя, не наблюдается.
    Художественный текст от технического как раз тем и отличается, что он не линейный и описывает не столько события и факты, сколько восприятие (и даже больше - самовосприятие) этих событий и фактов.
    
    По содержанию. Начав с садистического издевательства над ребенком - этим бедным беззащитным ангелочком - автор, конечно, должен понимать, что явятся разъяренные родительницы подобных ангелочков и спустят на него всех собак и сами примут деятельное участие в последующем кровавом насилии.
    Никто ведь уже не будет разбираться, что первый ребенок нужен для эффектного и эффективного появления второго. Ярлык на героя романа уже будет приклеен - маньяк, социопат, психопат, пироман и т.д.
    То, что ярлык - это пустое слово, которое ничего не объясняет - будет уже неважно. Писательницам-родительницам оно все объяснит - этого героя они раскусят в полторы секунды.
    Полагаю, такой эффект гарантирован. Пожалуй, автор с ним уже начинает сталкиваться.
    
    Мое личное мнение: текст безусловно интересный. Укладывается в русскую традицию описания "лишних людей" при явном влиянии (и, на мой вкус - даже преобладании) западноевропейской традиции. Хороший замах на серьезную тему. Главный недостаток я уже указал - тут требуется стилистическое мастерство более высокого уровня.
    Пока что можно прибегнуть к оперативно-тактическим методам повышения читабельности текста: разбить на мелкие подглавки, возможно, дать им названия - если автор владеет искусством выбора заголовков-слоганов. Возможно, кое-где и сократить текст.
 
Сообщения: 1351
Зарегистрирован:
22 апр 2012, 16:06

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Barbarella » 19 апр 2014, 10:28

    
Ричард Десфрей писал(а): Хм. А я ещë хотел перенести еë появление во вторую главу. Как-то слишком быстро появляется.

     Нет, нет, не надо. Все дело в том, что ваш гг - не активный товарищ, и если не появится кто-то более активный рядом, многие читатели могут и не дочитать до второй главы. Тем более, главы у вас большие, не то что у меня.
    Девочку не надо делать особенно скромной и особенно наглой. Просто любопытная девочка, которой интересно. Вдобавок, уверенная в себе, иначе бы ночью не полезла в чужой двор к чужому дядьке. Сейчас хорошая получилась. :D
    Кстати, еще хотела добавить, что у вас перебор со словом "который", его надо проредить. Возможно, и предложения некоторые сделать покороче.
    
Ричард Десфрей писал(а): Мне больше всего не нравятся диалоги. Никак не подберу формулу "детский лепет + ботанство". А ещë герои постоянно спрашивают друг друга о чëм-либо.
знаете ли, в 11 лет дети выдают не такой уж "детский лепет". Нет, местами смешно и неправильно, но в целом вполне себе нормальные маленькие люди, но где-то неправильно строят фразу, особенно забавно это звучит, если очень сложные, научные слова стоят рядом с простыми разговорными или фраза не особо верная с точки зрения конструкции.
    Позже еще почитаю. :D
 
Сообщения: 2257
Зарегистрирован:
27 май 2011, 13:30

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Лия » 19 апр 2014, 10:45

    Ричард, форма подачи у Вас тяжеловата, на мой взгляд. Но идея захватывает, а ГГ и девочка получились живые, яркие, необычные. Сценка в магазине лично меня (мамашу!) развеселила. Сразу понимаешь, что герой - нетипичный такой дядька:)
    Тут надо, конечно, почистить (выше писали Вам и про ураган, и про местоимения), поправить, сократить может быть. И с диалогами тоже поработать. Но пока пишите, не останавливайтесь! Мне кажется, править гораздо целесообразней, когда текст готов целиком.
Писать надо как ПИсать, - когда уже невтерпеж. (Жванецкий)
 
Сообщения: 235
Зарегистрирован:
08 ноя 2010, 22:38

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Ричард Десфрей » 19 апр 2014, 10:49

    Диаген, вы совершенно правы! Не знаю, кто ещё смог бы так близко подойти к моему собственному мнению о тексте.
    Причина слабости - отсутствие вдохновения. Я писал эту главу с такой скукой, что сложно представить. К тому же - фрагментарно, кое-как склеивая куски. На это ушло аж два месяца - просто ужас! Вот так бывает, когда работаешь под установкой, данной самому себе (должен, должен!), а не под кайфом от процесса.
    А в выделенном вами отрывке я лишь чуточку поднялся над этой тоской. Вспомнил, как писал раньше, зажëгся на пару минут. Но всë равно не достиг бывалых высот.
    Можно мне не верить, но мне пока не сколько расти надо, сколько вернуться в былую форму. Вот я и начал роман, чтобы не заржаветь окончательно.
Не смогли помочь нам Красный Крест и Гринпис,
Ведь кислостойкая одежда больше нас не спасёт.
В бункере подземном средь разгневанных крыс
Мы ждём какую ещё дрянь нам новый день принесёт.
 
Сообщения: 589
Зарегистрирован:
10 апр 2014, 08:04
Откуда: из облака Оорта

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Alice_L » 19 апр 2014, 11:03

    Ох. Простите, Ричард Десфрей, я тут у вас еще потопчусь :)
    
    
Ричард Десфрей писал(а):Я действительно не понимаю многих Ваших претензий.

    Что конкретно не понятно? Если вам это нужно, я могу все подробно расписать.
    
    
Ричард Десфрей писал(а):Поступок может сказать о человеке многое, но не для каждого найдëшь сразу чëткую мотивацию.

    Хм, я, видимо, не так выразилась. Четкую мотивацию должны понимать вы, автор. Тогда для читателя она будет также ясна.
    
    
Ричард Десфрей писал(а):А вам нужно всë сразу: человек такой, мебель такая-то, поступил он так потому-то.

    Откуда сей вывод? Я сказала, что в начале, конкретно в тех предложениях, нет никакой образности. Я объяснила почему я так считаю. Можно и парой штрихов создать живой образ. Судя по отзывам, у вас это далее получилось. Наверное. Так как я далее и не читала.
    
    А не читала я далее по двум причинам. Первая - мне надо было понять, как вы реагируете на мое мнение, есть ли смысл мне и дальше проводить свое время в вашей теме. Вторая - мне было банально скучно. Почему - я написала выше. Ибо все то, что я прочитала на тот момент - вода, ниочемка. Хотя метафора с ребенка с жатой бумагой - неплохая находка (образно и ярко), но я такого не видела, о чем и следует из моего комментария. Все. Тем предложением я и ограничилась.
    
    Здравствуйте, Диаген.
    
Диаген писал(а):Начав с садистического издевательства над ребенком - этим бедным беззащитным ангелочком - автор, конечно, должен понимать, что явятся разъяренные родительницы подобных ангелочков и спустят на него всех собак и сами примут деятельное участие в последующем кровавом насилии.
        Никто ведь уже не будет разбираться, что первый ребенок нужен для эффектного и эффективного появления второго. Ярлык на героя романа уже будет приклеен - маньяк, социопат, психопат, пироман и т.д.
        То, что ярлык - это пустое слово, которое ничего не объясняет - будет уже неважно. Писательницам-родительницам оно все объяснит - этого героя они раскусят в полторы секунды.
        Полагаю, такой эффект гарантирован. Пожалуй, автор с ним уже начинает сталкиваться.

    Не хилый такой камень в мой огород, не находите :) Что ж, если бы вы внимательно прочитали мои комментарии, то поняли к чему я упомянула о пиромании. И ни о каких ярлыках и речи не шло. А замечание, что мол такое поведение героя клеймит героя... Хм. Как, думаю, вы уже поняли, я не дочитала до этого момента. Я говорила лишь о том, что даже от первого лица начало можно сделать более эмоциональным и интересным, а не жвачкой.
 
Сообщения: 28
Зарегистрирован:
11 май 2013, 12:41

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Диаген » 19 апр 2014, 11:28

    
плюшевый пингвин писал(а): Не хилый такой камень в мой огород, не находите :)

    
    Да не, это не камень. Это теннисный мячик. :)
    И скорее - в мой личный огород. У меня самого эта сцена вызвала неприятие. Но одновременно - и интерес. Если автор сознательно вызывает у читателя такое чувство - то зачем это ему нужно?
    Так что появление девочки было уже хорошо подготовлено. Я бы сказал, автор вшил сюда хороший рыболовный крючок - и я лично как читатель на него попался.
    Но ясно, что у тех, кто не дочитает до девочки, сложится другое, упрощенное восприятие начального эпизода.
    А вашу претензию я полностью разделяю. Поскольку в первых строках нет расчлененного трупа и топора с кровавыми отпечатками пальцев, читательский интерес нужно стимулировать чисто текстовыми фишками. Т.е. мощной, точной и тонкой стилистической игрой - создавать засасывающее текстовое поле.
    Вопрос, конечно, как это сделать?..
    Ну это уж из серии: знал бы прикуп - жил бы в Сочи.
 
Сообщения: 1351
Зарегистрирован:
22 апр 2012, 16:06

Re: Задний двор (реализм, сказка для взрослых)

Сообщение Alice_L » 19 апр 2014, 13:12

    
Диаген писал(а): Вопрос, конечно, как это сделать?..
        Ну это уж из серии: знал бы прикуп - жил бы в Сочи.

    Образами же, ну.
    Я для наглядности приведу прочитанный мною фрагмент. Красным выделю то, что дает какую-то картинку читателю, образ, то, что читатель может представить. Синим - то, что образности никакой не несет и может быть понято только в контексте, когда у читателя уже некая картинка перед глазами стоит, понимание происходящего есть. Зеленым - пояснялки.
    
    "Сегодня что-то не заладилось. Получать с утра упрёки всегда неприятно, тем более после выходных. Тем более от женщины(женщина в данном случае указывает на особь женского пола и не более). Но ещё неприятнее – когда при этом не чувствуешь вины. Просто дети("дети" в данном случае создают минимальный образ благодаря "плачущим". Без прилагательного это была бы такая же ниочемка) выводят меня из себя, особенно плачущие. Это полная дрянь.
     Они прервали мой покой, когда я мирно размышлял, сидя в кресле
("сидя в кресле" вполне самостоятельный образ. Но только ни тогда, когда читатель задается вопросом: "А где герой, собственно, находится и о каком кресле вообще речь?".)молоденькая, младше меня(Читатель понятия не имеет сколько герою лет. Даже приблизительно. Ни по манере выражаться, ни по действиям этого понять нельзя. Потому, тут это просто лишнее), мамаша и её сопливое, ревущее чадо.(А вот тут образ четкий и яркий. Претензий нет) Ворвались ко мне, как ураган в окно(Аналогично. Потому я и указала вам на нелепость с ворвавшимся в окно ураганом). Понятия не имею, что у них там произошло, да и не хочу этого знать. Она пришла купить ему(Вы образ уже дали, так что читатель уже видит этих "она" и "он") какую-нибудь игрушку(какую-нибудь - это какую? Машинку, робота, куклу Барби? Тысячи их. В секс-шопе тоже игрушки продаются, ага.) в качестве утешения за то, что она же с ним наверняка сделала(Что сделала? В комнате убрать заставила? На барже горбатиться? Поедать кактус?), а ребёнок действовал мне на нервы, отказываясь от всего, что ему предлагали. (Что ему предлагали? Может ему хомячка предлагали? А ребенок с мамашей его(хомячка) игрушкой воспринимают. Ну, типо, чтобы дитятко развлекалось. А может ему протухшее мясо предлагают? Где об обратном сказано?) Его бледное лицо походило на скомканную бумагу(как я уже говорила, образ четкий и яркий), а на каждый её вопрос(какой это вопрос? Что за вопрос? "Сыночка, может тебя за ушки твой подвесить?") он пискляво кричал «Не-ет!», топая ногой и снова заливаясь плачем. А она всё приговаривала: «Не кричи, мой хороший… Не видишь, люди смотрят…»."
    
    Предупреждая возможный вопрос: Нет, я не говорю о том, что слов, которые не вызывают конкретный образ быть не должно. Я говорю о том, что синее может стать красным при правильной подаче текста читателю.
    
    И это у вас первые два абзаца. Которые, кстати, не совсем верно разделены, т.к. каждый абзац - новая мысль. И вот я, как читатель, спрашиваю себя:
    - Что из себя представляет герой? А фиг его знает.
    - Где происходит действие? Эээ, ну... Где-то, где есть кресло в котором можно сидеть.
    - Что хотят мамаша с сынком от ГГ? Ну, наверное, что-то купить. Но покупки-то делают у кассира, а продавец-консультант - консультирует.
    
    Понимаете о чем я? Начни вы главу хотя бы со сцены врывания женщины с сыном в магазин. Дай вы мне, как читателю, понять, что они хотят от героя. Дай вы сцену, картинку, а не блеклые воспоминания героя о неком неудачном дне, я бы, вероятно, читала дальше. А так, это вода.
 
Сообщения: 28
Зарегистрирован:
11 май 2013, 12:41

След.

Вернуться в Большая форма

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3